ЗРК С-75

Опыт применения отечественных средств ПВО за пределами страны (1950—2003 гг.)

image_pdfimage_print

Аннотация. На фоне противоборства средств воздушного нападения и противовоздушной обороны в локальных войнах и вооружённых конфликтах проведён анализ опыта применения отечественных средств ПВО за пределами страны.

Summary. The author analyzes the practice of using domestic AD equipment outside the country against the background of confrontation between air attack and AD means in local wars and armed conflicts.

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ ХХ—XXI ВВ.

ИЛЬИЧЁВ Валерий Александрович — доцент кафедры радиолокационного вооружения Военной академии войсковой ПВО Вооружённых сил Российской Федерации, полковник запаса, кандидат военных наук, доцент

ВЯЗНИКОВ Сергей Михайлович — адъюнкт очной штатной адъюнктуры Военной академии войсковой ПВО Вооружённых сил Российской Федерации, капитан

 

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СРЕДСТВ ПВО ЗА ПРЕДЕЛАМИ СТРАНЫ

(1950—2003 ГГ.)

История противоборства авиации со средствами противовоздушной обороны (ПВО) свидетельствует о непрерывном взаимообусловленном развитии средств воздушного нападения (СВН) и средств борьбы с ними. Многолетняя практика ведения боевых действий позволяет однозначно говорить о преимущественном опережении СВН своего соперника — средств ПВО. При этом наглядно подтверждается проявляющееся во все времена значительное превосходство средств нападения над средствами защиты.

Опыт локальных войн и вооружённых конфликтов свидетельствует о том, что государства, которые развязывали их, вели боевые действия, как правило, имея значительное превосходство в военно-воздушных силах1.

История локальных войн и вооружённых конфликтов современности берёт своё начало с 50-х годов прошлого столетия. Точнее с войны между Южной и Северной Кореей, в которой впервые неофициально противоборствовали две великие державы — Соединённые Штаты Америки (США) и Союз Советских Социалистических Республик (СССР).

Широкомасштабное противоборство СВН и средств ПВО пришлось на период 1964—1973 гг. во Вьетнаме. Это был самый длительный в истории локальных войн конфликт. Именно в этой войне были опробованы новые формы и способы боевого применения СВН и соответственно тактики действий средств ПВО.

Одновременно с войной во Вьетнаме велись боевые действия между Израилем и арабскими странами (АРЕ, САР, Иордания). Эти события вошли в историю под названием арабо-израильских войн.

Новый очаг напряжённости в мире возник в 1980—1983 гг. в связи с Ирано-иракской войной. Следует отметить такой факт: обе враждовавшие страны имели на вооружении зенитные комплексы советского производства. Со временем также выяснилось, что обе стороны привлекали советских военных специалистов, фактически воевавших друг против друга.

В апреле 1982 года разгорелся конфликт между Англией и Аргентиной за Фолклендские острова.

В июне 1982 года огонь войны снова охватил Ближний Восток: началась агрессия Израиля против Ливана, где наиболее активной стороной проявила себя САР, действовавшая на стороне Ливана. Этот период особенно интересен проведением специальной операции со стороны ВВС Израиля по подавлению группировки ПВО Сирии «Феда» в долине Бекаа2.

В марте 1986 года группировка ВВС США, действуя в русле политики приоритета национальных интересов, нанесла удар по Ливии.

Продолжая проводить в жизнь политику активного применения силы, США во главе многонациональных сил в начале 1991 года провели операцию «Буря в пустыне» против Ирака.

В декабре 1998 года США повторно нанесли удар по Ираку. Операция получила наименование «Лис в пустыне».

В марте—апреле 1999 года США, недовольные позицией президента Югославии С. Милошевича, нанесли удар по Югославии.

В марте—мае 2003 года США развязали войну против Ирака.

В 2011 году произошло военное вмешательство сил международной коалиции (в основном стран блока НАТО) в гражданскую войну в Ливии.

Ценой неимоверных дипломатических усилий российского руководства удалось временно остановить готовившуюся агрессию НАТО против Сирии.

Следует отметить, что во всех прошедших военных конфликтах наиболее активную роль играли СВН. При анализе опыта нанесения ударов СВН в локальных войнах и вооружённых конфликтах наиболее интересны следующие составляющие: масштаб применения; совершенствование боевых порядков в ударах; используемые высоты и время действий; особенности противодействия средствам ПВО; перечень применяемых авиационных средств поражения3.

В начальный период локальных войн (Корея, Вьетнам — 1950—1965 гг.) авиация наносила в основном массированные и сосредоточённые удары. Построение её боевых порядков при этом основывалось на опыте Второй мировой войны. Применялись плотные боевые порядки, в налётах участвовали группы по 20—30 самолётов. С повышением плотности огня зенитной артиллерии (ЗА) построение авиации в ударах стало изменяться путём их перехода к растянутым боевым порядкам, увеличения дистанций между группами самолётов до 8—10 км, интервалов между отдельными самолётами в группе, что привело к снижению эффективности огня ЗА.

Кроме того, авиация перешла к действиям преимущественно на средних и больших высотах (3—7 км), обеспечивавших эффективное нанесение ударов по наземным объектам и низкую уязвимость от огня ЗА. Удары, как правило, наносились днём. Ночные удары планировались и проводились эпизодически силами стратегической авиации по объектам с сильной ПВО. Радиоэлектронное противодействие в основном осуществлялось путём применения пассивных помех радиолокационным станциям, обеспечивавшим ведение огня ЗА. В феврале 1952 года впервые отмечено применение активных помех станциям разведки целей (СРЦ). Активные помехи в то время имели слабую интенсивность и существенного влияния на работу радиоэлектронных средств не оказывали.

Группировки войск ПВО в рассматриваемый период были вооружены ЗА и пулемётами. Система огня строилась на основе сочетания стационарной системы зенитного артиллерийского прикрытия и мобильных действий выделенных групп ЗА. Естественно, эффективность такой системы ПВО была крайне низкой. Необходим был качественный скачок в развитии системы вооружения войсковой ПВО для защиты войск и объектов от ударов СВН, отличающейся массовостью применения, высокими скоростями полёта зенитных средств поражения (появилась реактивная авиация), точностью поражения летательных аппаратов противника различных классов во всех диапазонах высот их применения в сложных условиях радиоэлектронной обстановки (РЭО).

Таким качественным скачком по праву следует считать разработку и принятие на вооружение зенитных ракетных комплексов (ЗРК)4. В 1965 году во Вьетнаме впервые был применён ЗРК С-75. Это явилось для ВВС США полной неожиданностью. На уничтожение первых 58 самолётов было израсходовано всего 70 ракет.

Авиация США вынуждена была отказаться от нанесения массированных ударов со средних и больших высот и перейти к эшелонированным действиям разрозненных групп самолётов с малых высот, попадая тем самым в зону огня ЗА. В этот же период началась интенсивная разработка средств и способов противодействия пускам зенитных управляемых ракет (ЗУР): средств постановки активных помех ЗРК, радиолокационных ловушек, противорадиолокационных ракет, различных видов противорадиолокационного манёвра.

ЗСУ «Шилка»
ЗСУ «Шилка»

Следует позавидовать оперативности разработки в США средств противодействия системам ПВО: уже в том же, 1965 году в спешном порядке изготовляются и направляются во Вьетнам первые 50 передатчиков шумовых помех для станций обнаружения целей (СОЦ) ЗРК. Основная роль в подавлении ЗРК и РЛС отводится вскоре появившимся специализированным самолётам — постановщикам помех ЕВ-66 «Дестройер». Постановка помех ими осуществлялась из зон барражирования, которые находились за пределами зон поражения ЗРК. В состав каждой ударной группы стали включаться 1—2 самолёта со средствами радиопомех вместо бомбовой нагрузки, а к июню 1967 года станциями помех были оснащены почти все ударные самолёты, действовавшие во Вьетнаме.

С мая 1966 года авиация США впервые стала применять ПРР «Шрайк». Первыми шестью пусками противорадиолокационных ракет (ПРР) были выведены из строя четыре зенитных ракетных дивизиона. Способы применения ПРР интенсивно развивались: их пуск проводился с учётом маскирующих свойств местности, предпринимались попытки пускать ПРР с одновременной постановкой помех по боковым и задним лепесткам.

Эти обстоятельства придали новую жизнь комплексам ЗА, о которых стали как бы забывать с появлением высокоэффективных ЗРК. Переход авиации к полётам на малых и предельно малых высотах потребовал разработки систем вооружения войсковой ПВО, способных достаточно эффективно поражать низколетящие цели (НЛЦ). В 1964 году началось серийное производство ЗСУ «Шилка», способной счетверённой 23-мм установкой уничтожать воздушные цели на высотах до 1500 м и дальностях до 2500 м. Также интенсивно стали разрабатываться переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) «Стрела-2», «Стрела-3» и ЗРК ближнего действия. Эти комплексы имели возможность поражения воздушных целей на высотах до 3500 м и дальностях до 5000 м. Они стали основой построения системы зенитного прикрытия войск в нижнем диапазоне высот.

Поступление на вооружение этих зенитных комплексов внесло кардинальные изменения и в тактику войск ПВО. В 1968 году во Вьетнам поступили ЗРК С-125, которые существенно дополнили систему огня ЗРК С-75 на малых и предельно малых высотах. Непосредственное прикрытие ЗРК стало осуществляться достаточно большими силами ЗА. Так, например, для прикрытия одного дивизиона С-75 использовались 2—3 батареи ЗА малого калибра и 2—3 взвода зенитных пулемётов.

Стали широко практиковаться создание ложных позиций, регулярная смена стартовых позиций (СП) в течение суток и немедленная их смена после проведения пусков. На ложных позициях стали имитироваться пуски ЗУР и работа радиосредств ЗРК.

Пуск ПРР «Шрайк»
Пуск ПРР «Шрайк»

Новый этап в развитии тактики авиации и средств ПВО приходится на конец 1960-х — начало 1970-х годов. Он связан с насыщением войск ПВО зенитными ракетными комплексами, с одной стороны, и развитием средств противодействия их стрельбе — с другой. В этот период достигла апогея война во Вьетнаме, интенсивно велись арабо-израильские войны на Ближнем Востоке.

Авиация стала действовать большими группами под прикрытием помех, а затем вновь перешла к нанесению массированных и сосредоточенных ударов. В построении её боевых порядков наметилась тенденция к увеличению разнообразия тактического назначения групп авиации. Доля обеспечивающих групп в составе налёта нередко в 2—3 раза превышала удельный вес ударных групп. Удары наносились в основном со средних и малых высот, а по средствам ПВО — с предельно малых высот. Большая часть ударов (около 65 проц.) стала наноситься в тёмное время суток.

В начале 1970-х годов обязательным элементом ударов авиации становятся отвлекающие группы. В состав удара включаются группы самолётов «огневой разведки» для провоцирования действий средств ПВО путём кратковременного захода в зоны поражения ЗРК и вскрытия их системы огня. Самолёты оснащаются аппаратурой предупреждения о пуске ЗУР и выполняют противоракетный манёвр по данным этой аппаратуры. Начинается применение группового манёвра против управления огнём.

Все авиационные удары наносились только под прикрытием помех. Применение помех носило комплексный характер: из зон барражирования и из боевых порядков групп авиации ставились активные и пассивные помехи в различных диапазонах работы РЛС и средств радиосвязи. Дальнейшее развитие получили способы применения ПРР. Пуск ПРР авиацией стал осуществляться с предельно малых высот и под прикрытием помех по боковым и задним лепесткам диаграммы направленности антенн. В 1969 году на Ближнем Востоке впервые была проведена специальная операция по подавлению группировки ПВО (одновременно участвовали до 50 самолётов с групповыми пусками ПРР «Шрайк»). С тех пор перед каждым ударом авиации стали проводиться специальные операции по подавлению системы ПВО.

ЗПРК «Тунгуска»
ЗПРК «Тунгуска»

В унисон развитию тактики и техники авиации совершенствовались тактика и техника войск ПВО. Постановка помех радиоизлучающим средствам ЗРК (станциям разведки и целеуказания, станциям наведения ракет и др.) обусловила необходимость (наряду с разработкой индивидуальных и коллективных средств защиты) построения системы ПВО, имеющей в своём составе разнотипные зенитные ракетные и артиллерийские комплексы, основанные на разных физических принципах работы и применяющих различные частоты. Система ПВО должна была иметь в своём составе ЗРК и зенитные артиллерийские комплекты (ЗАК), способные вести стрельбу днём и ночью, в различных метеоусловиях, т.е. должна быть круглосуточной и всепогодной. В связи с этим стали разрабатываться ЗРК, работающие по источнику инфракрасного (теплового) излучения двигателя самолёта и в фотоконтрастном режиме (обнаружение на фоне светлого неба).

В 1969 году в Египте и в 1971 году во Вьетнаме был применён новый ПЗРК «Стрела-2». ЗРК стали оснащаться телевизионными оптическими визирами, была реализована возможность стрельбы вдогон. Все ЗРК получили аппаратуру защиты от различного рода помех (пассивных и активных). В станциях обнаружения и сопровождения целей появились системы селекции движущихся целей (СДЦ), автоматы перестройки несущей частоты, аппаратура компенсации радиоэлектронных помех и др.

Пуск ПРР HARM
Пуск ПРР HARM

Действия войск ПВО, прежде всего подразделений и частей, вооружённых ЗРК, стали более мобильными. Прикрытие объектов сочеталось с выделением части сил для действий из засад на направлениях полётов авиации. Причём в засады выделялись не отдельные дивизионы, как раньше, а пары или группы дивизионов. Дивизионы использовались и как кочующие. В ночное время практиковалась стрельба ЗА в световых полях. ЗРК всё чаще стали вести огонь вдогон, что сильно затрудняло противодействие стрельбе. На направлениях действий авиации скрытно развёртывались смешанные группы ЗРК и ЗА. Для обмана противника имитировался пуск ракет, а маневрирующая цель обстреливалась в глубине зоны поражения. Радиолокационная разведка воздушного противника дополнилась системой постов визуального наблюдения (ПВН), которая с успехом применяется до сих пор.

Применение различных тактических приёмов привело к повышению эффективности системы ПВО и её живучести в 1,5—2 раза.

Эти обстоятельства немедленно были учтены нападающей стороной, которая приняла меры к разработке новых средств противодействия стрельбе ЗРК, ЗРС и ЗАК.

«Микроволновая» бомба
«Микроволновая» бомба

Получили дальнейшее развитие способы применения помех. Активные помехи (АП) стали ставиться самолётами из зон барражирования в сочетании с пассивными помехами (ПП). При подлёте к объектам поражения стала осуществляться постановка АП из состава ударных групп, причём не только для ЗРК, но и для средств связи.

При систематических действиях авиации наиболее часто стал применяться способ радиоэлектронного подавления, получивший название «разведка — ослепление — подавление» (а впоследствии — «радиоэлектронный удар»)5.

Система ПВО опять надолго отстала от опережающего развития СВН.

Весьма показательны в этом плане действия авиации Израиля в 1982 году по подавлению группировки сирийских средств ПВО «Феда», развёрнутой в Ливане, в долине Бекаа. В боевых действиях принимали участие около 100 самолётов, которые уничтожили 17 из 19 зенитных ракетных дивизионов группировки ПВО. При этом были потеряны всего 5 самолётов. Во всех ударах Израиль использовал демонстративные группы пилотируемой и беспилотной авиации с кратковременным заходом в зоны поражения ЗРК на средних высотах. Отмечено применение манёвра не только против стрельбы, но и против управления огнём: резкий уход на предельно малую высоту (ПМВ), что приводило к исчезновению цели с экранов индикаторов ПУ и срыву постановки огневой задачи.

Яркий пример реагирования системы вооружения войсковой ПВО на появление нового вооружения и тактики СВН — создание образцов ЗСУ «Шилка» и ЗПРК «Тунгуска». Так, когда стал применяться американский вертолёт «Хью-Кобра», способный за один вылет уничтожить 8—10 танков, крайне остро встала проблема развития адекватных средств противодействия. Она решалась на уровне Правительства СССР, потому и родилось важное постановление Центрального комитета партии и Совета министров «О неотложных мерах по развитию вооружения и техники войсковой ПВО». Вскоре в войсковой ПВО появились зенитные и артиллерийские системы ближнего действия: ЗСУ-23-4 «Шилка», «Стрела-1М», чуть позднее — «Стрела-10», способные достаточно эффективно поражать вертолёты огневой поддержки (ВОП) типа «Хью-Кобра». На базе этих систем были сформированы зенитные ракетно-артиллерийские батареи (зрабатр), поступившие на вооружение в состав мотострелковых и танковых полков.

ПЗРК «Стрела-2»
ПЗРК «Стрела-2»

С появлением таких эффективных средств борьбы с низколетящими целями американцы были вынуждены отвести вертолёты от переднего края на большее удаление, для чего были разработаны ВОП АН-64А «Апач», оснащённые ПТУР «Хеллфайр» с дальностями поражения бронированных целей до 6—8 км. Вертолёты вновь ушли на безопасное расстояние, избегая тем самым огневого воздействия средств зрабатр. Однако отечественная конструкторская мысль справилась и с этой проблемой. Вскоре в войска поступил принципиально новый зенитный пушечно-ракетный комплекс (ЗПРК) «Тунгуска», до сих пор не имеющий аналога в мире, совместивший на одной зенитной установке пушечный и ракетный каналы. Две спаренные двуствольные пушки 30-мм калибра, имеющие скорострельность выше 4500 выстрелов в минуту, обеспечивают вероятность поражения современных целей на уровне 0,35—0,42. Ракетный канал способен поражать наземные и малоскоростные воздушные цели на дальностях до 8 км (после доработок — до 10 км).

Дальнейшее развитие тактики авиации связано с конфликтом США и Ливии весной 1986 года. В ходе него ударный эшелон стал разделяться на подгруппы, каждой из которых назначался свой объект для уничтожения, состав обеспечивающих групп существенно превосходил ударные (из 150 задействованных в ударе самолётов ударные группы включали только 30). Для ведения демонстративных действий впервые привлекалось большое количество палубной авиации, а также впервые в массовом количестве были задействованы беспилотные летательные аппараты (БпЛА), выполнявшие задачу вскрытия системы огня путём полётов на средних высотах в зонах разведки и огня ЗК.

ЗРК «Стрела-10»
ЗРК «Стрела-10»

Массированное применение СВН, появление высокоточного оружия (ВТО), к которому относятся крылатые ракеты (КР), БпЛА, ПРР и пр., обусловили необходимость организации и ведения эффективной борьбы с ними6. Обострились требования к образцам вооружения войсковой ПВО: они должны быть многоканальными по цели и ракете, обладать высокой скорострельностью, малым временем реакции, быть способными вести обнаружение и обеспечить высокую вероятность поражения скоростных малоразмерных воздушных целей.

Эти требования стали реализовываться в новых ЗРК «Оса», «Куб», «Тор», «Бук» и др. Каждая из боевых машин (БМ), самоходных огневых установок (СОУ) этих ЗРК является автономным средством (целевым каналом), способным обнаруживать и поражать воздушные цели имеющимся запасом ракет. На одном шасси БМ, СОУ находятся локаторы обнаружения и сопровождения целей, станция наведения ракет и 4—8 ЗУР. Первоначально разрабатывавшиеся ЗРК «Оса» и «Куб» были одноканальными по цели и многоканальными по ракете. Наращивание числа обстреливаемых целей достигалось большим количеством БМ, СОУ в составе зенитных формирований. БМ входили в состав зенитных ракетных батарей, которые, в свою очередь, входили в состав зрп. Впоследствии ЗРК и ЗРС стали многоканальными по цели и ракете («Тор», «Бук», С-300В). Для ведения эффективной ПВО в условиях массированного применения подавляющих радиопомех в этих комплексах (системах) стали применяться специальные режимы работы, позволявшие проводить пуски ЗУР без выхода в эфир с использованием координат воздушных целей, поступавших от других источников.

ЗРК «Оса»
ЗРК «Оса»

В 80-е годы XX столетия берут начало конструирование и разработка средств пассивной локации, за которыми предусматривается большое будущее. Появились первые прообразы средств разведки, использующих методы программной обработки информации, полученной от различных взаимодействующих источников, достигающих высокой точности целеуказания без выхода в эфир активных средств.

Можно с уверенностью сказать, что к началу 90-х годов прошлого века система ПВО если не опережала в качественном плане существовавшие в то время СВН, то вполне соответствовала современным требованиям, обладала эффективными ЗРК и ЗРС с непревзойдёнными до сих пор боевыми характеристиками.

90-е годы XX столетия проходили под знаком конфликтов в Ираке (1991, 1998) и Югославии (1999)7. В этих конфликтах чётко выражена основная форма применения авиации — воздушная наступательная операция (ВНО), в ходе которой боевые действия ведутся в виде нанесения массированных ударов.

ВНО переросли в воздушные кампании. Авиация длительное время действовала самостоятельно, решая основные задачи практически без применения сухопутных войск.

В ходе проведения операций «Буря в пустыне» (1991) и «Лис в пустыне» (1998) в Ираке построение ударов и тактика действий СВН обогатились следующими нововведениями: впервые появился эшелон крылатых ракет; усилилась роль эшелона подавления ПВО — в него стали включать до 30 проц. самолётов; из состава удара исключалась группа прикрытия от истребительной авиации противника; каждый удар готовился тщательно и индивидуально с отработкой основных составляющих на натурных полигонах. Основным временем действия авиации было тёмное время суток. В Ираке (1991) из семи массированных ударов четыре были нанесены ночью.

Преимущественными высотами действий авиации были большие высоты (6000—8000 м). Широкое применение нашли комбинированные ловушки (радиолокационные и тепловые), совершенствовались способы их применения. Отвлекающие и демонстративные группы являлись обязательным элементом боевого порядка авиации. Для подавления систем разведки и управления ПВО впервые был применён так называемый радиоэлектронный удар, результатом которого явились практически полное «ослепление» и дезорганизация работы системы ПВО. Для огневого поражения средств ПВО массовое применение находили ПРР «Харм», управляемые авиационные бомбы (УАБ), управляемые ракеты (УР). В 1991 году впервые были применены ПРР ALARM, для уничтожения РЛС раннего предупреждения использовались специальные ударные вертолёты (СУВ) «Апач».

ЗРК «Куб»
ЗРК «Куб»

Борьба с авиацией в Ираке велась устаревшими к тому времени ЗРК С-75, С-125, «Квадрат» (советский «Куб»), «Роланд», «Оса», ПЗРК и зенитной артиллерией. Основу системы огня составляли смешанные группировки (С-125, «Оса-АК», средства ЗА) при очаговом характере их построения. Распределение огня зенитных средств осуществлялось по высотам и секторам. Основным способом стрельбы ЗА был заградительный огонь. Никаких новинок и неожиданностей система ПВО преподнести не могла. Эффективно бороться с превосходившим противником было практически нечем, поэтому средствами ПВО широко применялся комплекс мер пассивной защиты.

В ходе боевых действий зенитные средства нередко располагались в укрытиях (под мостами или в тоннелях). При обнаружении целей средствами разведки и получении огневой задачи они выдвигались на позицию, осуществляли пуск и снова уходили в подмостовое пространство или в тоннель, что обеспечивало высокую живучесть средств ПВО. В целях введения противника в заблуждение относительно истинного расположения ЗРК на СП оборудовались ложные позиции с имитацией облика ЗРК с помощью макетов. Для изменения внешнего вида ЗРК проводилась деформация объектов путём их фальшнадстройки. Широко использовалась имитация пусков ЗУР на ложных СП для повышения степени их правдоподобия.

В ходе проведения в Югославии операции «Решительная сила» (1999) значительно усилилась (с количественной точки зрения) роль эшелона КР8. Пуски КР осуществлялись не только перед действиями эшелона подавления ПВО, но и в промежутках между систематическими действиями ударных групп. Основные удары авиации наносились только в тёмное время суток и, как правило, с больших высот (6000—8000 м). Совершенствовались способы применения ловушек. Практически на каждом самолёте подвешивался контейнер, который отстреливался при обнаружении пуска ЗУР и двигался в направлении ЗРК, сохраняя скорость самолёта. Эффективная отражающая поверхность (ЭОП) контейнера в несколько раз превышала ЭОП самолёта, что обеспечивало перезахват цели. Действия авиации прикрывались помехами сильной или подавляющей интенсивности, проводилось подавление не отдельных РЭС, а всей системы ПВО. Для огневого подавления средств ПВО использовались ПРР, УАБ, УР, КР. ПРР «Харм» применялись массированно (около 1000 пусков). Их пуски проводились по задним лепесткам диаграммы направленности при включении РЛС по демонстрационным группам. Это стало возможным после замены ГСН ПРР на более чувствительную.

Войска ПВО Югославии были вооружены ЗРК С-125, «Квадрат», С-1, С-10, ПЗРК, ЗА9. В этом конфликте впервые были применены ЗРК С-125 с тепловизорами, что дало возможность обнаружения воздушных целей в пассивном режиме и достижения тем самым крайне необходимой скрытности работы и высокой живучести ЗРК.

Построение системы огня средств ПВО носило очаговый характер. Она наращивалась за счёт применения манёвренных групп ПВО, действовавших из засад на направлениях полётов СВН. Действия из засад, внезапность применения средств ПВО обеспечивали высокую эффективность стрельбы. Так, например, манёвр батареи «Квадрат» в район расположения дивизиона С-125 привёл к тому, что самолёты противника, совершая полёт с учётом меньших параметров зоны поражения дивизиона С-125, были обстреляны и уничтожены огнём ЗРК «Квадрат».

Югославский опыт показал, что в условиях сильного противодействия огонь должен открываться с расчётом поражения целей в глубине зоны поражения или вдогон10. Действия по уничтожению воздушного противника должны тесно координироваться с мерами по обеспечению живучести средств ПВО. Для повышения правдоподобия ложных СП и введения в заблуждение относительно истинного расположения элементов комплекса надо широко использовать имитаторы излучения (1—2 на СП), располагаемые на удалении до 500 м от работающих на излучение средств11. Для повышения защищённости отдельных элементов ЗРК от ударов ПРР необходимо проводить укрытие кабин листами толстой резины (до 15 мм), накатом из брёвен. Для защиты расчётов самоходных установок разведки и наведения (СУРН) целесообразно применять бронелисты.

Начало XXI века ознаменовалось новой войной в Ираке (2003). Новый век продемонстрировал ещё большее превосходство авиации над средствами ПВО, развитие которых остановилось в период радикальных перемен. Боевые действия в Ираке велись в условиях полного господства в воздухе англо-американской авиации. Соотношение сил авиации и средств ПВО составляло 5 : 1, а в диапазоне больших высот — примерно 30 : 1. Англо-американской авиацией проведены около 14 тыс. самолётовылетов, запущены около 800 крылатых ракет. Авиационные удары первоначально наносились ночью с больших высот, затем — ночью и днём практически непрерывно со всех высот. Были применены около 800 ракет «Мейверик» с различными ГСН, по радиоизлучающим объектам массированно применялись ПРР. Были применены «микроволновые» бомбы, формирующие сверхмощный электромагнитный импульс, а также графитовые бомбы.

Чем же ответили конструкторы средств войсковой ПВО?

На вооружении войск ПВО Ирака имелись те же устаревшие ЗРК С-75, С-125, «Квадрат», «Оса-АК», «Стрела-10», ПЗРК (несколько сотен пусковых механизмов), около 1000 орудий ЗА. Авиация Ирака практически не использовалась, а имевшиеся ЗРК применялись только из засад. С началом войны все РЛС, работавшие на излучение в мирное время, сменили позиции, поэтому в первые сутки войны система ПВО Ирака не была вскрыта. Отмечается массовое применение войсками ПВО Ирака ложных излучателей, а также макетов техники. Новое в интересах ПВО — применение постановщиков помех спутниковой системе навигации СВН.

ЗРК С-125
ЗРК С-125

Результат работы системы ПВО вполне закономерный: потери авиации коалиции МНС составили всего лишь около 0,1 проц. от числа самолётовылетов СВН, что свидетельствует о полной неспособности устаревшей системы вооружения ПВО бороться с современным воздушным противником.

Необходимо заметить, что роль системы ПВО в вооружённых конфликтах современности настолько велика, что порой от её состояния и боевых возможностей зависит судьба самой государственности. Например, неготовность Югославии, а затем Ливии противостоять воздушной агрессии привела к распаду государственного устройства этих стран. Таким образом, современные СВН способны самостоятельно решать стратегические задачи войны во всех регионах мира.

Сегодня средства ПВО получили очередной «сюрприз» от непрерывно развивающихся СВН. В арсенале ВВС НАТО появилась разновидность малоразмерных БпЛА, построенных из лёгких композитных материалов, имеющих чрезвычайно малую эффективную площадь рассеивания (0,01—0,05 м2), совершающих полёты на предельно малых высотах, способных вести разведку местности над полем боя в режиме реального времени, а также наносить точечные высокоэффективные удары по войскам12. Опыт показывает, что существующие средства ПВО практически неспособны вести своевременную разведку таких целей и эффективную стрельбу по ним. Необходим очередной импульс в развитии средств ПВО, применяющих новые, нетрадиционные принципы построения для организации эффективного противодействия многочисленному арсеналу беспилотных средств.

Таким образом, опыт локальных войн и вооружённых конфликтов подтверждает, что сильная ПВО в современной войне имеет важное, порой решающее значение. Превосходство в воздухе даёт нападающей стороне преимущество в любом бою. Гарантией существования суверенитета обороняющегося государства является наличие сильной системы ПВО, оснащённой самыми современными образцами вооружения.

Появление и последующее развитие системы вооружения войсковой ПВО обусловлены необходимостью организации и ведения эффективного противодействия СВН, которые, в свою очередь, непрерывно совершенствуют способы боевого применения авиационных средств поражения. Важной государственной задачей является необходимость опережающих разработок систем вооружения войсковой ПВО, способных противостоять современному высокотехнологичному воздушному противнику.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Шлыков А.В. Противоборство средств воздушного нападения и противовоздушной обороны в вооружённых конфликтах последних десятилетий // Военная мысль. 2007. № 10. С. 75.

2 Там же. С. 78.

3 Там же. С. 76.

4 Там же. С. 77.

5 Олимпиев А.Ю. Геополитические перемены на БСВ в 80—90-е годы и политика США. Подраздел 2.2 «Закрепление роли США как главного гаранта стабильности ближневосточной ситуации». М., 2002. Раздел 2.

6 Приступюк И.А., Сомков Н.И. Устоять под ударами ВТО // Воздушно-космическая оборона. 2007. № 3(34). С. 42.

7 Куликов А.И. Балканская страда // Там же. С. 84—91.

8 Приступюк И.А., Сомков Н.И. Указ. соч. С. 41.

9 Куликов А.И. Указ. соч. С. 87.

10.Там же. С. 90, 91.

11 Там же. С. 87.

12 Евграфов В.А. Перспективы использования зарубежными вооружёнными силами беспилотных летательных аппаратов для решения задач РЭБ // Зарубежное военное обозрение. 2009. № 10. С. 54, 55.