Борьба якобинцев за создание революционной армии Франции

image_pdfimage_print

Время от 10 августа 1792 г. до летних месяцев 1793 г., когда произошел разрыв между жирондой и якобинцами, с точки зрения истории войны Франции против реакционной коалиции можно разделить на три периода: 1) период неудач на фронте до поворотного момента — сражения при Вальми 20 сентября 1792 г., давшего первую победу французскому революционному оружию; 2) период военных успехов, когда французы не только отбросили вторгшегося во Францию неприятеля, но до конца 1792 г. одержали ряд побед, заняли Бельгию, прирейнские государства, Савойю, Ниццу; 3) период новых неудач до летних месяцев 1793 г., когда Франция, потерпев ряд жестоких поражений, лишилась всех своих завоеваний.

С 10 августа по 3 октября военным министром был Серван, чело-век очень близкий к жиронде; затем, с 3 октября 1792 г. по 4 февраля 1793 г. — Паш, назначенный по настоянию Ролана, и с 4 февраля по 5 апреля, т. е. до измены Дюмурье1, — Бернонвиль. 6 апреля 1793 г. был учрежден Комитет общественного спасения, в котором главную роль играл Дантон. Таким образом, начиная с 10 августа 1792 г. до апреля 1793 г. руководство военными делами было сосредоточено преимущественно в руках жиронды.

На жиронду падала главным образом ответственность за материальную организацию армии, за ее снабжение и внутреннюю организационную структуру. Что же касается общего направления политики в отношении армии, вопроса о демократизации ее командного состава, а также той позиции, которую должна была занимать армия в оккупированных странах как вооруженная сила революции и республики — здесь жирондисты вынуждены были считаться с влиянием в Париже и в армии других политических группировок.

06_02

Снабжение войск как оружием, так и боеприпасами с первых же месяцев войны оказалось далеко не удовлетворительным. Ни жирондистское министерство, ни большинство Законодательного собрания не учитывали возможности продолжительной войны и тех материальных затрат, которые она вызовет. С осени 1792 г. сведения о плохом снабжении армии стали поступать все чаще и чаще.

Особенно плохо снабжались батальоны добровольцев. Даже парижские батальоны, снабжавшиеся несколько лучше других, отправлялись на фронт, имея только по два патрона на человека. В октябре 1792 г. комиссары Конвента доносили, что многие волонтеры, стоявшие в лагере под Шалоном, плохо одеты. Генерал Бирон докладывал Конвенту, что в частях, посланных на подкрепление Рейнской армии, девять десятых людей не снабжены оружием, не обмундированы и совершенно не обучены военному делу.

Полевые госпитали находились в ужасном состоянии. Больные и раненые солдаты лежали на полу, медикаментов и перевязочных средств не хватало. Канцелярии военного министерства, интендантская часть, военные склады — все это было в руках неопытных людей. Сперва все снабжение армии всецело находилось в ведении частной компании. Впоследствии при военном министерстве была образована комиссия, которая выполняла все закупки, а доставка в армию и распределение по военным частям были оставлены в руках частной компании. Естественно, что в деле снабжения царили несогласованность, волокита и дезорганизация.

В конце января 1793 г. вопрос об отставке военного министра Паша был почти решен. Им были недовольны все генералы, монтаньяры Конвента, левое ядро Якобинского клуба. После энергичных выступлении Сен-Жюста в Конвенте при поддержке монтаньяров Паш был отставлен и его заменил близкий к жиронде Бернонвиль. Но это было лишь заменой одного лица другим, но не изменяло системы в целом.

Во время занятия французскими войсками Бельгии особенно сильно обнаружился еще один недостаток в организации армии, а именно — краткий срок службы волонтеров. Волонтеры записывались в армию на один год поэтому весь людской состав набора начала 1792 г. имел бы право разойтись по домам к 1 января 1793 г. Между тем близкого конца войны не предвиделось, а внешнее положение Франции все усложнялось. К январю 1793 г. в борьбу против Франции вступил уже такой серьезный противник, как Англия.

В период господства жирондистов в управлении армией совершенно отсутствовала централизация. Армией управляли, с одной стороны, Конвент, а с другой — военное министерство. Последнее же по своим связям и симпатиям было жирондистским, а следовательно, враждебным монтаньярскому крылу Конвента. Наконец, армия попрежнему не доверяла своему высшему командному составу.

И все же, несмотря на ряд крайне неблагоприятных обстоятельств (измена некоторых командиров, плохое снабжение, слабое руководство центра и т. д.), солдаты регулярных частей и добровольцы были охвачены революционным энтузиазмом. Они смело шли в наступление, а в обороне оказывали стойкое сопротивление врагу.

Чем дальше затягивалась война, тем яснее становилась ненормальность параллельного существования бывшей королевской армии наряду с новой национальной армией. После переворота 10 августа 1792 г. и установления республики линейные войска стали такими же республиканскими, как и батальоны волонтеров. И те и другие сражались бок о бок на фронте, и высшее военное командование у них было общее. Правильная идея — создание наряду с королевской армией национальной и революционной армии, — после революции 10 августа и установления республики потеряла свое значение.

Примечания:

  1. Дюмурье — бывший офицер, занимавший в королевской армии второстепенные должности. Жирондистское правительство назначило Дюмурье командующим армией, оперировавшей на франко-бельгийской границе. Верные революции солдаты армии Дюмурье одержали ряд блестящих побед над австро-прусскими войсками (20.IX 1792 г. при Вальми, 6.XI 1792 г. при Немане и др.). В марте 1793 г. Дюмурье изменил республике. Он намеревался восстановить монархию, завязал тайные сношения с австрийцами. Угроза ареста заставила Дюмурье бежать. [↩]