Казаки в Шанхае

Бывшие фронтовики Первой мировой войны в Китае

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется деятельность русских эмигрантских общественных организаций в Китае.

Summary. This article examines the activities of Russian public emigre organisations in China.

РУССКОЕ ВОЕННОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

 

ХИСАМУТДИНОВ Амир Александрович — профессор Дальневосточного федерального университета, доктор исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: khisamut@yahoo.com)

 

МНОГИЕ УШЛИ В ИЗГНАНИЕ, ИМЕЯ ШИНЕЛЬ И НЕХИТРЫЕ ПОЖИТКИ

Бывшие фронтовики Первой мировой войны в Китае

 

После окончания Гражданской войны в России, несколько сот тысяч наших соотечественников, в том числе и вчерашних фронтовиков, оказались в Китае, куда они перебрались из Приморья в октябре 1922 года.

Многие ушли в изгнание, имея шинель и нехитрые пожитки. Так что с первых дней пребывания на чужбине им пришлось зарабатывать на жизнь. По сравнению со штатской эмигрантской прослойкой военные оказались более приспособленными к новым условиям, даже не обладая в своём большинстве гражданскими профессиями. Значительную помощь им в этом оказывали патриотические организации русского зарубежья, в первую очередь общества бывших участников недавних боевых действий. Особую роль играли военные формирования, в которых соблюдалась, как и в прежние времена, уставная дисциплина и превалировала готовность «участвовать в новой войне», к примеру, «Братство русской правды». В него входили так называемые наёмники на китайской службе. Существовали и различные сообщества однополчан (офицеров гвардии, артиллеристов, уланов и пр.) или бывших однокашников по военно-учебным заведениям (вузам), а также всевозможные благотворительные общества, оказывавшие помощь эмигрантам в поиске работы, крова, выделявшие инвалидам войны «пособие на жизнь».

Казаки в Шанхае
Казаки в Шанхае

Зарекомендовали себя активностью ветеранские объединения в Харбине. Так, одну из первых общественных организаций создали участники Русско-японской войны (1904—1905 гг.). Длительное время здесь же существовал «Кружок порт-артурцев», имевший своих представителей и в других городах Китая.

Популярными в русском зарубежье стали объединения по родам войск или по военному образованию. Таким было «Общество заамурских офицеров» (ОЗО), основанное примерно в 1919—1920 гг. Его членами стали служивые из охраны Китайско-восточной железной дороги (КВЖД). Заамурский округ, или Отдельный корпус пограничной стражи, со штаб-квартирой в Харбине был создан ещё в 1901-м (расформирован в 1920-м). Эта организация имела свою типолитографию, помогавшую бывшим военным свести концы с концами. Наиболее яркой фигурой в ней являлся генерал-майор Николай Герасимович Володченко, выпускник Николаевской академии Генерального штаба (1898), бывший начальник штаба корпуса пограничной стражи в Харбине. Видную роль в этом «центре русского зарубежья» играло «Общество взаимопомощи александровцев в Харбине», основанное в 1930 году выпускниками одноимённого вуза. Его многолетним председателем был генерал-майор Яков Михайлович Ларионов. Преподавая в харбинских гимназиях, он занимался обобщением личного военного опыта, приобретённого, в частности, в период Первой мировой войны1.

Большую активность в общественной жизни проявляли выпускники «Корпуса императорских армий и флота», издававшие в 1934—1935 гг. свой журнал. Регулярно проводили встречи с деловыми обсуждениями воспитанники Хабаровского и Сибирского кадетских корпусов («Общество кадет-сибиряков»). На особом счету числились награждённые Георгиевскими крестами, основавшие (1921 г.) «Союз георгиевских кавалеров Российской восточной окраины». Примерно тогда же возникла «Харбинская трудовая артель инвалидов», которую возглавил П.И. Рябинин, издававшая (воскресные выпуски) свою газету2. Как это, так и другие подобные ему издания позволяли ветеранам боевых действий публиковать воспоминания, обобщая поучительные эпизоды. «На мою долю, — делился впечатлениями один из таких авторов, — выпала задача систематизации всего использованного материала и общее редактирование книги, цель которой ознакомить молодёжь с недавним прошлым… зажечь молодёжь стремлением к борьбе, к продолжению начатого нами дела…»3.

Издал несколько книг воспоминаний о революции и о Гражданской войне4 живший в Китае и Японии генерал Пётр Петрович Петров. Рецензент о первой из них написал так: «В книге генерала Петрова одинаково беспристрастно приводятся факты как героизма войск, так и их страданий в обстановке тех жертв, которые в то же время приносило и само население на протяжении всей линии борьбы»5.

В начале 1930-х годов «Бюро по делам российской эмиграции в Китае» (БРЭМ) решило воссоздать организацию «Союз чинов Дальневосточной армии», придав ей военизированный характер. Так летом 1935 года возник «Дальневосточный союз военных», а с 15 августа началась регистрация его членов. Начальник БРЭМа Владимир Александрович Кислицын отмечал: «На Союзе лежат заботы о подготовке чинов в соответствии с требованиями современного военного дела, о воспитании своих чинов в воинском духе…»6. Военный отдел союза имел в журнале «Луч Азии» собственный раздел, где публиковались статьи о военном деле и анализировалась ситуация в Советской России7. Большое внимание уделялось воспитанию молодёжи: были учреждены учебная команда для подготовки унтер-офицеров, военное училище для молодых людей, желавших посвятить себя военной службе, курсы старшего командного состава для подготовки офицеров к занятию командных должностей. Были организованы и «потешные отряды» для мальчиков и девочек от 7 до 11 лет. Для обучавшихся своеобразным пособием явились воспоминания В.А. Кислицына, закончившего Первую мировую войну в звании полковника8.

8 февраля 1936 года при союзе основали сообщество «объединённой военной молодёжи», куда вошли «Кружок молодых офицеров», «Общество взаимопомощи читинцев» и «Союз Его Высочества князя Никиты Александровича Мушкетёрова». По пятницам их участники устраивали лекции, концерты, танцы, игры, лотерею. Для удобства управления союз был разделён на 3 округа — Харбинский, Мукденский и Северо-Китайский, которые в свою очередь делились на 11 районов и 37 отделов9.

Активными были казачьи организации, образовавшие в 1923 году в Харбине на основе хуторов и станиц «Восточный казачий союз», куда вошли представители Оренбургского (Г.В. Енборисов), Сибирского (Е.П. Березовский), Амурского (Е.Г. Сычёв) и Енисейского (К.И. Лаврентьев) казачества. Затем возник «Союз казаков на Дальнем Востоке и бывших чинов Дальневосточной армии» (3 казачьих войска — Забайкальское, Амурское и Уссурийское и несколько разрозненных групп оренбургских, сибирских, енисейских и иркутских казаков)10. Высшее руководство в «Союзе казаков» принадлежало походному атаману казачьих войск Урала, Сибири и Дальнего Востока Г.М. Семёнову, который формально назначал «начальника» под диктовку и по «рекомендации» Японской военной миссии11. В новую организацию вступили и те, кто оказался в различных районах Китая, Японии, Южного Сахалина. Большое значение казачьим сообществам придавали оккупировавшие Маньчжурию японцы. Они решили воспользоваться ими для выпадов против Советской России. Стратегически это было очень удобно: почти все казачьи станицы и хутора располагались вдоль советско-китайской границы. Впрочем, эта затея закончилась ничем, поскольку и казаки, и другие бывшие военные отказались в 1945 году стать «под самурайское ружьё», а приветствовали в своём большинстве Красную армию.

В Харбине существовало 9 войсковых казачьих станиц: Кубано-Терская, Оренбургская, Сибирская, Забайкальская, Амурская, Уссурийская, Енисейская, Иркутская и «Молодая сводная имени атамана Семёнова»12.   <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Ларионов Я.М. Записки участника мировой войны. 26-я пехотная дивизия в операциях 1-й и 2-й русской армий на Восточно-Прусском и Польском театрах в начале войны: (Сост. по дневнику и полевым документам). Харбин: изд. О-ва Александровцев в Харбине, 1936.

2 Инвалид. 1924. № 1 (14 марта).

3 Сергеев В.Л. Очерки по истории Белого движения на Дальнем Востоке. Харбин: изд. часть Бюро по делам рос. эмигрантов в Маньчжур. империи, 1937. С. 1.

4 Петров П.П. От Волги до Тихого в рядах белых, 1918—1922 гг. Рига: изд. М. Дидковского, 1930; он же. Крушение Императорской России: (20 лет спустя о февр. революции). Харбин: изд-во М.В. Зайцева, 1938.

5 Сокольский В. Книжные новинки // Рубеж. 1931. № 15 (4 апреля). С. 22.

6 Беседа с генералом В.А. Кислицыным. Цели и задачи Дальневосточного союза военных // Луч Азии. 1935. Август. С. 59.

7 Дальневосточный Союз Военных в Маньчжурской Империи // Луч Азии. 1936. Февраль. (Воен. отд.) С. 1.

8 Кислицын В.А. В огне гражданской войны: Мемуары. Харбин: Наш путь, 1936; он же. В огне Великой войны. Харбин: изд. В.О. Кислицына, 1938; он же. Пантеон воинской доблести и чести. Харбин: изд. часть Гл. бюро по делам рос. эмигрантов, 1941; он же. Пути русской молодёжи. Харбин: Заря, 1944.

9 Более подробно см.: Русский настольный календарь на 1940 год. Дальневосточный Союз военных. Харбин, 1940.

10 Союз казаков на Д. В. и б. чинов Д.-В. Армии // Луч Азии. 1935. № 7. С. 34—36.

11 Государственный архив Хабаровского края (ГА ХК). Ф. 829. Оп. 1. Д. 15, 34.

12 Союз казаков на Дальнем Востоке // Русский настольный календарь. Харбин, 1940.