Борьба якобинцев за создание революционной армии Франции

image_pdfimage_print

Живую, действенную связь между Комитетом общественного спасения и армией осуществляли комиссары Конвента. Комиссары из числа членов Конвента посылались в армию и в предшествующий период, но роль их была в общем незначительна. Лишь после измены Дюмурье и создания якобинского по составу Комитета общественного спасения командированные в армию представители нации, или комиссары Конвента, начали играть ведущую роль. Декретами от 9 и 30 апреля 1793 г. был определен обширный круг их деятельности. В области контроля и снабжения они обладали по существу неограниченными полномочиями. Им поручалось инспектирование военных складов, арсеналов, магазинов; они должны были принимать меры к тому, чтобы все распоряжения центральной власти, касающиеся материального и боевого снабжения войск, приводились в исполнение; они входили в тесную связь с муниципалитетами и департаментскими властями, побуждая их снабжать войска всем необходимым. По предписанию комиссаров, местные муниципальные власти должны были своими средствами изготовлять нужные для армии вещи (сапоги, белье, чулки) и доставлять все эти вещи в воинские части. У состоятельного населения комиссары имели право реквизировать съестные припасы для армии. В июле 1793 г. Конвентом было издано особое постановление, предписывавшее комиссарам контролировать денежные суммы, расходуемые в отдельных частях армии, и по своей инициативе изменять назначение этих сумм. Комиссарам вменялось также в обязанность наблюдать за политическим настроением командного состава и гражданских должностных лиц. Комиссары периодически отчитывались перед Конвентом и в то же время непосредственно были связаны с Комитетом общественного спасения, переписываясь с ним по всем текущим делам и получая от него инструкции и утверждения своих распоряжений. Комитет общественного спасения пытался ограничить компетенцию комиссаров в области оперативных распоряжений высшего командования. Но комиссары не могли строго ограничить свою деятельность одним наблюдением за командным составом и неизбежно выходили за пределы данных им полномочий. Так как Конвент не доверял многим представителям высшего командования, оперативные распоряжения сплошь и рядом подвергались критике комиссаров и под их давлением изменялись.

После измены Дюмурье комиссары, не ожидая распоряжения Конвента, назначили командующим генерала Дампьерра. Конвент санкционировал это назначение.

В летние и осенние месяцы 1793 г. происходило интенсивное очищение штабов от всех лиц, внушавших подозрение или не проявлявших: достаточной энергии и распорядительности. Комиссары Конвента отстранили от должности ряд высших командиров. Одновременно они выдвинули на более высокие посты младших и средних командиров, зарекомендовавших себя преданностью революции.

Наиболее деятельные комиссары — Сен-Жюст и Леба — докладывали в ноябре 1793 г. Комитету общественного спасения, что они изгнали из армии всех «подозрительных офицеров». Эти выдающиеся комиссары, а также Робеспьер-младший, интересовались всеми сторонами военного дела. Суровые и требовательные к командному составу, они старались в то же время улучшить положение солдат и стремились всеми силами упрочить дисциплину в войсках и поднять их боевую подготовку.

До нас дошли знаменитые приказы Сен-Жюста по Страсбургу. Суровый к богачам, он потребовал от них в кратчайший срок покрыть заем з 9 млн. франков на нужды армии и беднейшего населения. Обращаясь к муниципалитету Страсбурга, Сен-Жюст заявил: «Десять тысяч солдат ходят босиком; разуйте всех аристократов Страсбурга, и завтра, в 10 часов утра, 10 тыс. сапог должны быть отправлены в главную квартиру». Сен-Жюст потребовал также реквизиции у богачей города 2 тыс. кроватей для раненых солдат.

Карно, выполнявший одно время обязанности комиссара, также занимался не только вопросами технического снабжения армии, но и оперативными делами. Из официальной переписки его, как члена Комитета общественного спасения, с комиссарами вырисовывается картина огромной, напряженной деятельности комиссаров. Распоряжения, прокламации и воззвания комиссаров осведомляли армию обо всем, что происходило в стране. Особенное внимание уделяли политическому воспитанию армии Сен-Жюст и Робеспьер-младший. Иногда обстоятельства складывались так, что комиссарам Конвента приходилось брать на себя командование отдельными частями войск. Ревбель и Мерлен находились в осажденном Майнце и непосредственно участвовали в его героической защите. Карно, посланный в северную армию, которой командовал Журдан, подготовил операцию по освобождению Мобежа и участвовал в сражении при Ваттиньи 15 октября 1793 г. Робеспьер-младший способствовал освобождению Тулона, захваченного роялистами и англичанами. Сен-Жюст и Леба руководили переходом армии через Самбре под огнем неприятеля. Приер (из Марны) и Жанбон-Сент-Андр были направлены в Брест и работали без устали над созданием и организацией морских сил Франции. Жанбон находился на адмиральском корабле во время морского сражения с англичанами 1 июня 1794 г. Несмотря на огромные потери, понесенные французским флотом, французам удалось отбросить англичан и спасти от нападения суда, которые везли из Сан-Доминго и Северо-Американских соединенных штатов груз муки и зерна. Один из комиссаров, Фабр, посланный в южную армию, был убит в бою с испанцами, командуя воинской частою. Комиссарам приходилось в боевой обстановке обсуждать с командующими армиями планы предстоящих сражений, осматривать крепости и принимать меры к их укреплению, непосредственно руководить передвижением отдельных частей войск.

Конвент наделял своих представителей неограниченными полномочиями для работы в армии, и эти полномочия претворялись в действие в зависимости от индивидуальных способностей и личной энергии комиссара. В пылу напряженной борьбы с внешним врагом, вторгшимся в пределы Франции, и в обстановке гражданской войны комиссары действовали иногда слишком поспешно, слишком сурово. Но главная цель их деятельности была ясна и для армии и для страны. Молодые, выдвинутые революцией, командующие армиями Гош, Марсо, Журдан и многие командиры, а вместе с ними и солдатские массы революционной армии понимали огромную задачу, поставленную перед ними революцией. Для нового командного состава и для всей армии комиссары были представителями якобинского правительства, которое напрягало все силы страны для победы. Поэтому деятельность комиссаров служила всегда живой, необходимой связью армии с центром революционной Франции. Комиссары Конвента наряду с другими звеньями революционного якобинского правительства были организаторами победы над реакционной европейской коалицией.