Состояние кадровой работы в Военно-воздушных силах Московского военного округа накануне Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

С.А. ТАРАСОВ — «Вопросом укомплектования частей отдел кадров занимается систематически». Состояние кадровой работы в Военно-воздушных силах Московского военного округа накануне Великой Отечественной войны

S.A. TARASOV — «The matter of manning units is permanently in the focus of attention at the personnel department». The condition of personnel work in the Air Force of the Moscow Military District on the eve of the Great Patriotic War

Аннотация. В статье с использованием как опубликованных, так и находящихся на хранении в фонде Управления Военно-воздушных сил Московского военного округа Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ) документов рассматривается процесс строительства советских Вооружённых сил накануне Великой Отечественной войны. Акцент делается на исследовании штатной структуры кадровых органов Военно-воздушных сил Красной армии, организации работы по комплектованию авиационных частей и соединений командно-начальствующим составом, осуществлении его учёта и организации порядка прохождения службы. Одновременно приводятся сведения по количественному составу и качественному состоянию командных кадров советской военной авиации незадолго до нападения Германии на СССР.

Ключевые слова: СССР;Народный комиссариат обороны СССР; Красная армия; Военно-воздушные силы; Московский военный округ; кадровые органы; командный и начальствующий состав; ведение учёта; прохождение службы.

SummaryThe paper makes use of both published documents of the RF AF Central Archives and those stored in the stock of the Air Force Directorate of the Moscow Military District to trace the process of constructing the Soviet Armed Forces on the eve of the Great Patriotic War. The emphasis is on the study of the staff makeup of Air Force personnel bodies, organization of work to man AF units and associations with commanders and chiefs, taking stock of the latter and organizing the service procedure. At the same time, the paper cites information about the quantitative makeup and qualitative condition of commanders in the Soviet military aviation shortly before Germany’s assault on the USSR.

KeywordsUSSR;USSR People’s Commissariat for Defense; Red Army; Air Force; Moscow Military District; personnel bodies; commanders and chiefs; taking stock; military service.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

ТАРАСОВ Сергей Анатольевич — советник Российской академии ракетных и артиллерийских наук, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: satar79@mail.ru).

«ВОПРОСОМ УКОМПЛЕКТОВАНИЯ ЧАСТЕЙ ОТДЕЛ КАДРОВ ЗАНИМАЕТСЯ СИСТЕМАТИЧЕСКИ»

Состояние кадровой работы в Военно-воздушных силах Московского военного округа накануне Великой Отечественной войны

После окончания Первой мировой войны 1914—1918 гг. военная авиация получила новый импульс развития, пройдя за короткий промежуток времени путь от оружия вспомогательного назначения до самостоятельного рода войск. Во многом это было связано с тем, что на протяжении 1920—1930-х годов конструкции самолётов непрерывно совершенствовались, повышались их лётно-технические возможности, количество выпускавшейся техники постоянно увеличивалось. Все ведущие державы мира активно развивали собственные военно-воздушные силы, в т.ч. и Советский Союз.

Особенность строительства Военно-воздушных сил Красной армии (ВВС КА) в межвоенный период заключалась в том, что они к началу 1940-х годов состояли из нескольких компонентов: авиация Главного командования (дальняя бомбардировочная, или авиация дальнего действия); авиация Сухопутных войск, включавшая фронтовую (ВВС военных округов), армейскую (ВВС общевойсковых армий) и войсковую (корпусные эскадрильи). Процентное соотношение между ними было следующим: авиация Главного командования — 13,5 проц., авиация Сухопутных войск — 86,5 проц. (фронтовая — 40,5 проц., армейская — 43,7 проц., войсковая — 2,3 проц.). Дальнебомбардировочная авиация предназначалась для действий по объектам глубокого тыла противника, фронтовая — для выполнения задач в интересах командования фронтов, армейская — для непосредственного взаимодействия с сухопутными армиями, войсковая авиация обеспечивала войсковые соединения на уровне дивизия—корпус1.

Общее руководство советскими Военно-воздушными силами осуществляло Главное управление ВВС КА (ГУ ВВС КА), отвечавшее за организацию подготовки, разработку способов боевого применения, материально-техническое обеспечение и комплектование личным составом. При этом в непосредственном подчинении начальника управления находились только силы дальней бомбардировочной авиации. Все остальные роды авиации подчинялись командующим войсками военных округов, фронтов и армий, на территории которых они дислоцировались. Так, в соответствии с Положением о командующем Военными воздушными силами округа (флота)2 и его управлении, утверждённом приказом народного комиссара обороны СССР от 26 января 1937 года № 010, он находился в подчинении командующего войсками военного округа, являясь одновременно его заместителем по ВВС и осуществляя руководство всей боевой и разведывательной авиацией округа во всех отношениях, а войсковой авиацией (корпусная, дивизионная и артиллерийская) — в отношении специальной подготовки и снабжения3. Окружное управление Военно-воздушных сил сохранилось и в последующем, в том числе в ходе реорганизации руководящего аппарата военных округов, предпринятой перед началом войны на основании приказа НКО СССР от 13 августа 1940 года № 01844.

Для решения задач кадрового обеспечения в составе Главного управления ВВС КА к началу 1940-х годов существовало соответствующее управление. До мая 1941 года оно официально именовалось 3-м управлением, с мая по декабрь 1941 года — 6-м управлением, с декабря 1941 года и до окончания Великой Отечественной войны — управлением кадров5.

В течение предвоенного года данное управление претерпело последовательную смену трёх начальников. С июля 1940 года до января 1941 года его возглавлял генерал-майор авиации С.К. Горюнов6, с января по июнь 1941 года — генерал-майор авиации В.П. Белов7, с июня 1941 года и до окончания войны — военинженер 1 ранга (в последующем генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы) В.И. Орехов8, который приступил к исполнению своих должностных обязанностей фактически за два дня до нападения нацистской Германии на СССР9.

В своей деятельности данное управление опиралось на нижестоящие кадровые структуры, одним из основных элементов которых являлись отделы кадров ВВС военных округов. Примером могут служить Военно-воздушные силы Московского военного округа (ВВС МВО). Так, в соответствии с приказом их командующего полковника Н.А. Сбытова10 от 6 июня 1941 года № 061 Управление ВВС МВО с 1 июня было переведено на новый штат мирного времени № 2/9. Согласно ему структура управления помимо руководства, штаба и различных служб включала ряд отделов, в т.ч. отдел кадров, состоявший из начальника отдела, двух его старших помощников, трёх помощников, одного заведующего делопроизводством, двух статистиков и одной машинистки. По состоянию на момент издания приказа из десяти штатных должностей были укомплектованы шесть: начальник отдела (старший батальонный комиссар Павел Тимофеевич Быстров), два старших помощника начальника отдела (капитан Василий Васильевич Тараканов и капитан Валерий Иосифович Морозов), один помощник начальника отдела (старший лейтенант Александр Степанович Калмыков), заведующий делопроизводством (техник-интендант 2 ранга Дмитрий Дмитриевич Волков) и машинистка (Анна Ивановна Попова)11.

Изучение архивных документов указанного кадрового органа позволяет уточнить состояние работы с командно-начальствующим составом ВВС МВО накануне войны. Так, согласно материалам проверки, проведённой сотрудниками 3-го управления ГУ ВВС КА 25 апреля 1941 года, она характеризовалась следующими показателями. Должностная картотека велась правильно, все производившиеся перемещения комначсостава вносились в неё своевременно. Вместе с тем в ряде случаев был установлен факт «незаполнения» графы с датой и номером приказа о назначении. Недостатком являлось полное отсутствие алфавитной картотеки. Согласно заявлению начальника отдела старшего батальонного комиссара П.Т. Быстрова соответствующие бланки были уже заказаны, что давало основание рассчитывать на заведение картотеки в следующем месяце12.

Более серьёзные недочёты были выявлены при изучении личных дел командно-начальствующего состава. Так, была обнаружена их недостача в количестве около 700 штук (включая вторые экземпляры) и непредставление в Главное управление ВВС КА для использования в работе 45 дел на руководящий состав Военно-воздушных сил округа. Во многих делах фотографии военнослужащих были с предыдущими воинскими званиями, не было отражено прохождение службы после 1938—1939 гг., отсутствовали внутренние описи. К положительным моментам следует отнести наличие соответствующих аттестационных листов за 1940 год. Однако, кроме них, каких-либо дополнительных характеризующих документов к личным делам приобщено не было. Комиссия установила, что указанные недоработки сотрудникам отдела кадров были известны, с их стороны принимались необходимые усилия для их устранения. В частности, начальникам строевых отделов авиационных дивизий (АД), подчинявшихся командующему ВВС МВО, были даны указания о составлении недостающих личных дел13.

Решением вопроса укомплектованности частей ВВС МВО сотрудники отдела занимались на систематической основе, в первую очередь за счёт изыскания «внутренних ресурсов» округа. Вместе с тем, несмотря на предпринимавшиеся усилия, по состоянию на апрель 1941 года положение дел было следующим: из числа руководящего состава, в т.ч. и для комплектования новых формирований, создававшихся на территории округа, недоставало двух командиров полков (172-го и 233-го истребительных), четырёх заместителей командиров полков и 43 командиров эскадрилий, не считая штабного состава полкового и дивизионного уровня14.

Серьёзные проблемы существовали с кандидатами для поступления в академии ВВС КА. На 25 апреля 1941 года всего были подобраны 23 человека из 227 запланированных, или 10 проц. Подобное обстоятельство дало основание членам комиссии охарактеризовать указанное положение как «совершенно неудовлетворительное», подчеркнув, что «особых усилий и напористости» в решении проблемы «со стороны отдела кадров ВВС округа не проявлено». Определённые упущения имелись и в области организации самой кадровой работы. В докладной записке комиссии отмечалось, что планы работы отдела составлялись, но не на каждый месяц, при этом отметки о выполнении не делались15.

Одной из причин вскрытых упущений была признана недостаточная штатная численность отдела кадров ВВС МВО, которая включала одного начальника, двух помощников, заведующего делопроизводством и машинистку при наличии в округе значительного числа частей и большого количества начсостава, находившегося на учёте, в т.ч. пребывавшего в запасе и подлежавшего мобилизации в случае начала войны.

Интерес для расширения представления об организации кадровой работы и уточнения качественного и количественного положения с командно-начальствующим составом Красной армии накануне Великой Отечественной войны представляет доклад начальника отдела кадров Военно-воздушных сил Московского военного округа старшего батальонного комиссара П.Т. Быстрова «О состоянии кадров частей ВВС МВО на 1 мая 1941 г.». В значительной степени подготовка данного документа обусловливалась уже упоминавшейся проверкой деятельности сотрудников отдела со стороны вышестоящего кадрового органа — 3-го управления ГУ ВВС КА в апреле 1941 года, что позволяет рассматривать его в качестве приложения к отчётным материалам комиссии.

Особенностью доклада является разделение сведений на данные по «старым» частям округа и на показатели по «новым» формированиям, активно создававшимся в преддверии скорого начала войны, что позволяет глубже изучить процесс строительства Вооружённых сил Советского Союза в указанное время.

Согласно его содержанию авиация округа состояла из 7 истребительных и 6 бомбардировочных полков, а также 5 отдельных эскадрилий войсковой авиации. Для их наземного обслуживания имелись 11 авиационных баз. Укомплектованность этих частей личным составом приведена в таблице 1. В дополнение к ним с мая 1941 года началось формирование новых авиаполков — 8 истребительных и 4 бомбардировочных (последние со сроком готовности к октябрю—декабрю 1941 года)16.

Приводятся в документе и ряд социально-демографических данных, представляющих интерес. Так, по социальному происхождению начальствующий состав ВВС округа делился на три категории: крестьяне (10 проц.), рабочие (41 проц.), служащие (49 проц.). Столь высокий процент выходцев из двух последних групп можно частично объяснить тем, что авиация, являясь технически сложным видом вооружённых сил, требовала для успешного освоения и эксплуатации материальной части наличия определённого уровня первичных знаний, которые по объективным причинам было легче получить городским жителям, чем сельским. Отмечалось наличие среди начсостава и значительной партийной прослойки. Кандидаты и члены ВКП(б) составляли более 38 проц., члены ВЛКСМ — более 49 проц. Особенно высокий процент коммунистов и им «сочувствующих» был среди лётчиков и летнабов17, что свидетельствовало об активной и вполне успешной идеологической работе среди данной категории военнослужащих. Подробнее её результаты приведены в таблице 2.

Отдельно кадровыми органами учитывались такие важные показатели качественного состояния командного состава, как уровень образования и выслуга лет в армии. Их анализ позволяет отметить, что подавляющее большинство военнослужащих указанной категории имели общее образование на уровне первоначального или среднего, дополненное специализированной подготовкой в рамках «нормальных» военных школ или различных курсов начсостава (см. табл. 3). Определённые сложности имелись с опытом военной службы. Более 40 проц. командиров обладали стажем армейской службы до трёх лет и приблизительно такое же количество — от трёх до десяти лет (см. табл. 4). Во многом это было связано со стремительным ростом Красной армии, начавшимся в конце 1930-х годов и вызвавшим потребность в значительном количестве командиров, а также с прокатившейся в то же время «чисткой» армейских рядов от «политически неблагонадёжных элементов».

Более подробные сведения в докладе приводятся по руководящему составу частей и соединений ВВС МВО, что позволяет детализировать содержание кадровой работы в округе. Так, из пяти положенных в соответствии с организационно-штатной структурой командиров авиационных дивизий приказом народного комиссара обороны СССР были назначены три человека — полковники И.Д. Климов, Б.Р. Писарский и С.П. Андреев. К последнему у вышестоящего командования имелись существенные претензии за слабое руководство подчинённым личным составом и упущения в боевой подготовке вверенной ему 23-й авиационной дивизии. Постановлением военного совета Московского военного округа от 10 мая 1941 года на имя наркома обороны СССР было оформлено ходатайство о снятии его с должности. Из пяти заместителей командиров авиадивизий были назначены четыре. Пятый, полковник М.И. Марцелюк, прибыл на должность заместителя командира 78 ад по предписанию из 3-го управления ГУ ВВС КА с припиской о том, что приказ о его назначении «последует дополнительно». По состоянию на май 1941 года личное дело на указанного военнослужащего в отделе кадров ВВС МВО ещё отсутствовало, что не позволяло всесторонне и объективно оценить его командные навыки. Из числа заместителей комдивов серьёзные недостатки в работе отмечались у полковника Соболевского, проходившего службу в 23 ад18.

Полностью были укомплектованы все 13 должностей командиров «старых» авиаполков. Лица, их занимавшие, с возложенными на них обязанностями справлялись вполне успешно за исключением командира 169-го истребительного авиационного полка (иап) майора Н.Г. Богачёва. Он имел лётную подготовку в качестве лётчика-штурмовика, в связи с чем специфики истребительной авиации не знал и, как следствие, авторитетом среди личного состава не пользовался. По мнению руководства отдела кадров ВВС МВО, он требовал замены на более подготовленного кандидата в лице заместителя командира 27 иап по политической части батальонного комиссара Д.Г. Авелева. Необходимое количество военнослужащих было назначено и на должности командиров 12 «новых» авиаполков, за исключением 233 и 172 иап. Отмечалась положительная динамика с укомплектованностью командирами авиационных эскадрилий. Из 58 положенных по штату должностей были заполнены 45, что по сравнению с положением отмеченным комиссией 3-го управления ГУ ВВС КА в апреле 1941 года, свидетельствовало о стремлении кадровых работников ВВС округа оперативно решать вопросы повышения укомплектованности частей и соединений ВВС МВО руководящим составом. На оставшийся некомплект были подобраны соответствующие кандидаты и представлены в вышестоящий кадровый орган для назначения. Сложная ситуация оставалась с комплектованием штабных должностей. Так, на все «новые» полки приходилось всего четыре начальника штаба, а в «старых» полках не хватало трёх начальников оперативных отделов. Кадровые ресурсы округа не позволяли решить данную проблему за счёт собственных сил19.

Изученные архивные документы показывают порядок кадровой работы с командно-начальствующим составом, применявшийся в ВС СССР накануне войны. Все перемещения указанной категории военнослужащих в Военно-воздушных силах МВО по служебной лестнице до командира эскадрильи оформлялись приказом военного совета округа по согласованию с окружным руководством ВВС. От командира эскадрильи и выше назначения оформлялись приказами НКО СССР. Для этого сотрудниками отдела кадров ВВС МВО составлялся соответствующий план перемещения, который согласовывался с командующим ВВС округа и представлялся в Главное управление ВВС КА. В ряде случаев назначения на руководящие должности осуществлялись непосредственно 3-м управлением ГУ ВВС КА из числа командиров, проходивших службу в других округах.

К недостаткам кадровой работы относилось слабое использование такого способа изучения авиационных командиров, как проверка результатов их деятельности непосредственно в служебной обстановке, «на аэродроме и в подразделении». Приоритет отдавался анализу характеризующего материала, приобщённого к личным делам военнослужащих, в первую очередь аттестационных листов. Подобный «кабинетный» стиль работы объяснялся высокой загруженностью сотрудников отдела кадров, что не позволяло им регулярно выезжать в войска и получать полную и объективную картину морально-деловых качеств претендентов на повышение. В итоге данное обстоятельство периодически приводило к «преждевременным», неоправданным назначениям на руководящие должности лиц, не способных эффективно их исполнять20.

Дополнительные сложности создавал излишний объём служебной переписки, а также частая смена штатов частей и соединений ВВС округа. Так, только за несколько первых месяцев 1941 года организационная структура авиационных баз изменялась два раза, что требовало значительных усилий кадровиков по переназначению их командно-начальствующего состава.

Существенным недочётом являлась порочная практика, сложившаяся в войсках по откомандированию комначсостава к новому месту службы, не дожидаясь получения официальных приказов о назначении, на основании различных «телеграммных» указаний из Главного управления ВВС КА. Данным военнослужащим выписывались предписания, на основании которых они в новой части сразу же допускались к исполнению должностных обязанностей. В ряде случаев подобная поспешность приводила к тому, что сотрудники отдела кадров ВВС округа, а также командование авиационных дивизий и руководство Управления ВВС МВО с задержкой в несколько дней узнавало, что в подчинённых им частях к руководству личным составом приступили новые командиры.

Другим примером негативных последствий указанного явления стала ситуация с выпускниками Одесской школы военных пилотов, которые осенью 1940 года в количестве 150 человек прибыли в Московский военный округ. Согласно предписаниям, привезённым ими с собой, они имели воинское звание младший лейтенант и были зачислены на соответствующие должности. Спустя два месяца была получена выписка из приказа, согласной которой всем им по окончании обучения на самом деле было присвоено звание сержант. В итоге образовалась незаконная переплата денежного довольствия, а также возникла необходимость «разжаловать» и перевести всех указанных военнослужащих в категорию младшего начальствующего состава, что вызвало в их среде обоснованный всплеск негативных эмоций21.

Недовольство сотрудников отдела кадров ВВС округа вызывал не вполне профессиональный подход руководства 3-го управления ГУ ВВС КА к комплектованию ключевых командных должностей в ВВС МВО. Имелись случаи, когда в округ на согласование присылались кандидатуры офицеров, по своим морально-деловым качествам не соответствовавших планировавшимся к замещению должностям. Не проявлял главный кадровый орган ВВС КА и должной настойчивости в борьбе с «перетаскиванием» вновь назначавшимися начальниками к себе ранее служивших вместе с ними командиров. И наоборот, «уходящий» начальник старался забрать с собой наиболее проверенные и работоспособные командные кадры. Такой «семейный» принцип комплектования не всегда положительно сказывался на качестве боевой готовности частей и соединений ВВС МВО. Нередко подобные назначения проходили в обход отдела кадров ВВС округа, а попытки его сотрудников внести свои коррективы в данный процесс результата в большинстве случаев не приносили22.

Актуальной проблемой для ВВС МВО накануне войны являлась нехватка специалистов авиационного тыла, в первую очередь в частях обеспечения. Обращения за помощью к отделу кадров округа, отвечавшему за работу с общевойсковыми командирами, оставались безответными. Указанный кадровый орган, стремясь в первую очередь укомплектовать общевойсковые подразделения, направлял в авиацию запрашиваемый комначсостав в недостаточном количестве и по остаточному принципу. В результате многие должности за исключением подлежавших замещению рядовым составом оставались вакантными. В качестве одной из мер по решению этой проблемы в округе была создана школа по подготовке специалистов наземных служб — командиров отделений, связистов, шофёров и т.п.23

К особенностям кадровой работы в округе следует отнести комплектование 10 авиационных школ, располагавшихся на его территории. Все они подчинялись командующему ВВС МВО, но обеспечением их командно-начальствующим составом занималось 3-е управление ГУ ВВС КА, допускавшее в решении данного вопроса множество кадровых ошибок. В целях повышения качества пополнения указанных учебных заведений постоянным комначсоставом, в первую очередь преподавателями, руководство отдела кадров ВВС МВО ходатайствовало перед вышестоящим командованием о передаче полномочий по решению данной задачи в их ведение24.

Выполненный анализ позволяет прийти к выводу, что руководство Наркомата обороны СССР придавало большое значение организации кадровой работы в войсках. Вскрывавшиеся в ходе проверок различные недостатки, а также высказывавшиеся самими кадровиками пожелания и предложения учитывались и по ним принимались соответствующие меры реагирования. Применительно к изложенному материалу отметим, что, исходя из имевшихся нареканий к качеству исполнения служебных обязанностей командованием 23 ад, приказом НКО СССР от 31 мая 1941 года № 0031 полковник С.П. Андреев и его заместитель полковник Соболевский были сняты со своих должностей. Этим же приказом генерал-майор авиации В.П. Белов с формулировкой «за нарушение порядка в подборе командных кадров» был отстранён от должности начальника управления кадров25 ГУ ВВС КА и зачислен в распоряжение НКО СССР26. В свою очередь, упущения в работе с командными кадрами стали одной из причин снятия с должности командующего ВВС МВО генерал-лейтенанта авиации П.И. Пумпура27.

Вместе с тем исследование показало, что просьбы по введению в структуру руководящих органов ВВС МВО дополнительного количества сотрудников, отвечавших за работу с командно-начальствующим составом, руководством Наркомата обороны СССР были оперативно учтены. Это нашло своё отражение в увеличении численности должностей работников отдела кадров в новом штате Управления Военно-воздушных сил Московского военного округа, введённом в действие с 1 июня 1941 года.

Начавшаяся вскоре Великая Отечественная война показала, что ряд недочётов, имевшихся в кадровой работе, не были своевременно устранены. В первую очередь это касалось организации учёта комначсостава и формирования кандидатских списков на командиров, достойных выдвижения на вышестоящие должности. Это создавало дополнительные трудности с качественным комплектованием авиационных частей и соединений в начале военных действий.

На протяжении всего периода борьбы с нацистской агрессией руководством кадровых органов Наркомата обороны СССР прилагались значительные усилия по их устранению. Позитивные сдвиги наметились во втором периоде войны. Связано это было, с одной стороны, с накоплением опыта, его обобщением, анализом и оперативным внедрением полученных результатов в повседневную деятельность кадровых органов, с другой стороны — с формированием кадрового резерва в лице «обстрелянных» командиров, получивших практическую подготовку по ведению широкомасштабных боевых действий в условиях современной войны.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Великая Отечественная война 1941—1945 годов в 12 т. Т. 2. Происхождение и начало войны М.: Кучково поле, 2012. С. 540.

2 Название должности приводится в соответствии с оригиналом документа.

3 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 4. Оп. 15. Д. 15. Л. 474—475 об.

4 Там же. Д. 27. Л. 204, 204 об.

5 Во многих официальных документах на протяжении всего 1941 г. данный кадровый орган именовался как «Управление кадров ВВС КА».

6 Горюнов Сергей Кондратьевич (1899—1967) — генерал-полковник авиации (1944). В Красной армии с 1918 г. С июля 1940 по январь 1941 г. руководил 3-м управлением ГУ ВВС КА. В ходе Великой Отечественной войны занимал ряд ответственных командных должностей в ВВС КА, в т.ч. командующего 5-й воздушной армией (с июня 1942 по май 1946 г.). После войны и до своего увольнения в 1956 г. на различных ответственных должностях в советских ВВС.

7 Белов Василий Павлович (1901—1979) — генерал-лейтенант авиации (1944). В Красной армии с 1918 г. С января по июнь 1941 г. руководил 3-м управлением ГУ ВВС КА. За упущения по службе был снят с должности и со снижением в воинском звании с генерал-майора авиации до полковника с понижением назначен начальником Челябинской военно-авиационной школы штурманов и стрелков-радистов. Данным учебным заведением руководил до своего увольнения из рядов Вооружённых сил в 1954 г.

8 Орехов Вадим Иванович (1902—1957) — генерал-лейтенант инженерно-авиационной службы (1943), генерал-лейтенант инженерно-технической службы (1951). В Красной армии с 1924 г. В 1933—1938 гг. — слушатель Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского. После её окончания зачислен в распоряжение Центрального комитета ВКП(б) с официальным оставлением в кадрах Красной армии. В период прикомандирования отвечал за работу с командно-начальствующим составом ВС СССР. С июня 1941 по октябрь 1949 г. — начальник Управления кадров ВВС КА (Управления кадров ВВС ВС СССР). Затем занимал должность заместителя начальника Ленинградской Военно-воздушной инженерной академии по общим вопросам. С мая 1953 г. и до своей смерти в марте 1957 г. исполнял обязанности старшего военного советника начальника Военной инженерно-технической академии Народно-освободительной армии Китая.

9 Степанов А.С. Развитие советской авиации в предвоенный период (1938 год — первая половина 1941 года). М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2009. С. 336, 337.

10 Сбытов Николай Александрович (1905—1997) — генерал-лейтенант авиации (1943). В Красной армии с 1926 г. В 1940 г. назначен заместителем командующего ВВС МВО. После снятия с должности в мае 1941 г. генерал-лейтенанта авиации П.И. Пумпура занял его место.

11 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 135. Оп. 12770. Д. 504. Л. 234, 238, 239.

12 Там же. Д. 508. Л. 54.

13 Там же. Л. 54, 55.

14 Там же. Л. 55.

15 Там же. Л. 56.

16 Там же. Л. 57, 58.

17 Летнаб — лётчик-наблюдатель. Должность, существовавшая в ВВС КА накануне Великой Отечественной войны (преимущественно в бомбардировочной и разведывательной авиации). Постепенно указанная аббревиатура была заменена термином «штурман» — член экипажа, отвечавший за прокладку курса самолёта и ведение наблюдения за воздушной и наземной обстановкой в ходе полёта.

18 ЦАМО РФ. Ф. 135. Оп. 12770. Д. 508. Л. 60.

19 Там же. Л. 61.

20 Там же. Л. 64.

21 Там же. Л. 66.

22 Там же. Л. 67, 68.

23 Там же. Л. 68, 69.