А.И. Ерёменко

«С 6 часов 10 августа подчинить Сталинградский фронт командующему Юго-Восточным фронтом генерал-полковнику Ерёменко…»

image_pdfimage_print

Аннотация. В историческом очерке исследуется роль генерала А.И. Ерёменко в организации обороны Сталинграда в 1942 году.

Summary. The historical essay explores the role of General A.I. Yeryomenko in organising the Stalingrad’s defence in 1942.

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

ХАЗАНОВ Дмитрий Борисович — научный сотрудник Научного объединённого центра «Актуальные проблемы новейшей истории и политики» МГГУ имени М.А. Шолохова, кандидат технических наук

(Москва. Е-mail: dbhazanov@rambler.ru)

 

«С 6 ЧАСОВ 10 АВГУСТА ПОДЧИНИТЬ СТАЛИНГРАДСКИЙ ФРОНТ КОМАНДУЮЩЕМУ ЮГО-ВОСТОЧНЫМ ФРОНТОМ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКУ ЕРЁМЕНКО…»

 

О нём, известном полководце и военачальнике, можно узнать из многих публикаций1. Да и сам Андрей Иванович Ерёменко, Великую Отечественную войну встретивший генералом, а через десять лет после её окончания ставший Маршалом Советского Союза (1955), оставил после себя значительное творческое наследие2. А вспоминать ему было о чём. Только перечисления должностей, которые он занимал с начала военной службы (1913), хватило бы на несколько страниц, а места дислокации и боевых действий воинских подразделений, частей, соединений, объединений, возглавляемых им, — это, образно говоря, географическая карта и СССР, и Европы. Автор же исторического очерка об этом легендарном человеке сосредоточил основное внимание на некоторых малоизвестных фактах «сталинградской эпопеи», когда боевой опыт, организаторские способности и стратегический дар А.И. Ерёменко проявились с особой силой.

О том, какое значение Сталинграду придавало руководство страны, можно судить по содержанию директивы (9 августа 1942 г. № 170562), направленной Ставкой Верховного главнокомандования (ВГК) командующим войсками Юго-Восточного (ЮВФ) и Сталинградского (СФ) фронтов. Подписанная И.В. Сталиным (председатель Совета народных комиссаров, Верховный главнокомандующий) и А.М. Василевским (начальник Генерального штаба), она «разъясняла», что «оборона Сталинграда и разгром врага, идущего с запада и с юга на Сталинград, имеют решающее значение для всего нашего советского фронта». Исходя из сложившейся тяжёлой обстановки, военачальники при принятии срочных кардинальных мер должны были «не щадить сил и не останавливаться ни перед какими жертвами…»3. Для этого нужно было обладать не только военными знаниями и опытом, но и решительным, твёрдым характером. Именно такие качества, потребовавшиеся от организатора обороны на столь важном направлении, высшее командование видело у генерала Ерёменко. О том свидетельствует первый пункт упомянутой директивы4 (выдержка из неё вынесена в заголовок очерка).

А.И. Ерёменко
А.И. Ерёменко

Примечателен по своему содержанию приказ № 1 командующего ЮВФ (7 августа 1942 г.). Думается, уместно привести полностью его текст, поскольку в нём отражены и соответствовавшая моменту решительность, и уже упоминавшийся публицистический дар А.И. Ерёменко. «1. Сего числа, — извещал он подчинённые ему части и соединения, — я вступил в командование войсками Юго-Восточного фронта.

Основная наша задача — разбить врага, рвущегося к Сталинграду, и отбросить фашистские орды за пределы нашей Родины.

2. Товарищи! Нам выпала честь защищать город Сталина.

Не посрамим же чести этого дорогого имени и нашей Родины. Обращаюсь к Вам, боевые соратники, — бойцы, командиры и политработники; к Вам, братья по плоти и крови, — русские, украинцы, белорусы, грузины, армяне и люди других национальностей; к Вам, братья по нашему отечеству, по боевому сотрудничеству.

Обращаюсь к Вам с призывом и приказом.

Ненавистные и озверелые орды фашизма залили кровью оккупированные области, они залили кровью и слезами наших матерей, отцов, детей, братьев и сестёр. Реки пролито крови и слёз; столько пролито невинной крови и слёз, что в них можно утопить всех гитлеровских кровожадных бандитов.

Гитлеровские бандиты опозорили и обесчестили наших девушек и жён.

Зверски избивают и уничтожают наш народ.

Товарищи! Кровью обливается сердце, когда вспоминаешь эти зверства.

Мы — бойцы, — защитники Великой Родины, не можем больше терпеть этого издевательства над нашим народом.

Со всей злобой и ненавистью мы будем уничтожать заклятого врага.

В сражениях под Сталинградом положим начало конца истреблению гитлеризма.

Слава нашим героям, бойцам, командирам и политработникам, храбро сражающимся за нашу Великую Родину.

Пусть скажут о каждом из нас, что он был в Великом сражении под Сталинградом.

Ни шагу назад, таков приказ народа, таков приказ Сталина. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях и командах»5.

Следует уточнить: возможно, приказ — это коллективный труд, поскольку под ним стоят подписи, кроме командующего войсками ЮВФ генерал-полковника А.И. Ерёменко, ещё и члена военного совета генерал-майора Н.С. Хрущёва и начальника штаба ЮВФ генерал-майора Г.Ф. Захарова. Но в том, что Андрей Иванович являлся «главным лицом» при составлении документа, убеждают как обращение к войскам от первого лица («я вступил в командование», «обращаюсь к Вам с призывом и приказом»), так и уточнения в его послевоенных публикациях, в частности, в книге «Сталинград». Из неё можно узнать существенные подробности операций, проводившихся под руководством будущего маршала, уяснить в деталях работу командующего, оценить проблемы управления войсками. К примеру, Ерёменко поведал, как Сталин дважды принимал его (ночью 2 августа 1942 г. и следующей, после ознакомления с обстановкой) перед направлением на один из важнейших тогда фронтов. Этот факт подтверждается журналом посещений Сталина в его кремлёвском кабинете. Видимо, Андрей Иванович, несмотря на его вторичное тяжёлое ранение (19 января 1942 г.) и не совсем поправившееся здоровье, был нужен, как никто другой, в Сталинграде. «Тов. Сталин, — уведомляла Ерёменко Ставка ВГК, — категорически приказал не позднее вечера 7 августа вступить в командование войсками фронта и приступить к руководству операциями. Получение подтвердить. Исполнение донести»6.

Новый командующий, судя по его приказу № 1, смотрел на ситуацию оптимистично, и если его «начальное слово» о вступлении в должность скорее напоминало политдонесение, то в следующем документе речь уже шла о продуманной организации боя и взаимодействии огневых средств. К тому же Ерёменко пришлось решать задачу, с которой не смог справиться его предшественник, а именно — не дать противнику выйти к Сталинграду с юга. В целом контрудар у станции Абганерово, парировавший прорыв немцев, оказался удачным.

Сталин при встрече с Ерёменко объявил ему о решении разделить растянутый СФ на два фронта: Сталинградский и Юго-Восточный. В соответствии с директивой Ставки от 5 августа А.И. Ерёменко вступил (9 августа) в командование одновременно обоими фронтами, имея генералов В.Н. Гордова и Ф.И. Голикова своими заместителями. Ответственность «особо доверенного военачальника» за судьбу обороны волжской твердыни, конечно же, резко возросла, тем более что вскоре ему подчинили также Волжскую военную флотилию (ВВФ) и Сталинградский корпусной район ПВО.

Между тем, несмотря на принятые меры, направление многочисленных резервов, перестановки в командном составе, Ставка ВГК оставалась неудовлетворённой действиями наших частей и соединений на дальних подступах к Сталинграду. 10 августа И.В. Сталин и А.М. Василевский отослали в войска директиву с требованием снизить потери в танках. В ней, в частности, отмечалось: «На Сталинградском фронте за шесть дней боёв 12 наших танковых бригад при значительном нашем превосходстве в танках, артиллерии и авиации над противником из 400 танков вышли из строя 326, из них по технической неисправности около 200, причём большая часть танков осталась на поле боя… Считая невероятным такой недопустимо высокий процент танков, выбывших из строя по техническим неисправностям, Ставка усматривает здесь наличие скрытого саботажа и вредительства со стороны некоторой части танкистов…»7.   <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 См., например: Шестернёв А. Только вперёд, на линию огня // Полководцы Великой Отечественной. М., 1988. С. 155—172; Маршал Советского Союза А.И. Ерёменко // Воен.-истор. журнал. 1982. № 9. С. 58—61; Галицан А.С. Командующий Сталинградским фронтом // Воен.-истор. журнал. 1972. № 11. С. 61—63.

2 Ерёменко А.И. Боевые эпизоды. Походы Первой Конной армии. Ростов-н/Д., 1957; он же. На западном направлении. М., 1959; он же. Против фальсификации истории второй мировой войны. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1960; он же. Сталинград. М., 1961; он же. В начале войны. М., 1965; он же. Годы возмездия, 1943—1945. 2-е изд. М., 1985.

3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 136. Л. 7.

4 Там же. Л. 6.

5 Там же. Ф. 220. Оп. 570. Д. 9. Л. 25, 26.

6 Русский архив: Великая Отечественная. М.: «Терра», 1996. Т. 5(2). С. 352.

7 Там же. С. 356.