Продовольственное снабжение Юго-Западного фронта в кампании 1916 года

Аннотация. Статья посвящена проблемам продовольственного снабжения русской армии в наступлении 1916 года, прежде всего — войск Юго-Западного фронта генерала от кавалерии А.А. Брусилова. Раскрыты усилия гражданских властей, командования, военного интендантства, железнодорожного транспорта, способствовавшие Брусиловскому прорыву.

Summary.  The article focused on problems of the food supply of the Russian Army during the offensive in 1916, first of all — of the Southwestern Front troops of General of Cavalry A.A. Brusilov. Efforts of civil authorities, of the command and the military intendance, that have contributed to the Brusilov offensive.

Из истории тыла вооружённых сил

ОСЬКИН Максим Викторович — доцент кафедры общих гуманитарных и социальных дисциплин Института законоведения и управления Всероссийской полицейской ассоциации, кандидат исторических наук

(г. Тула. E-mail: maxozv@yandex.ru).

 

Продовольственное снабжение юго-западного фронта в кампании 1916 года

 

Установление позиционной войны на Восточном фронте осенью 1915 года значительно улучшило возможности русского интендантства по снабжению действующей армии. В условиях манёвренного ведения войны в период весенне-летнего отступления 1915 года, тяжёлых поражений и потерь тыл не всегда мог выполнить свои задачи по снабжению войск, хотя бы уже вследствие перегруженности железных дорог, перемешивания соединений в отступательных боях, необходимости регулирования беженского движения и эвакуации. Летом 1915 года численность русских войск на театре военных действий (ТВД) составляла не более 4 млн человек, однако к концу года действующую армию удалось довести до 6 млн человек и 1,3 млн лошадей1.

В ходе войны, по мере затягивания военных действий, возможности тыла постепенно входили в противоречие с требованиями фронта. Фронт поглощал всё больше людей, увеличивая тем самым необходимые объёмы поставок. В свою очередь, сокращение рабочих рук в тылу в условиях слабой механизации российского народного хозяйства вело к подрыву производительных сил и ослаблению помощи тыла фронту. Это противоречие в кампании 1916 года усугублялось с каждым месяцем, достигнув своего пика зимой 1917 года, характеризовавшейся продовольственным кризисом в тылу и на фронте.

Организация продовольственного снабжения, возглавляемая Особым совещанием по продовольственному делу и Министерством земледелия (здесь за снабжение отвечал Отдел заготовок — Заготосель), в 1916 году несколько изменилась. С занятием поста Верховного главнокомандующего самим императором Николаем II и, следовательно, переходом большей части общегосударственных полномочий в Ставку, теперь Особое совещание по обороне государства действовало не только в тесном сотрудничестве со Ставкой, но и под её контролем. Надо заметить, что вплоть до 1916 года никаких препон на пути самостоятельных армейских закупок (в основном сена, некоторого количества фуража и приварочных продуктов) во внутренних районах империи не ставилось. Подразумевалось, что такая практика вполне оправданна вплоть до окончания военных действий.

За непосредственную подачу продфуража войскам отвечало Главное интендантское управление (ГИНТУ) Военного министерства. 15 марта 1916 года на должность военного министра был назначен главный полевой интендант (Главполинт) Д.С. Шуваев (эта должность была учреждена в конце 1915 г. именно для руководства снабжением фронта2). Такое назначение фактически подчёркивало возросшее значение Военного министерства в годы войны как центрального органа снабжения действующей армии. Главполинтом стал К.Н. Егорьев, а главным интендантом Военного министерства — Н.И. Богатко.

После отступления 1915 года армии Юго-Западного фронта стали окончательно опираться на хлебородные регионы Юга Российской империи (Волынская, Киевская, Подольская, Херсонская, Бессарабская, Таврическая губернии). Из этих губерний хлеб и скот шли не только в армию, но и в губернии Центральной и Северо-Западной России. Чтобы усилить снабжение Юго-Западного фронта, тыловой район фронта был углублен на восток вплоть до Курской губернии, т.е. военные могли здесь сами закупать продфураж.

Рост численности русских войск в кампании 1916 года требовал соответствующего увеличения нарядов на закупки продовольствия. Закупочный (операционный) год считался от середины текущего года до середины следующего, т.к. война началась в июле 1914 года. В частности, во 2-м — 1915/16 операционном году для армии было заготовлено более 350 млн пудов только хлебных продуктов, но в 1916/17 году предполагалось заготовить 686 млн пудов. О росте заготовок в 1916 году говорит пропорциональная величина: если во второй половине 1915 года в армию было отправлено 28,6 проц. заготовленного во 2-м операционном году хлеба, то в первой половине 1916 года — 71,3 проц.3 Таким образом, объём перевозок постоянно возрастал, а возможности транспорта, работавшего на пределе, напротив, чем дальше, тем больше имели тенденцию к понижению, и эту проблему требовалось решать совместными усилиями  военного и гражданских ведомств.

К середине 1916 года хлебный запас страны достигал 402,2 млн пудов, однако потребности вооруженных сил поглощали большую часть товарного хлеба, и этого количества было явно недостаточно, хотя в абсолютном выражении армейские заготовки были не так уж и велики. Более того — сосредоточение продфуража на армейских складах оказалось столь значительным, что была возможность помогать населению прифронтовых областей4.

Именно в 1916 году началось сокращение наиболее дефицитных продуктов в составе солдатского пайка. Прежде всего, встал вопрос о сокращении мясной дачи. На начало 1916 года суточный мясной паёк составлял ½ фунта — 205 г. На известном совещании в Ставке 1 апреля под председательством императора, где осуществлялось стратегическое планирование на кампанию 1916 года (в т.ч. намечался Брусиловский прорыв Юго-Западного фронта), рассматривался и вопрос о нормах мясного довольствия. Военный министр Д.С. Шуваев отметил, что в связи с нехваткой мяса в стране при настоящем составе армии требуемые ежесуточно 110 тыс. пудов мяса для войск нереальны, и необходимо урезание мясного пайка. Что касается попытки замены мяса рыбой, а именно — селёдкой, то, по словам военного министра, «от получения сельдей войска уклонились». Шуваев предложил заменить урезку мясного пайка такими элементами, как 12 золотников крупы, 4 золотника бобовых, 5 золотников жиров и 12 золотников сахара (итого 0,290 фунта). Если этими продуктами заменить дачу мяса, то ежедневная потребность в нём уменьшится до 73 тыс. пудов5. Исходя из этих расчётов, было принято решение о сокращении мясного пайка до ½ фунта в войсковом районе и до ⅓ фунта в тыловом.

При оперативно-стратегическом планировании кампании 1916 года начальник штаба Верховного главнокомандующего М.В. Алексеев предложил обойтись без излишних перегруппировок. То есть, где стояло больше войск, — там и наступать. С такой точки зрения главный удар предстояло нанести Западному фронту А.Е. Эверта, расположенному в Белоруссии. Это соответствовало пожеланиям союзников России об организации главного удара по Германии. Тем не менее совещание высшего генералитета в Ставке 1 апреля постановило, что наряду с Западным фронтом будут наступать и два других фронта на западных рубежах империи: Юго-Западный (А.А. Брусилов) и Северный (А.Н. Куропаткин).

Для наступления накапливались не только резервы, вооружение, боеприпасы и прочее, но и продовольствие и фураж. Дабы не зависеть всецело от подвоза продфуражных эшелонов, весной военные власти запретили перемещение из пространства, подчинённого фронту, любых продуктов. Эти продукты являлись первым запасом действующей армии — местными средствами, на которые опирались бы войска в своём снабжении в случае транспортных перебоев. Иными словами, в Ставке и ГИНТУ осознавали высокую вероятность частичного недовоза грузов из глубины страны в ходе предстоявшего наступления, а потому концентрировали ресурсы как можно ближе к войскам. В этом случае часть таких грузов могла быть доставлена в окопы не железными дорогами, а гужевым транспортом, а скот и собственным ходом (гоном). Кроме того, учитывалось, что населению освобождаемых территорий придётся оказывать помощь продуктами питания, для чего в прифронтовой полосе должны были быть сосредоточены дополнительные запасы.

Примечательно, что относительно наибольшие запасы продфуража перед началом наступления были сосредоточены именно на Юго-Западном фронте, что впоследствии помогло Брусилову в деле питания войск, когда после первых успехов ему стали перебрасывать подкрепления и резервы. Ежедневный подвоз продфуража накануне наступления составил: январь — 582 вагона, февраль — 799, март — 853, апрель — 1173 вагона6.

На совещании в Ставке 15—16 мая было отмечено, что «запасы Юго-Западного фронта систематически по месяцам растут, достигнув на 1 мая сего года в одних лишь базисных и промежуточных магазинах 18,5 млн пудов, превышая запасы Северного фронта в 4,5, а Западного фронта — в 2 раза»7. То есть тыловое обеспечение Юго-Западного фронта являлось наилучшим, чему способствовал фактор хлебородных регионов в тылу фронта.

К началу наступления 22 мая 1916 года армии Юго-Западного фронта (ЮЗФ) имели в своём составе, считая непосредственное пополнение в ближайшем тылу, около 1 млн человек8. Именно этим количеством людей А.А. Брусилов и должен был атаковать австро-венгерские войска. Соответственно, расчёты интендантских органов базировались на данной цифре. Приблизительно на такое же количество личного состава планировался подвоз продовольствия и для Западного фронта, на который первоначально делался главный расчёт в кампании 1916 года.

Начавшееся 22 мая 1916 года наступление армий ЮЗФ, известное как Брусиловский прорыв (Луцкий прорыв), на первом этапе дало блестящий результат. Противостоявшие Брусилову австро-венгерские армии были разгромлены, русские вновь, как и в 1914 году, двинулись в глубь Галиции, а закрывать прорехи в обороне противнику пришлось путём перебрасывания дивизий и частей с других фронтов, в первую очередь — германских. Естественно, ЮЗФ требовались как новые людские ресурсы для восполнения потерь и развития прорыва, так и создание новых линий снабжения, что ставило перед тыловыми, в т.ч. интендантскими службами новые задачи.

Как и предполагалось, русским войскам практически сразу пришлось оказывать продовольственную помощь населению, прежде всего — освобождённой части территории Волынской губернии (уезды Луцкий, Дубенский, Кременецкий и часть Владимир-Волынского). Уже в начале прорыва волынское и подольское земства и губернаторы получили такую задачу по линии МВД, начавшего выделять соответствующие средства и ссуды. Волынский губернатор П.В. Скаржинский лично выезжал на освобождённую территорию, чтобы получить представление о масштабах предстоявшей помощи. Его отчёт в МВД 16 июня 1916 года показывал, что «г. Луцк почти не повреждён, запасы продовольствия на первое время имеет; г. Дубно на три четверти разрушен и сожжён, запасов мало; сельская местность пострадала неодинаково, некоторые сёла уничтожены совершенно, другие пострадали мало». Отступавшие австрийцы уничтожали склады, однако до сожжения посевов хлебов за нехваткой времени дело не дошло, и потому следовало продержаться до нового урожая. Для оказания немедленной помощи были переброшены 3 санитарно-эпидемических отряда, 4 фельдшерских пункта, 27 питательных пунктов, 3 продовольственных склада и 5 подвижных лавок9. Существенную помощь оказали монастыри Юго-Западного края, открывшие хлебопекарни, в которых хлеб продавался населению по себестоимости10.

Поскольку к середине лета выяснилось, что главный удар взял на себя ЮЗФ, основные интендантские усилия стали сосредоточиваться на этом направлении. Теперь продовольственные грузы поступали в первую очередь в армии ЮЗФ. Их объёмы наращивались с учётом как подходивших из тыла маршевых рот, так и войск, перебрасывавшихся с практически бездействовавшего и остановившегося после неудачного июньского удара на Барановичи Западного фронта. Уже в середине июня выявился недогруз для ЮЗФ вследствие того, что на железных дорогах скопилось 3214 вагонов грузов (7-дневный приток) и «отчасти вследствие усиленных оперативных перевозок»11.

Обыкновенно грузовые перевозки проводятся в тот период, когда на фронте не ведётся крупных операций, требующих усиленной работы железных дорог в т.ч. для перевозки людских масс. Весенняя передышка 1916 года дала русским такую возможность. Общее количество продовольственных и фуражных запасов ЮЗФ старались поддерживать на уровне двухмесячной нормы и не менее месячной в случае перебоев. К моменту своей отставки 28 июня министр земледелия А.Н. Наумов (в этой должности его сменил граф А.А. Бобринский) сумел образовать на каждом фронте 3-месячные запасы продовольствия12. Это существенно помогло Ставке в перебросках войск с расположенных севернее Полесья фронтов на ЮЗФ, наступавший в Галиции. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2003. Оп. 1. Д. 1745. Л. 3.

2 Жмуров Н.Н. Организация Ставки Верховного главнокомандующего в годы Первой мировой войны (июль 1914 — февраль 1917 г.) // Государственные учреждения и общественные организации СССР: история и современность. М., 1985. С. 126.

3 Китанина Т.М. Война, хлеб и революция (продовольственный вопрос в России 1914 — октябрь 1917 г.). Л., 1985. С. 212.

4 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1276. Оп. 12. Д. 1513. Л. 2.

5 1917. Разложение армии. М., 2010. С. 39, 40.

6 РГВИА. Ф. 2036. Оп. 1. Д. 27. Л. 194.

7 Журнал Совещания 15—16 мая 1916. Б.м., 1916. С. 6.

8 Нелипович С.Г. Брусиловский прорыв: наступление Юго-Западного фронта в кампанию 1916 года. М., 2006. С. 11.

9 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 6831. Оп. 1. Д. 226. Л. 63.

10 Армейский вестник. 1916. № 337. С. 4.

11 РГВИА. Ф. 2004. Оп. 2. Д. 922. Л. 314.

12 Наумов А.Н. Из уцелевших воспоминаний. 1868—1917. Кн. 2. Нью-Иорк, 1955. С. 476.

Деятельность советской трофейной службы в 1941—1945 гг.

Аннотация. Статья посвящена трофейной службе Красной армии в период Великой Отечественной войны. Раскрыты развитие её организации и структуры, решавшиеся задачи, основные этапы и результаты деятельности. При изложении статистических данных используются новые материалы архивных источников.

Summary. The article is devoted to the Red Army’s trophy service during the Great Patriotic War. The development of its organisation and structure, solved tasks, main stages and results of activity are revealed. When presenting statistical data, the new materials from archival sources are used.

Читать далее

Русская армия и реквизиции в 1915 году: борьба за ресурсы

Аннотация. Статья посвящена вопросу борьбы русской армии за ресурсы в один из сложнейших периодов Первой мировой войны. На основе впервые вводимых в научный оборот архивных материалов анализируются организация и проведение реквизиций материальных средств на театре военных действий.

Summary. The article is devoted to the struggle of the Russian army for resources in one of the most complicated periods of the First World War. On the basis of archival materials introduced into scientific use for the first time, organizing and carrying out of requisitions of material assets in the theatre of military operations are analysed.

Читать далее