Героизм сербских солдат, офицеров и гражданского населения во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году

Аннотация. В статье рассматриваются героизм армии Югославии в марте—июне 1999 года во время агрессии НАТО, подвиги сербских солдат и офицеров, стремившихся в трудных условиях противостоять агрессору.

Summary. The article deals with the heroic side of the Yugoslav Army activity in March—June 1999 during the NATO aggression, the exploits of Serbian soldiers and officers who sought to resist the aggressor in difficult conditions.

ГУСЬКОВА Елена Юрьевна — руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН, доктор исторических наук, иностранный член Сербской академии наук и искусств и Академии наук и искусств Республики Сербской, сенатор Республики Сербской

(Москва. E-mail: jelenaguskova@gmail.com).

 

«США не волнует, что будет с сербами, которые являются для них неприятной помехой в экспансии НАТО в регионе»

Героизм сербских солдат, офицеров и гражданского населения во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году

 

В конце ХХ века народы Югославии пережили десятилетие тяжелейшего кризиса. Распад сильной и успешной федерации проходил нецивилизованно: народы Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, некогда жившие единой семьёй, прошли через войны, оставившие глубокий след в их судьбах. Но это были внутренние, гражданские войны. А в 1999 году в, казалось бы, затухавший конфликт вмешалась НАТО. В то время недоумение вызывала та агрессивность,с которой готовилась и проводилась операция этого блока против Югославии (Сербии и Черногории), неясными были причины столь жестокой операции. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил тогда, что «вмешательство региональной организации без мандата ООН в Косове стало трагедией, бросило вызов всей послевоенной системе международной безопасности»1. А ещё менее понятным было то, как народ смог выжить в этих условиях.

После окончания агрессии командующий войсками НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк написал книгу «Ведение современной войны», в которой признался, что США давно планировали нападение на Югославию, что разгром Сербии был одной из приоритетных целей Америки, что ещё в 1992 году президент Джордж Буш-старший сказал: «США будут готовы употребить военную силу против сербов в Косове, а также самой Сербии», что бомбардировка Югославии «была исключительно американским планом»2.

Прошло 20 лет после начала агрессии. И теперь уже очевидно, что с помощью угроз и бомб Запад планировал сменить руководство страны, поменять идеологическую ориентацию политической элиты Социалистической Республики Югославия (СРЮ), уничтожить армию Югославии (АЮ), раскроить страну, сделать Косово и Метохию самостоятельным государством, разместить силы НАТО в Косове и на всей территории Югославии. Судя по тому, чем и как бомбили, скрытой целью являлось желание сделать территорию Сербии свободной для дальнейшего «употребления», в частности, для строительства военных баз. Имелись задачи чисто военного характера: сплотить альянс, протестировать мощь НАТО, опробовать новое оружие и израсходовать залежи старого. Кроме того, НАТО хотела создать прецедент употребления военной силы без санкции Совета безопасности ООН, показать Европе, что та не может без альянса сохранять свою стабильность.

В 2008 году сербский журнал «Курир» опубликовал протокол принятого НАТО решения о нападении на Югославию3. Среди прочего о задачах операции под наименованием «Аллигатор» читаем следующее: блицкригом нанести поражение армии и полиции в Косове и Югославии, в случае сопротивления Югославии — использовать бомбы с обеднённым ураном и кассетные, «убивать гражданских лиц, разрушать мосты, больницы, школы, детские сады, резервуары с водой, инфраструктуру». Руководство НАТО не гнушалось открыто написать о необходимости вызвать экологическую катастрофу путём разрушения нефтеперегонных заводов. Чтобы мир не сомневался в виновности сербов, предстояло через Освободительную армию Косова (ОАК) подготовить бегство албанского населения в Албанию и Македонию, где его будут ждать телевизионные бригады ведущих телеканалов, чтобы «увековечить зверства югославской армии и полиции»4. В планах не забыли и Косово, автономный край Сербии: «Сформировать условия для создания независимого государства Косово, которое будет существовать только при присутствии сил НАТО, которые не уйдут самое меньшее 20 лет. Независимое государство Косово позже присоединится к Албании». Объединив земли юга Сербии, Западной Македонии, части Черногории и северной части Греции, они создадут Великую Албанию, которая будет доминировать на Балканах, контролировать все пути и воздушные коридоры в Азию и Африку5. И ещё одна деталь плана, о которой мало упоминают авторы, исследующие проблему. В книге Дж. Джорджевича говорится о данных сербской разведки, согласно которым после покорения Сербии НАТО должна была двинуться на Россию6.

То, что мы наблюдали в Югославии в 1999 году, было не только войной авиатехники, но и войной стойкости, профессионализма, патриотизма. Большую роль в ней играла разведка. Лучшие английские разведчики под видом сопровождающих гуманитарных конвоев в Косово должны были обнаружить штабы подразделений, бункеры генералов Н. Павковича и В. Лазаревича7.

Не уступала натовской и югославская служба разведки. Вспомним французского майора Пьера-Анри Бинела, который в период с 1996 по 1998 год, работая начальником французского представительства в НАТО, передавал сербскому полковнику Иовану Милановичу секретные данные о целях НАТО в Сербии. Пьер-Анри Бинел, трезво оценивая ситуацию, хотел сделать всё возможное, чтобы избежать кровопролития. Военный суд в Париже 15 декабря 2001 года осудил Бинела на 5 лет тюрьмы, из которых на 3 — условно. Майор освободился весной 2002 года8.

НАТО в этой операции располагала огромной силой. ВВС размещались на 59 военных базах на территории 12 стран, больше всего — в Италии. В операции, по подсчётам военных экспертов, участвовали 1040 самолётов из 13 государств, из которых 719 были боевыми. Палубная авиация располагалась на четырёх авианосцах9. Для нанесения воздушного удара по военным объектам Югославии в Адриатическом море была сосредоточена группировка ВМС США, Великобритании и Франции, включавшая до 50 боевых кораблей, в т.ч. американский атомный ударный авианосец «Теодор Рузвельт» с 90 самолётами на борту. В эту группировку входили и 5 атомных подводных лодок10.

По требованию НАТО и США все соседние страны дали своё согласие на использование их воздушного пространства, воздушных и морских портов для нужд сил альянса, что позволило совершить нападение на Югославию со всех сторон. Венгрия весь свой потенциал поставила на службу НАТО, но отказалась посылать в Косово своих солдат; Болгария, Македония, Румыния и Албания должны были составлять т.н. Балканские силы быстрого реагирования в случае наземной операции. Кроме того, Болгария разрешила размещать на её территории транспортные средства без ограничения. Македония вообще стала базой расквартирования сил НАТО. Во время агрессии на её территории находились до 20 тыс. натовских военных. Именно воздушное пространство Македонии сокращало самолётам путь до намеченных целей. Албания же использовалась для обучения, перевооружения и комплектации сил албанских боевиков. Хорватия сама предлагала свои услуги для наземной операции и даже начала вооружаться11.

Операцию НАТО планировала закончить за 2—3 дня по принципу «блицкрига». Генерал Уэсли Кларк в телефонном разговоре с начальником генштаба АЮ генералом Драголюбом Ойданичем 15 марта 1999 года, т.е. накануне агрессии, говорил, что «армия Югославии за несколько дней потеряет всё, что создавала 50 лет… Армия не выживет, это факт»12. Не сомневалась в этом и госсекретарь США Мадлен Олбрайт. По её словам, операцию «можно осуществить в относительно короткий срок»13.

НАТО начала бомбить Югославию 24 марта в 19.41. В 20.00 об этом сообщил генеральный штаб армии Югославии. И уже через 15 минут зазвучали сирены. Впервые после Второй мировой войны. Первый налёт длился до четырёх часов утра 25 марта по всей территории Югославии. Массовый удар авиации был осуществлён двумя волнами. В первой участвовали 150 самолётов и 50 крылатых ракет, а во второй (с 00 до 4 часов 25 марта) — 50 самолётов. Главной целью были объекты ПВО, армии и МВД, радиолокационные станции (были уничтожены три радарные установки). Но одновременно пострадали здания фабрик, заводов, предприятий тяжёлой и лёгкой промышленности14.

Однако первые дни не были успешными для агрессора. Мадлен Олбрайт даёт следующую оценку: «В первые дни военной операции чуть ли не всё шло из рук вон плохо. Ужасная погода мешала нанесению воздушных ударов и уменьшала число вылетов… Почти целую неделю операция объединённых сил НАТО не могла сдвинуться с мёртвой точки, а специальные подразделения Милошевича неистовствовали»15.

Первые неудачи сподвигли генерала Уэсли Кларка просить больше самолётов и развёрнутый перечень целей, чтобы «урезонить» С. Милошевича и сербские спецслужбы. Чтобы добиться единства НАТО, Олбрайт часами обзванивала членов альянса. Было даже сделано совместное заявление, в котором зафиксировано, что удары должны прекратиться только после того, как югославская армия уйдёт из Косова. Её заклинанием стало: «Сербы — прочь, НАТО — в Косово, беженцы — домой»16.

Огорчённый сопротивлением сербов, Вашингтон через Си-Эн-Эн озвучил специальную устрашающую антисербскую доктрину:

    «1. США не волнует, что будет с сербами, которые являются для них неприятной помехой в экспансии НАТО в регионе.

  1. НАТО оставит сербов в покое только тогда, когда те перестанут быть сербами.
  2. Сербы должны забыть свою историю и религию и сосредоточиться на зарабатывании денег и получении указаний от Мирового банка и таких людей, как Джордж Сорос»17.

Эти идеи, как ни странно, осуществлялись на практике. Например, только православное кладбище в Приштине бомбили 6 раз. А моральную стойкость народа пытались подорвать, осмысленно и преднамеренно разрушая больницы, школы, детские сады, водопроводы, мосты и средства связи.

Имея огромную военную силу для достижения своих целей, стратеги НАТО не сомневались в победе и уж тем более не учитывали военный профессионализм сербской армии, небывалый патриотизм и героизм военных и народа Сербии.

Когда стало ясно, что скоро начнутся бомбардировки, сербскими военными была проведена серьёзная работа по прогнозированию планов противника и подготовке системы обороны. По оценке специалистов, по ряду вопросов их решения были просто гениальны18. Анализ, который был проведён, определил основные направления действий натовцев: число и силу ударов, их динамику по дням и конкретным объектам, список целей и последовательность их уничтожения. Важно, что югославские военные угадали примерно 85 проц. целей для ударов из планов генерала Кларка, прежде всего потому, что натовцы были склонны к действиям по шаблону. Именно это позволило сербским военным защитить систему связи, организовать бесперебойную работу командного пункта ВВС и ПВО, найти возможность сбивать беспилотники, сохранить военный потенциал.

Армия, расположенная в Сербии и на территории края, начала подготовку к ударам: войска оставляли казармы, передислоцировались в запасные районы, готовили оружие, усиливали маскировку боевой техники, перемещались сотни тысяч тонн горючего, возводились новые бункеры, склады вооружений. Кстати, оставив свои объекты в Белграде, сербские военные сообщили об этом натовцам. Но те, зная, что армии в городе нет, всё равно бомбили центр города, стараясь посеять страх у населения. В целом в боевых условиях хорошо сработал комплекс защитных мер, который включал в себя радиоэлектронное противоборство, подготовку запасных пунктов управления, постоянное перемещение подразделений и техники, строительство ложных позиций, аэродромов, размещение на них макетов самолётов, танков. Пригодился и опыт действий в годы Великой отечественной войны.

С началом агрессии перед АЮ стояла трудная задача: попытаться противостоять агрессору, сохранить армию от уничтожения, защитить государственную границу, контролировать территорию страны, перекрыть границу Косова с Албанией и Македонией и продолжить боевые действия против ОАК. Было принято решение продлить срок службы солдатам, призванным в армию в марте 1998 года, в марте же 1999 года на службу в армию пришли новые призывники.

Три недели бомбёжек не принесли существенных сдвигов в расстановке сил. Сербы не собирались просить пощады, протестовать против президента С. Милошевича, проявляли решимость в защите страны. Поэтому в Брюсселе пришли к выводу о необходимости усиления бомбовых ударов, которые следует направить на жизненно важные объекты, чтобы напугать граждан и настроить их против руководства страны. 22 апреля был уничтожен дом Слободана Милошевича в Белграде, 23 апреля бомбили здание радио и телевидения в столице, где погибли 16 человек, а 12 были ранены. 26 апреля ночью в Нови-Саде разрушили последний мост через реку Дунай19.

В конце апреля НАТО провела анализ «сделанного» и пришла к следующим выводам: 1) бомбёжки вместо того, чтобы привести к народному гневу, привели к сплочению народа и его объединению; 2) политическое руководство страны взяло на себя инициативу по разрешению кризиса; 3) мобилизация и обучение албанцев не принесли результатов.

В связи с этим пришлось вносить коррективы в планы операции: усилить воздушные и морские группировки, продлить время нанесения бомбовых ударов, расширить перечень целей, усилить психологическое давление и пропагандистскую активность, предпринять меры для экономической и политической изоляции СРЮ. Клинтон велел продолжать операцию, считая косовский фронт той линией, где идёт борьба за американские интересы20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 Цит по: Примаков Е.М. Мир после 11 сентября и вторжения в Ирак. Екатеринбург, 2003. С. 95.

2 Цит по: Ђорђевић Ђ.А. Косметска голгота преваре НАТО пакта и Америке. Нови Сад: Братин, 2007. С. 104.

3 Kalimero. Ubijajte civile // Kurir. Beograd, 2008. 3 jul. Интернет-ресурс: http://www.kurir-info.rs.

4 Ibid.

5 Ibid.

6 Ђорђевић Ђ.А. Указ. соч. С. 13—16.

7 Там же. С. 113.

8 Там же.

9 Смильанић С. Агресија НАТО на СР Југославиjу // Војска Југославије у одбрани од агресије НАТО: Сведочанства. Кn. 2. Београд: Беокрига, 2009. С. 71, 52.

10 Маначинский А.Я. Югославия: приговор вынесен. Киев: Дом «Румб», 2005. С. 159, 160.

11 Пејић П. Суседне државе — агресори на СРЈ // Војска Југославије у одбрани од агресије НАТО: Сведочанства. Књ. 2. Београд: Беокњига, 2009. С. 85.

12 Смильанић С. Указ. соч. С. 51. Сноска 10.

13 Там же.

14 Там же. С. 55.

15 Олбрайт М. Госпожа госсекретарь: мемуары. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. С. 529.

16 Там же. C. 531, 532.

17 Ђорђевић Ђ.А. Указ. соч. C. 28.

18 Bulatoviс M. Pravila сutanja: istiniti politički triler sa poznatim završetkom. Beograd: Narodna knjiga Alfa, 2004. s. 318.

19 Голгота херојске одбране: Хронологија агресије Натоа на СРЈ // Војни информатор: Београд, 2000. 2 мај. С. 5.

20 Смильанић С. Указ. соч. С. 58.

Водоснабжение Ограниченного контингента советских войск в Афганистане

Аннотация. Статья рассказывает об организации водоснабжения советских войск в Афганистане.

Summary. The article tells about water supply organization of Soviet troops in Afghanistan.

ПРЯМИЦЫН Владимир Николаевич — заместитель начальника отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, подполковник, кандидат военных наук

(Москва. E-mail: priamitzynvn@mail.ru).

«ВОДА ЕСТЬ! ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!»

Водоснабжение Ограниченного контингента советских войск в Афганистане

В 2019 году исполняется 40 лет с момента ввода Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ) в Афганистан и 30 лет с момента их вывода. Одним из важнейших аспектов обеспечения жизнедеятельности и боеспособности войск в горно-пустынной местности, до сих пор не получившим должного освещения в литературе, было водоснабжение.

С вводом советских войск в Афганистан возникла проблема снабжения водой 50 тыс., а затем 100 тыс. человек, рассредоточенных гарнизонами по горам, пустыням, долинам и дорогам на разобщённых направлениях. Сделать это предстояло в условиях ведения боевых действий, скудности поверхностной гидрографической сети и не пригодности к использованию подземных вод, сложнейшей санитарно-эпидемиологической обстановки, непрекращавшихся попыток отравить источники воды со стороны мятежников. В отличие от войн прошлого в 1979 году в Афганистан вошла высокотехнологичная Советская армия, которой нужно было «поить» не только своих солдат, но и боевую технику.

В книге «Ограниченный контингент» командующий 40-й армией генерал-лейтенант Б.В. Громов с горечью констатировал: «К сожалению, имевшимся у нас боевым опытом не многие интересовались и тогда. А после завершения войны в Афганистане — тем более»1. Настоящая статья имеет целью восполнить этот пробел — раскрыть вопрос водоснабжения ОКСВ в Афганистане.

Территория Афганистана отличается горно-пустынным рельефом. Лишь 5 проц. её площади составляют природные долины и оазисы2. Климат страны субтропический, умеренно-континентальный, засушливый, с резкими суточными и годовыми колебаниями температуры воздуха3. Речная сеть Афганистана, насчитывающая около 750 рек, распределена очень неравномерно. Она отличается густотой в горах и разреженностью на равнинах4. В стране не более 30 озёр, преимущественно небольших размеров. Большая их часть расположена в горной труднодоступной и малонаселённой местности5. Подземные воды Афганистана отличаются скудностью и низким качеством. Между тем в условиях жаркого климата и высокогорья потребность организма в питьевой воде увеличивается в два раза6.

Неблагополучие этой горно-пустынной страны с точки зрения вопросов водоснабжения войск нашло отражение в трудах выдающегося военного деятеля и учёного, Генерального штаба генерал-лейтенанта А.Е. Снесарева. В его работе «Афганистан», написанной по итогам предпринятой экспедиции, о водоснабжении говорилось: «Прежде всего, нужно осторожно относиться к воде. Как бы она чиста и прозрачна ни была, бойтесь её пить, потому что часто это будет отрава. Не забывайте моих слов… не удержитесь от питья сырой воды, ничто вас не спасёт от заболеваний в этих нездоровых районах»7.

Трудности с водоснабжением в Афганистане советские военнослужащие начали испытывать ещё до ввода ОКСВ. Вместе с афганцами тяготы и лишения пребывания в горно-пустынной местности делили советские военные советники8. В непростой ситуации оказались десантники и бойцы спецподразделений, переброшенные в Афганистан в начале декабря 1979 года9.

С началом ввода ОКСВ на каждом из трёх направлений по мере исчерпания запасов воды, заготовленных перед выдвижением, войскам пришлось столкнуться с проблемой водоснабжения. Ощущался резкий недостаток воды не только для умывания или помывки, но и для питья военнослужащих10. Воду пытались подвозить, однако штатных автоцистерн катастрофически не хватало. Без принятия экстренных мер такая ситуация грозила снижением боеспособности и ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки11.

Генерал-майор А.А. Ляховский в 1987—1989 гг. работал в составе Оперативной группы Министерства обороны, а после стал одним из историков боевых действий в Афганистане. В книге «Трагедия и доблесть Афгана» он приводит эпизод, относящийся к первым дням пребывания советских войск на афганской земле12: «Первое время мы брали воду из тех же источников, что и местные жители… Рядом то же самое делали афганцы. Вдруг один из них из-под халата достал топор и неожиданно нанёс “шурави” сокрушительный удар. Солдаты в упор расстреляли нападавшего»13.

Первые месяцы пребывания ОКСВ на афганской земле подтвердили на практике, что общая потребность воды на питьевые и хозяйственные нужды на одного военнослужащего в сутки составляла 15—20 л14. При этом на одного раненого (больного) в медицинском учреждении ежесуточно было необходимо до 50 л, а на выпечку 1 кг хлеба более 1 л воды.

В ходе исследований, проведённых специалистами продовольственной и медицинской служб, была рассчитана суточная потребность всего ОКСВ в воде. В условиях жаркого климата и горно-пустынной местности она составляла более 1700 куболитров15. При этом в армейском звене водоснабжение было представлено весьма скромно. В составе 59-й армейской бригады материального обеспечения (абрмо) был 598-й отдельный автомобильный взвод подвоза воды16. В составе 45-го инженерно-сапёрного полка (исп) была 274-я отдельная рота полевого водоснабжения17.

Оценив, какую роль в засушливой стране играет вода, советские военнослужащие отнесли водоисточники к объектам особой важности. Наряду с телевидением, телеграфом, складами, электростанциями и посольствами под охрану были взяты все крупнейшие объекты инфраструктуры водоснабжения18. По мере размещения соединений и частей ОКСВ на территории Афганистана в пунктах постоянной дислокации создавалась инфраструктура для добычи, доставки, хранения, очистки воды. Места расположения пунктов водоснабжения выбирались с учётом санитарно-эпидемического состояния района, производительности источников и качества воды в них, а также условий охраны, обороны и маскировки19.

Специалисты медицинской службы в обязательном порядке осуществляли контроль качества воды в источниках и процедуры её очистки. Нарушения элементарных правил организации водоснабжения приводили к заболеваниям вирусным гепатитом. Основным путём проникновения вируса в организм был водный — вследствие попадания сточных вод в систему хозяйственно-бытового снабжения. Наиболее сложная обстановка складывалась в крупнейших гарнизонах ОКСВ, таких как Кабул, Кандагар и Кундуз. В борьбе за безопасность воды важнейшая роль отводилась хлорированию20.

Контроль качества воды был важен не только по соображениям гигиены. Командование советских войск регулярно получало информацию о том, что в распоряжении мятежников появилось значительное количество отравляющих веществ неустановленного типа, не имевших цвета и запаха. Эти вещества в таблетках, ампулах и порошкообразном состоянии предназначались для массового отравления военнослужащих в гарнизонах, в пунктах общественного питания, для отравления колодцев и водоёмов21.

Воде отводилась важнейшая роль в сохранении работоспособности и здоровья личного состава. В условиях жаркого лета для утоления жажды хорошо зарекомендовал себя кипячёный настой верблюжьей колючки, обладающий антисептическими свойствами22. Большое значение придавалось принципу — каждый военнослужащий пьёт только из своей фляги. Однако это правило соблюдалось далеко не всегда. Несмотря на контроль наличия индивидуальных фляг, постоянное информирование и запреты, систематически имели место случаи употребления сырой воды.

Оставалось уповать на сознательность военнослужащих и пропаганду правил обращения с водой. В январе 1987 года был выпущен сборник материалов по контрпропагандистской работе. На 13 страницах рисованные персонажи доходчиво разъясняли военнослужащим ОКСВ самые очевидные правила поведения в Афганистане, затрагивая и вопросы использования воды. Одно из них предостерегало от размещения подразделений вблизи общественных источников, т.к. местные обычаи запрещают женщинам приближаться к незнакомцам, и такое соседство создаст трудности для населения. Второе правило гласило: «Не следует раздеваться, загорать или купаться на виду у местных жителей или вблизи жилых домов, так как такое поведение несовместимо с национальными и религиозными обычаями афганцев и считается для них оскорбительным». В третьем случае категорически запрещалось пользоваться водой для питья, приготовления пищи и других технических нужд из непроверенных источников23.

Между тем проблема водоснабжения ОКСВ выходила далеко за рамки снабжения войск питьевой водой. В условиях горно-пустынной местности и жаркого климата вода в больших количествах требовалась для облуживания автомобильной и боевой техники, аккумуляторных батарей, иных технических средств, приготовления дистиллированной воды, приготовления хлеба24.

В вопросе водоснабжения пунктов постоянной дислокации ОКСВ можно выявить три основные схемы: снабжение из скважины, снабжение из поверхностного источника, снабжение привозной водой. В большинстве крупных военных городков Афганистана были пробурены скважины, в основном обеспечивавшие питьевую и хозяйственную потребность частей. Всего на территории Афганистана было оборудовано около 180 скважин с суммарным дебитом 60 тыс. куболитров в сутки.

В дивизии оборудовались, как правило, один или два пункта водоснабжения25. Таким образом, от одного источника снабжалось значительное количество военнослужащих. Не случайно наибольшая заболеваемость острыми кишечными инфекциями, главным образом гепатитом А, брюшным тифом, паратифами А и Б, была характерна для личного состава, находившегося в крупных пунктах постоянной дислокации. Этому способствовало неполное решение вопроса обеспечения личного состава доброкачественной водой26.

Вспоминает Д.А. Цапаев, в 1983—1984 гг. капитан, начальник штаба мотострелкового батальона 371-го мотострелкового полка (мсп) 5-й гвардейской мотострелковой дивизии (гв. мсд): «Шинданд — это очень крупный гарнизон, в котором размещалось значительное количество войск. По территории гарнизона был проложен водопровод, но вода в нём была плохая. Вероятно, с этим связана тяжёлая эпидемиологическая обстановка. В 1983—1984 гг. гарнизон захлестнула эпидемия тифа. Ежедневно в местный госпиталь поступали по 80 человек, а выписывались по 50»27. Таким образом, количество больных ежедневно увеличивалось на 30 человек. Это при том, что 5 гв. мсд в бытовом отношении была устроена лучше других28.

Водоснабжение гарнизона из поверхностного источника рассмотрим на примере 860-го отдельного мотострелкового полка, размещавшегося в провинции Бадахшан и действовавшего практически автономно от основных сил ОКСВ. На вооружении полка была фильтровальная станция МАФС-3, которая находилась на берегу р. Кокча и осуществляла из неё водозабор. Вода в реке была мутная от грунтов, а в отходивших от неё арыках имела коричневый цвет. Процедуры по очистке и обеззараживанию проводились на огороженной и охранявшейся территории МАФС. Количество людей, имевших право входа, было строго ограничено. Раздача воды осуществлялась в автоцистерны, которые развозили воду потребителям: в столовую, в баню, медицинский пункт и т.д. После этого наполнялась своеобразная водонапорная башня, от которой вода шла самотёком к умывальникам29. Наряду с потребителями внутри пункта постоянной дислокации полка расчёт МАФС-3 обеспечивал приданную полку вертолётную эскадрилью и роту охраны аэродрома. Вода на аэродром доставлялась автоцистернами30.

В небольшие гарнизоны, в которых несли службу взводы и роты, выполнявшие задачи по охране коммуникаций и важных объектов, вода подвозилась автомобильным транспортом. Вода для застав и постов бралась только из тех источников, которые регулярно проверялись должностными лицами. Набрав воду из источников, они дезинфицировали её 3-процентным раствором хлорной извести или необходимым количеством таблеток пантоцида и лишь потом развозили по гарнизонам застав31.

Подвоз осуществлялся раз в неделю, при этом штатных средств доставки не хватало32. Возможности 40-й армии по подвозу и хранению запасов воды позволяли обеспечить не более 74 проц. суточной потребности33. В зависимости от численности личного состава для подвоза и хранения воды сторожевые заставы обеспечивались ёмкостями ЦВ-3 и ЦВ-1,2 объёмом 3000 и 1200 л соответственно. Вода хранилась в резервуарах, исключавших воздействие прямых солнечных лучей, попадание пыли и грязи, а также обеспечивавших защиту от пуль и осколков34.

Особые трудности возникали при обеспечении водой сторожевых застав, расположенных в труднодоступных горных районах. В таких условиях единственным средством доставки воды являлись вертолёты. Если не удавалось произвести посадку, вода в столитровых резервуарах для воды (РДВ-100) сбрасывалась на запасных парашютах, при этом только 10—15 проц. резервуаров оставались целыми35. Опытным путём было установлено, что самым надёжным видом тары при десантировании воды являлись пожарные льнорукава. Их нарезали длиной около 2,5 м и герметизировали путём перегиба и обвязки концов. Каждый отрезок льнорукава вмещал от 5 до 12 л воды. Затем из них делали общую связку. Многократные эксперименты в реальных условиях показали, что вода в такой оригинальной таре полностью сохранялась. За всё время, что практиковался этот способ, ни один льнорукав не лопнул36.

Полёты для доставки воды на заставы, совершавшиеся раз в три—пять дней, требовали от вертолётчиков высокого профессионализма и мужества: «вертушки» подвергались обстрелам из крупнокалиберных пулемётов и ПЗРК. Вертолётчики испытывали на себе все превратности погоды и местных горных атмосферных эффектов37. О самоотверженной работе этих людей вспоминает генерал-майор А.А. Ляховский: «Наблюдая, как вертолёты, словно гигантские пчёлы, зависали возле отвесных скал, едва не касаясь их колесом, приходилось только восхищаться мастерством наших вертолётчиков»38. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Громов Б.В. Ограниченный контингент. М.: Прогресс — Культура, 1994. С. 147.

2 Богданов В.А. Афганская война. 1979—1989. М.: Советский писатель, 2005. С. 78.

3 Гарбовский Э.А. Инженерная гидрология рек Афганистана. Л.: Гидрометиздат, 1989. С. 22.

4 Вострокнутов А.А. Физико-географические и климатические условия ведения боевых действий советскими ВВС в ДРА (1979—1989) // Вестник АВН. 2011. № 2(35). С. 197.

5 Слинкин М.Ф. Афганистан: страна, люди, общество. Симферополь, 1995. С. 5.

6 Мейтин А.И., Турков А.Г. Тыловое обеспечение войск Советской армии в Афганистане (1979—1989 гг.). СПб., 2010. С. 75.

7 Снесарев А.Е. Афганистан. М.: Русская панорама, 2002. С. 81, 82.

8 Ляховский А.А. Пылающий Афган. М.: Планета, 2014. С. 309.

9 Там же. С. 34.

10 Меримский В.А. Война в Афганистане: записки участника // Новая и новейшая история. 1995. № 3. С. 108.

11 Там же. С. 107.

12 Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. М.: ГПИ Искона, 1995. С. 170.

13 Червонопинский С. Непотерянное поколение // Родина. 1992. № 2. С. 114.

14 Мейтин А.И., Турков А.Г. Указ. соч. С. 53.

15 Там же. С. 75.

16 Феськов В.И., Голиков В.И., Калашников К.А., Слугин С.А. Вооружённые Силы СССР после Второй мировой войны: от Красной Армии к Советской. Ч. 1: Сухопутные войска. Томск: Изд-во Томского университета, 2013. С. 366.

17 Там же. С. 241.

18 Меримский В.А. Указ. соч. С. 98.

19 Барынькин В.М. Подготовка и ведение боевых действий в условиях горного ТВД (по опыту боевых действий 108 мсд в Афганистане). М.: Русское воздухоплавательное общество, 1999. С. 347.

20 Наставление по войсковому тылу Советской армии. МО СССР. М.: Воениздат, 1959. С. 310—363.

21 Барынькин В.М. Указ. соч. С. 93, 94.

22 По воспоминаниям В.А. Тимакова. Записано в ходе личной беседы 27 января 2017 г.

23 Сборник материалов по контрпропагандистской работе. Кабул, 1987. 14 с.

24 Мейтин А.И., Турков А.Г. Указ. соч. С. 180.

25 Там же. С. 75.

26 Там же. С. 196.

27 По воспоминаниям Д.А. Цапаева. Записано в ходе личной беседы 14 марта 2017 г.

28 Громов Б.В. Указ. соч. С. 136.

29 Романюк В.Л. Сапёры Файзабада. М., 2014. С. 75—77.

30 По воспоминаниям А.Н. Гергеля. Записано в ходе личной беседы 12 января 2017 г.

31 Мейтин А.И., Турков А.Г. Указ. соч. С. 109.

32 Меримский В.А. Указ. соч. С. 108.

33 Мейтин А.И., Турков А.Г. Указ. соч. С. 75.

34 Рунов В.А. Афганская война: боевые операции. М.: Эксмо; Яуза, 2010. С. 326.

35 Богданов В.А. Указ. соч. С. 235.

36 Мейтин А.И., Турков А.Г. Указ. соч. С. 77.

37 Арутюнян А.Т. В горах Бадахшана. Воспоминания командира полка. Ереван: Антарес, 2014. С. 153.

38 Ляховский А.А. Указ. соч. С. 188.

 

Территориальная оборона Сербской Краины

Аннотация. В статье представлены результаты анализа предпосылок формирования Территориальная оборона Сербской Краины, особенности её создания, развития и организационно-штатная структура. Освещены влияние Сараевского перемирия и плана Вэнса на военную организацию Сербской Краины и преобразование её территориальной обороны в регулярную армию.

Summary. The article analyses the background for forming the Territorial Defence of Serbian Krajina, features of its creation, development and organisational structure. The influence of the Sarajevo armistice and Wance’s plan on Serbian Krajina’s military organisation and its territorial defence transformation into the regular army are described, too.

Читать далее