Ополчения 1812 года. Постсоветская историография

Аннотация. В статье исследуются научные работы постсоветского периода, содержащие сведения об ополчениях 1812 года, их формировании и участии в Отечественной войне и Заграничных походах русской армии 1813—1814 гг.

Summary. The article studies scientific works of the post-Soviet period, containing information about militias of 1812, their formation and participation in the Patriotic War and Foreign campaigns of the Russian army in 1813-1814.

Читать далее

Русские летописцы об освобождении Москвы в 1612 году

Точки зрения. Суждения. Версии

СОЛОДКИН Янкель Гутманович — заведующий кафедрой истории России Нижневартовского государственного гуманитарного университета, доктор исторических наук, профессор

Обретение русскими «главы и сердца всего царствия»

Русские летописцы об освобождении Москвы в 1612 году

Если публицисты времени царствования М.Ф. Романова (1613—1645) об избавлении Москвы от польско-литовских захватчиков только упоминали1, то в летописных сочинениях первых «послесмутных» лет имеются более или менее подробные рассказы о «взятье» ополченцами Китай-города и Кремля.

В Пискарёвском летописце (ПЛ) — сохранившемся в оригинале крупнейшем памятнике частного летописания позднесредневековой России — читаем о том, что когда разбитый ополченцами на подступах к Москве Я.К. Ходкевич, польский военачальник, великий гетман литовский, «побежал в Польшу с великим стыдом», а осаждённые в русской столице стали терпеть «великой голод и съезд почал быть» о сдаче «литвы» и поддерживавших её бояр и дворян, «некой смотрением Божиим крикнув казаки князя Дмитреева Трубецково с лесницами на город Китай с Кулишек от Всех святых с Ыванова лушку» (там располагалась одна из тур или башен, с которых вёлся обстрел крепости2), и 22 октября* 1612 года, в четверг «перед Дмитриевскою субботою», русские овладели городом, «и литву и немец многих побили, и казну поимали»; укрывшиеся же в Кремле паны, немцы и бояре «здалися за крестным целованьем». Как говорится в летописце, основная часть которого была составлена в конце первой четверти XVII века, пленённых панов отдали «за приставы» и разослали по дальним городам3. «Слогатель», превосходно знавший топографию Москвы, не только сообщил, где русским удалось ворваться в Китай-город (процитированное известие уникально), но и указал, что это в пору переговоров об условиях сдачи осаждённых сделали казаки, подчинённые князю Д.Т. Трубецкому (приведённая версия косвенно подтверждается тем, что находившийся в «полку» знатного боярина дворянин московский князь П.Б. Засекин умер в течение сентября 1612 — августа 1613 года от раны, полученной на приступе под Москвой4, вероятно, у стен Китай-города). Свидетельство о занятии ополченцами «Китая» 22 октября (оказывается, в четверг накануне Дмитриева дня, который приходится на 26 число того же месяца) находит аналогию во многих других летописях и документах5. Из ПЛ, однако, неясно, сдались ли паны, немцы и сохранившие им верность бояре в тот же день или со временем (соглашение о капитуляции было подписано 26 октября; на следующий день осаждённые сложили оружие, и тогда же в Кремль вступили отряды ополченцев6). Зато другие источники позволяют конкретизировать известие ПЛ о рассылке взятых в плен при сдаче Кремля: их отправили в Нижний Новгород, Кострому, Ярославль, Галич, Соль Галицкую и Унжу7.

В 318-й главе Нового летописца (НЛ) редакции конца 1620-х годов — центрального памятника официального летописания времени «первого Романова» — сказано лишь о том, что ополченцы взяли «город Китай» приступом «на память Аверкия Великого» и перебили «многих литовских людей», испытывавших «великую тесноту» и страшный голод8. Примечательно, что анонимный книжник, которого большинство исследователей считают близким к «великому государю» патриарху Филарету, не пояснил, заняли ли этот «град» казаки Д.Т. Трубецкого (как «слогатель» ПЛ) или также прибывшие в окрестности Москвы из Нижнего Новгорода и Ярославля ратники князя Д.М. Пожарского9. Согласно же 326-й главе НЛ «очисти Богъ Московское государство начальниковъ радениемъ и ратныхъ людей службою и радениемъ»10. Следует поэтому отклонить заключение В.Г. Вовиной-Лебедевой, что в НЛ «вся заслуга» избавления столицы от захватчиков приписана нижегородскому ополчению, и отрицается роль при этом казачьих отрядов под предводительством Трубецкого11.

Летописец, попавший в Китай-город при его освобождении12, повествуя в 320-й главе о сдаче в соответствии с заключённым соглашением Кремля, говорил о выходе оттуда бояр, причём в полк Пожарского (с которым якобы хотели биться казаки, раздосадованные тем, что князь не позволил им ограбить боярынь с их мужьями), и оставлении наутро, очевидно, 27 ноября Кремля полками хмельницкого старосты, начальника оккупационного гарнизона Н. Струся и мозырского хорунжего Й. Будилы. Первая из этих частей, направившаяся в расположение казаков, если верить официальному книжнику, почти целиком была истреблена, из полка же Будилы, встреченного служилыми людьми под началом Пожарского, никто не был убит и даже ограблен; этот полк, как замечает «списатель», «послаша по городомъ»13. Исследователи не сомневаются в достоверности рассматриваемой статьи14. С учётом свойственного НЛ предвзятого отношения к казачеству15 данное показание летописца, думается, не заслуживает безусловного доверия. Лишь в записках самого Й. Будилы, которые признаются ценным историческим источником16, но отнюдь не лишены тенденциозности, утверждается, что вопреки присяге казаки и «бояре» (т.е. ополченцы, возглавлявшиеся Пожарским) перебили многих, особенно в «таборах» Трубецкого, причём пехотинцев — всех поголовно, а потом и сосланных в города к северо-востоку от Москвы, преимущественно тогда, когда отряды короля Речи Посполитой Сигизмунда III подошли к Волоколамску17. Но в грамоте Трубецкого и Пожарского в Соль Вычегодскую от 11 ноября 1612 года сказано, что Струсь с полковниками, шляхтичами и гайдуками «розданы у нас, бояр и воевод, по полком для береженья». Пятью днями ранее власти объединённого ополчения писали «на Белоозеро», что «польские и литовские люди» не «побиты», а «у нас по розбору, хто х чему по своим делам довёлся». Из, видимо, зависимого от НЛ Новгородско-псковского летописного свода конца первой трети XVII века узнаём, что «пана Струса и ротмистров и прочих литовских людей… подаваша (что констатируется и в ПЛ. — Я.С.) за приставы». В повести об освобождении Москвы и Земском соборе 1613 года читаем, что взятых в плен панов посадили в темницы и разослали по окраинным городам18. Историки не раз отмечали наличие в НЛ многочисленных фактических ошибок19. Быть может, свидетельство об истреблении почти целиком сдавшегося в плен полка Н. Струся — одна из них.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., напр.: Временник Ивана Тимофеева. М.; Л., 1951. С. 96, 165; Сказание Авраамия Палицына. М.; Л., 1955. С. 228, 229; Повесть о победах Московского государства. Л., 1982. С. 34, 35; Памятники литературы Древней Руси: Конец XVI — начало XVII веков (ПЛДР). М., 1987. С. 354, 420, 458. Ср.: Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). М., 1978. Т. 34. С. 222.

2 Козляков В. Смута в России: XVII век. М., 2007. С. 407.

3 ПСРЛ. Т. 34. С. 218. Примечательно, что сходное с процитированным выражение — «некоим смотрением Божим… некой боярской человек (холоп. — Я. С.)… ста вопити» (см.: там же. С. 197) — имеется в летописной статье за 1591 г. о разгроме крымских татар под Москвой. Это лишний раз свидетельствует о стилистическом единстве ПЛ.

4 Четвертчики Смутного времени (1604—1617): Мат-лы, собр. и редакт. Л.М. Сухотиным. М., 1912. С. 258.

5 См.: Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею (ДАИ). СПб., 1846. Т. 1. С. 292; ПСРЛ. Л., 1982. Т. 37. С. 175; Уо Д.К. История одной книги: Вятка и «не-современность» в русской культуре петровского времени. СПб., 2003. С. 169, 170, 324. Ср.: С. 168. В некоторых источниках к 22 октября приурочено освобождение «царствующего града» или Московского государства (см.: Белокуров С.А. Разрядные записи за Смутное время (7113—7121 гг.). М., 1907. С. 227—229, 277; ПСРЛ. М., 1987. Т. 36. С. 193. Примеч. 73, 74; согласно «Повести о победах…» это случилось в тот день, когда отмечалась память Димитрия Солунского.

6 Любомиров П.Г. Очерк истории нижегородского ополчения 1611—1613 гг. М., 1939. С. 155; Назаров В.Д. Что мы празднуем 4 ноября? // Мининские чтения: Тр. науч. конф. Н. Новгород, 2007. С. 226. По грамотам властей ополчения в Новгород Великий и на Белоозеро, ополченцы «сели» в Кремле то 26 октября, то день спустя (см.: ДАИ. Т. 1. С. 292; Акты подмосковных ополчений и Земского собора 1611—1613 гг. М., 1911. С. 97). Мнение о вступлении земской рати в Москву в августе 1612 г. (см.: ПЛДР. С. 545. Ср.: С. 588) ошибочно.

7 Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесённых в хронографы русской редакции. М., 1869. С. 356; Русская историческая библиотека (РИБ). СПб., 1872. Т. 1. Стлб. 354, 355.

8 ПСРЛ. М., 1965. Т. 14. С. 126. По свидетельству летописца, Китай-городом пытались овладеть ещё силы Первого земского ополчения, но тщетно. В НЛ находим и указание на то, что Московское государство «очистися» 22 октября, на память Аверкия Иерапольского (см.: там же. С. 112, 133).

9 В «разрядах» тоже умалчивается, какие служилые люди взяли приступом Китай-город (см.: Белокуров С.А. Указ. соч. С. 23; Разрядная книга 1550—1636 гг. М., 1976. Т. 2. Вып. 2. С. 264).

10 ПСРЛ. Т. 14. С. 128. Об этом сказано и в ряде документов. См., напр.: Книги разрядные по официальных оных спискам. СПб., 1853. Т. 1. Стлб. 808, 809; Акты XIII—XVII вв., представленные в Разрядный приказ представителями служилых фамилий после отмены местничества. М., 1898. С. 335; Козляков В. Указ. соч. С. 500.

11 Вовина-Лебедева В.Г. Новый летописец: история текста. СПб., 2004. С. 307, 341.

12 Корецкий В.И. Подвиг русского народа в начале XVII столетия // Вопросы истории (ВИ). 1970. № 6. С. 107. Ср.: Вовина-Лебедева В.Г. Указ. соч. С. 252.

13 ПСРЛ. Т. 14. С. 127. О рассылке пленных по городам (только дальним) сказано, напомним, и в ПЛ.

14 Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия: 1604—1613. М., 1994. С. 754; Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 155; Эскин Ю.М. Димитрий Пожарский // ВИ. 1976. № 8. С. 115, 116; Станиславский А.Л. Гражданская война в России XVII в.: Казачество на переломе истории. М., 1991. С. 81; Вовина-Лебедева В.Г. Указ. соч. С. 341; Назаров В.Д. Указ. соч. С. 226. Ср.: С. 238. Примеч. 17; Козляков В. Указ. соч. С. 409, 410.

15 Бибиков Г.Н. Бои русского народного ополчения с польскими интервентами 22—24 августа 1612 г. под Москвой // Исторические записки. М., 1950. Кн. 32. С. 174. См., напр.: ПСРЛ. Т. 14. С. 113, 114, 122, 123, 127, 128, 132, 135, 136, 145. Ср.: С. 65, 124, 126, 142. Подчас, однако, в НЛ не скрываются заслуги казаков в борьбе с завоевателями (см.: там же. С. 115, 122, 123, 125, 128).

16 См., напр.: Тюменцев И.О. Документы и материалы тушинских наёмников о событиях Смуты в России в 1607—1610 гг. // Сословия, институты и государственная власть в России: Средние века и раннее Новое время: Сб. статей памяти академика Л.В. Черепнина. М., 2010. С. 144.

17 РИБ. Т. 1. Стлб. 353—355.

18 Акты подмосковных ополчений… С. 96, 97; Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 238; Яковлев В.В. Новгородско-псковская летопись 1630 г. // Опыты по источниковедению: Древнерусская книжность. СПб., 2001. Вып. 4. С. 462; Отдел рукописной и редкой книги Библиотеки РАН. 32.4.4. Л. 206; 33.10.13. Л. 653 об. В названном летописном своде подобно Хронографу второй редакции сказано, что Москва освободилась «от латиносродныя литвы» 24 октября.

19 См., напр.: Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 62, 68, 79, 141, 164, 320; Восстание И. Болотникова: Документы и материалы. М., 1959. С. 328, 342—344, 346; Вовина-Лебедева В.Г. Новый летописец и спорные вопросы изучения позднего русского летописания // Отечественная история. 1992. № 5. С. 128; она же. Новый летописец… С. 370.

* Все даты в статье даны по старому стилю.