Винтовки: первая катастрофа русской армии в мировой войне 1914—1918 гг.

image_pdfimage_print

A.V. ORLOV – Rifles: the first crash of the Russian Army in the World War of 1914-1918

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о заграничных поставках винтовок для русской армии в годы Первой мировой войны.

Summary. The article discusses the trans-border supply of rifles for the Russian army during the First World War’s years.

ОРЛОВ Алексей Викторович — доцент кафедры всемирной истории Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (СПб. НИУ ИТМО), кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: mobus@mail.ru)

 

ВИНТОВКИ: ПЕРВАЯ КАТАСТРОФА РУССКОЙ АРМИИ В МИРОВОЙ ВОЙНЕ 1914—1918 ГГ.

 

Участие России в Первой мировой войне вызвало много экономических проблем в стране. Одной из первых и наиболее тяжёлых был кризис военного производства, повлёкших за собой нехватку вооружений, оборудования и материалов военного назначения. Военная судьба России зависела теперь от заказов винтовок для русской армии, которые приобрели первостепенное значение. Срочность, с какой требовалось оружие, вынуждала идти и на технические, и на финансовые, и на политические жертвы.

Начальник Главного артиллерийского управления (с 24 мая 1915 по март 1917 г.) генерал от артиллерии А.А. Маниковский вспоминал: «В самом начале войны выяснилась крупная нехватка боевого снабжения (особенно винтовок с патронами и выстрелов к 3 дм. пушкам)… прежде всего речь зашла о винтовках. На наши просьбы уступить нам из наличных запасов готовые винтовки — было отвечено отовсюду категорическим отказом, и только после больших усилий удалось купить в Японии небольшую партию в 300 000 винтовок. Тогда мы обратились с просьбой разместить заказы на наши винтовки на возможно короткие сроки. Франция, Англия и Япония решительно отказались ввиду невозможности уделить нам хотя часть производительности своих оружейных заводов, приспособлять же для этой цели какие-либо другие заводы, а тем более возводить новые — там считали делом явно безнадёжным, о чём так прямо и заявили нам. Тогда все надежды были устремлены на рынок Америки, о гигантском развитии промышленности которой, особенно за последнее время, у нас рассказывали положительно чудеса. При содействии Англии нам удалось в самом начале заказать первоклассным и всемирно известным заводам Америки Ремингтону и Вестингаузу 3 000 000 винтовок…»1.

11 февраля 1915 года заведующий инженерными приёмками Главного военно-технического управления генерал-майор Г.И. Тимченко-Рубан телеграфировал начальнику штаба Верховного главнокомандующего Н.Н. Янушкевичу: «Вчера вечером военный министр Канады телеграфировал о возможности учреждения мастерских для изготовления ружей системы Росса. Предположено через четыре месяца открыть первую мастерскую, выделывающую в день от 500 до 600 ружей, и далее через каждый месяц открывать по новой мастерской той же производительности. Цена за ружьё со штыком, ножнами и принадлежностями — тридцать четыре доллара восемьдесят сантимов, то есть та, по которой покупала ружья Росса Англия. Министр указывает, что приобретение станков в Соединённых Штатах всё труднее и труднее, и притом в такой мере, что решение вопроса нельзя откладывать ни на один день, иначе дело окажется несбыточным.

Вызванному в английское военное министерство, мне поставили ультиматум — или отказываться, или согласиться. Ввиду получения мною многих сведений, что в Америке ружей готовых и годных нет, что их всё равно надо делать, а запрашивают в среднем около ста рублей за ружьё без патронов при длинных сроках, я согласился.

Вчера же министерство отправило канадскому правительству такую телеграмму при моём участии в редакции: “Русское правительство принимает предложение на один миллион ружей со штыками и ножнами при условии, чтобы ружья были сделаны под русский патрон и чтобы цена не превышала 29 долларов 85 центов. Сдача должна начаться через четыре месяца по пятисот и до шестисот ружей в день, чтобы дополнительные мастерские учреждались каждый месяц, пока не будет оборудовано десяти мастерских общей производительностью от пяти до шести тысяч ружей в день через тринадцать месяцев. Заказ должен быть выполнен не более как в пятнадцать месяцев, причём правительство готово обсудить вопрос об увеличении цены при исполнении заказа в более короткий срок”. Ожидаю отзыва о моих действиях и дальнейших инструкций»2.

Первый заказ на винтовки в США был выдан фирме «Винчестер» 25 ноября 1914 года в размере 100 000 магазинных винтовок под русский патрон. Ещё раньше российский заказ на винтовки был размещён в Японии. 300 000 готовых винтовок системы Арисака было приобретено контрактом с японским правительством в октябре 1914 года. Несомненно, что наибольшую ценность имел именно этот контракт, так как речь шла о современных винтовках, хотя и не русского образца, но полученных раньше многих других. Хотя общая потребность в винтовках росла чрезвычайно быстро, поставки из Японии оказались удачными и своевременными3. Принимались винтовки прямо из арсенала в Осаке в присутствии японских офицеров. Немаловажным обстоятельством была и дешевизна самого заказа. ГАУ имело дело с японским правительством, а не с частными фирмами. Можно сказать, что продажа ружей Арисака была больше политической, нежели коммерческой сделкой со стороны Японии.

C середины февраля по 20 июня 1915 года главным органом, который стал ответственным за снабжение армии и фронта всеми видами сухопутных вооружений, была Особая распорядительная комиссия по артиллерийской части (ОРКАЧ) под председательством генерал-инспектора артиллерии великого князя Сергея Михайловича. 13 марта 1915 года Сергей Михайлович писал Верховному главнокомандующему генералу от кавалерии великому князю Николаю Николаевичу: «Несмотря на то, что предложения наличной покупки посыпались в громадном числе и несмотря на участие в этом всех наших военных агентов, — ни одной существенной покупки, кроме японских винтовок и японских орудий, до сих пор не сделано»4.

В Америке российское военное ведомство ждали совсем другие соображения и деятели. Самые масштабные заказы на винтовки были размещены на двух заводах в США. Первый 26 января 1915 года заключён ГАУ с компанией «Ремингтон армз энд аммунишен» на 1 000 000 штук 3-линейных винтовок Мосина, второй — с фирмой «Вестингауз электрик энд мэнюфэкчур» 24 мая 1915 года также на 1 000 000 винтовок. С этими же производителями в том же году были заключены дополнительные контракты, с «Ремингтоном» от 16 июля 1915 года на 200 000 винтовок и 9 сентября ещё на 300 000 винтовок, а с «Вестингаузом» от 17 августа — на 800 000 винтовок. «Это был уже очень серьёзный заказ, — пишет современный исследователь С.А. Федосеев, — программа выпуска трёх миллионов винтовок на русских заводах, принятая в начале 1915 г., рассчитывалась на три года»5. Американцы обязывались всё количество поставить с ноября 1915 по апрель 1917 года, т.е. в течение 18 месяцев, тогда как для российских казённых заводов на это уходило вдвое большее время. Заказы именно русских винтовок системы Мосина были несомненным успехом для Военного министерства России, так как укрепляли единообразие стрелкового вооружения и, соответственно, сокращали удельный вес других образцов винтовок в армии. Стоимость американских заказов, однако, значительно превышала аналогичные цены казённых оружейных заводов. Контрактная стоимость винтовки у «Ремингтона» была 29 долл. 40 центов за ружьё и 26 долл. 25 центов (заказ 300 000 шт. от 9 сентября 1915 г.), у «Вестингауза» — 26 долл. 75 центов за ружьё (заказ 1 000 000 от 24 мая 1915 г.)6. Стоимость винтовки Мосина российского производства составляла 24 руб., тогда как курс, по которому иностранное отделение при Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов отпускало иностранную валюту казённым учреждениям в Нью-Йорке, составлял 10 долл. за 19 руб. 45 коп. (на июль 1916 г.)7. Нетрудно подсчитать, что американская цена той же винтовки по крайней мере вдвое превышала российскую, правда, цену казённых заводов, а не заводов частных, как в Америке.

В отчёте ОРКАЧ за период с середины февраля по 20 июня 1915 года сообщается о заказах винтовок за границей. В табл. 1 приведены итоги переговоров по этому вопросу8.

Как правило, винтовки предлагались поставщиками без патронов. Поскольку в подавляющем большинстве случаев речь шла о заказах нероссийских систем винтовок, то возникала и другая проблема: необходимость приобретения больших партий винтовок, минимум в 500 тыс. штук, для оснащения ими резервных формирований. Производство для этих винтовок соответствующих патронов при несбалансированности заказа «винтовка и патроны к ней» ложилось дополнительным бременем на патронные заводы в России.

Интерес в Петрограде к предложению фирмы «Росс» будет понятен, если учесть, что заказ мог быть дан вне США, в Канаде. Кроме того, заказ «Россу» давался через военное министерство Великобритании, а не через частные компании. Как и в других случаях, однако, мастерские по производству винтовок ещё предстояло возводить. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Маниковский А.А. Боевое снабжение русской армии в войну 1914—1918 гг. Ч. I. М., 1920. C. 19, 20.

2 Архив военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 10В-1. Л. 17.

3 Фёдоров В.Г. В поисках оружия. М., 1964. С. 52, 61—63.

4 АВИМАИВиВС. Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 5(1). Л. 38.

5 Федосеев С.Л. «Пушечное мясо» первой мировой. Пехота в бою. М., 2009. С. 50, 51.

6 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1524. Оп. 1. Д. 26. Л. 267, 268.

7 Там же. Д. 137. Л. 14.

8 АВИМАИВиВС. Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 28. Л. 116 об. — 119 об.