Опыт применения советских Военно-воздушных сил в локальных войнах и вооружённых конфликтах накануне Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется опыт применения советских Военно-воздушных сил в локальных войнах и вооружённых конфликтах в конце 1930-х годов.

Summary. The paper explores the practice of using the Soviet Air Force in local wars and armed conflicts in the late 1930s.

ТАРАСОВ Сергей Анатольевич — заместитель начальника научно-исследовательского отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, подполковник

(Москва. E-mail:satar79@mail.ru).

 

«Не пора ли перейти от разговоров к делу»

Опыт применения советских Военно-воздушных сил в локальных войнах и вооружённых конфликтах накануне Великой Отечественной войны

 

Первая мировая война привела к появлению нового вида вооружённых сил — военной авиации, что позволило вести вооружённую борьбу в воздушном пространстве. Стало понятно, что от завоевания господства в воздухе в большой степени будет зависеть успех всех последующих войн. Военно-воздушные силы довольно быстро стали важнейшим видом войск, умелое использование которых во многом содействует достижению победы.

Общеизвестно, что период между двумя мировыми войнами характеризовался бурным развитием новых видов вооружения и качественным совершенствованием уже существовавших. Этот процесс сопровождался появлением новых тактических приёмов ведения боя и принципиально иного понимания методов осуществления стратегических операций, что, в свою очередь, вело к структурным изменениям в составе самих вооружённых сил.

Особенно напряжёнными были 30-е годы ХХ века, которые сопровождались значительным осложнением международной обстановки. Ситуация серьёзно ухудшилась после прихода в 1933 году к власти в Германии нацистов. Мир стремительно скатывался к новой мировой войне, которая и началась 1 сентября 1939 года. Ей предшествовала целая череда локальных войн и вооружённых конфликтов, в которых довелось участвовать и Советскому Союзу. Особенно активно в них были задействованы Военно-воздушные силы Красной армии (ВВС КА).

Способы и методы применения отечественной авиации в боевых условиях в указанный период требуют отдельного внимания. Он позволяет понять, как шёл процесс трансформации характера вооружённой борьбы в небе, какое место отводилось авиации в ходе боевых действий и какие требования это налагало на командно-начальствующий состав ВВС КА.

Первым серьёзным испытанием советской авиации стало участие в гражданской войне в Испании 1936—1939 гг., где произошло и первое столкновение с будущим противником — нацистской Германией. Данный конфликт во многом стал полигоном, на котором отрабатывались новые способы ведения боя и тактические приёмы применения современных видов вооружения. В значительной степени это относится и к авиации, которая в ходе боёв активно использовалась обеими противоборствующими сторонами.

СССР оказывал большую поддержку республиканскому правительству, направляя ему как саму авиационную технику, так и специалистов (в т.ч. и лётный состав, принимавший активное участие в воздушных боях). В научной литературе встречаются различные цифры поставленных самолётов и количества военнослужащих, направленных в Испанию. Нет единой точки зрения и на то, сколько из них были непосредственно членами лётных экипажей и каковы были потери.

Есть расхождения и в данных по участию лётного состава с противоположной стороны. В первую очередь это касается немецких лётчиков. Обобщив различные точки зрения, с определённой уверенностью можно говорить, что через вооружённый конфликт в Испании прошли по несколько сот авиаторов из состава как ВВС КА, так и люфтваффе.

Несмотря на то, что поддерживавшиеся Советским Союзом республиканцы потерпели поражение, эта война, пожалуй, впервые показала, что в СССР созданы многочисленные Военно-воздушные силы и мощная авиационная промышленность. Хуже дело обстояло с освоением полученного опыта и массовым внедрением его в войска.

Так, по мнению исследователя воздушной войны в Испании С.В. Абросова, в ВВС КА опыт участия советских лётчиков в боевых действиях в Испании должным образом не изучался. Какого-либо централизованного, целенаправленного и своевременного изучения применения авиации в данном конфликте организовано не было. Хотя, как отмечает тот же автор, в начальный период боевых действий (конец 1936 — начало 1937 г.) определённые попытки командованием Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) к этому предпринимались.

В конце 1936 года руководство ВВС КА начало сбор сведений по указанному вопросу, в т.ч. и информации от непосредственных участников боёв. В начале 1937 года на основе полученных данных штабом Военно-воздушных сил были подготовлены несколько докладов, отчётов и разработан «План использования в боевой подготовке ВВС КА выводов из боевой работы авиации в Испании». Однако, к сожалению, практического воплощения они не получили1.

Такое не совсем нормальное положение дел усугублялось и тем, что в этом направлении в руководстве советских ВВС работа велась бессистемно. Изучение обстановки в Испании поручалось разным офицерам, видимо, как дополнительная нагрузка к их основным должностным обязанностям. В итоге целый ряд предложений и рекомендаций лётчиков, вернувшихся из Испании, командованием ВВС КА были оставлены без внимания2.

Недооценка испанского опыта нашла своё отражение и в докладе начальника ВВС КА командарма 2 ранга Я.В. Смушкевича3 и военного комиссара ВВС КА дивизионного комиссара Ф.А. Агальцова в адрес Комитета обороны при СНК СССР о состоянии ВВС КА от 14 мая 1940 года № 466216сс, в котором они опосредованно признавали, что руководство ВВС неправильно интерпретировало результаты войны в Испании, в результате чего проглядело и не смогло вовремя сигнализировать о быстром развитии авиации передовых капиталистических стран — Германии и Англии4.

Не лучшим образом обстояло дело и с освоением опыта, приобретённого отечественными авиаторами в рамках помощи, оказывавшейся Советским Союзом соседнему Китаю в его противостоянии японской агрессии на протяжении 1930-х годов.

С рубежа 1937—1938 гг. объёмы советской поддержки существенно возросли, и заметную роль в них стала играть авиационная составляющая. Помощь предполагала как поставку авиационной техники, так и направление в Китай лётно-технического состава для её обслуживания и применения в боях. Вплоть до начала фашистской агрессии против СССР советское руководство довольно серьёзно подходило к указанному вопросу, стараясь по мере сил оказывать максимальное содействие Китаю в его борьбе с Японией5.

Однако и в данном случае приобретённый опыт не был в должной мере обобщён и не получил широкого распространения в войсках, оставшись во многом на уровне личных знаний, умений и навыков непосредственных участников боёв.

Столь «вялое» отношение к освоению полученного боевого опыта и внедрению его в практику подготовки войск подтверждается письмом члена партии большевиков полкового комиссара С.Н. Кузнецова, проходившего службу на Липецких высших авиационных курсах усовершенствования, в адрес ЦК ВКП(б) от 20 июня 1940 года. Он отмечал, что «сейчас идёт много разговоров об изучении и применении боевого опыта войны. Не пора ли перейти от разговоров к делу, и прежде всего в академиях. Ведь курам на смех, что, например, два преподавателя высших авиационных курсов полковник Лин и полковник Матвеев до сих пор всё обобщают боевой опыт авиации в Испании и в Китае. Даже преподаватели этих курсов до сих пор не могут ознакомиться с мучительным творчеством этих двух полковников»6.

Надо отметить, что в ходе боёв в небе Испании и Китая советскими лётчиками были разработаны и применены на практике новые тактические приёмы, которые при должном их изучении и освоении строевыми частями ВВС КА оказались бы весьма полезными с началом Великой Отечественной войны. Так, довольно широко известным фактом является то, что в ходе указанных конфликтов большую эффективность показали звенья, состоявшие из двух пар (ведущего и ведомого лётчика в каждой), по сравнению со звеном из трёх самолётов. Было выработано понимание того, что залогом успеха для истребителя является высота полёта, а улучшению управляемости воздушным боем должно содействовать оборудование всех самолётов радиостанциями, что позволило бы благодаря целеуказаниям с земли влиять на исход схватки в небе.

Грамотно использовалось и сочетание более манёвренных И-15бис для отсечения истребителей противника и сковывания их воздушным боем с более скоростными И-16 для уничтожения бомбардировщиков, оставшихся без прикрытия. При этом продумывались наиболее удобное положение групп в воздухе и благоприятные высоты, на которых следовало навязывать бой. Особо тщательно решался вопрос о том, как и когда вводить резерв, способный своим появлением переломить ход боя7.

Подобная тактика позволила накопить определённый опыт одновременного применения различных типов самолётов и видов авиации, а активная эксплуатация авиационной техники в сложных погодно-климатических условиях помогла объективно оценить её лётно-тактические характеристики и способствовала выявлению имевшихся конструктивных недостатков.

В июле—августе 1938 года часть советских авиаторов смогла получить определённый боевой опыт уже на территории самого Советского Союза, приняв участие в вооружённом конфликте в районе оз. Хасан. В ходе отражения японской агрессии командование РККА применило сотни самолётов. Особенно интенсивно использовалась бомбардировочная авиация как для нанесения ударов по наземным объектам противника, так и для транспортировки грузов, предназначавшихся для снабжения действующих войск.

В следующем, 1939 году советская авиация снова была активно задействована в новом противостоянии с Японией — на р. Халхин-Гол. В ходе сражений с мая по сентябрь Военно-воздушные силы Красной армии вели многочисленные воздушные бои с противником, наносили бомбовые удары по его войскам и привлекались к оперативной переброске грузов воздушным путём. Обстановка в воздухе характеризовалась высоким напряжением сил с обеих сторон. Пожалуй, впервые советским ВВС пришлось столь массово участвовать в боевых действиях с достаточно сильным противником. В целом, несмотря на имевшиеся недостатки, с поставленной задачей им справиться удалось. Однако и в данном случае полученный боевой опыт не до конца был изучен и не получил должного массового внедрения в строевые лётные части, во многом оставаясь на персональном уровне непосредственных участников указанных событий.

Наиболее серьёзным испытанием для советских авиаторов стала война с Финляндией 1939—1940 гг. В период с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 года Военно-воздушные силы Красной армии принимали (насколько это позволяли погодные условия) самое непосредственное участие в боях, осуществляя поддержку наземных сил. Имея значительное количественное превосходство над противником, ВВС КА обладали полным господством в воздухе, что позволяло интенсивно использовать их для нанесения ударов по наземным силам противника8.

Об эффективности деятельности отечественной авиации в научной литературе имеются различные точки зрения. Нет единого мнения и по поводу понесённых потерь9. Но в целом следует признать, что действия ВВС КА внесли значительный вклад в дело достижения победы в этой непродолжительной, но весьма нелёгкой войне.

С тактической точки зрения применение авиации имело следующие особенности. Личному составу советских ВВС приходилось действовать в суровых климатических условиях, характеризовавшихся сложной метеорологической обстановкой, неустойчивой зимней погодой с низкими температурами и снежными метелями, что в сочетании с коротким световым днём и слабой аэродромной инфраструктурой сильно осложняло боевое применение и обслуживание авиационной техники и вело к большой аварийности10.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Абросов С.В. Воздушная война в Испании: хроники воздушных сражений 1936—1939 гг. М., 2008. С. 460—462.

2 Там же. С. 463, 464.

3 Командарм 2 ранга Я.В. Смушкевич сам являлся участником войны в Испании.

4 Военно-воздушные силы России: неизвестные документы (1931—1967 гг.). М., 2003. С. 82.

5 О размерах помощи и количестве советских «добровольцев» см.: Гагин В.В. История участия советских ВВС в локальных войнах и вооружённых конфликтах в 1936—1940 гг. Дисс. … канд. ист. наук. Воронеж, 2007. С. 86—88, 105, 116, 117.

6 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 127. Д. 39. Л. 73.

7 Захаров Г.Н. Я — истребитель. М., 1985. С. 86.

8 Согласно данным С.А. Безуглова в ходе войны общий налёт бомбардировочной и истребительной авиации достиг 115 500 ч. Были выполнены 84 307 боевых самолётовылетов. Всего в ходе боевых действий на противника были сброшены 23 146 т авиационных бомб. См.: Безуглов С.А. Опыт боевых действий частей и соединений ВВС Красной армии в Советско-финляндской войне (1939—1940). Дисс. … канд. ист. наук. Монино, 2009. С. 204.

9 Безуглов С.А. Указ. соч. С. 211, 212; Гагин В.В. Указ. соч. С. 155—157.

10 Инженерно-технический состав прикладывал максимум усилий к текущему обслуживанию и восстановлению повреждённой авиационной техники. Во многих отчётных документах говорится о том, что работы велись практически круглосуточно. Ремонт самолётов производился в минимально короткие сроки. У людей на сон оставалось не более 3—4 ч в сутки. И всё это в зимних условиях, при отсутствии оборудованных мастерских. См., например: Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 34980. Оп. 12. Д. 2244. Л. 3.