Обложка книги

Выдающийся российский военный теоретик и военачальник

image_pdfimage_print

Аннотация. В рецензии анализируется новый труд действительного члена РАН А.А. Кокошина, посвящённый жизни, деятельности и научному наследию российского военного теоретика и военачальника А.А. Свечина.

Summary. The review examines a new work of Full Member of the  Russian Academy of Sciences A.A. Kokoshin dedicated to the life, work and scientific heritage of the Russian military theorist and military commander A.A. Svechin.

 

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

 

Ржешевский Олег Александрович — научный руководитель Центра военной истории и геополитики Института всеобщей истории РАН, полковник в отставке, доктор исторических наук, профессор

(Москва. E-mail: rzh.oleg@gmail.com)

 

Выдающийся российский военный теоретик и военачальник

 

Вышла в свет новая книга крупного российского учёного, опытного государственного и военного деятеля академика А.А. Кокошина — первый фундаментальный теоретический труд, посвящённый творческому наследию и жизни А.А. Свечина*. У автора книги своё видение исторического наследия Свечина и его значения. А.А. Кокошин, хотя он об этом и не пишет, поставил перед собой сверхзадачу: главное внимание в исследовании трудов А.А. Свечина уделить наиболее актуальным сегодня проблемам истории и теории военного дела, изучение которых необходимо для развития базовых основ отечественной науки, освоения искусства предвидеть события и принимать соответствующие обстановке оптимальные стратегические решения.

29 июля 1938 года по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной деятельности Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла смертный приговор видному военачальнику и выдающемуся мыслителю комдиву Александру Андреевичу Свечину. Через несколько часов А.А. Свечин был расстрелян.

К тому времени он был известен своей необычной биографией единственного царского генерала, активного участника Первой мировой войны, получившего равное звание в Красной армии, острым конфликтом с М.Н. Тухачевским. В 1931 году Свечин был арестован; в 1932-м освобождён. Затем он работал в Разведуправлении Генерального (главного) штаба РККА как один из лучших знатоков зарубежных театров военных действий, на других ответственных должностях, но главное, стал известен своими научными исследованиями, которые заняли ведущее место в теоретических дискуссиях о характере будущей войны, которую история назовёт Великой Отечественной, соотношении политики и военной стратегии, обороны и наступления, других принципиальных и по существу неразработанных проблем, решение которых было остро необходимо для нашего государства. «Идейное наследие А.А. Свечина… поражает воображение не столько масштабами, сколько злободневностью, оригинальностью, рельефностью и глубиной мысли», — отмечал А.А. Кокошин в предисловии к сборнику, посвящённому наследию А.А. Свечина1.

Обложка книги
Обложка книги

В работе, изданной тремя годами ранее, Кокошин писал, что «суть патриотизма Свечина состояла в том, чтобы дать отечественному командному составу наилучшее понимание долгосрочных и среднесрочных тенденций развития международных политико-военных отношений, военного дела и военного искусства, особенно в стратегическом звене»2.

Среди наиболее значительных трудов, опубликованных при жизни А.А. Свечина, — «Война в горах». Ч. 1, 2. СПб., 1907; «Русско-японская война 1904—1905 гг.». СПб., 1907; «История военного искусства». Ч. 1—3. М., 1922—1923; «Стратегия». М., 1927; «Эволюция военного искусства». Т. 1, 2. М.; Л., 1927—1928; «Клаузевиц». М., 1935; «Стратегия XX в. на первом этапе», М., 1937. Уже этот частичный перечень его книг, из которых главным был и остаётся труд «Стратегия», безошибочно указывает на А.А. Свечина как признанного авторитета в отечественной военной науке того времени. Трагичная гибель А.А. Свечина, запрет на его труды, которые не вписывались в образ мышления военного руководства, нанесли невосполнимый ущерб подготовке страны и её Вооружённых сил, руководящих кадров к войне. Ряд военных профессионалов понимали значение трудов Свечина. Заместитель начальника Оперативного управления Генштаба в годы войны генерал-полковник М.А. Ломов рассказывал автору книги, что в какой-то период Великой Отечественной войны у ряда работников Генерального штаба РККА появилась на столе книга А.А. Свечина «Стратегия». В их числе был и такой видный генштабист, как С.М. Штеменко, возглавлявший Оперативное управление Генштаба (а позднее и весь Генштаб).

В 1956 году произошло важное событие в посмертной биографии А.А. Свечина и судьбе его научного наследия. Он был полностью реабилитирован. В документе Верховного суда СССР зафиксировано: «Свечин отрицал свою вину, осуждён необоснованно». Постепенно усилиями учёных-энтузиастов началось возвращение научному сообществу творческого наследия А.А. Свечина, в котором принял участие и автор рассматриваемой книги3. Свечину отдали должное немало известных историков и теоретиков военных учреждений и Российской академии наук. Назовём в этой связи президента Академии военных наук генерала армии М.А. Гареева, учёных и военачальников В.М. Барынькина, И.С. Даниленко, Ю.Ф. Думби, В.А. Золотарёва, А.Г. Кавтарадзе, В.М. Кулиша, В.В. Ларионова, В.Л. Манырова, И.И. Ростунова, А.Е. Савинкина, С.А. Тюшкевича, В.И. Шеремета и др. На базе Академии Генерального штаба (ВАГШ) в 1988 году была проведена научная конференция, посвящённая 120-летию со дня рождения А.А. Свечина. Зал заседаний учёного совета ВАГШ стал называться его именем. Внимание к творчеству А.А. Свечина, как отмечает А.А. Кокошин, проявили работавшие в разные годы начальниками Генерального штаба Маршал Советского Союза М.В. Захаров, генералы армии Ю.Н. Балуевский, В.П. Дубынин, А.В. Квашнин, М.П. Колесников, В.Н. Лобов, М.А. Моисеев, С.М. Штеменко, главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами (ОВС) государств — участников Варшавского Договора Маршал Советского Союза В.Г. Куликов, начальник штаба ОВС генерал армии А.И. Грибков. Генерал армии В.Н. Лобов совместно с А.А. Кокошиным опубликовал важную статью о выдающихся предвидениях Свечина, вызвавшую большой интерес не только в нашей стране, но и за рубежом4.

Под непосредственным влиянием идей Свечина А.А. Кокошиным и генералом В.В. Ларионовым в 1980-е годы были опубликованы содержательные работы по проблемам обеспечения стратегической стабильности на уровне сил общего назначения и обычных вооружений5. Эти статьи имели и прикладное значение.

В новой книге Кокошина первостепенное внимание уделяется глубокому междисциплинарному исследованию военной стратегии и значению в этом процессе военной истории, которой А.А. Свечин придавал особое значение, подчёркивая, что «вопросы военной истории особенно близки для лица, занимающегося стратегией», что «отрыв от исторической почвы так же опасен для стратега, как и для политика»6.

Автор труда о Свечине — сторонник активного метода научных исследований, который, по Свечину, состоит в пропуске ряда промежуточных звеньев исторического развития и в сосредоточении всего внимания на решающих событиях, когда «создаётся кризис», а также их альтернативного развития. Клаузевица Свечин называл «талантливым представителем второго метода»7. Актуально и отмеченное Кокошиным замечание С.Б. Иванова, высказанное им в 2004 году, в бытность министром обороны РФ, о замкнутости отечественной военной науки, её отгороженности от политологии и социологии в целом8.

Автор последовательно анализирует мысли А.А. Свечина в контексте сложившейся политико-военной обстановки в мире и положения России, проблем её безопасности. В условиях современного соотношения сил главным принципом действий, отмечает Кокошин, «должна быть асимметричность». Кокошин справедливо пишет, что это требует от политиков, военачальников, разведчиков, учёных самой интенсивной интеллектуальной работы, сложных системных построений с учётом масштабности и остроты проблем, с которыми сталкиваются в своей трансформации наши Вооружённые силы, что необходимы сверхусилия и во многих случаях экстраординарные решения. Поиск этих решений должен основываться на глубоких исторических исследованиях9. И, наконец, более чем современно приводимое автором обобщение А.А. Свечина: «История войны — не мёртвое изложение подробностей известных фактов, а бич, карающий фальсификацию на поле сражения».

Спектр рассматриваемых в книге Кокошина проблем весьма широк. Сквозь призму свечинского наследия анализируются связь политики, военной стратегии, оперативного искусства и тактики, значение техники, принципы стратегического руководства войной и др. При этом А.А. Кокошин, продолжая и развивая свои более ранние наработки по этим вопросам10, большое внимание обращает на поразительные по своей точности прогнозы будущей войны. Будущая война, по Свечину, должна была вестись против нашей страны коалицией враждебных государств, «скорее всего, примет затяжной характер, потребует поэтапной мобилизации огромных ресурсов, напряжения сил всего народа»11. Война будет происходить с массовым применением сил авиации, и главной целью противника станет Москва. Свечин предупреждает об опасности упования на быстрые успехи РККА, реализацию «стратегии сокрушения», ожидания «блестящей серии наступательных операций в короткие сроки». Не менее прозорливы его размышления о географии размещения производительных сил СССР с учётом военно-стратегического фактора. Он, например, указывал на опасность дальнейшей концентрации промышленности в Ленинграде, называя его «Севастополем будущей войны». В 1941 году после трудной Советско-финляндской войны и вступления Прибалтийских стран в состав СССР Ленинград гораздо дальше отстоял от границ СССР, чем в конце 1920-х годов, но вследствие тяжёлых поражений Северо-Западного фронта в начале войны он подвергся 900-дневной блокаде, которая унесла сотни тысяч жизней жителей города.

Свечин неоднократно обращал внимание на вероятность захвата противником части территории страны в случае агрессии с запада. Масштабы эвакуации из районов боевых действий и временно оккупированных территорий оказались гигантскими. «Применительно к развитию отечественной промышленности на Урале и в Сибири, — отмечает автор книги, — сработали если не идеи Свечина, то та логика, которая лежала в основе его политико-военных, военно-стратегических и военно-экономических построений»12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Кокошин А. Предисловие к сборнику «Постижение военного искусства. Идейное наследие А.А. Свечина» / Отв. ред. А.Е. Савинкин. М.: Военный университет, 1999. С. 16.

2 Он же. Введение к изучению творчества и жизни выдающегося отечественного военного деятеля Александра Андреевича Свечина. М.: ЛЕНАНД, 2010. С. 18.

3 См.: он же. Свечин о войне и политике // Международная жизнь. 1988. № 10; Значительное внимание творчеству А.А. Свечина Кокошин уделил в своём актуальном и сегодня труде «Армия и политика. Эволюция советской военно-политической и военно-стратегической мысли, 1918—1991 годы» (М.: Международные отношения, 1995). В 1998 г. эта книга была издана в США, в издательстве Массачусетского технического института. См.: Kokoshin A.A. Soviet Strategic Thought. Cambridge, Mass. MIT press., 1998.

4 Кокошин А., Лобов В. Предвидение. Генерал Свечин об эволюции военного искусства // Знамя. 1990. № 2.

5 Кокошин А., Ларионов В. Курская битва в свете современной оборонительной доктрины // Мировая экономика и международные отношения. 1987. № 6; они же. Противостояние сил общего назначения в контексте стратегической стабильности // Мировая экономика и международные отношения. 1988. № 3; они же. Предотвращение войны: Доктрины, концепции, перспективы. М.: Прогресс, 1990.

6 Кокошин А. Выдающийся российский военный теоретик и военачальник Александр Андреевич Свечин. О его жизни, идеях, трудах и наследии для настоящего и будущего. М.: Издательство Московского государственного университета, 2013. С. 130, 131.

7 Там же. С. 136.

8 Там же. С. 129.

9 Там же. С. 132.

10 См.: он же. Стратегическое управление. Теория, исторический опыт, сравнительный анализ, задачи для России. М.: РОССПЭН, 2003. С. 31—58.

11 Он же. Выдающийся российский военный теоретик… С. 239.

12 Там же. С. 242.