Вновь об ордене Св. Георгия 4-й степени за 25 лет с бантом

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуются предпосылки установления в 1855 году банта к ордену Св. Георгия 4-й степени за выслугу 25 лет или за совершение 18 и 20 морских кампаний, а также последовавшей затем отмены награждения Военным орденом за выслугу в контексте изменений в наградной системе Российской империи в 50-х годах XIX века.

Summary. The paper looks into the prerequisites of establishing in 1855 the Bow for the Order of St. George Fourth Class for 25 years of service or for taking part in 18 and 20 sea campaigns, and also of the subsequent cancellation of awarding the military order for long service in the context of changes in the award system in the Russian Empire in the 1850s.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

 

ГОЛОВИН Сергей Николаевич — студент Брянского государственного инженерно-технологического университета

(г. Брянск. E-mail: s.n.golovin@mail.ru).

 

ВНОВЬ ОБ ОРДЕНЕ СВ. ГЕОРГИЯ 4 СТЕПЕНИ ЗА 25 ЛЕТ С БАНТОМ

 

Во втором номере журнала «Петербургский коллекционер» за 2015 год была опубликована статья Кирилла Сологуба «Кавалеры Военного ордена Святого Георгия 4-й степени за 25 лет с бантом»1. Её автор верно изложил все значимые факты и даже привёл портреты кавалеров, что говорит о достаточной проработке материала. Но при этом изменения, происходившие с орденом, были рассмотрены отдельно от всей наградной системы Российской империи, в отрыве от исторического контекста.

Тема самой почётной награды на всём протяжении существования Российской империи — Военного ордена Св. великомученика и победоносца Георгия вновь, как никогда, актуальна в связи с празднованием 250-летия со дня его учреждения императрицей Екатериной Великой и по-прежнему хранит в себе ещё достаточное количество белых пятен.

На момент установления Екатериной II 26 ноября 1769 года ордена Св. Георгия2, впервые в российской наградной системе разделённого на четыре степени, младшая, 4-я, степень была единственной наградой, доступной простому офицеру.

Однако получить такой орден было совсем непросто: «Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают право быть пожалованным сим орденом: но даётся оный тем, кои не только должность свою исправляли во всём по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили ещё себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые, и для Нашей воинской службы полезные советы»3.

При этом 5-й артикул орденского статута предусматривал получение ордена этой степени за беспорочную службу: «Но как не всегда всякому верному сыну отечества такие открываются случаи, где его ревность и храбрость блистать может, то рассудили Мы за благо не исключать из сего милостивого установления и тех, кои в полевой службе 25 лет от Обер-Офицера, а в морской 18 компаний Офицерами служили»4.

История появления орденского банта у 4-й степени Военного ордена Св. великомученика и победоносца Георгия за 25 лет или за 18 и 20 морских кампаний стоит начать именно с «времён очаковских», и не с ордена Св. Георгия, а с ордена Св. Владимира.

Императрица Екатерина II в именном указе от 26 ноября 1789 года, данном Кавалерской думе ордена Св. Владимира (ранее, 14 апреля того же года этот же указ был дан светлейшему князю Григорию Александровичу Потёмкину-Таврическому5), соизволила, чтобы: «…получающие знаки 4-й степени сего ордена, за воинские подвиги, носили оные в петлице с бантом…»6.

Так начался путь первого российского фалеристического знака для отличия одной и той же награды за боевые и небоевые заслуги. Только спустя почти четыре десятилетия, в 1828 году бант аналогичного типа из орденской ленты появился у ордена Св. Анны 3-й степени7.

Орден же Св. Георгия имел несколько иной способ отличия «боевых» знаков от крестов за выслугу и в банте не нуждался, т.к. изначально являлся Военным орденом. С 1816 года император Александр I повелел размещать на горизонтальных лучах знаков, выдававшихся за беспорочную выслугу 25 лет в офицерских чинах или за совершение 18 морских кампаний, надписи «25 ЛЕТЪ» и «18 КАМПАНIИ»8.

В новом орденском статуте 1833 года император Николай I ограничил круг имевших право на орден Св. Георгия за выслугу лет и совершение кампаний условием обязательного участия хотя бы в одном сражении или служения хотя бы в одной кампании против неприятеля9. При этом морские офицеры, совершившие 20 кампаний, получали орден с надписью: «20 КАМПАНIИ»10.

В орденском статуте 1833 года, как верно отметил уважаемый К. Сологуб11, в CXV (115-м) артикуле для двукратных и более кавалеров Знака отличия Военного ордена вводился бант из Георгиевской ленты12.

В качестве одной из вероятных причин утверждения подобного способа отличия логично рассматривать введение 22 января 1832 года для кавалеров прусского ордена Красного Орла III класса, ранее награждённых IV классом, отличия в виде банта из орденской ленты13. Самое удивительное, что форма орденского банта пруссаками была выбрана как раз российская.

Различия в назначении банта у орденов Св. Владимира 4-й степени и Св. Анны 3-й степени и у Знака отличия Военного ордена ещё более ярко проявляются после разделения последнего в 1856 году на четыре степени, 1-я и 3-я из которых получили бант из орденской ленты для отличия от 2-й и 4-й степеней14.

Исходя из вышеперечисленного, не вполне верно утверждать, что образцом для введения 2 февраля 1855 года банта к ордену Св. Георгия за 25 лет или за 18 и 20 морских кампаний15 послужил только аналогичный бант к Знаку отличия Военного ордена.

Скорее наоборот, стоит вспомнить о традиции, идущей ещё с Наполеоновских войн, проявление которой можно наблюдать в различных «Списках генералам16, полковникам17, подполковникам18, майорам19 по старшинству», «Списках кавалерам Российских Императорских и Царских орденов»20 и т.д. В том случае, когда совершённый подвиг не позволял награждение более высокой наградой или же кавалер исчерпал все возможные для своего чина награды, к ордену, полученному за небоевые заслуги, добавлялся бант, что повышало статус имевшейся награды.

К 1850 году из 15 тыс. наличествовавших на тот момент кавалеров ордена Св. Владимира 4-й степени21 и такого же числа кавалеров ордена Св. Анны 3-й степени22 бант к уже выданному ордену в общей сложности присутствовал у чуть более пятидесяти кавалеров23, т.е. в совершенно незначительном количестве.

Таким образом, в установлении банта к ордену Св. Георгия действительно «не было особой новации»24, т.к. проводилась аналогия с уже существовавшей традицией для орденов петличных степеней Св. Владимира и Св. Анны.

К моменту установления банта представление к ордену Св. Георгия 4-й степени за боевые отличия и 3-й степени производилось по всё тому же орденскому статуту 1833 года25. Примеры подвигов, за совершение которых полагалось награждение, перечислялись в 10-м артикуле статута26.

Право на приобретение 3-й степени Военного ордена предоставлялось генералам и штаб-офицерам только при условии обладания предыдущей степенью27 (в особо исключительных случаях это правило не соблюдалось).

Иначе говоря, бант к ордену Св. Георгия 4-й степени за 25 лет или 18 и 20 кампаний предназначался для генералов и штаб-офицеров, которые, уже имея орден за выслугу, совершат подвиг, подходящий для награждения этой степенью, но недостаточный для удостоения 3-й степенью. А также для всех обер-офицеров, которые награждались Военным орденом за выслугу на общих основаниях, но по статуту не имели права на получение следующей степени.

К моменту награждения бантом к ордену Св. Георгия 4-й степени за 25 лет все из четырёх ранее известных кавалеров имели значительное количество наград. Так, перед пожалованием банта к Военному ордену полковник Константин Давидович Тархан-Моуравов 1-й имел помимо прочих орденов орден Св. Анны 2-й степени (1848 г.)28; полковник Иван Степанович Вознесенский — орден Св. Анны 2-й степени с Императорской короной (1859 г.)29, полковник Иван Егорович Тихоцкий 2-й — орден Св. Владимира 3-й степени (1853 г.)30, а генерал-лейтенант Иван Алексеевич Базин был награждён орденом Св. Владимира 2-й степени с мечами (1859 г.)31.

Но лучше всего данное явление можно проследить по биографии полковника Александра Алексеевича Баженова 3-го — пятого, ранее не известного кавалера банта к ордену Св. Георгия.

Капитан Александр Алексеевич Баженов был удостоен 4-й степени Военного ордена за выслугу 25 лет в офицерских чинах 26 ноября 1851 года (№ 8785 по Списку Степанова — Григоровича)32. К тому времени опытный боевой офицер имел изрядное число наград, среди которых: ордена Св. Станислава 3-й степени (1838 г.), на момент вручения она ещё именовалось 4-й степенью33, Св. Анны 4-й (1837 г.), 3-й с бантом (1840 г.) и 2-й (1850 г.) степеней, Св. Владимира 4-й степени с бантом (1847 г.) и Золотая полусабля «За Храбрость» (1849 г.)34. Таким образом, будучи в капитанском чине Баженов исчерпал возможный на тот момент максимум наград, т.к. с 1845 по 1855 год орден Св. Станислава младших степеней не вручался35.

Дальнейшая карьера георгиевского кавалера складывалась более стремительно: 28 сентября 1858 года Баженов 3-й получил под своё командование Тенгинский пехотный полк, в рядах которого начинал службу прапорщиком в 1835 году36. Впоследствии Александр Алексеевич был удостоен целого ряда наград: Императорской короны к ордену Св. Анны 2-й степени (1852 г.), Знака отличия беспорочной службы за XV лет (1853 г.)37, ордена Св. Станислава 2-й степени с Императорской короной и мечами (1858 г.), Знака отличия беспорочной службы за XX лет (1858 г.), ордена Св. Владимира 3-й степени с мечами (1859 г.), и в том же году — банта к ордену Св. Георгия 4-й степени за 25 лет38. Вскоре последовало производство в следующий чин, и уже в конце января 1860 года Баженов 3-й — генерал-майор39.

На этом воинские отличия храброго кавалера уникальной награды не заканчиваются. В 1861 году А.А. Баженов 3-й удостаивается ордена Св. Станислава 1-й степени с мечами, а в следующем году — ордена Св. Анны 1-й степени, также с мечами40, к которому в 1868 году, уже после производства в генерал-лейтенанты (1866 г.), получает знак дополнительного возвышения — Императорскую корону с мечами над орденом41. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

_____________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сологуб К. Кавалеры Военного ордена Святого Георгия 4-й степени за 25 лет с бантом // Петербургский коллекционер. 2015. № 2(88). С. 118, 119.

2 Полное Собрание Законов Российской Империи. С 1649 г. [Собр. первое. С 1649 по 12 декабря 1825 г.] (ПСЗ-I). СПб.: Печ. в тип. II Отд. Соб. Его И. В. канцелярии. 1830. Т. XVIII. 1767—1769. С. 1020—1024.

3 Там же. С. 1021. §3.

4 Там же. §5.

5 ПСЗ-I. Т. XXIII. С 1789 по 6 ноября 1796 г. С. 18, 19.

6 Там же. С. 96.

7 Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. второе. [С 12 декабря 1825 по 28 февраля 1881 г.] (ПСЗ-II). СПб.: Печ. в тип. II Отд. Соб. Е. И. В. канцелярии. 1830—1885. Т. III. 1828. От № 1677 до 2574. 1830. С. 671.

8 ПСЗ-I. Т. XXXIII. 1815—1816. С. 1093, 1099.

9 ПСЗ-II. Т. VIII. 1833. Отд. 1. От № 5877—6684. 1834. С. 736, 737. §XXVIII.

10 Там же. С 737. §XXX.

11 Сологуб К. Указ. соч. С. 118.

12 ПСЗ-II. Т. VIII. С. 749. §CXV.

13 Gelbke C.H.V. Abbildungen und Beschreibungen der Ritterorden und Ehrenzeichen sämtlicher Souveraine und Regierungen: [Text deutsch u. franz.]. Berlin: G. Reimer, 1832. Bl. [9, 10].

14 ПСЗ-II. Т. XXXI. 1856. Отд. 1. От № 30013—31348. 1857. С. 132—134.

15 Там же. Т. XXX. 1855. Отд. 1. От № 28881—30012. 1856. С. 131, 132.

16 Список генералам по старшинству на… [1840, 1844, 1852, 1855—1857] год. СПб.: В Военной тип., 1840, 1844, 1852, 1855—1857.

17 Список полковникам по старшинству на… [1844, 1855—1857] год. СПб.: В Военной тип., 1844, 1855—1857.

18 Список подполковникам по старшинству на… [1838, 1844, 1848, 1855—1857] год. СПб.: В Военной тип., 1838, 1844, 1848, 1855—1857.

19 Список майорам по старшинству на… [1844, 1855, 1857] год. СПб.: В Военной тип., 1844, 1855, 1857.

20 Список кавалерам Российских Императорских и Царских орденов… за [1827—1852] год. СПб.: При Имп. академии наук; В тип. Ивана Глазунова; В тип. II-го Отд. Соб. Е. И. В. канцелярии, 1828—1852.

21 О числе кавалеров всех наименований, состоящих, по спискам Капитула, налицо, по 1-е января 1850 года // Список кавалерам Российских Императорских и Царских орденов. СПб.: В тип. II-го Отд. Соб. Е.И.В. Канцелярии, 1850. Ч. 3. С. 1.

22 Там же.

23 Список кавалерам Российских Императорских и Царских орденов. СПб.: В тип. II-го Отд. Соб. Е.И.В. канцелярии, 1850. Ч. 2. С. 395—623; Ч. 3. С. 378—722.

24 Сологуб К. Указ. соч. С. 118.

25 ПСЗ-II. Т. VIII. С. 728—751.

26 Там же. С. 730—735. §X.

27 Там же. С. 735. §XIV.

28 Список генералам по старшинству. СПб.: В Военной тип, 1859. (Далее — СГ 1859.). 1859. С. 506.

29 Список полковникам по старшинству. СПб.: В Военной тип. 1861. (Далее — СП 1861.). Испр. по 13 Марта 1861. С. 237.

30 СГ 1859. 1859. С. 500.

31 СГ 1861. Испр. по 13 Марта 1861. С. 261.

32 В память столетнего юбилея Императорского Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия (1769—1869 г.) / Сост. В.С. Степанов, Н.И. Григорович. СПб.: Тип. В.Д. Скарятина, 1869. Репринтное издание // Ордена и медали. Т. VI. М.: Symbols Publishing, 2016. С. 276.

33 4-я степень ордена Св. Станислава 22 мая 1839 г. была переименована в 3-ю степень, а сам орден стал состоять из трех степеней. Подробнее см.: Головин С.Н. Звезду Ивану Андреевичу!: орден Святого Станислава II степени в 30-х гг. XIX в. // Старый Цейхгауз. М.: Русские Витязи, 2018. № 3/79. С. 16—23.

34 Список подполковникам по старшинству. СПб.: В Военной тип. 1857. (Далее — СП/п 1857.). 1857. С. 212.

35 Исторический очерк российских орденов и сборник основных орденских статутов / Сост. по поручению Его сиятельства Канцлера Российских Императорских и Царских орденов генерал-адъютанта графа И.И. Воронцова-Дашкова. СПб.: Тип. В.С. Балашева, 1891. С. 27, 28.

36 Баженов Александр Алексеевич // Русский биографический словарь / Изд. под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А.А. Половцова, 1896—1913. Т. II. Алексинский — Бестужев-Рюмин. СПб.: Тип. Гл. Управ. Уделов, 1900. С. 403, 404.

37 СП/п 1857. 1857. С. 212.

38 СГ 1861. Испр. по 13 Марта 1861. С. 669.

39 Там же.

40 СГ 1863. Испр. по 1 Января 1863. С. 531.

41 СГ 1869. Испр. по 1 Февраля 1869. С. 438, 439.