Основные направления тылового обеспечения Красной армии в оборонительных операциях Сталинградской битвы

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья раскрывает вопросы материально-технического обеспечения Красной армии в оборонительных операциях в битве под Сталинградом в ходе Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Summary. The paper covers matters of logistic support of the Red Army in defensive operations during the Battle of Stalingrad in the course of the Great Patriotic War of 1941-1945.

 

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЁННЫХ СИЛ

Ворсин Владимир Федотович — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, кандидат военных наук, старший научный сотрудник

(Москва. Е-mail: vorsin_vf@mail.ru);

Жуматий Владимир Иванович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, доктор исторических наук, профессор

(Москва. Е-mail: jumatiy_vi@mail.ru).

 

Основные направления тылового обеспечения Красной армии  в оборонительных операциях Сталинградской битвы

 

Условия, в которых работал тыл Сталинградского фронта (начальник тыла фронта генерал-майор Н.П. Анисимов) в период оборонительных операций (с 17 июля по 18 ноября 1942 г.), были исключительно сложными. Формирование тыловых частей и учреждений к началу первой оборонительной операции завершено не было. Фронт начал формироваться 12 июля, а 17 июля уже начались оборонительные бои на дальних подступах к Сталинграду1.

Созданные тыловые части были слабо укомплектованы личным составом, табельным имуществом, транспортными средствами и подвижными ёмкостями для хранения горючего и смазочных материалов (ГСМ). Так, укомплектованность фронтового автотранспорта не превышала 70 проц., а армейского и особенно дивизионного составляла в среднем не более 40 проц. Фронт имел только три склада ГСМ, два отдельных автомобильных батальона, один автотранспортный батальон наливных машин. Армии имели от 4 до 9 госпиталей, что не обеспечивало их потребности2.

Тыл Сталинградского фронта выполнял свои задачи в условиях господства авиации противника в воздухе. В его тыловой полосе находились крупные водные рубежи — Дон и Волга с ограниченным количеством мостов и переправ. В ходе оборонительных операций командование фронта и армий, учитывая степной характер местности и отсутствие лесных массивов, особое внимание уделяло укрытию и маскировке объектов тыла, его охране и обороне. Для этого выделялись зенитная артиллерия, бронепоезда, истребительная авиация. Ширина полосы обороны фронта достигала 800 км3.

В подготовительный период и с началом оборонительных операций на сталинградском направлении армейские и часть фронтовых частей и учреждений тыла с запасами материальных средств развёртывались последовательно, по рубежам. При массированных ударах авиации противника по путям сообщения такой порядок развёртывания повышал устойчивость управления материально-техническим обеспечением, способствовал успешному выполнению войсками боевых задач4.

С разделением 5 августа Сталинградского фронта на Сталинградский и Юго-Восточный начальником тыла Сталинградского фронта стал генерал-лейтенант И.Г. Советников, а Юго-Восточного — генерал-майор Н.П. Анисимов. В октябре 1942 года из выдвинутых Ставкой Верховного Главнокомандования дополнительных сил были созданы Донской, а затем и Юго-Западный фронты5.

Фронтам были определены тыловые районы. Их глубина составляла от 350 до 600 км. Однако ввиду отсутствия крупных населённых пунктов, складских помещений и из-за слаборазвитой транспортной сети фронты не могли полностью, а порой и частично использовать свои тыловые районы6.

Глубина армейских тыловых районов вместе с войсковыми районами у большинства армий составляла 150—250 км. Тыловые районы дивизий первого эшелона имели глубину от 10 до 35 км7. В 62-й армии в связи с тем, что на западном берегу расстояние от берега Волги до линии фронта равнялось от 0,2 до 2,5 км, тыловые районы полкам и дивизиям не выделялись8.

В ходе оборонительных операций под Сталинградом положение с материально-техническим обеспечением фронтов, особенно боеприпасами, сложилось более трудное, чем это было в битве под Москвой, т.к. значительно сократился объём подвоза боеприпасов в армии и не было возможности использовать промышленные предприятия города. Одновременно осуществлялось накопление вооружения и боеприпасов для обеспечения войск в контрнаступлении. В войсках планировалось иметь до 1,5 боекомплекта (бк) боеприпасов, а на армейских и фронтовых складах — до 1,0 бк9.

К началу контрнаступления войска были в основном обеспечены боеприпасами. Расход боеприпасов в оборонительном сражении под Сталинградом был очень велик. Так, с 12 июля по 18 ноября 1942 года войсками Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов было израсходовано 7,610 млн снарядов и мин, в т.ч. около 5 млн снарядов и мин войсками Сталинградского фронта. За этот период под Сталинградом всем трём фронтам было подано 5388 вагонов боеприпасов, 123 тыс. винтовок и автоматов, 53 тыс. пулемётов и 8 тыс. орудий10.

Большую работу по обеспечению войск боеприпасами в этот период проделали начальники служб артиллерийского снабжения фронтов: Сталинградского — полковник А.И. Марков, Донского — полковник Н.М. Бочаров, Юго-Западного — полковник С.Г. Алгасов, а также специальная группа офицеров Главного артиллерийского управления (ГАУ)11.

Обеспечение горючим войск в оборонительных операциях под Сталинградом осуществлялось в основном за счёт мобилизационных запасов, оставшихся в этом районе на базах Главнефтеснаба и прилегающих к нему районах. Однако подача его непосредственно в части и подразделения осуществлялась с большими трудностями. Под артиллерийским огнём и авиационными ударами противника горючее в бочках и бидонах из отделения армейского склада, расположенного на левом берегу Волги, переправлялись баркасами и на вёсельных лодках на заправочные пункты, где поддерживались 3—5-суточные запасы горючего. Это позволяло, обычно в ночное время, обеспечить своевременную заправку машин.

Кроме того, на основании решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР для Сталинградского (начальник отдела службы горючего (ОСГ) полковник С.В. Лукьянов) и Донского (начальник ОСГ инженер-полковник Д.Я. Андреев) фронтов в районе Астрахани до конца навигации 1942 года были созданы необходимые запасы горючего. Ресурсы горючего, накопленные в районе Сталинграда, с учётом запасов на фронтовых и армейских складах к 1 декабря 1942 года составляли 55 тыс. т12. На подмосковных нефтебазах и на аэродромах имелись значительные мобилизационные запасы авиационного и автомобильного бензина, подготовленные к переброске самолётами по заявкам фронтов.

Положительную роль в накоплении запасов горючего сыграли и мобилизационные резервы, перемещённые с низовьев Волги на склады Министерства обороны, и перевалочные базы Волжско-Камского бассейна. К 1 мая 1942 года эти запасы составили 80,8 тыс. т (14,1 проц.), к 1 ноября 1942 года — 333,6 тыс. т (45,8 проц.)13.

В оборонительный период в Сталинградской битве расход горючего составил около 94 тыс. т. Больше половины расхода составил автобензин. Расход авиационного бензина был относительно невелик, т.к. в связи с плохими метеорологическими условиями авиация использовалась ограниченно14.

В период напряжённых оборонительных боёв за Сталинград в результате уничтожения противником значительной части фронтовых запасов продовольствия и из-за трудностей подвоза из глубинных районов страны использование местных ресурсов имело огромное значение. В этих условиях военные советы Сталинградского и Юго-Восточного фронтов приняли ряд мер по укреплению службы продовольственного снабжения и улучшению питания войск за счёт местных ресурсов.

В результате принятых мер в период оборонительных операций подвижные запасы продовольствия в войсках поддерживались в размере 4—5 суточных дач, на армейских складах — 2—3 суточных дач, на фронтовых складах — 6—8 суточных дач, что обеспечивало бесперебойное снабжение войск.

Приготовление пищи, как правило, производилось побатальонно и поротно в пищевых котлах, которые устанавливались в откосах оврагов и крутом правом берегу Волги. Для устройства кухонь в городе использовались всевозможные укрытия (цоколи заводских труб, смотровые колодцы водопровода, фундаменты сталеварных печей, подвальные помещения домов). Питание в основном было двухразовое. Пищу доставляли, как правило, повара, т.к. каждый боец был на учёте. За бесперебойную доставку пищи многие повара были награждены правительственными наградами. Например, старший повар Горшков был награждён орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу». Не было дня, чтобы он не доставил бойцам горячей пищи, действуя под огнём противника15.

Переход на зимнюю форму одежды в период обороны Сталинграда проходил более организованно и планомерно, чем это было в 1941 году под Москвой. Используя опыт снабжения войск зимним обмундированием в Битве под Москвой, управления вещевого и обозно-хозяйственного снабжения лучше подготовились к сезонной смене имущества в 1942 году16. Войска фронтов прикреплялись на довольствие к складам по соответствующим направлениям. Отправка тёплых вещей фронтам в 1942 году началась заблаговременно.

Военный совет Сталинградского фронта уже 18 сентября рассмотрел и утвердил план подготовки к зиме. В нём, в частности, предусматривалось активизировать сбор тёплых вещей среди населения в тыловом районе фронта, выявить местные сырьевые ресурсы и разместить заказы на тёплые вещи на предприятиях местной промышленности и промкооперации. Своевременное поступление тёплых вещей по нарядам центра, как и использование местных ресурсов, во многом способствовало организованному переходу войск на зимнюю форму одежды. По состоянию на 10 ноября 1942 года войска передовой линии были полностью обеспечены шапками-ушанками, перчатками, тёплым бельём, портянками и на 80 проц. — ватными телогрейками и шароварами17.

Работники тыла даже в самой тяжёлой обстановке старались организовать помывку личного состава, для чего под обрывистыми берегами Волги, в землянках и подвалах разрушенных зданий старались оборудовать бани. Так, например, в дивизии генерал-майора А.И. Родимцева бывший ташкентский банщик Сурков оборудовал один из подвалов полуразрушенного здания под баню. На других участках фронта бани делали в землянках18.

Транспортная сеть в тыловых районах фронтов была развита недостаточно. В этих условиях дальнейшее развитие получил и приобретённый ещё в первые месяцы войны опыт комплексного использования всех видов транспорта. При постоянном воздействии авиации противника целесообразными оказались воинские перевозки в ночное время, использование вместо крупных железнодорожных транспортов небольших летучек до 10—12 вагонов, менее уязвимых для авиации противника. Железные дороги могли подавать к тыловым границам фронтов до 100 поездов в сутки, а к станциям снабжения армий — всего 50—58 поездов. Почти все железные дороги имели рокадные направления, проходившие в 200—250 км от линии фронта. Фронтам выделялось по 2—3 железнодорожных направления, армиям — по одному железнодорожному участку. Отдельные железнодорожные направления использовались одновременно двумя фронтами. Донскому и Сталинградскому фронтам, кроме того, выделялись водные участки на Волге19.

Основной объём воинских перевозок адресовался Сталинградскому фронту, при этом около 22 проц. приходилось на снабженческие перевозки.

Железнодорожный транспорт в битве под Сталинградом, несмотря на исключительно большие трудности, выполнил возложенные на него задачи. Полученный опыт организации воинских перевозок и эвакуации, а также строительства и восстановления железных дорог был использован в последующие периоды войны20.

Ставка Верховного Главнокомандования для организации подвоза войскам фронтов материально-технических средств и эвакуации раненых поставила задачу использовать р. Волгу. С этой целью на крупных пристанях были развёрнуты базы снабжения.

Важную роль в этом сыграла Волжская военная флотилия (командующий — контр-адмирал Д.Д. Рогачёв). Её корабли своим огнём поддерживали 62-ю и 64-ю армии, на правый берег было доставлено около 90 тыс. бойцов и командиров, 4 тыс. т воинских грузов, большое количество техники, вооружения и боеприпасов. Из фронтового города было эвакуировано около 52 тыс. человек, в т.ч. около 45 тыс. раненых. За навигацию 1942 года по Волге было перевезено более 5 млн т нефти и нефтепродуктов, до 800 тыс. бойцов и командиров, около 100 тыс. различных грузов, большое количество боевой техники21. Всего же за оборонительный период кораблями Волжской военной флотилии и Нижневолжского пароходства было перевезено 250 тыс. т материальных средств22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 История тыла. Л., 1974. С. 88.

2 Там же.

3 История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII—XX вв.) в 4 кн. Кн. 3. Тыл Красной армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. СПб., 2000. С. 207.

4 История тыла. С. 88.

5 Там же.

6 История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII—XX вв.). С. 207.

7 Там же. С. 208.

8 История тыла. С. 89.

9 Тыл Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Ч. II—III. Л., 1963. С. 64.

10 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 81. Оп. 12079. Д. 104. Л. 87.

11 Тыл Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 1977. С. 161.

12 Там же. С. 179.

13 Кормилицын М.И. Служба снабжения горючим в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 1960. С. 26, 27.

14 Тыл Советских Вооружённых сил в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. С. 180.

15 Вещиков П.И. Продовольственная служба Вооружённых Сил России: краткая история. М., 1999. С. 218.

16 Начальником Управления вещевого снабжения ГИУ был генерал-майор, впоследствии генерал-лейтенант интендантской службы Н.Н. Карпинский, а начальником Управления обозно-хозяйственного снабжения ГИУ — генерал-майор интендантской службы М.И. Субботин.

17 Тыл Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Ч. II—III. С. 103.

18 Тыл Советской Армии. М., 1968. С. 162.

19 История Тыла Российских Вооружённых Сил (XVIII—XX вв.). С. 208.

20 Тыл Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Ч. II—III. С. 139.

21 Боевая летопись Военно-Морского Флота 1941—1942. М., 1983. С. 371.

22 История тыла. С. 91.