Дисциплинарный флотский полуэкипаж в прифронтовом Архангельске в 1914—1916 гг.

Аннотация. В статье рассказывается о дисциплинарной воинской части Военно-морского флота в г. Архангельск в годы Первой мировой войны.

Summary. The article deals with the disciplinary unit of the Navy in city of Arkhangelsk during the World War I.

ТОЛОЧКО Александр Валентинович — командир войсковой части 01349, полковник, кандидат исторических наук

(г. Мирный, Архангельская обл. E-mail: zvezdny@atnet.ru).

 

«УЧАСТИЕМ В БОЯХ ЗАСЛУЖИТЬ ПРОЩЕНИЕ ОПРЕДЕЛЁННОГО ИМ ПО СУДУ НАКАЗАНИЯ»

Дисциплинарный флотский полуэкипаж в прифронтовом Архангельске в 1914—1916 гг.

 

В 1907 году в соответствии с указаниями императора Николая II в Архангельске был сформирован дисциплинарный флотский полуэкипаж. Его главной задачей было «приучение к требованиям дисциплины и строевой службы»1 осуждённых военно-морскими судами нижних чинов.

Полуэкипаж состоял из управления, трёх рот переменного состава (заключённых) и хозяйственной команды. Его командир назначался высочайшим приказом из капитанов 1 ранга (полковников) или контр-адмиралов (генерал-майоров)2. В нём должны были проходить службу 9 офицеров, 123 нижних чина, 3 чиновника, 2 духовных лица и содержаться до 400 заключённых.

К началу Первой мировой войны полуэкипаж был хорошо организованной воинской частью, выполнявшей не только карательные, но отчасти и образовательные функции. Его командный состав был укомплектован опытными офицерами (за исключением подпоручика А.И. Глазачева все находились в должностях более двух лет). Вплоть до расформирования в 1916 году он почти не изменился: в декабре 1914 года вместо уволенного в отставку по болезни подполковника А.А. Яна помощником командира был назначен подполковник Я.С. Захаров; в январе 1915 года был переведён в 1-й Балтийский флотский экипаж (БФЭ) штабс-капитан К.А. Петров; в августе 1914 года священником был назначен Е.Н. Высокоостровский; в 1916 году младшим врачом — лекарь Г.Р. Шреттер.

Сверхсрочнослужащие полуэкипажа также были опытными: 7 из 10 фельдфебелей и боцманмантов находились на службе более 10 лет3.

Нижние чины постоянного состава проходили службу в хозяйственной команде и в ротах переменного состава, где наблюдали за заключёнными и обучали их. Они должны были быть грамотными и несудимыми. При увольнении в запас или переводе нижние чины постоянного состава, прослужившие в полуэкипаже не менее двух лет, награждались следующим чином4.

В 1914 году Архангельский дисциплинарный полуэкипаж размещался в здании бывших флотских казарм и на прилегавшей к ним территории, ограждённой частоколом из вкопанных брёвен. Здание было четырёхэтажным в средней части и трёхэтажным в боковых частях. И хотя ему было более 100 лет, оно находилось в удовлетворительном состоянии.

Освещение помещений было керосиновым, а отопление дровяным, для чего в помещениях были установлены 15 печей. В умывальники и гальюны от городского водопровода подавалась вода, однако канализации не было, и нечистоты необходимо было вывозить. В северном крыле здания находились помещения для заключённых и постоянного состава, лекционный зал; в южном — дирекция маяков, церковь, а также помещения для семей офицеров и сверхсрочнослужащих. Помещения для заключённых (камеры) были рассчитаны на 90 человек, при этом на каждого приходилось по 1,1 кубической сажени воздуха. В таких камерах было по 6 окон и 5 печей. В подвальном этаже находились карцеры: 14 одиночных (из них 8 «тёмных» и 1 общий на 10 человек).

Условия размещения матросов постоянного состава были более комфортными. На каждого матроса приходилось по 2,4 кубической сажени воздуха; полы в их помещениях были деревянными.

Кухни были отдельные для заключённых и постоянного состава, хлеб выпекался в своей пекарне. Заключённые принимали пищу в столовой, постоянный состав в своей кухне, а сверхсрочнослужащие — в своих комнатах.

Служебных помещений не хватало. Даже отдельной комнаты для офицеров не было, и они вынуждены были находиться в комнате помощника командира полуэкипажа и казначея.

Ряд помещений здания были переоборудованы для проживания офицеров, сверхсрочнослужащих и их семей; однако их санитарное состояние было неудовлетворительным: они были тесными, а санузел был общим и холодным. Только командир полуэкипажа имел казённую квартиру в отдельном доме.

Лазарет на 15 коек располагался в отдельном здании внутри частокола. Оно состояло из 4 палат, кабинета врача, комнаты фельдшера, помещений для аптеки и кухни, двух ванных комнат и двух ватерклозетов.

Изначально личный состав полуэкипажа два раза в месяц пользовался частной баней. 1 октября 1914 года после капитального ремонта была введена в действие своя работавшая от городского водопровода баня. Прачечной не было, поэтому матросы и заключённые стирали бельё два раза в месяц в бане и сушили его в бараках и во дворе.

При полуэкипаже имелись столярная, корзиночная, портняжная, сапожная, переплётная, такелажная, слесарная и кузнечная мастерские; они позволяли выполнять значительную часть хозяйственных работ5. Своё подсобное огородное хозяйство обеспечивало полуэкипаж картофелем и зеленью6.

Продукты поставлялись местными предпринимателями: мясные — крестьянином Феофеликтом Дмитриевичем Худяковым, а «сухие» — мещанином Иваном Фёдоровичем Федоруковым. В декабре 1913 года полуэкипаж заключил с ними контракты на поставки, определив цену за каждый вид продукта, порядок его поставки и разрешения взаимных претензий. Заключённые довольствовались на 11,7 копейки на человека в день, а постоянный состав — 12,3 копейки (небольшой остаток денег расходовался на добавочное блюдо к обеду по праздничным дням: макароны, компот и т.п.).

В целом повседневная жизнь была регламентирована и протекала своим чередом. Ежегодно в феврале полуэкипаж подвергался инспекторским смотрам, в ходе которых проверялись все стороны его деятельности.

С началом Первой мировой войны Россия оказалась отрезанной от союзников: русское судоходство по Балтийскому морю прекратилось; Черноморские проливы были закрыты, а Владивосток был слишком далёк. В этих условиях возросло значение Русского Севера вообще и Архангельска в частности. Перед военно-морским командованием встал вопрос об увеличении сил для обеспечения возраставших транспортных поставок союзников.

Однако к 1914 году Архангельск потерял своё былое военное значение, в нём не было ни военно-морского управления, ни военного порта. Воинскими начальниками в городе были уездный воинский начальник полковник Г.Д. Дитерихс и командир полуэкипажа капитан 1 ранга А.А. Заборовский.

Единственной базой размещения личного состава флота в Архангельске был полуэкипаж. 14 августа 1914 года, докладывая начальнику Морского генерального штаба (МГШ) о возможностях приёма дополнительных контингентов, капитан 1 ранга Заборовский указал, что «максимальным числом нижних чинов, могущих поместиться в Соломбальской Морской казарме, является 911: 300 заключённых, 111 человек хозяйственной команды и 500 человек добавочных»7.

Уже 25 августа в Архангельск начали прибывать команды: 301 запасник из 1-го Балтийского и водолазная команда из 2-го Балтийского флотских экипажей8. Разместив прибывших балтийцев, капитан 1 ранга Заборовский срочно телеграфировал в МГШ о невозможности дальнейшего приёма и размещения нижних чинов9. Однако 9 сентября ему было приказано найти помещения ещё для 300 матросов, уже отправленных из Севастополя10.

Приём и размещение новых команд были сопряжены с трудностями. Прибывавшие не имели ни положенных тёплых вещей, ни сопроводительных документов, ни продовольственных аттестатов, а часть из них вовсе отставала от своих команд11. В полуэкипаже для них не было ни матрасов, ни котелков, ни мест для хранения личных вещей, а необходимое имущество: канцелярскую мебель, замки и т.п. — командиры прикомандированных рот были вынуждены приобретать на собственные средства с неопределённой перспективой их возвращения.

Ещё большие трудности были связаны с питанием прибывавшего личного состава. Командир полуэкипажа возложил ответственность за его организацию на командиров рот, которым полагались деньги на закупку продуктов. Но договоры на поставку продуктов для полуэкипажа были заключены в 1913 году, когда выделявшиеся средства позволяли довольствовать нижних чинов, а с началом войны цены на продукты выросли. О недостаточности средств командир прикомандированной роты 1 БФЭ лейтенант Бурнашев докладывал начальнику охраны водного района Архангельского порта: «Сопоставляя положенный оклад с местными ценами на пищевые продукты, я нахожу, что вверенных мне чинов я не имею возможности кормить даже второсортными продуктами в той степени, что нижние чины не оставались бы голодными»12. Учитывая, что прибывшие команды были заняты тяжёлым физическим трудом в условиях наступавших холодов, эта проблема была весьма серьёзной.

Новый размер приварочного оклада, учитывавший реальную ситуацию в Архангельской губернии, был утверждён командующим VI армией 11 августа 1914 года, однако только с 15 сентября нижние чины стали довольствоваться из расчёта 21,8; а отправлявшиеся в командировки — 34,8 копейки в день13.

Не менее важной стала проблема обеспечения мылом личного состава, назначенного на работы с углём. По действующим нормам матросам полагалось ½ фунта мыла в месяц. Но если «вольные» матросы могли приобрести недостающее мыло на свои деньги, то большинство заключённых такой возможности были лишены. Докладывая об этом, командир полуэкипажа просил вдвое увеличить выдачу мыла личному составу, занятому работой с углём, что было вскоре выполнено14.

Ещё одна проблема, так и не решённая, была связана с нехваткой отхожих мест. Прибывавшим командам полуэкипаж мог предоставить только 22 очка, из которых 14 находились в холодном деревянном сарае с выгребом15. Именно эту проблему капитан 1 ранга Заборовский считал наиболее острой16.

В первые военные дни возникли трудности и по охране заключённых. Окарауливавшая полуэкипаж рота 198-го пехотного полка с объявлением мобилизации убыла в расположение своей части, и с 24 июля 1914 года охрана заключённых была возложена на команду ратников ополчения. Призванные из запаса 150 ратников изначально были вынуждены спать на голом полу, а охранять заключённых не могли из-за отсутствия оружия и боеприпасов17.

Проблема нехватки мест размещения в Соломбальской морской казарме, несмотря на постоянное прибытие новых команд, со временем была решена. С одной стороны, количество заключённых сокращалось, а с другой — часть прикомандированных отправлялась в места выполнения задач вне Архангельска.

С началом войны привычный уклад жизни полуэкипажа разладился. Предусмотренные распорядком дня утренняя гимнастика и занятия «часто нарушались нарядами на казённые работы по разгрузке пароходов, приходивших с военными грузами, погрузке угля на ледокол и околку льда»18.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Положение о дисциплинарном полуэкипаже // Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 1459. Оп.1. Д.1459. Л. 1.

2 Там же.

3 Список нижних чинов, состоящих на сверхсрочной службе к 15 февраля 1915 г. // Там же. Ф. 936. Оп. 1. Д. 1139. Л. 27.

4 Положение о дисциплинарном полуэкипаже // Там же. Ф. 936. Оп. 1. Д. 1459. Л. 5.

5 Строевой отчёт командира полуэкипажа за 1914 г. // Там же. Ф. 936. Оп. 1. Д. 1138. Л. 7—16.

6 Даже в «неурожайном» 1914 г. было собрано 379 пудов картофеля. См.: Там же. Л. 4.

7 Рапорт командира Архангельского дисциплинарного полуэкипажа начальнику МГШ от 14 августа 1914 г. // Там же. Д. 989. Л. 5 об.

8 Рапорт командира Архангельского дисциплинарного полуэкипажа // Там же. Л. 7—12.

9 Рапорт командира Архангельского дисциплинарного полуэкипажа начальнику МГШ от 31 августа 1914 г. // Там же. Л. 28—29 об.

10 Телеграмма начальника МГШ от 9 сентября 1914 г. // Там же. Л. 45.

11 Так, во время следования из Севастополя 300 матросов «отстал» 21 матрос! См.: Рапорт командира Архангельского дисциплинарного полуэкипажа начальнику охраны водного района Архангельского порта от 10 сентября 1914 г. // Там же. Л. 49.

12 Рапорт лейтенанта Бурнашева начальнику охраны водного района Архангельского порта // Там же. Д. 1032. Л. 19.

13 Разъяснение Морского министерства от 8 сентября 1914 г. // Там же. Л. 16.

14 Рапорт командира дисциплинарного полуэкипажа начальнику охраны водного района г. Архангельска // Там же. Д. 989. Л. 27, 27 об.

15 В случае прибытия 500 добавочных нижних чинов на 1 очко пришлось бы по 23 человека, в настоящее время 1 унитаз положен на 10—12 военнослужащих. См.: Общевоинские уставы ВС РФ. Устав внутренней службы. М., 2008. С. 87. (Глава 4. Размещение военнослужащих. Ст. 182).

16 Рапорт командира дисциплинарного полуэкипажа начальнику МГШ от 14 августа 1914 г. // РГА ВМФ. Ф. 936. Оп. 1. Д.  989. Л. 5, 6.

17 Телефонограммы командира Архангельского дисциплинарного полуэкипажа архангельскому уездному воинскому начальнику от 25 и 27 июля 1914 г. // Там же. Д. 965. Л. 7—9.

18 Строевой отчёт командира дисциплинарного полуэкипажа // Там же. Д. 1138. Л. 10 об.

Формирование Китайского батальона в Москве в 1918 году

Аннотация. Статья освещает историю формирования Китайского батальона в Москве в 1918 году.

Summary. The article covers the history of the Chinese battalion’s formation in Moscow in 1918.

Читать далее

История водоснабжения в отечественных Вооружённых силах

Аннотация. Статья посвящена истории водоснабжения в отечественной армии со времён Средневековья до окончания Второй мировой войны.

Summary. The article is devoted to the history of water supply of the domestic army from the Middle Ages until the end of the Second World War.

Читать далее