Борьба якобинцев за создание революционной армии Франции

image_pdfimage_print

В феврале 1793 г. вопрос о реорганизации армии был поднят в Конвенте. Выступивший в качестве докладчика от Военного комитета Конвента монтаньяр Дюбуа-Крансэ внес предложение о полном слиянии батальонов волонтеров с линейными войсками. Принцип избираемости командного состава, применяемый в добровольческих батальонах, следовало, по мнению докладчика, распространить на армию в целом. Это предложение получило название «амальгамы», т. е. соединения двух разнородных частей армии.

Несмотря на противодействие жиронды, декрет об «амальгаме» был принят Конвентом 26 февраля. Декрет уничтожал всякое различие между батальонами волонтеров и регулярными войсками.

К началу 1793 г. внешнеполитическая обстановка Франции осложнилась все обострявшимися отношениями с Англией. Не ожидая объявления войны английским правительством, Конвент 1 февраля 1793 г. сам объявил войну Англии. В тот же день была объявлена война Голландии, 7 марта — Испании, а 22 марта имперский сейм Германии от имени «Священной Римской империи германской нации» объявил войну Франции.

Одновременно внутри страны разгорелась и гражданская война. В Париже все усиливалась борьба между жирондой и монтаньярами. В Якобинском клубе жирондисты теряли свои позиции, терпели одно поражение за другим. Неустойчивое положение французской армии в занятых областях, а затем и начавшиеся военные неудачи обостряли внутреннюю борьбу. И в парижском и в провинциальных якобинских клубах жирондистов обвиняли в вялом ведении войны, в дезорганизации военного аппарата, наконец — в измене революции.

Когда в Париже были получены известия об аресте Бернонвиля и об измене Дюмурье, Конвент 3 апреля 1793 г. опубликовал воззвание к армии и стране, в котором объявил Дюмурье изменником отечества и послал трех комиссаров для его ареста.

Одна военная часть за другой покидали Дюмурье и приходили в Валансьен, где находились посланные Конвентом комиссары. Войска бросали главнокомандующего, изменившего Франции, и стягивались к пункту, где находилась единственная законная власть — представители Конвента. В Валансьен прибыла и главная часть артиллерии крепости Сент-Амои в количестве 1 400 человек с восьмьюдесятью пушками и часть Арденской армии, в состав которой входили парижские батальоны волонтеров. Таким образом, армия сама нашла точку опоры в комиссарах Конвента и сплотилась вокруг них.

Когда стало известно об измене Дюмурье, вся левая группа Конвента с Маратом и Робеспьером во главе ясно поставила перед страной вопрос об ответственности жиронды за эту измену.

Внешняя политика и борьба с контрреволюцией внутри страны составляли для якобинцев одно целое. Для победы, для успешного завершения войны необходимо было сильнейшее напряжение всех сил страны и полное уничтожение контрреволюции внутри страны. Измена Дюмурье означала попытку совершить контрреволюционный переворот. Францию могла спасти только революционная диктатура.

Якобинское правительство в летние месяцы 1793 г. приняло ряд решительных мер, направленных к лучшей организации армии. Было назначено экстренное инспектирование войск с целью выяснения точного количества людей, входящих в регулярные части и батальоны волонтеров. Ряд генералов — Стэнгель, Лану, Миранда1 и др., заподозренные в сочувствии планам Дюмурье, были отстранены от должностей. Часть высшего командного состава была снята с занимаемых постов. Комитет общественного спасения и Конвент крепко взялись за поднятие дисциплины в войсках. Дисциплина была объявлена необходимым условием успешной борьбы с контрреволюцией и с внешним врагом. В то же время Конвент рассматривал весь личный состав армии как граждан, которые должны участвовать в политической жизни страны. Армия наряду с первичными собраниями была привлечена к обсуждению якобинской конституции 1793 г. Комитет общественного спасения разослал по всем военным частям экземпляры проекта конституции.

Из армии в Якобинский клуб поступали просьбы о присылке патриотических, как тогда говорили, газет; особенно часто требовали газету Эбера «Отец Дюшене». Удовлетворяя эти просьбы, Якобинский клуб вместе с тем посылал в армию особый бюллетень, осведомлявший солдат о важнейших событиях. Высшее военное командование внимательно прислушивалось ко всему, что говорилось в Якобинском клубе., рассматривая его как руководящий политический центр.

Реорганизация управления армией после изгнания жирондистов из Конвента явилась одной из важнейших задач революционного якобинского правительства.

Уже в августе 1793 г. в Комитет общественного спасения вошли два члена — Приер и Карно, которые и явились организаторами военного дела. Оба они в свое время были офицерами инженерных войск. Приер ведал преимущественно управлением и техническим снабжением армии, Карно — разработкой планов операций, руководством всем высшим командным составом армии, набором и рекрутированием войск. За Конвентом оставалось высшее руководство армией, так как назначения на должности командующих утверждались Конвентом по представлению Комитета общественного спасения. Таким образом, была достигнута централизация руководства армией.

Примечания:

  1. Миранда вскоре был оправдан. [↩]