Местная противовоздушная оборона Тулы в 1941—1942 гг.

Аннотация. В статье на основе ранее не публиковавшихся документов из Архива УМВД России по Тульской области рассматриваются основные направления деятельности местной противовоздушной обороны в первые годы Великой Отечественной войны; описываются методы подготовки личного состава и работа штабов МПВО.

Summary. Based on previously unpublished documents from the Archives of the Ministry of Internal Affairs of Russia for the Tula Region, the article considers the main areas of the local air defenc activities in the first years of the Great Patriotic War; the methods of training personnel and the work of headquarters of the LAD are described.

Читать далее

«Далеко не все военные подверглись преследованию со стороны органов госбезопасности»

Аннотация. В статье рассматривается состояние дел в советских Военно-воздушных силах в 1930-х годах и предвоенный период, приводятся факты и причины их низкой боеспособности, говорится о роли НКВД в борьбе с подобными явлениями.

Summary. The article discusses the state of affairs in the Soviet Air Force in the1930s and the pre-war period, the facts and the reasons for their low combat effectiveness, describes the role of the NKVD in the struggle against such phenomena.

Читать далее

РАЗВИТИЕ ТРАДИЦИИ АРТИЛЛЕРИЙСКИХ СОСТЯЗАНИЙ В КРАСНОЙ АРМИИ

Воинское обучение и воспитание

ДЯТЛОВ Владимир Васильевич — начальник Михайловской военной артиллерийской академии, генерал-майор, кандидат исторических наук

Развитие традиции артиллерийских состязаний в Красной армии

Традиция состязаний в отечественной артиллерии зародилась в XVI столетии. Пушкари Ивана Грозного соревновались в меткости стрельбы, демонстрируя её москвичам и иноземным гостям. Перед Отечественной войной 1812 года русские артиллеристы состязались в стрельбах по щитам, размер которых соответствовал всаднику на лошади, с дистанции 600—850 м. Каждый унтер-офицер (фейерверкер) или номер расчёта должен был самостоятельно навести орудие и поразить цель. На каждого отпускалось по три боеприпаса.

Состязательные артиллерийские стрельбы оказались востребованными в период военных реформ 1860—1870-х годов. Так, в декабре 1872 года в приказе по военному ведомству и артиллерии говорилось: «Для доведения искусства цельной стрельбы полевой артиллерии до возможной степени совершенства и заинтересования нижних чинов установить ежегодные по особой… программе состязательные стрельбы между наводчиками действующих батарей пешей, конной и казачьей артиллерии»1.

Состязания проводились в конце лагерного сбора. Сначала соревновались наводчики, затем батареи. Победители награждались ценными призами — серебряными часами с цепочкой (по одному призу на три батареи) и деньгами (14 рублей для пеших, 10 рублей для конных и мортирных батарей). Особым почётным призом был нагрудный знак из позолоченной бронзы в виде крестообразно сложенных стволов пушек.

Состязательные задачи соответствовали особенностям артиллерийских подразделений. Так, расчёты крепостных орудий должны были за полчаса произвести 12 выстрелов, «для получения приза Генерал-Фельдцейхмейстера требовалось получить не менее трёх попаданий в цель»2. Особенности проведения состязаний и оценки за выполнение огневых задач обсуждались на страницах «Артиллерийского журнала»3.

К организации состязаний русские артиллеристы подходили творчески. В 1901 году был предложен новый способ состязательной стрельбы. Чтобы приблизить её условия к боевым, две батареи вели своеобразную дуэль. Находясь рядом на огневых позициях, каждая из них вела огонь по цели, изображавшей батарею противника (орудия, номера расчётов, офицер). О результатах стрельбы докладывали наблюдатели, громко называя результат и поражённые элементы цели. Телефонисты передавали результаты стрельбы на соседнюю батарею посреднику, который выводил из состязания «поражённых» командиров и солдат. Побеждал тот, кто быстрее выводил из строя всю батарею «противника». Выяснилось, что батарея способна заставить другую прекратить стрельбу за 5—7 минут. Успеха достигала та из них, которая раньше открывала огонь и стреляла точнее.

Приказом по артиллерии № 124 от 27 июля 1905 года генерал-инспектор артиллерии свиты Его Величества генерал-майор великий князь Сергей Михайлович внёс изменения в правила состязательных стрельб4. Новые правила стрельбы были разработаны под руководством начальника Офицерской артиллерийской школы генерала А.Н. Синицына. Состязательные стрельбы стали проводить всеми батареями лагерного сбора артиллерии. От каждой батареи полевых, горных пушек и полевых гаубиц назначалось по одному орудию с шестью номерами (в лёгких, конных и мортирных батареях — с восемью номерами). Каждый из них в качестве наводчика производил по 7—9 выстрелов за 6—10 минут. Состязательные стрельбы наряду с другими мерами, предпринятыми в ходе военных реформ 1905—1912 гг., позволили заметно поднять выучку русских артиллеристов.

Во время Первой мировой и Гражданской войн артиллерийские состязания не поводились. Переход к планомерной боевой учебе мирного времени вызвал необходимость возрождения боевой подготовки как системы, стимулирования бережного отношения к вооружению и стремления к профессиональному росту. Для этого в трудных условиях послевоенной разрухи было принято решение о проведении артиллерийских состязаний с премированием личного состава. Если об артиллерийских состязаниях в дореволюционной Русской армии известно достаточно5, то об их организации и проведении в РККА сведений мало.

В возрождении этой традиции участвовал начальник артиллерии РККА Ю.М. Шейдеман. Кадровый военный, артиллерист высокой квалификации, он понимал необходимость внедрения в войсковую практику артиллерийских состязаний как эффективной формы стимулирования боевой подготовки. Организуя новое для РККА дело, он добивался выделения средств на награждение победителей состязаний. 5 августа 1922 года в письме начальнику инспекции главного начальника снабжений доказывал: «Всякое премирование за отличное знание соответствующей отрасли службы должно преследовать:

а) воспитательную, в военном смысле, цель;

б) развитие духа соревнования, опять-таки военного, а не коммерческого;

в) развитие стремления получать такой вид награды, который, являясь внешним отличием, свидетельствовал бы о выдающемся знании соответствующей отрасли военного дела и указывал бы на специальность таковой. Наконец, с внешней стороны, премирование должно выражаться в присвоении отличия, заключающего в себе идею общеармейского масштаба.

Ни одному из перечисленных принципов проектируемые… денежные отпуска не отвечают»6.

Ю.М. Шейдеман настаивал на увеличении количества призов. Он считал, что число окружных призов должно быть из расчёта по одному на каждую специальность каждой третьей из участвующих в состязании батарей.

Доклады из военных округов свидетельствуют, что число призов было значительным. К примеру, начальник артиллерии Московского военного округа в июле 1922 года докладывал: «Для производства состязательной стрельбы артиллерии МВО в текущем году требуется 14 призов состязательных из 14 часов и 70 нагрудных знаков»7. Общая призовая сумма на состязания, в которых должны были участвовать 42 орудия, составляла 126 тысяч рублей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Чернухин В.А. Традиции отечественной артиллерии. СПб.: Михайловская военная артиллерийская академия, 1996. С. 75.

2 Правила для производства состязательной стрельбы, применяемые в Карской крепостной артиллерии // Артиллерийский журнал. 1899. № 9. С. 805.

3 Карпов Я. К вопросу о состязательной стрельбе фейерверкеров в крепостной артиллерии // Артиллерийский журнал. 1900. № 1. С. 77—84; Капитан Аксёнов. Ещё к вопросу о состязательной стрельбе фейерверкеров в крепостной артиллерии, а также о состязательном вооружении // Артиллерийский журнал. 1901. № 9. С. 907—912.

4 Правила состязательной стрельбы полевой артиллерии // Артиллерийский журнал. 1905. № 10. С. 216—224.

5 Ибнояминов Р. Из истории артиллерийских состязаний // Военный вестник. 1985. № 2. С. 64, 65; Чернухин В.А. Указ. соч. С. 74—77.

6 Российский государственный военный архив. Ф. 20. Оп. 7. Д. 23. Л. 2.

7 Там же. Л. 5.