Командиры морской авиации

Аннотация. В статье рассказывается о причинах и условиях зарождения и развития высшего образования командного состава морской авиации в Военно-морской академии СССР.

Summary. The article describes reasons and conditions of the origin and development of the higher education of the Naval Aviation Commanders in the Naval Academy of the USSR.

Воинское обучение и воспитание 

ВАБИЩЕВИЧ Галина Эдуардовна — научный сотрудник 12 НИО (исторический) Центра (научно-исследовательского проблем развития и функционирования Военно-Морского Флота) Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», соискатель учёной степени кандидата наук

(г. Санкт-Петербург. E-mail: marcell-wacc@inbox.ru).

 

Командиры морской авиации

 

Морская авиация отечественного Военно-морского флота зародилась в 1910 году и, пройдя горнило Первой мировой войны (1914—1917), стала одним из основных родов сил ВМФ. Так было на протяжении всей её столетней истории. Но в период 1920—1935 гг. авиация командованию флота подчинялась в оперативном отношении, а организационно входила в состав Рабоче-крестьянского Красного Военно-воздушного флота (Главвоздухофлота), позднее переименованного в ВВС РККА1. Функции подготовки кадрового состава всей авиации были возложены на Управление ВВС РККА, поэтому большинство морских авиаторов высшее образование получали в Академии Воздушного флота имени Н.Е. Жуковского в Москве (с 1925 г. Военно-воздушная академия РККА)2.

Но в силу специфики морской авиации организовать замкнутую систему подготовки командных кадров изолированно от флота было невозможно. Уже в 1921 году начальник Главвоздухофлота К.В. Акашев обратился в Управление морских учебных заведений РККФ с письмом (№ 674/310 от 17 января 1921 г.), содержавшим просьбу о предоставлении пяти вакансий для слушателей-авиаторов в Военно-морской академии (ВМА) в Петрограде. Акашев считал полезным «установление тесной связи между авиацией, с одной стороны, и всеми родами оружия, с другой», он нуждался в высококвалифицированных сотрудниках своего аппарата, разбирающихся в проблемах флота3.

Руководство ВМА этот вопрос решило положительно. В 1921—1922 гг. наряду с другими красными командирами флота были приняты 11 морских лётчиков4 на подготовительный курс ВМА (выпуски 1926 и 1927 гг.) и ещё трое — на основной курс (выпуски 1923 и 1924 гг.). Авиаторы обучались вместе со всеми слушателями по единым программам, включавшим авиационные дисциплины цикла тактики. Лекции читали лучшие учёные и преподаватели академии того времени: Леонид Георгиевич Гончаров (свойства оружия), Борис Борисович Жерве (стратегия), Михаил Александрович Петров (боевая деятельность флота) и другие. Занятия проводили сначала Георгий Сергеевич Скрягин5, а затем Иван Николаевич Дмитриев6.

В 1925 году на основании приказа РВС СССР № 986 от 30 сентября 1925 года при военно-морском факультете ВМА было учреждено первое специальное авиационное подразделение — Академические курсы высшего и старшего комсостава морской авиации со сроком обучения 8 месяцев. Набор слушателей производился Управлением ВВС РККА из числа командиров морской авиации, имевших военно-морское образование. Курсы давали специальную, оперативную, общественно-политическую и военно-морскую подготовку, необходимую для строевого и оперативного руководства соединениями морской авиации. Руководил курсами И.Н. Дмитриев7.

В том же году приказом РВС СССР № 1136 от 14 ноября 1925 года при ВМА были учреждены Высшие морские академические курсы (с 1927 по 1931 г. — Курсы усовершенствования высшего начсостава РККФ). На них в числе прочих обучались и морские лётчики — командиры соединений, выдвинувшиеся во время Гражданской войны. С 1 ноября 1926 года был введён новый штат академии, где в учебном отделе появилась должность заведующего курсом морской авиации (из числа штатных преподавателей)8.

По мере развития авиации расширялся и круг решавшихся ею задач. Авиационная техника и вооружение, примеры взаимодействия авиации с остальными силами ВМФ наиболее объёмно освещались на военно-морском факультете, где готовили командиров надводных и подводных кораблей, командиров и начальников штабов береговых частей ВМФ. Например, в планах 1925/26 учебного года на авиацию отводилось 122 часа (2,15 проц.) из общего количества 5670 часов учебного времени на всех трёх курсах, в т.ч.: «тактические свойства воздушных сил» — 80 часов; в «общей тактике» — 42 часа9. В связи с началом активного освоения авиацией минного и торпедного оружия появилась необходимость создать авиационный учебный кабинет при факультете военно-морского оружия, что и было сделано в 1927 году10.

По программе тактики и свойствам авиационного оружия слушателям рекомендовались учебные пособия профессора Военно-морской академии М.А. Петрова: «Боевое применение воздушных сил в морской войне»11, «Морская тактика. Боевая деятельность флота», «Морская тактика. Бой» и другие. Среди остальных авторов следует выделить профессора Военно-воздушной академии Н.А. Яцука12 и его фундаментальный труд «Тактика воздушного флота»13. В общем, отдельные направления военно-авиационной науки были проработаны достаточно глубоко и представлялись актуальными на текущий период времени. Однако насущной потребностью стало комплексное решение проблем морской авиации и их отражение в учебном процессе при подготовке командного состава флота. Можно привести строки из книги «Морская авиация», которую сам автор, А.И. Ханов14, считал первой попыткой дать военно-морским учебным заведениям «материал, отвечающий запросам современности»: «Полных и вполне исчерпывающих источников по морскому воздушному флоту мы до сего времени не имеем»15.

К началу 1930-х годов в стране обозначился значительный прогресс промышленного производства, что позволило неуклонно наращивать силы флота, который стал испытывать кадровый голод. Правительство прикладывало значительные усилия к укреплению Вооружённых сил и подготовке их кадрового состава. В 1930 году впервые был организован приём в Кремле в честь выпускников военных академий, куда были приглашены и выпускники ВМА. В начале 1931 года Военно-морская академия успешно прошла проверку комиссией Реввоенсовета СССР. Приказом РВС СССР № 18 от 14 февраля 1931 года ей было присвоено имя народного комиссара по военным и морским делам К.Е. Ворошилова. С 1 сентября 1931 года были введены новые расширенные штаты, где в составе тактического цикла 29 декабря 1931 года была образована кафедра тактики Военно-воздушных сил, которую возглавил С.Э. Столярский16.

Морской лётчик Станислав Эдуардович Столярский являлся участником Первой мировой и Гражданской войн, имел большой опыт службы на высших командных должностях морской авиации. В 1927 году он стал выпускником академии, а через два года окончил адъюнктуру при ней17. Первая его теоретическая работа по обобщению опыта действий морской авиации совместно с речной флотилией была опубликована ещё в 1921 году18. С.Э. Столярский был не просто отличным специалистом, но энтузиастом и настоящим созидателем.

Другой преподаватель кафедры — морской лётчик Иван Фёдорович Киреев, тоже участник Гражданской войны, окончил академию в 1926 году19. В июле 1933 года коллектив кафедры пополнил Василий Дмитриевич Авсюкевич, выпускник Академических курсов при ВМА 1927 года, известный красный командир и комиссар, опытный руководитель и педагог20.

У сотрудников вновь созданной авиационной кафедры ВМА имени К.Е. Ворошилова, в первую очередь у её руководителя С.Э. Столярского впереди было много работы. А начал он с научного исследования истории становления морской авиации, которое увидело свет в 1932 году21. Однако в рамках целевых установок военно-морского факультета (в 1935 г. переименован в командный факультет) основные усилия кафедры прилагались к развитию учебно-методической базы тактики ВВС. В 1932 году Столярский издал работу «Обеспечение средствами ВВС тактического использования манёвренных соединений подводных лодок». Всего до 1940 года им были подготовлены и изданы около 40 научных работ разного объёма.

9 октября 1932 года РВС СССР своим постановлением определил целевые установки подготовки кадров в Военно-морской академии: «Основное внимание всех факультетов академии сосредоточивается на вопросах боевой подготовки подводного флота совместно с надводным флотом, авиацией и береговой обороной и на овладении искусством нанесения противнику мощного сосредоточенного (комбинированного) удара с использованием всех наличных средств подводных лодок и тяжёлой авиации в особенности»22.

В планах 1933/34 учебного года на тактику ВВС отводилось уже 340 часов (3,61 проц.) из общего количества 9408 часов учебного времени на всех трёх курсах ВМА23. На кафедре создавались новые учебники и наглядные пособия, а для практических занятий, решения тактических задач и военно-морских игр использовались интерактивные макеты военно-морских баз, гидроаэродромов, модели кораблей и самолётов. Для ознакомления слушателей с новыми образцами авиационной техники в академию приглашались лекторы, учёные из других учреждений: Остехбюро, Учебного комбината Гражданского воздушного флота и других24.

В целом до 1938 года Военно-морскую академию и Академические курсы при ней окончили более 30 морских авиаторов. Среди выпускников наиболее известны: Борис Борисович Лобач-Жученко (1923), Александр Михайлович Якимычев (1926), Вальтер Карлович Бергстрем (1926), Станислав Эдуардович Столярский (1927), Василий Дмитриевич Авсюкевич (1927), Август Оттович Букан (1927), Михаил Михайлович Сергеев (1929), Александр Васильевич Цырулёв (1930), Василий Николаевич Калмыков (1933)25.

До 1938 года подготовка руководящего офицерского состава с законченным академическим образованием в основном производилась в ВВА РККА имени Н.Е. Жуковского, где на командном факультете имелось небольшое «морское отделение». Слушатели, до 14 человек лётчиков и летнабов, готовились по особой программе для замещения командных должностей морской авиации. Стажировку они проходили в управлениях и штабах соединений и частей ВВС флота26. Но этого было недостаточно, поэтому в Военно-морской академии имени Ворошилова периодически формировались курсовые группы специально для дополнительной морской подготовки слушателей Академии имени Н.Е. Жуковского. Такие курсы, например, были организованы в период 20 апреля — 10 июля 1933 года27.

По мере совершенствования авиационной техники и вооружения росли возможности авиации для ведения вооружённой борьбы на море. В то же время всё сильнее чувствовался разрыв между системой подготовки в учебных заведениях ВВС РККА и нуждами флота. На самом высоком уровне командование Морских сил неоднократно поднимало вопрос о возвращении морской авиации в своё полное подчинение. Это было необходимым условием для достижения более тесного взаимодействия между авиацией и флотом. Переломным стал 1935 год, когда Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Труда и Обороны приняли программу развития морской авиации и её перевооружения до 1938 года. В 1935 году при Управлении Морских сил РККА был вновь создан отдел морской авиации и введена должность помощника начальника Морских сил по авиации, на которую был назначен морской лётчик комбриг В.К. Бергстрем.

На основании директивы начальника Штаба РККА № 3/19656 от 5 августа 1935 года все авиачасти, соединения и учреждения морской авиации, входившие в состав флотов и флотилий, с 17 августа 1935 года были изъяты из ведения начальника Управления ВВС РККА и переданы в подчинение начальника Морских сил РККА (через командующих флотами и флотилиями)28. Своим приказом № 059 от 4 мая 1937 года заместитель наркома обороны, начальник Морских сил РККА флагман флота 1 ранга В.М. Орлов ввёл в действие «Временное наставление по боевому применению Морской Авиации 1937 г.». Этот важный документ закрепил статус морской авиации как «специального рода морской вооружённой силы», входящего в состав Морских сил РККА.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 30 декабря 1937 года, объявленному приказом НКО СССР № 5 от 8 ноября 1938 года, был образован Народный комиссариат Военно-Морского Флота СССР. Отдел морской авиации Управления ВМС РККА был переформирован в Управление морской авиации ВМФ (УМА). Временно исполняющим обязанности начальника ВВС ВМФ был назначен комбриг Ф.Г. Коробков. Формирование собственного управления в составе Наркомата ВМФ позволило приступить к созданию самостоятельной системы подготовки авиационных кадров для флота. При неуклонном росте количественного и качественного состава авиации ВМФ29 и всё возраставших требованиях к уровню образования лётного и технического состава, особенно командного, это стало насущной задачей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 С марта 1920 г. началась затянувшаяся до апреля 1924 г. реорганизация морской авиации, в ходе которой она была подчинена Главному управлению Рабоче-крестьянского Красного Военно-воздушного флота Республики (ГУ РККВВФ, или Главвоздухофлот). В то время понятие «морская авиация» почти отождествлялось с гидроавиацией, а все сухопутные силы авиации по определению сразу же вошли в состав Военно-воздушного флота. Гражданская война практически уничтожила потенциал, наработанный гидроавиацией во время Первой мировой войны, и поставила её на грань исчезновения. Так что хотя эта реорганизация подрывала «генетические связи» морской авиации с флотом, но в то время она была целесообразной.

2 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 1581. Л. 6.

3 Там же. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 116. Л. 15.

4 Там же. Д. 120. Л. 250.

5 Скрягин Г.С. — морской лётчик (1915), участник Первой мировой и Гражданской войн, окончил Морскую академию (1920) и оставлен в ней адъюнктом по авиации. Умер в 1923 г. // РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 218. Л. 42.

6 Дмитриев Иван Николаевич — опытный моряк, во время Русско-японской и Первой мировой войн командовал кораблями и соединениями. В 1911 г. одним из первых в России окончил Офицерскую школу авиации с присвоением звания военный лётчик. В 1916 г. вернулся в авиацию, руководил Управлением морской авиации ВМФ (1917—1920). С начала 1920-х гг. преподавал в морских вузах // РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 218. Л. 472.

7 РГА ВМФ. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 1188. Л. 35, 41.

8 Там же. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 561. Л. 16.

9 Программы Военно-морского факультета: на 1925—26 год. Л.: Тип. В.Т.А., 1925. С. 1, 75, 89.

10 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 525. Л. 19—22; Д. 594. Л. 6. На факультете оружия торпедистов и минёров для авиации готовили и до, и во время, и после Великой Отечественной войны.

11 Петров М.А. Боевое применение воздушных сил в морской войне: пособие для командного состава РККА. М.: Авиаиздательство, 1925. 172 с.

12 Яцук Николай Александрович — выпускник Николаевской морской академии (1908), военный и морской лётчик, участник Первой мировой и Гражданской войн, учёный, педагог ВВА имени Н.Е. Жуковского (1922—1930), оставивший богатое теоретическое наследие. Подробнее см.: Дёмин А.А., Емелин А.Ю. О жизни и деятельности Николая Александровича Яцука — инженера, исследователя, лётчика и теоретика военной авиации // Из истории авиации и космонавтики: сборник. 1998. № 72. С. 95—116.

13 Программы Военно-морского факультета: на 1925—26 год. С. 89.

14 Ханов Александр Иванович — выпускник Военно-морской академии (1927), участник Первой мировой и Гражданской войн, морской лётчик. После 1931 г. работал на руководящих должностях в гражданской авиации // РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 2. Д. 8305.

15 Ханов А.И. Морская авиация. М.: Госвоениздат, 1932. С. 5.

16 Столярский исполнял эти обязанности со времени создания кафедры. Но по какой-то причине официальное назначение на должность состоялось только в июле 1935 г. Хотя ещё в 1933 г. начальник военно-морского факультета П.А. Трайнин обращался с соответствующим ходатайством к начальнику штаба ВМА РККА // РГА ВМФ. Ф. 352. Оп. 1. Д. 998. Л. 65.

17 РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 5. Д. 3136; Ф. Р-402. Оп. 2. Д. 42. Л. 11.

18 Столярский С.Э. Применение гидроавиации для совместных действий с речной военной флотилией. М.: Госиздат, 1921. 31 с.

19 РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 2. Д. 602. Л. 85.

20 Там же. Ф. Р-352. Оп. 6. Д. 3; Ф. Р-34. Оп. 11. Д. 22.

21 Столярский С.Э. Краткий исторический очерк развития и организации Морской Авиации в России с 1911 г. до начала 1918 г. Л.: ВМОЛА имени К.Е. Ворошилова (Кафедра ВВС и ПВО), 1932. 27 с.

22 Алхименко А.П., Волощенко Э.В. [и др.] Военно-морская академия (краткая история). 2-е изд., испр. и доп. Л.: ЦКФ ВМФ, 1991. С. 79.

23 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 977. Л. 58.

24 Там же. Д. 998. Л. 30, 49.

25 Там же. Д. 177. Списки слушателей, окончивших академию.

26 Зенкин А.И. Материалы к НИР «История ВМОЛА». Авиационная специальность. Л., 1965. С. 149—169. Академич. библиотека, инв. № Ф 241988.

27 Приказы по ВМА имени Ворошилова. Приказ № 111/112 от 20 апреля 1933 г. и № 159 от 10 июля 1933 г.

28 РГА ВМФ. Ф. Р-61. Оп. 4. Д. 8. Л. 2.

29 Так именовалась морская авиация с 1 января 1939 г.

Офицерские курсы авиации флота (1940—1960 гг.)

Аннотация. Статья открывает новые страницы истории авиации Военно-морского флота СССР, рассказывает об учебном заведении дополнительной профессиональной подготовки офицеров морской авиации — офицерских курсах авиации флота (1940—1960 гг.)

Summary. The article describes new sides of the USSR Navy s aviation history and tells us about a training institution of additional professional training for naval aviation — Naval aviation officers training courses (1940—1960).

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

 

ВАБИЩЕВИЧ Галина Эдуардовна — научный сотрудник 12 НИО (исторический) Центра (научно-исследовательского проблем развития и функционирования Военно-Морского Флота) Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», соискатель учёной степени кандидата наук

(г. Санкт-Петербург. E-mail: marcell-wacc@inbox.ru).

 

ОФИЦЕРСКИЕ КУРСЫ АВИАЦИИ ФЛОТА (1940—1960 гг.)

Высшие курсы усовершенствования начальствующего состава ВВС и ПВО ВМФ (сентябрь 1940 — сентябрь 1941)

В 1938 году началась масштабная реорганизации авиации Военно-морского флота СССР. Она переводилась на новую оргштатную структуру, где основной тактической единицей стали полки, объединённые в бригады нового типа. Личный состав авиационных частей осваивал самолёты берегового базирования, вырабатывались новые формы боевого применения современной техники и вооружения, совершенствовалась тактика ВВС ВМФ. Количественный и качественный рост происходил на фоне известных внутриполитических событий 1937—1939 гг., в результате которых значительная часть руководящего состава высшего и среднего звена была уволена из кадров ВМФ. На освободившиеся должности, минуя промежуточные ступени, назначались офицеры, не имевшие достаточного опыта и квалификации.

Сложившаяся практика переподготовки руководящих кадров авиации флота на различных курсах усовершенствования при высших и средних учебных заведениях ВМФ и ВВС РККА не носила системного характера и перестала соответствовать требованиям времени. В этих условиях остро встал вопрос об организации учебного заведения дополнительной профессиональной подготовки и переучивания лётного и технического состава авиации ВМФ. Проблему нехватки квалифицированных кадров обострила Советско-финляндская война (1939—1940 гг.).

По приказу НК ВМФ СССР № 0656 от 9 сентября 1940 года началось формирование Высших курсов усовершенствования начсостава ВВС и ПВО ВМФ (ВКУНС). Местом дислокации курсов выбрали г. Новый Петергоф Ленинградской области, что было обусловлено наличием материально-технической базы, инфраструктуры, близостью ВМБ Кронштадт и учебно-научных центров ВМФ в Ленинграде и области1. В распоряжение начальника ВКУНС передали: здание управления ВВС КБФ (Английский дворец)2, здание 2-й объединённой школы младших авиационных специалистов ВВС КБФ (ОШМАС)3, квартирный фонд всех переводившихся из Петергофа частей и учреждений4. Курсы использовали сухопутные аэродромы Новый Петергоф и Низино, а также морской аэродром Ораниенбаум. Начальником ВКУНС был назначен генерал-майор авиации В.В. Суворов5, а начальником штаба — генерал-майор авиации С.Э. Столярский6.

Первый штат ВКУНС составлял 674 человека, из них 128 слушателей7. В марте 1941 года штат был расширен до 981 человека, из них 152 слушателя8. К этому времени успели сформировать авиационный полк (1-я сухопутная авиаэскадрилья (аэ), 2-я морская аэ, 3-я бомбардировочная аэ, командир полка майор И.М. Сотников), авиационную базу и роту связи9. На вооружении полка имелись всего 55 самолётов: 15 истребителей; 3 одномоторных тренировочных; 1 учебный; 10 боевых двухмоторных морских; 2 тренировочных двухмоторных морских; 20 боевых двухмоторных сухопутных; 4 тренировочных двухмоторных сухопутных10.

Укомплектовать курсы педагогическим составом оказалось наиболее трудной задачей. Мало кто из преподавателей имел достаточный опыт, да и образование оставляло желать лучшего. В то время как по замыслу командования сотрудники ВКУНС должны были заниматься не только учебной, но и научно-исследовательской работой11. Однако в январе 1941 года занятия начались. На курсах обучались помощники командиров полков, командиры эскадрилий и их помощники, начальники штабов полков и эскадрилий, флагштурманы эскадрилий, командиры авиабаз и их помощники, начальники разведывательных отделений, комиссары и политруки12. В числе первых слушателей оказались четыре Героя Советского Союза: А.А. Губрий, Ф.Н. Радус, А.А. Денисов, И.И. Волосевич, а также будущий Герой Советского Союза А.А. Карасёв и другие известные авиаторы13.

Целевые установки для первого набора: повышение теоретического уровня, изучение тактики ВВС и новой материальной части в объёме знаний, необходимых командиру отдельной части или его помощнику. Курс обучения был рассчитан на 1 год: 8 месяцев теоретическая подготовка, 4 месяца лётная практика и стажировка в частях и на кораблях. Но в связи с началом Великой Отечественной войны все 176 слушателей первого набора были выпущены до конца июня 1941 года досрочно. Из них 60 человек были направлены в распоряжение начальника ВВС ВМФ (39 лётчиков откомандировали в г. Ейск для переучивания на новую матчасть при военно-морском авиационном училище (ВМАУ) имени Сталина), остальные — на флоты14.

Приказом НК ВМФ № 00178 от 10 июля 1941 года авиационный полк ВКУНС, в котором остались только 1-я и 3-я эскадрильи, подлежал расформированию15. Часть комначсостава полка отправилась на флоты: ВВС СФ — 4 человека; ВВС КБФ — 45 человек; ВВС ЧФ — 2 человека; 45 человек — в резерв начальника ВВС ВМФ с прикомандированием к ВМАУ имени Сталина16. Тем же приказом на аэродроме Ейск к 1 августа была сформирована 8-я авиационная эскадрилья переучивания экипажей (8 аэпэ).

Курсы эвакуировались из Нового Петергофа в Ейск в период 15—22 июля 1941 года, где немедленно приступили к развёртыванию и набору учащихся. Они разместились на территории морской учебной бригады ВМАУ имени Сталина на Ейской косе. По состоянию на 26 июля личный состав курсов насчитывал 230 человек, из них: начсостав — 65 человек, младший начсостав — 39 человек, курсанты — 5 человек, рядовые — 121 человек. На вооружении курсов имелись: пулемётно-зенитные установки — 3, пулемёты «максим» — 3, винтовки — 130, пистолеты и револьверы — 70, гранаты — 100, ракеты — 20017. Второй набор слушателей, всего 80 человек, собирался из аэроклубов ГВФ (начальники, командиры отрядов и звеньев, лётчики-инструкторы) и инструкторского состава запасных авиационных полков. Курс обучения (6 месяцев) охватывал только теоретическую подготовку18.

Собственных самолётов на курсах не было, лётную практику слушатели проходили на базе 8 аэпэ ВМАУ имени Сталина. В эскадрилье по штату были 111 человек лётно-технического и 120 человек переменного состава, 30 самолётов19. На её укомплектование были направлены: часть личного состава расформированного полка ВКУНС, а также 10 человек и 8 самолётов ВМАУ (остальные по мобилизации). В 8 аэпэ кадровые лётчики и лётчики запаса, в т.ч. мобилизованные из ГВФ, переучивались на самолёты Як-1, ЛаГГ-3, МиГ-3, Ил-2 и Пе-2. Эскадрилья участвовала в обороне Ейска в августе—сентябре 1941 года.

Курсы усовершенствования начальствующего состава ВВС ВМФ при ВМАУ имени Сталина (сентябрь 1941 — сентябрь 1943)

Приказом НК ВМФ № 0830 от 2 сентября 1941 года курсы были включены в состав ВМАУ имени Сталина и подчинены начальнику училища. Штат сократили до 31 человека постоянного и 80 человек переменного состава (за счёт строевых частей)20. ВКУНС были переименованы в Курсы усовершенствования начальствующего состава ВВС ВМФ при ВМАУ имени Сталина (КУНС)21. Начальником курсов стал С.Э. Столярский. В своём рапорте от 17 сентября 1941 года он сообщал начальнику ВМАУ имени Сталина А.Х. Андрееву, что на курсах «осталось 20 чел. постоянного состава, вооружённых револьверами, и 75 чел. слушателей, не имеющих ни револьвера, ни винтовки»22.

В начале сентября 1941 года противник нанёс первый ночной бомбовый удар по Ейску, в результате которого были уничтожены 10 самолётов и разрушен ангар училища. В сентябре—октябре ВМАУ имени Сталина перебазировалось в г. Моздок, и 27—29 октября туда же направились курсы: 116 человек личного состава со своими семьями и семьями слушателей, окончивших КУНС и откомандированных на фронт23. Подразделения ВМАУ имени Сталина разместились в жилых и нежилых зданиях Моздока. Эскадрильи базировались на центральном аэродроме г. Моздок и на полевых аэродромах вдоль Терека (станицы Екатериноградская, Галюгаевская, Новоосетинская, Балтрабочий, Черноярская). Инструкторы и курсанты жили в землянках на аэродромах24.

Слушатели второго набора КУНС заканчивали теоретическую подготовку уже в Моздоке, сдавали зачёты и экзамены: по тактике ВВС, матчасти самолёта, теории полёта, уставам и одной из профилирующих дисциплин. Выпускников направили в ВВС флотов и во вновь формировавшиеся части, а 29 человек продолжали переучиваться при ВМАУ имени Сталина25. В училище остались только четыре учебные эскадрильи (курсантов), работавшие по поточной системе, и 5-я авиационная эскадрилья переучивания экипажей (бывшая 8 аэпэ), переведённая на отрядную систему подготовки. Эскадрилья переучивания базировалась на аэродроме Балтрабочий, ею командовал капитан Н.А. Чернюк (июль 1941 — май 1942), а затем майор А.А. Николаев (июнь 1942 — октябрь 1943). В 5 аэпэ выпускники КУНС вместе с курсантами ВМАУ переучивались на ЛаГГ-3, МиГ-3, Пе-2 и Ил-226.

Слушатели третьего набора КУНС, всего 70 человек, проходили обучение с 10 февраля по 10 июня 1942 года в Моздоке. Среди них были офицеры, прибывшие с фронтов, а также из ВВС ТОФ и ВМАУ имени Сталина. Обучение проходило 6 месяцев в целом аналогично предыдущему набору. В заключение теоретического курса была проведена двухсторонняя оперативно-тактическая игра на тему: «Боевые действия авиационного полка при высадке морского десанта, оборона побережья и переправ»27.

В четвёртом наборе были 94 офицера с флотов и из ВМАУ имени Сталина. Сроки их обучения (20 июля 1942 — 25 марта 1943) затянулись в связи с эвакуацией училища ввиду приближения фронта к Моздоку. Училище перебазировалось в село Борское Куйбышевской (ныне Самарской) области. 185 самолётов перегнали по воздуху и разместили на полевых аэродромах Гвардейцы, Заплавное, Утевка, Максимовка и Андреевка. Основная часть имущества и личного состава эвакуировалась эшелонами по железной дороге (более 5 тыс. км) по маршруту Моздок — Баку — Красноводск — Ташкент — Чкалов — Борское28.

Эвакуация КУНС, 138 человек личного состава и 284 члена семей, производилась в период 7 августа — 22 октября 1942 года. Новым местом базирования стал пос. Рогожинский у железнодорожного разъезда Лес (теперь пос. Лесной), в 15 км к востоку от с. Борское. Условия были крайне тяжёлые. В распоряжение курсов выделили здание лесхоза под учебный корпус и несколько частных хат для размещения семей военнослужащих. Остальные сооружения пришлось возводить собственными силами.

Из четвёртого набора слушателей лётную практику получили всего 59 человек на самолётах Як-1, ЛаГГ-3, Пе-2, Ил-2 и Ил-4. Одновременно на КУНС было сформировано особое отделение, укомплектованное заместителями командиров авиаполков и авиабригад, прибывших с фронтов и имевших большой боевой опыт. Они готовились 4 месяца по программе для начальников штабов соединений, весь курс окончили 10 человек29.

Пятый набор КУНС, 79 офицеров, состоялся в мае 1943 года. В связи с возвращением курсов обратно в Моздок теоретическая подготовка прошла в два этапа (31 мая — 1 сентября 1943, 31 ноября 1943 — 20 января 1944). Лётную практику слушатели получили на вновь сформированных Курсах командиров звеньев и при ВМАУ имени Леваневского, которые находились в г. Безенчук Куйбышевской обл. В общей сложности в пяти наборах ВКУНС / КУНС обучались 528 офицеров.

Среди выпускников 1942—1943 гг. 21 человек являлся Героем Советского Союза: В.П. Балашов, В.А. Бурматов, Г.Д. Васильев, М.Е. Ефимов, И.А. Каберов, М.Г. Клименко, П.Д. Климов, А.А. Коваленко, К.Ф. Ковалёв, Д.М. Лебедев, Е.А. Лобанов, В.А. Лобозов, А.Е. Мазуренко, Г.В. Пасынков, Д.А. Стариков, П.Ф. Стрелецкий, Р.М. Суворов, Ф.Н. Тургенев, Ф.В. Фоменков, И.И. Цапов, Г.Д. Цоколаев30.

Курсы командиров звеньев ВВС ВМФ (апрель 1943 — сентябрь 1943)

Приказом НК ВМФ СССР № 0255 от 17 апреля 1943 года в с. Кошки Куйбышевской обл. началось формирование Курсов командиров звеньев ВВС ВМФ (ККЗ). В распоряжение курсов были переданы ряд помещений в с. Кошки и в пос. Погрузная Кошкинского р-на. Единственный аэродром ККЗ располагался около пос. Погрузная, но аэродромное оборудование на нём отсутствовало, а личный состав и классы размещались в землянках. Курсами командовали полковники К.И. Юмашев (апрель—июнь 1943 г.) и А.В. Долгов (июль—октябрь 1943 г.). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Филиал Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ) (архив ВМФ). Ф. 1555. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 3.

2 Командование ВВС КБФ в это время перебазировалось в Таллин.

3 2-я объединённая школа младших авиационных специалистов, располагавшаяся в Новом Петергофе, была переведена в Ораниенбаум.

4 Российский государственный архив ВМФ (РГА ВМФ).          Ф. Р-61. Оп. 2. Д. 167. Л. 4.

5 Суворов Василий Васильевич — генерал-майор авиации (1940), начальник ВКУНС ВВС и ПВО ВМФ (август 1940 — август 1941), начальник ВОК ВВС ВМФ / Авиации ВМС (январь 1947 — апрель 1952). Здесь и далее, если иное не оговорено, биографические сведения приводятся по документам в Филиале ЦАМО РФ (архив ВМФ).

6 Столярский Станислав Эдуардович — генерал-майор авиации (1940), начальник штаба ВКУНС ВВС и ПВО ВМФ (август 1940 — сентябрь 1941), начальник КУНС ВВС ВМФ при ВМАУ имени Сталина (сентябрь 1941 — октябрь 1943), начальник штаба ВОК ВВС ВМФ (октябрь 1943 — ноябрь 1944).

7 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ). Ф. 1555. Оп. 0014387. Д. 1. Л. 135.

8 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 3,4.

9 Там же. Оп. 014414. Д. 3. Л. 50—91.

10 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 4.

11 Там же. Ф. 444. Оп. 03718. Д. 47. Л. 28.

12 Там же. Ф. 1555. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 6.

13 Там же. Оп. 0014387. Д. 1. Л. 53—64.

14 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 5, 7.

15 Там же. Оп. 0014387. Д. 3. Л. 1—7 (Списки ВКУНС), Л. 25. Сведений, куда именно были переданы самолёты ВКУНС, в документах не обнаружено (предположительно в ВВС КБФ).

16 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 5.

17 Там же. Оп. 0014387. Д. 3. Л. 29.

18 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 8—12.

19 Исторический формуляр ЕВВАОЛУЛ имени Комарова (1943—1957 гг.).

20 Там же.

21 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ). Ф. 1555. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 10.

22 Там же. Оп. 0014387. Д. 3. Л. 185.

23 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 16.

24 Вабищевич Г.Э. Славной Отчизны сыновья: становление и развитие системы подготовки лётных кадров авиации ВМФ в России и СССР (1910—2015). Краснодар: Периодика Кубани, 2015. С. 209.

25 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ). Ф. 1555. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 11, 12.

26 Там же. Оп. 014414. Д. 3. ЛЛ. 98, 102.

27 Там же. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 13.

28 Вабищевич Г.Э. Указ. соч. С. 211.

29 Филиал ЦАМО РФ (архив ВМФ). Ф. 1555. Оп. 0025305. Д. 1. Л. 17—20.

30 Там же. Л. 77.

Военно-морские игры в академической учёбе кадров отечественного флота в 1896—1929 гг.

Аннотация. Статья освещает роль и значение военно-морских игр, проведённых в Николаевской морской академии в 1896—1914 гг. и в Военно-морской академии РККФ в 1920—1929 гг., в подготовке флотских кадров, освоении ими военно-морской географии и военно-морской статистики, формировании навыков и умений применять эти знания на практике в ходе подготовки и ведения боевых действий.

Summary. The article covers the role and importance the naval games, that were hold in Nikolaev Maritime Academy in 1896—1914 and in Naval Academy of Workers and Peasants Red Navy in 1920—1929; in the preparations in naval personnel; in mastering of naval geography and naval statistics; in formation of skills and ability to apply the knowledge in practice.

КУЛИКОВ Сергей Валерьевич — преподаватель кафедры истории войн и военного искусства Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 2 ранга запаса

«Драгоценнейшее пособие при изучении стратегии и военной географии»

Военно-морские игры в академической учёбе кадров отечественного флота в 1896—1929 гг.

В статье1, опубликованной в апреле нынешнего года, «Военно-исторический журнал» осветил этапы развития в Николаевской морской академии Российской империи военно-морских игр как эффективной формы обучения флотских офицеров прикладной морской стратегии, военно-морской географии и военно-морской статистике. Но данная тема не исчерпана. Предлагаемая вниманию читателей статья продолжает её освещение, представляет результаты анализа дореволюционного опыта проведения стратегических игр и их использования в 1920-е годы для подготовки флотских кадров, изучения театров военных действий, на которых могла начаться агрессия против нашей страны, и отработки способов боевого применения Военно-морских сил РККА для отражения агрессии.

Признанию военно-морских игр эффективной формой обучения и их включению в учебные программы Артиллерийского офицерского класса морского ведомства2 (с 1885/86 учебного года) и затем — Николаевской морской академии (с 1895/96 учебного года) способствовал активный интерес к ним видных деятелей русского флота.

Главной особенностью эволюции стратегических военно-морских игр во флотском военном вузе до 1929 года была их неразрывная связь с развитием военно-морской географии и военно-морской статистики3. Роль игр в развитии этих отраслей военно-профессиональных знаний в конце XIX — первые десятилетия XX столетия высоко оценивали отечественные и зарубежные военно-морские специалисты. Так, в начале XX века профессор военно-морского колледжа США контр-адмирал Г.К. Тейлор отозвался о стратегической военно-морской игре как «о драгоценнейшем пособии при изучении стратегии и военной географии»4.

Хотя с 1896 года до начала Первой мировой войны в Николаевской морской академии преподавались курсы «Вооружённые силы или военные флоты», «Театры»5 и «Военно-морская статистика»6, наиболее полное комплексное представление о военно-морской географии и военно-морской статистике, а также навыки практической военно-профессиональной деятельности слушатели получали именно в ходе подготовки и проведения стратегических военно-морских игр.

Темы трёх из них в 1895/96, 1899/00 и 1902/03 учебные годы — война с Японией. Ещё трёх в 1896/97, 1900/01 и 1903/04 учебные годы — с Германией. Одной в 1897/98 учебном году — с Британией на Тихом, Индийском океанах и в восточной части Средиземноморья. В 1901/02 учебном году темой игры стал захват русскими силами Верхнего Босфора. В ней участвовали представители армейского командования7.

Игры проводились в соответствии с «Инструкцией для ведения практических занятий по прикладной морской стратегии в Николаевской морской академии»8, утверждённой начальником академии в 1902 году9.

За 3 месяца подготовки к стратегической военно-морской игре её участники выполняли значительный объём работ. Например, перед игрой 1903/04 учебного года на тему «Война России с Германией при настоящем состоянии сил морских и сухопутных (весной 1904 г.)» слушатели подготовили10 таблицы элементов русской и германской эскадр, разработки о Финском заливе (в том числе статистическую карту угольных складов по портам залива с таблицами запасов каменного угля казённых и частных складов, записку о почтовых пароходных сообщениях и статистическую карту) и о германском побережье Балтийского моря (в том числе статистическую карту, таблицу судостроительных и машинных мастерских, размеров главных доков).

Для подготовки справочных материалов использовали сведения, полученные по официальным и неофициальным каналам, в том числе донесения военных и военно-морских агентов за границей, доклады о результатах обследований русскими офицерами различных районов. Так, при подготовке и проведении игр, посвящённых войне с Японией, использовали данные, собранные а 1895—1896 гг. по инициативе контр-адмирала С.О. Макарова, который командовал Средиземноморской эскадрой, прибывшей на Тихий океан11. Они включали описания 16 участков корейского, китайского и японского побережий, в том числе12 укреплений проливов Урага и Симоносеки (донесение командира клипера «Разбойник» капитана 2 ранга И.К. Григоровича от 15 июля 1895 г. № 523), Токийского залива и острова Цусима (донесения Генерального штаба полковника К.И. Вогака), портов Цуруга и Аомори, острова Цусима (донесение вахтенного офицера броненосного крейсера «Адмирал Нахимов» лейтенанта А.К. Небольсина от 26 сентября 1895 г.), рейда Гензана (донесение командира крейсера «Адмирал Нахимов» капитана 1 ранга А.К. Кашерининова); острова Каргодо (донесение командира крейсера «Забияка» капитана 2 ранга Г.Г. Кизеветтера), бухты Киау-Чау (донесение начальника эскадры Тихого океана контр-адмирала Е.И. Алексеева).

Одним из источников, использованных для составления таблиц с детальной информацией о боевых кораблях и коммерческих судах, подлежавших мобилизации, стали сведения, собранные по приказу командующего отдельным отрядом судов Балтийского моря контр-адмирала Н.И. Скрыдлова от 21 мая 1897 года № 513 офицерами крейсера 1 ранга «Россия», который, участвуя в торжествах по случаю 60-летнего юбилея царствования британской королевы Виктории, находился на одном рейде с большим числом военных кораблей разных стран.

Возобновление стратегических игр в Николаевской морской академии после 1905—1909 гг., когда они не проводились, связано с реформированием системы военно-морского образования, приведшим к изменениям в военном вузе14. С созданием в академии в 1910 году вместо прежнего курса военно-морских наук военно-морского отдела (факультета) с двухлетним сроком обучения, а также дополнительного семимесячного курса для слушателей, добившихся особо выдающихся результатов в учёбе, окончание которого давало право назначения в Морской генеральный штаб, в программу курса (учебной дисциплины) «Учение о войне» была включена стратегическая игра под названием «Двустороннее выполнение операций». Она проводилась на дополнительном курсе с активным привлечением слушателей младшего и старшего курсов15.

Темы игр в 1910/11 учебном году — война со Швецией, в 1911/12 учебном году — с Германией на Балтийском море (условно — в 1915 г.), в 1912/13 учебном году — с Турцией и Австрией на Чёрном море, в 1913/14 учебном году — России и Франции против коалиции — Австрии, Италии, Турции (условно — в 1918 г.). Замысел последней игры включал совместные с армейскими группировками операции Черноморского флота и основных сил Балтийского флота, развёрнутых в Средиземноморье, во взаимодействии с французским флотом16.

Переработанная «Инструкция для ведения практических занятий по прикладной стратегии в Николаевской морской академии», введённая в 1912 году, была дополнена новым разделом о методике военно-географического и военно-статистического описания театра военных действий (ТВД). Эти знания и навыки слушатели приобретали на первом году обучения, когда составляли описания ТВД и флотов, оформляли военно-статистические карты, на которые с помощью специальной системы условных знаков наносили сведения, необходимые для стратегической игры, — разработки планов войны, кампаний17. Данные, которые невозможно было нанести на карты, оформляли планами, схемами, графиками, таблицами и пояснительными записками18. Так, старший лейтенант Б.Б. Жерве (будущий капитан 1 ранга, военно-морской теоретик, историк и педагог, в 1920—1921 и 1923—1930 гг. начальник Военно-морской академии19), руководивший в ходе игры 1911/12 учебного года «германской партией», подготовил пояснительную записку «Материалы для составления плана кампании Германии на Балтийском морском театре против России на случай войны в 1915 году». В ней ёмко и кратко изложена информация по разделам: политико-экономическая обстановка, создание германской морской силы (историческая справка), судовой состав германского флота, предполагавшийся состав германского флота к 1915 году, характеристики его боевых кораблей, личного состава, управление морским ведомством, организация флота, мобилизация, германский торговый флот20.

Раздел записки «Географическая обстановка» включал оценки ключевых районов Балтийского моря — побережья Германии, Киля, Данцига, русского побережья, Либавы, Виндавы, Рижского залива, берегов Финляндии, шхер, Або-Оландского района21.

Раздел «Экономический обзор» аккумулировал данные о промышленности и торговле Германии, её заводах, доках, финансах, специально-военных (финансовых) средствах, торговле. Среди них наибольший интерес представляют анализ и оценка специально-военных средств — финансовых возможностей ведения Германией войны: «Для первых дней войны имеется специальный военный фонд, выделенный из французской контрибуции и хранящийся специально для нужд войны. Металлический фонд Имперского банка 1 300 000 000 марок, затем предусмотрен выпуск кредитных билетов на 2,5 миллиарда марок, и установленная денежная повинность, и увеличение налогов. Но всё это хватит на 2—3 месяца, а затем неизбежно военный заём, так как день войны будет стоить свыше 12-ти миллионов рублей <…> Если же и придётся прибегнуть к внешнему займу, то и он будет для Германии сравнительно лёгок, потому что в руках немцев находится до 16-ти миллиардов иностранных ценных бумаг»22.

Наряду с играми новая организация учебного процесса предусматривала ещё одну форму освоения военно-морской географии и военно-морской статистики. После окончания младшего курса академии слушателей в летнее время командировали на Балтийский или Черноморский флоты. Они собирали и дополняли материалами свои выполненные ранее теоретические военно-географические и военно-статистические работы. В 1910 году слушатели подготовили военно-морское географическое и статистическое описание побережья Швеции23, в 1911-м — побережья Балтийского моря24, в 1912 году — побережья Чёрного моря25.

После возобновления в Николаевской морской академии стратегических военно-морских игр её слушатели, как и ранее, участвовали в играх штабов войск гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Перед одной из них зимой 1913/14 года старший лейтенант Б.Е. Тягин подготовил объёмный доклад «О действиях Балтийского флота на случай вооружённого восстания в Финляндии»26. В него наряду с оперативными планами вошли разделы, отражавшие особенности Балтийского ТВД, его оборудование, сведения о составе и состоянии морских сил России и вероятных противников на Балтийском море, портах и якорных стоянках, военно-таможенных постах, маяках, ограждениях фарватеров, службе связи, средствах наблюдения и др.

О практическом значении разработок слушателей академии к играм свидетельствует то, что Морской генеральный штаб накануне Первой мировой войны и с её началом с марта по ноябрь 1914 года запросил и получил более 40 из них с военно-географическими и военно-статистическими описаниями Черноморского и Балтийского ТВД27.

В годы Первой мировой войны и революционных потрясений занятия в военно-морском отделе (на факультете) не проводились, но руководству академии удалось сберечь костяк его научно-педагогических кадров, что обеспечило преемственность образовательных программ и сохранение роли военно-морских игр в учебном процессе. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Домошенкин С.В., Куликов С.В., Лепаев В.Н. «Для успешности действий русской эскадры необходимо иметь возможно полные сведения»: место и роль военно-морской географии и военно-морской статистики в стратегических играх Николаевской морской академии // Воен.-истор. журнал. 2018. № 4. С. 20—25.

2 Подробнее см.: Артиллерийский офицерский класс морского ведомства // Военная энциклопедия в 18 т. СПб.: Типография т-ва И.Д. Сытина, 1911. С. 107, 108; сайт Российской государственной библиотеки: https://dlib.rsl.ru.

3 До 1917 г. военно-морская география рассматривалась как неотъемлемая часть военно-морской статистики, позже военно-морскую статистику изучали как часть военно-морской географии.

4 Витте А.Г. Очерк устройства управления флотом в России и иностранных государствах СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1907. С. 424.

5 До 1914 г. под термином «театр военных действий», как гласила Энциклопедия военных и морских наук, изданная в 1883—1897 гг., понимали пространство, ограниченное политическими или естественными рубежами, на котором существуют и состязаются армии, имеющие один и тот же предмет действий (Театр военных действий // Энциклопедия военных и морских наук в 8 т. Т. 7. СПб., 1895. С. 453). В 1920-е гг. театром военных действий называли часть местности, на которой преимущественно происходят, или могли происходить военные действия (Жерве Б.Б. Стратегическая терминология. Л., 1929. С. 2, 4), морским театром военных действий (по Б.Б. Жерве) — «всё морское пространство, разделяющее побережья воюющих государств». Например, в Черноморский морской театр военных действий входили Чёрное море, прилегающие к нему побережье и районы, в которых были возможны совместные действия армии и флота, в Днепровско-Припятский речной театр — реки Днепр, Припять, прилегающие районы побережья и т.д. В документах стратегических военно-морских игр и военно-географических описаниях, как правило, использовали сокращённые названия ТВД, например, Балтийский театр вместо полного — Балтийский морской театр военных действий. Терминология в статье соответствует применявшейся в документах описываемого периода.

6 Егорьев В.Е. Военно-морское географическое и военно-морское статистическое изучение государств. Пг.: Морская академия, 1920. С. 41.

7 Российский государственный архив ВМФ (РГА ВМФ). Ф. 2. Оп. 1. Д. 32. Л. 1—26; Д. 210. Л. 108; Ф. 433. Оп. 1. Д. 107. Л. 1; Д. 194. Л. 4, 5; Д. 271. Л. 4, 5; Д. 322. Л. 1; Д. 351. Л. 3; Д. 362. Л. 99—105; Ф. 1236. Оп. 1. Д. 2. Л. 1, 2.

8 Кладо Н.Л. Инструкция для ведения практических занятий по прикладной морской стратегии в Николаевской морской академии. СПб.: Тип. Морского министерства в Главном адмиралтействе, 1902. С. 10.

9 Подробнее см.: Домошенкин С.В., Куликов С.В., Лепаев В.Н. Указ. соч.

10 Война России с Германией в 1904 году: материалы для составления отчёта о практических занятиях по стратегии в Николаевской морской академии в продолжении зимы 1903—1904 года. Собраны стратегическою частью военно-морского учёного отдела Главного морского штаба. СПб.: Тип. Морского министерства в Главном адмиралтействе, 1905. С. 40—46.

11 РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 1536. Л. 1.

12 Там же. Л. 3.

13 Приказ командующего отдельным отрядом судов Балтийского моря мая 21 дня 1897 года № 5 и Инструкция о собирании сведений об иностранных флотах и группировки их для составления донесений (отдельный оттиск). Б.м., 1897. 53 с.

14 Подробнее см.: Домошенкин С.В., Куликов С.В., Лепаев В.Н. Указ. соч.

15 Кладо Н.Л. Инструкция для ведения практических занятий по прикладной стратегии в Николаевской морской академии. СПб.: Экономическая типо-литография, 1912. С. 1, 2.

16 РГА ВМФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 32. Л. 1—26; Д. 210. Л. 108; Ф. 27. Оп. 1. Д. 9. Л. 2; Ф. 433. Оп. 1. Д. 107. Л. 1; Д. 194. Л. 4, 5; Д. 271. Л. 4, 5; Д. 322. Л. 1; Д. 351. Л. 3; Д. 362. Л. 99—105; Д. 10. Л. 2; Ф. 1236. Оп. 1. Д. 2. Л. 1, 2.

17 Кладо Н.Л. Указ. соч. С. 4, 5.

18 Там же. С. 9.

19 Жерве // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 3. М.: Воениздат, 1995. С. 180.

20 РГА ВМФ. Ф. 433. Оп. 1. Д. 322. Л. 1—100.

21 Материалы стратегической игры, проведённой в Николаевской морской академии (январь 1912 г.). Т. 1. Русская партия. СПб.: Николаевская морская академия, 1912. С. 7.

22 Там же. С. 26.

23 РГА ВМФ. Ф. 418. Оп. 1. Д. 3971. Л. 1—129.

24 Там же. Ф. 433. Оп. 1. Д. 425. Л. 12—14.

25 Там же. Д. 377. Л. 212.

26 Там же. Д. 350. Л. 1—3.

27 Там же. 1. Д. 377. Л. 38, 42, 210, 212.