Работа с немецкими трофейными документами в Военно-морской ордена Ленина академии имени К.Е. Ворошилова 

Аннотация. В статье на примере «Наставления по проведению военно-морских игр» и «Географического описания острова Мальта» рассматривается организация работы с немецкими трофейными документами в Военно-морской ордена Ленина академии имени К.Е. Ворошилова в первые послевоенные годы.

Summary. Using the example of ‘Manual on the conduct of naval games and «Geographic description of the Island of Malta» the article views the organization of work with German trophy documents in the Naval Academy awarded with the Order of Lenin named after K.E. Voroshilov in the first post war years.

 

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

 

КУЛИКОВ Сергей Валерьевич — преподаватель кафедры истории войн и военного искусства ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 2 ранга запаса

(г. Санкт-Петербург. E-mail: ksv1904@mail.ru).

 

Работа с немецкими трофейными документами в Военно-морской ордена Ленина академии имени К.Е. Ворошилова

 

Работа по изучению и обобщению боевого опыта Второй мировой войны была развёрнута в Военно-морской академии РК ВМФ имени К.Е. Ворошилова1 с началом военных действий в Европе под руководством и в тесном взаимодействии с Главным морским штабом. Так, например, в период с 7 по 14 октября 1940 года на базе Военно-морской академии РК ВМФ имени К.Е. Ворошилова было проведено совещание представителей Главного морского штаба, Военно-воздушных сил ВМФ и академии по вопросу освещения опыта современной войны под руководством первого заместителя наркома ВМФ вице-адмирала Ивана Степановича Исакова. В ходе совещания участниками были рассмотрены вопросы, связанные с опытом использования авиации, надводных кораблей и подводных лодок в войне на море, а также проведения совместных операций армии и флота.

В этот же период в академии активно работало научно-переводное бюро, которое проводило большую работу по переводу и реферированию иностранных изданий, освещавших различные аспекты ведения войны на море. Результаты работы научно-переводного бюро выходили:

— в виде тематических сборников «Переводные материалы по 2-й мировой войне»2;

— в виде переводов отдельных трудов, например — «Военно-морское искусство и уроки морской войны»3.

В годы войны, несмотря на значительное сокращение численности профессорско-преподавательского состава, эта работа не прекращалась, даже в период нахождения академии в эвакуации в Астрахани и Самарканде. В это время к традиционным источникам информации добавлялись документы, передававшиеся нашей стране союзниками по антигитлеровской коалиции.

В послевоенный период, когда в Вооружённых силах развернулась большая работа по анализу и обобщению военного опыта и разработке на его основе новых руководящих документов, профессорско-преподавательский состав Военно-морской академии (с 1 апреля 1944 г. — Военно-морская ордена Ленина академия имени Ворошилова (ВМОЛА)) получил возможность использовать в учебной и научной работе помимо прочего немецкие трофейные документы.

Документы по военно-морской технике по большей части поступали в выделенную в 1945 году из состава ВМОЛА Военно-морскую академию кораблестроения и вооружения имени Крылова4 уже после обработки (перевода и издания в сборниках или в виде отдельных брошюр), например, в виде «Обзоров трофейной техники»5, издававшихся Военным издательством Министерства Вооружённых сил Союза ССР.

Материалы более специфические, например, руководящие документы по организации боевой подготовки, боевому применению военно-морских сил или военно-географическому описанию отдельных районов поступали в оригинальном виде и конечную обработку проходили уже в стенах академии при непосредственном участии профессорско-преподавательского состава ВМОЛА.

Организация обработки трофейных немецких документов предусматривала два варианта работы. В первом варианте перевод осуществлялся сотрудниками научно-переводного бюро академии, а редакторами выступали специалисты профильных кафедр. Именно в период с 1945 по 1950 год специалистами научно-переводного бюро ВМОЛА был переведён значительный массив материалов, освещавших опыт Второй мировой и Великой Отечественной войн. В общей сложности этой тематике были посвящены более 95 переводных работ, из которых значительную часть составляли немецкие трофейные документы6.

Во втором, менее распространённом варианте и перевод, и издание осуществляли непосредственно ведущие специалисты кафедр академии.

В качестве примера документа первого типа можно привести «Наставление по проведению военно-морских игр» (далее Наставление), изданное управлением военно-морских сил министерства рейхсвера в Берлине в 1928 году (перевод датирован 1945 г.)7. Редактором перевода стал выдающийся учёный контр-адмирал Владимир Иванович Рутковский8, начальник кафедр боевого управления и штабной службы ВМОЛА.

Наставление состоит из пяти разделов и приложений:

  1. Общие замечания.
  2. Руководство и участники.
  3. Подготовка к игре.
  4. Проведение тактической игры.
  5. Проведение стратегической игры.
  6. Приложения.

Объём публикации не позволяет с высокой степенью детализации рассмотреть все разделы документа, поэтому остановимся на наиболее важных его положениях.

В соответствии с Наставлением сущность военно-морской игры заключается в том, что две или более сторон действуют друг против друга исходя из начальной обстановки, указанной руководителем игры, разыгрывают в ограниченных по времени и пространству рамках ход военных действий на море и его этапы различного масштаба.

Что касается целей морской игры, в Наставлении указано, что она является одним из наиболее верных средств в отношении оперативной и тактической подготовки к ведению войны и создания единых тактических и стратегических воззрений и взглядов. Игра создаёт ценные отправные моменты для оценки командных качеств участников игры и способствует военно-географическому изучению театров. В зависимости от установок конкретной игры она может служить, во-первых, учебным целям, во-вторых, целям проверки отдельных оперативно-тактических положений по заданиям высшего командования9.

В первом случае основной задачей будет создание у участников игры навыков в:

— использовании морских сил и их вооружения;

— учёте и оценке тактической, оперативной и стратегической обстановки;

— быстром принятии решений и овладении всеми видами (формами) отдачи приказаний.

В ходе проверочных игр могут решаться следующие задачи10:

— проверка планов проведения манёвров, рекогносцировок флагманов и показательных боевых столкновений;

— проверка подготовки штабов к ведению войны на море, а также подготовки к взаимодействию армии, флота и политического руководства;

— проверка возможностей использования новых типов кораблей и нового вооружения;

— проверка определённых военно-теоретических положений с целью составления на их основе выводов — определение той материальной подготовки, которая наилучшим образом соответствовала бы реализации этих положений.

В соответствии с классификацией, принятой в Наставлении, по своим целям, характеру и технике проведения военно-морские игры делятся на:

— учебные или проверочные;

— стратегические и тактические;

— игры на планшетах и на картах.

Однако в Наставлении подчёркивалось, что границы различий между этими видами игр не постоянны; чем живее и интереснее построена игра, тем больше в ней будет элементов от каждого рода игр11. Указанное положение, несомненно, обеспечивало гибкость в проведении игр.

В отношении тактических игр в Наставлении было указано, что они могут служить, без учёта особых стратегических положений или особенностей театров военных действий, или целям обучения или опытным целям, или, наконец, иметь своей целью дальнейшую разработку и оценку отдельных тактических вопросов, возникающих в ходе стратегической игры.

В соответствии с Наставлением основой для стратегической игры всегда является определённая стратегическая обстановка на одном или нескольких театрах военных действий. В своей простейшей форме эта игра служит в качестве учебной игры для стратегической подготовки офицеров среднего и высшего звена. При проверочной игре стратегическая игра переходит в проверку оперативной подготовки штабов вышестоящим командованием и заканчивается решением одной или нескольких стратегических задач12.

По оценкам германского военно-морского командования подготовка к проведению небольших тактических и стратегических игр должна сводиться к минимальному объёму. В Наставлении особо подчёркивалось, что при каждом штабе, занимающемся решением тактических и стратегических задач, должна вестись постоянная подготовка к игре. Выполнение этого требования позволяет без значительных затрат времени перейти к решению такого рода задач путём проведения короткой военной игры13.

Также в Наставлении раскрывались особенности проведения тактической и стратегической игр. Из особенностей подготовки к играм последнего типа необходимо отметить потребность в наличии большого объёма справочных материалов, в том числе военно-географических описаний того или иного театра или района. Эта потребность вытекала из одного из ключевых требований Наставления — сокращение времени на подготовку к игре.

С середины 20-х и до начала 40-х годов XX столетия германские вооружённые силы считались лидером в использовании военных игр в боевой подготовке штабов частей и соединений различного уровня. В частности, во второй половине 30-х годов, в ходе подготовки к войне в Европе командование ВМС Германии провело большое число исследовательских игр. Так, зимой 1937/38 года была проведена стратегическая игра «А» (Kriegsspiel-A)14 верховного командования кригсмарине, в ходе которой были отработаны вопросы15:

— организации ведения боевых действий к северу от Шетландских островов;

— развёртывания карманных линкоров «Дейчланд» (в Карибское море), «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее» (в Атлантику) и тяжёлого крейсера «Адмирал Хиппер» (в Индийский океан) для ведения крейсерской войны;

— организации ведения войны на Балтике и обеспечения импорта шведской железной руды;

— организации боевых действий подводных лодок в Средиземном море.

В ходе оперативной игры «D» (Kriegsspiel-D) флотского командования16 кригсмарине исследовались вопросы организации боевых действий немецких подводных лодок в Средиземном море с целью нарушения морских коммуникаций между Францией и её колониями в Северной Африке и сковывания сил французского средиземноморского флота. Игра показала, что из Берлина должно осуществляться только общее руководство операциями, а непосредственное руководство боевыми действиями должно быть передано командующему подводными силами на театре, т.к. он лучше знает текущую обстановку и имеет более устойчивую и безопасную связь с подводными лодками17.

В ходе тактической игры «H» военно-морской группы «Ост»18 была проверена возможность ведения боя германским линейным кораблём, вооружённым 380-мм орудиями главного калибра, против более старых и современных им линейных кораблей19.

Не вызывает сомнений, что германский опыт проведения военных игр тщательно изучался и использовался профессорско-преподавательским составом ВМОЛА. В частности, отдельные положения немецкого «Наставления по проведению военно-морских игр» были использованы профессором контр-адмиралом Владимиром Александровичем Белли20 при разработке «Методики оперативных игр», которая увидела свет в 1946 году21.

Образцом упомянутого выше военно-географического описания района может послужить трофейный документ — «Географическое описание Мальты»22. Перевод и окончательную обработку документа выполнил выдающийся учёный-географ, заведующий кафедрой военно-морской географии ВМОЛА контр-адмирал Евгений Евгеньевич Шведе23.

Рассматриваемый немецкий оригинальный документ датирован 1942 годом (перевод — июнем 1946 г.) и, несомненно, был подготовлен в преддверии операции «Геркулес» — планировавшейся, но так и не состоявшейся итало-немецкой высадки на о. Мальта. По своей структуре документ состоит из 13 разделов и приложения, дающих максимально полное представление о Мальте. Остров описывается по следующим параметрам:

— положение, размеры и расстояния;

— рельеф местности и характер берегов;

— климат;

— геолого-почвенный обзор;

— водоснабжение;

— типы ландшафтов;

— пещеры, могилы, мегалиты24;

— народонаселение: племенной и лингвистический состав, социальные отношения и распределение населения;

— экономический обзор;

— пути сообщения;

— краткий словарь;

— меры расстояний и веса.

Приложение содержит в себе картографический материал. Все разделы дополнены иллюстративным материалом, в основном кадрами аэрофотосъёмки. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Разночтение в названии Военно-морской академии по тексту статьи отражает её историю в этот период. Так, в 1938—1944 гг. академия носила название «Военно-морская академия РК ВМФ имени К.Е. Ворошилова», в 1944—1958 гг. — «Военно-морская ордена Ленина академия имени К.Е. Ворошилова» (официально принятое сокращение — ВМОЛА).

2 По состоянию на 1942 г. научно-переводным бюро академии были изданы 11 сборников объёмом до 500 страниц каждый, в т.ч.: № 1 «Трагедия Франции»; № 2 «Обзор операций на море (с 03 сентября 1939 г. по февраль 1940 г.)»; № 3 «Наша борьба на море (сборник статей германских авторов)»; № 4 «Оборона Финляндии»; № 5 «Дневник войны (с 29 января 1940 г. по 13 апреля 1941 г.)»; № 6 «Дневник войны на море. Герм. (с 1 января 1940 г. по 24 февраля 1941 г.)»; № 7 «Война в воздухе 1939 г. — 1940 г.»; № 8 «Война на море. Англ. 1939 г. — 1941 г.»; № 9 «Норвежская операция»; № 10 «Морские операции 1939 г. — 1941 г.»; № 11 «Борьба на коммуникациях».

3 Военно-морское искусство и уроки морской войны / Пер. № 936. Л.: ВМА имени Ворошилова, научно-переводное бюро, 1940. 39 с.

4 27 августа 1945 г. состоялось решение Совета народных комиссаров Союза ССР о выделении из состава ВМОЛА инженерно-технических факультетов во вновь созданную Военно-морскую академию кораблестроения и вооружения имени А.Н. Крылова. Раздельное существование командной и инженерной академий продолжалось 15 лет (до 1960 г.), когда их объединили в Военно-морскую ордена Ленина академию.

5 См., например: Об опытах по борьбе с обнаружением подводных лодок: обзор трофейной техники. Вып. 3. Совет по радиолокации при СНК СССР / Ред. чл.-корр. АН СССР А.И. Берг. М.: Воен. издат. НКО СССР, 1946. 16 с.

6 Материал по НИР «История». Глава 4. Военно-морская академия в послевоенный период (1946—1964 гг.). Л.: ВМОЛА, 1965. С. 35.

7 Наставление по проведению военно-морских игр / Пер. с нем. № 1442 / Пер. И.А. Денисовой; ред. контр-адмирал В.И. Рутковский. Л.: ВМОЛА имени Ворошилова, научно-переводное отделение, 1945. 83 с.

8 Рутковский Владимир Иванович (20 марта 1902 — 9 августа 1982) — в РККФ с 1918 г., контр-адмирал (5 ноября 1944 г.), доцент (февраль 1950 г.), кандидат военно-морских наук (июнь 1948 г.). В период с сентября 1945 по июнь 1951 г. исполнял обязанности начальника кафедр боевого управления и штабной службы.

9 Наставление по проведению военно-морских игр… С. 1.

10 Там же. С. 2.

11 Там же. С. 3.

12 Там же. С. 4.

13 Там же. С. 10.

14 Военно-морские игры командования кригсмарине, как правило, носили буквенные обозначения: стратегическая игра 1937—1938 гг. — Kriegsspiel-A, оперативные — Kriegsspiel-B, C, D, E, тактические — Kriegsspiel-F, G, H, J.

15 Vego Milan. German War Gaming // Naval War College Review. 2012. Vol. 65. № 4. P. 120—122.

16 Флотское командование непосредственно подчинялось штабу руководства войной на море и отвечало за снабжение и боевую подготовку кораблей и непосредственное руководство операциями с их участием.

17 Vego Milan. Op. cit. P. 121.

18 Командование военно-морской группы «Ост» (Киль) — отвечало за операции на Балтийском театре, обеспечение безопасности судоходства, а также за береговую оборону.

19 Vego Milan. Op. cit. P. 123.

20 Белли Владимир Александрович (11 июля 1887 — 1 июля 1981) — в РККФ с 1918 г., контр-адмирал (1940), кандидат военно-морских наук (1940), профессор (1945). С 1937 по 1949 г. — начальник кафедры стратегии и оперативного искусства (в 1941—1945 гг. исполнял обязанности начальника командного факультета Военно-морской академии).

21 Российский государственный архив ВМФ. Ф. р-2224. Оп. 1. Д. 122. Л. 1—10.

22 Географическое описание острова Мальта / Пер. контр-адмирал Е.Е. Шведе. Л.: ВМОЛА имени Ворошилова, 1946. 99 с.

23 Шведе Евгений Евгеньевич (25 октября 1890 — 26 апреля 1977) — в РККФ с 1918 г., контр-адмирал (1944), доктор военно-морских наук (1942), профессор (1940), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1948). Профессор кафедры военно-морской географии Военно-морской академии (1940—1943), старший преподаватель (1943—1945), начальник кафедры морских театров и сил, начальник кафедры военно-морской географии (1945—1960).

24 Мегалиты Мальты —- группа мегалитических (построенных из больших глыб местного известняка) храмов и святилищ, относящихся к эпохе неолита (примерно середина IV — конец III тыс. до н.э.).

Статья подготовлена к публикации в рамках разработки военно-исторического труда «Военная география и военная статистика в отечественной военной науке»

«Англия… не мешает Германии воевать с Советским Союзом»

Аннотация. Публикуемый документ из личного фонда В.М. Молотова (РГАСПИ. Ф. 82) показывает, что в годы Второй мировой войны руководство СССР знало о стратегических приоритетах Великобритании и о том влиянии, которое оказывали средства крупного британского и американского бизнеса, вложенные в германскую экономику, на выбор целей британских бомбардировок.

Summary. The document from V.M. Molotov’s papers published in the article shows that during the Second World War the USSR leadership knew about Britain’s strategic priorities and about the influence of the big British and American business’ funds invested into the German economy on choosing the targets for British bombardments.

Читать далее

Следственные материалы по делу сторонников генерала Л.Г. Корнилова на Юго-Западном фронте

Аннотация. Статья посвящена анализу следственных документов по делу сторонников генерала Л.Г. Корнилова на Юго-Западном фронте. Документы были вывезены следователем из России в 1917 году и оказались в США. Их анализ позволил составить представление о роли генералитета Юго-Западного фронта в деле Корнилова.

Summary. The article analyses evidences relating to the case of General L.G. Kornilov’s supporters in the South-Western Front. The documents were taken by the investigator from Russia in 1917 and found themselves in the United States. Their analysis made it possible to form an idea of the role of the South-Western Front generalship within Kornilov’s case.

Читать далее