Цеха завода по производству ОВ с четырьмя колоннами в г. Дихернфурт на Одере Германия, 1945 г. Из архива Э.Л. Коршунова

Зафронтовой агент “Римский” докладывает…

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе архивных материалов освещаются некоторые факты из деятельности спецслужб в ходе Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

Summary. On the basis of archival material the article highlights some facts of special services’ activities in the Great Patriotic War of 1941-1945.

Неизвестное из жизни спецслужб

 

КОРШУНОВ Эдуард Львович — начальник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, подполковник

(Санкт-Петербург. E-mail: himhistory@yandex.ru)

РУПАСОВ Александр Иванович — ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, доктор исторических наук

(197110. Санкт-Петербург, Петрозаводская ул., д. 7)

«Зафронтовой агент “римский” докладывает…»

«Чекистский» контроль за состоянием противохимической защиты войск Ленинградского фронта в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

 

Вопросы противохимической защиты (ПХЗ)1 в первые месяцы боевых действий против фашистской Германии, особенно после разгрома и захвата секретных документов 52-го химического миномётного полка немецкой армии2, находились под пристальным вниманием высшего командования, а также политуправлений, военных прокуратур, проверяющих из управления химической защиты Главного военно-химического управления Рабоче-крестьянской Красной армии (ГВХУ РККА). Данная сфера помимо того находилась и в компетенции особых отделов Наркомата внутренних дел СССР (ОО НКВД), сотрудники которых осуществляли достаточно регулярные проверки состояния химической службы в соединениях и частях, укомплектованности химических частей и подразделений личным составом и специальной техникой, деятельности промышленных предприятий по производству средств противохимической защиты, войсковых ремонтных органов. В некоторых случаях ими проводились целевые проверки условий хранения и сбережения изделий номенклатуры начальника ГВХУ на базах и складах, реагирования на сведения об отдельных аспектах химической обстановки, содержавшихся в письмах военнослужащих. Ряд сотрудников ОО НКВД выполняли задания командования, в том числе по химической разведке, в немецком тылу.

Цеха завода по производству ОВ с четырьмя колоннами  в г. Дихернфурт на Одере  Германия, 1945 г. Из архива Э.Л. Коршунова
Цеха завода по производству ОВ с четырьмя колоннами
в г. Дихернфурт на Одере Германия, 1945 г.
Из архива Э.Л. Коршунова

На Ленинградском фронте (ЛФ) опасность применения германской армией отравляющих веществ (ОВ) резко возросла в сентябре 1941 года. Подтверждением этого стали сведения, полученные советскими контрразведчиками от попавшего в плен военного инженера доктора химии Шнейдера3. В ходе допроса было установлено следующее. Фридрих Карл Шнейдер 1901 года рождения до войны был доцентом Берлинского политехнического института и старшим научным сотрудником филиала научно-исследовательского института «Фарбениндустри»4. В апреле 1941-го его призвали в армию.

Военнопленный5 в своих показаниях утверждал, что «последние события могут вызвать внезапное применение ОВ на северо-западном и западном направлениях фронта, что, однако, Кейтель6 намеревается провести совершенно внезапно и при благоприятных метеорологических условиях (восточный ветер)». По его словам, подготовка к этому уже частично завершена в некоторых частях, а в других — только предвидится. «Верховное командование, — сообщал Шнейдер, — в лице Кейтеля надеется добиться успеха прежним путем, а ОВ-Обермюллера оставить для внезапного вторжения в Англию. Однако в последние дни Кейтель дал приказ быть готовыми и к применению ОВ»7. Материалы допроса Ф.К. Шнейдера были направлены К.Е. Ворошиловым и А.А. Ждановым наркому обороны И.В. Сталину.

12 сентября 1941 года сотрудник ОО НКВД 168-й стрелковой дивизии Королевич перевёл с немецкого языка попавшее в руки разведчиков совершенно секретное «Наставление о наиболее опасных химических боевых веществах»8. Оно, включавшее три раздела, в соответствии с германской классификацией боевых отравляющих веществ (БОВ) помечалось разноцветными крестами: зелёным, синим, жёлтым. Переводчик же, по-видимому, ошибся, так как вместо указания маркировки БОВ «раскрасил» газы. О тех же, по его трактовке, извещалось следующее: 1-й раздел — «Химические вещества, поражающие лёгкие: фосген, хлорпикрин — так называемые зелёные газы. Запах гнилых плодов или гнилого сена»; 2-й раздел — «Химические вещества, раздражающие носовую и ротовую полости: Кларк 1 и 2, так называемые голубые газы. Слащавый запах»; 3-й раздел — «Едкие химические боевые вещества: люизит, иприт, так называемые желтые газы. Запах горчицы, хрена, герани, чеснока». В наставлении довольно подробно описывались поражающее действие ОВ на организм человека, а также меры первой помощи, взаимопомощи и дегазации.

13 октября 1941 года в районе Нотколово9 был захвачен в плен солдат 7-й батареи 3-го дивизиона 291-го артиллерийского полка 291-й пехотной дивизии Ф. Фаренкамп, давший в ходе допросов в дивизионном и армейском звене сведения, которые ввиду своей важности предопределили проведение ещё одного допроса (18 октября 1941 г.) лично начальником разведывательного отдела фронта комбригом П.П. Евстигнеевым. Выяснил он вот что: «В большом комплекте батареи имеются следующие химические снаряды: с зелёным крестом — 20 шт. — удушающий; с белым крестом — 20 шт. — слезоточивый; с синим крестом — 20 шт. — раздражающий; с жёлтым крестом — 20 шт. — иприт». Далее в протоколе допроса Фаренкампа значилось: «Химические снаряды получили с начала войны10. Химические снаряды, согласно указания секретной инструкции, могут применяться в критические моменты боя, т.е. тогда, когда сопротивление противника обычным путём нельзя будет сломить. Выдержки из секретной инструкции о применении газовых снарядов нам зачитывал командир 7 батареи 3 дивизиона 291 ап 291 пд, обер-лейтенант Гейнель. Таким образом, согласно этой инструкции, наша армия готовится к газовой войне и применит химические вещества первой11, независимо от положений в уставе. Химические вещества немецкая армия применит первая, независимо — будет или не будет применять химические вещества Красная армия»12. На документе имеется резолюция одного из организаторов обороны Ленинграда: «Начхиму13. Доложить о необходимых контрмероприятиях. ЖДАНОВ»14.

Необходимо отметить, что помимо захвата пленных, документов, ведения химической разведки за линией фронта, в расположении своих войск, в тыловых районах также проводилась активная химическая разведка. Была развёрнута и сеть химических наблюдательных постов. К примеру, только за первые полгода войны в стационарную научно-исследовательскую химическую лабораторию, находившуюся на территории Петропавловской крепости, было доставлено на исследование 415 проб и образцов, в четырёх из которых с применением методов аналитической химии было установлено наличие ОВ: хлорацетофенона, синильной кислоты, хлорпикрина и бромацетона с примесью хлорацетона15.

Более того, совершенно определённо было установлено, что «трофейные немецкие образцы 7,92-мм бронебойно-зажигательных пуль снаряжены воспламенителем, трассирующим, зажигательным составами и внутри стального сердечника — хлорацетофенон»16. Указанная пуля пробивала броню советских лёгких танков, в результате возгонки хлорацетофенона внутри бронеобъекта создавались непереносимые для экипажа условия обитания. И как результат: танкисты покидали боевую машину, попадая под ружейно-пулемётный огонь противника.

На фоне сложной химической обстановки, понимая, что войскам Ленинградского фронта нечем ответить на возможный химический удар17, командование фронта и руководство обороны Ленинграда принимали все меры для усиления ПХЗ как войск, тыловых объектов, так и населения блокированного города. Важное место здесь отводилось и особым отделам НКВД. Десятки соединений, сотни воинских частей и учреждений ЛФ осенью 1941 года были проверены в противохимическом отношении именно его фронтовыми сотрудниками, причём поражает диапазон проверочных мероприятий.

20 октября 1941 года начальник 3-го отделения ОО НКВД Ленфронта майор Спиридонов направил военкому отдела химической защиты полковому комиссару Ф.А. Кирютову справку, в которой указывал, что «программа производства средств химзащиты предприятиями гор. Ленинграда не выполняется, а принятая продукция находится на складах заводов и не используется»18, «фронт испытывает острый недостаток в противогазах, перчатках, накидках, комбинезонах, возможности производства всего этого есть»19, но они не реализуются; «Действующая армия требует нейтральных дымов, Отдел не имеет [их] для снабжения, получение почти невозможно ввиду загрузки речного транспорта, производство не налажено, хотя опытные образцы изготовлены, необходимо срочно провести через Военный совет и наладить производство»20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Противохимическая защита как вид боевого (оперативного) обеспечения организовывалась командирами и военачальниками с целью оградить подчинённые им части, соединения, объединения от воздействия на них отравляющих веществ, а также обеспечения свободы их действий при применении противником химического оружия. Термин «противохимическая защита» официально введён с августа 1941 г. В 1915—1922 гг. защита от химического оружия именовалась «противогазовой обороной», в 1923—1941 гг. — «противохимической обороной».

2 На страже Родины. 1941. 23, 24 августа (№ 175, 176).

3 31 августа 1941 г. был сбит германский самолёт, который, загоревшись в воздухе, упал в море. Это было в 7—8 км северо-западнее Петергофа. Экипаж самолёта «Юнкерс-88» погиб за исключением одного — военного инженера-химика доктора Шнейдера. См.: Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 217. Оп. 1238. Д. 5. Л. 322. Телеграмма И.В. Сталину от А.А. Жданова и К.Е. Ворошилова.

4 «Фарбениндустри» — германский химический концерн «I.G. Farbenindustrie». «К началу второй мировой войны; — можно прочитать в одной из исследовательских работ, — в его состав входило 177 заводов в самой Германии и около 200 заводов в других странах, а к концу войны концерн объединял 380 германских фирм, и его влияние распространялось на 500 иностранных компаний в 93 странах… Даже частичный перечень продукции, изготовлявшейся “И.Г.” для целей перевооружения Германии, ясно показывает, насколько необходимо был “И.Г.”: он выпускал почти все синтетическое горючее (непосредственно и по лицензии), синтетический каучук, отравляющие газы, магний, смазочные масла, взрывчатые вещества, метиловый спирт, сыворотки, пластификаторы, красители, никель и тысячи других видов продукции, необходимых для германской военной машины» (Боркин Д. Преступление и наказание «И.Г. Фарбениндустри». М., 1982. С. 7, 116; Нюрнбергский процесс: Сборник материалов: В 8 т. М., 1987. Т. 1. С. 684).

5 От Ф.К. Шнейдера не удалось узнать, являлся ли он родственником Х. Шнейдера, одного из членов руководства концерна «Фарбениндустри».

6 Кейтель Вильгельм (1882—1946) — генерал-фельдмаршал (1940). С 4 февраля 1938 г. возглавлял Верховное командование вермахта (OKW).

7 См. подробнее: Химические войска Ленинградского фронта в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.: документы и материалы / Институт военной истории МО РФ, сост. Э.Л. Коршунов. СПб.: «Европейский Дом», 2010. С. 213, 214.

8 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 9. Л. 263, 264.

9 Деревня под Петергофом.

10 Выделенное подчёркнуто в документе (возможно, П.П. Евстигнеевым).

11 Подчёркнуто в документе.

12 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 6. Л. 69—71; см. также: Химические войска Ленинградского фронта в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг…. С. 215, 216.

13 Начальник отдела химической защиты Ленинградского фронта полковник А.Г. Власов.

14 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 6. Л. 69.

15 Там же. Д. 37. Л. 117—119. Подлинник. Автограф; см. также: Химические войска Ленинградского фронта в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.… С. 257—260.

16 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 73. Л. 5; см. также: Химические войска Ленинградского фронта в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг…. С. 234.

17 Из доклада военкома отдела химической защиты ЛФ полкового комиссара Ф.А. Кирютова члену военного совета А.А. Кузнецову: «На складе фронта совершенно не имеется активных химических средств — шашек ядовитого дыма, стойких отравляющих веществ и средств для принятия контрмер против химического нападения противника». См.: ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 17. Л. 198—201; см. также: Химические войска Ленинградского фронта в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг…. С. 216—219.

18 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 6. Л. 43.

19 Там же.

20 Там же. На документе помечено красным карандашом: «Тов. Огородову: 1. Установить контроль за выполнением заказов промышленностью. 2. Вывезти готовую продукцию на 302 склад — срок 3 дня. 3. Доложите, что (нрзб.) по вопросу нейтральных дымов. Кирютов. 23.10.41».