Система воспитания войск Киевского Особого военного округа в начальный период Второй мировой войны (1939 г.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) к началу Второй мировой войны (1 сентября 1939 г.) функционировала мощная система идеологического, воспитательного воздействия на личный состав, отличавшаяся достаточной стройностью, широтой охвата и многообразием форм. Основу воспитательной работы личного состава РККА составляла военная идеология — составная часть общей для всей страны марксистско-ленинской идеологии. Накануне войны в Киевском Особом военном округе (КОВО), как и во всей РККА, переоценка собственного военного потенциала, полное пренебрежение к вероятному противнику были положены в основу воспитания военнослужащих, что негативно сказалось на поддержании боеготовности частей и подразделений.

Summary. The Workers and Peasants Red Army (RKKA) by the start of the Second World War (1 September 1939) had a powerful system of ideological and educational impact on the personnel, which was fairly well-formed, boasted a wide scope and a multiplicity of forms. Educational work with the RKKA personnel was based on military ideology, an element of the Marxist-Leninist ideology that was the staple for the country at large. On the eve of the war the Kiev Special Military District (KSMD), as well as the rest of the RKKA, relied on overestimated own potential and utter disdain for the prospective adversary to bring up servicemen, which had an unfortunate effect on the combat readiness of units and subunits.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

 

НЕГОДА Николай Васильевич — заместитель начальника факультета (артиллерийского) Михайловской военной артиллерийской академии

(Санкт-Петербург. E-mail: NNehoda66@mail.ru).

 

Система воспитания войск Киевского особого военного округа в начальный период Второй мировой войны (1939 г.)

 

11 сентября 1939 года в период подготовки военного похода советских войск в Западную Украину из управления Киевского Особого военного округа (КОВО) было выделено Полевое управление округа для руководства войсками Украинского фронта. Командующим войсками фронта был назначен командующий войсками КОВО командарм 1 ранга С.К. Тимошенко. 17 сентября утром начался освободительный поход РККА в западные области Украины и Белоруссии.

При подготовке и в ходе этой операции работа с военнослужащими Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) по поддержанию высокого морально-психологического состояния и других качеств, обеспечивавших безусловное выполнение поставленных задач, проводилась по следующим направлениям: организационно-кадровая работа; агитационно-пропагандистская работа; культурно-просветительная работа; укрепление воинской дисциплины; морально-психологическая подготовка; партийно-комсомольская работа; работа среди населения и войск противника.

Вопросами планирования воспитательной работы с командно-начальствующим составом и красноармейцами КОВО в 1924—1940 гг. занимался вышестоящий политический орган — Политическое управление РККА. В 19440—1941 гг. — Главное управление политической пропаганды (ГУПП КА), с июля 1941 года — Главное политическое управление (Гл. ПУ РККА). Планы составлялись на подготовительный период и на время боевых действий (в ходе боя — на день, несколько раз в день, в паузах между боями — на 5—10 дней). Однако, несмотря на некоторый систематизирующий характер, многие планы практически не выполнялись из-за их сложности и громоздкости.

В начальный период Второй мировой войны в КОВО ощущалась вызванная политическими репрессиями острая нехватка политсостава. Выяснилось, что в развёрнутых до штатов военного времени войсках, вводившихся в Западную Украину, 39,5 проц. политработников запаса вообще не имели военного образования.

От политработников требовалось лучше знать военное дело, активнее взаимодействовать со штабами, органами оперативного управления, участвовать в рекогносцировках, в инструктировании командно-начальствующего состава на всех этапах боевых действий. Политические органы обязаны были проводить совещания политсостава, в ходе которых особое внимание должно было уделяться разбору и критике недостатков. Начальник Политуправления РККА Л.З. Мехлис определил задачу этих ежедневных совещаний следующим образом: «Лучшие и героические примеры сделать достоянием масс, а нерадивых подстёгивать»1.

Основными формами агитационно-пропагандистской работы являлись: доклады, лекции, беседы, митинги, чтение газет, оглашение и обсуждение обращений и приветствий вышестоящих инстанций, чтение писем патриотически настроенных граждан или отличившихся воинов, политические занятия и информации, выпуск наглядной агитации и боевых листков2, выпуск стенной печати.

По мере выдвижения войск из мест постоянной дислокации характер работы менялся: возможность применения различных агитационно-пропагандистских форм сужалась. Разъяснение обстановки проходило прежде всего на привалах в виде бесед, в ходе которых разъяснялась боевая задача, обобщался передовой опыт. К их проведению привлекались командиры, участники боевых действий.

Во время марша активно использовались лозунговые формы воздействия. На повозках, машинах делали надписи: «Береги технику, она нужна тебе в бою!», «Береги технику, соблюдай правила марша!», «Береги силы, они пригодятся тебе в бою!», «Выше классовую бдительность!». Лозунги вывешивались в столовых («Только отличный обед защитникам Родины!», «Дадим вкусный, сытный обед борцам за коммунизм!»), в медпунктах («Ни одного тяжелораненого не потерять!», «Быстрее и лучше медпомощь бойцам!»)3.

В ходе происходивших боевых столкновений возможности агитационно-пропагандистской работы уменьшались, количество и виды её форм ограничивались и определялись обстановкой. Общая задача была одна — создать боевой порыв, настрой на победу.

После боёв политическая работа возвращалась в обычное русло. Важной задачей в это время становилась культурно-просветительная деятельность. Она подразумевала организацию фронтовых выступлений профессиональных артистов. Так, действия Украинского фронта на территории Западной Украины обеспечивали: Ансамбль красноармейской песни и пляски Киевского Особого военного округа (60 человек); группа артистов Театра округа (35 человек); 4 бригады артистов различных театров Киева (67 человек); Капелла бандуристов (26 человек), хоровая капелла имени Левитовича и артисты Театра миниатюр (12 человек); бригада артистов театров Москвы (18 человек); бригада артистов Винницкого театра оперы (12 человек); бригада Ансамбля песни и танца УССР (67 человек); хоровая капелла УССР «Думка» (75 человек); театр и хоровая капелла из Каменец-Подольска (140 человек). Все эти коллективы с 16 сентября по 12 октября 1939 года дали 283 концерта и 35 спектаклей4. Работу профессиональных артистов дополняли воины — участники художественной самодеятельности.

Большое значение для отдыха бойцов имел показ кинокартин. Действия фронта обслуживали три кинопрокатные базы, имевшие копии 80 кинокартин на русском языке и 250 копий кинофильма «Щорс» на украинском языке5. Однако это не обеспечивало полного и повсеместного кинообслуживания войск.

Библиотечной работе также уделялось особое место. Так, войска фронта имели в походных библиотеках 9104 тыс. книг, брошюр и 15 тыс. красноармейских песенников6.

Важной задачей в этот период было обеспечение войск газетами, журналами, почтой. Система фронтовых изданий, сложившаяся к концу 1930-х годов, без особых изменений сохранилась и в начальный период Второй мировой войны, и в годы Великой Отечественной войны: газеты фронтов и армий, печатные многотиражки соединений, рукописные издания подразделений, издания для войск противника и местного населения.

Количество и объём изданий достигал значительных величин. В ходе подготовки к вводу войск в Западную Украину тиражи газет КОВО выросли с 90 тыс. до 150 тыс. экземпляров.

На фронте издавались 47 газет (3 фронтовые, 8 армейских, 36 дивизионных и бригадных) общим тиражом 515 тыс. экземпляров. Кроме того, войска снабжались центральной прессой. Так, фронт с 17 сентября по 15 октября получил 3264 тыс. экземпляров различных изданий7. В сентябре 1939 года редакция дивизионной газеты «За Родину!» дважды в день выпускала особый боевой листок с материалами ТАСС.

Однако система доставки почты сильно хромала. В части почта доставлялась из мест постоянной дислокации случайным попутным транспортом. В Западной Украине центральные газеты поступали в войска с опозданием более чем на 10 дней, а фронтовые газеты — на пятые сутки. В целом эти вопросы не были урегулированы до начала Великой Отечественной войны.

Вопросы воинской дисциплины в войсках округа стояли очень остро. Ещё к середине 1930-х годов отмечался крайне низкий уровень воинской дисциплины. К началу Второй мировой войны в округе отсутствовали специальные силы, способные с ходу вступить в бой. Поэтому в боевых действиях участвовали в первую очередь приграничные воинские части, развёрнутые по штатам военного времени непосредственно перед началом боевых действий. Поскольку метод убеждения и принуждения не работал, руководство было вынуждено применять к злостным нарушителям дисциплины карательные меры.

В походе на Западную Украину войска фронта активных боевых действий в основном не вели. Однако с советской стороны 479 человек погибли и 56 пропали без вести8. По данным Российского государственного военного архива, значительная доля потерь имела небоевой характер. Ежедневно в войсках фронта фиксировались десятки случаев небоевого травматизма. Так, 12 и 21 октября 1939 года командующий фронтом С.К. Тимошенко был вынужден издавать специальные приказы с связи с чрезвычайными происшествиями9.

Командование частей и соединений стремилось скрывать показатели небоевых потерь, понимая, что в основном они протекали из неорганизованности, низкой дисциплины и недостаточной боевой выучки войск.

В определённой мере состояние воинской дисциплины характеризует уголовная статистика. В справке о судимости в РККА за 1939—1940 гг., подписанной 25 мая 1940 года исполняющим обязанности главного военного прокурора диввоенюристом П.Ф. Гавриловым, в отношении среднего и старшего начсостава говорится: «Наиболее распространённые преступления для группы начальствующего состава на Украинском фронте были халатность, барахольство, грубые нарушения революционной законности в отношении местного населения и военнопленных…»10.

Целью морально-психологической подготовки являлось формирование у красноармейцев необходимого уровня готовности к выполнению боевых задач, преодолению лишений и трудностей предстоявшей войны. Однако в 1930-е годы она была ориентирована не на преодоление реальных трудностей войны, а на «воспитание политической и военной бдительности» по отношению к внутреннему врагу. Нагнетались подозрительность, сверхосторожность, шпиономания. Эти недостатки воспитания вели к появлению паники в боевой обстановке, дезорганизации. Для достижения целей морально-психологической подготовки в 1939 году в программы политических занятий были дополнительно введены темы по воинскому воспитанию: «Быть храбрым, честным, дисциплинированным воином», «Строго хранить военную и государственную тайну», «Беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы», «Добросовестно изучать военное дело, умело, с достоинством и честью защищать социалистическую Родину». 17 октября 1938 года Президиум Верховного Совета СССР учредил медали «За отвагу», «За боевые заслуги». Воспитательная работа вокруг награждений, пропаганда героизма давали несомненный положительный эффект, но это не решило проблему воспитания. Вторая мировая война началась с множества неожиданностей для наших войск.

Начальник политуправления РККА Л.З. Мехлис 5 октября 1939 года, подводя итоги советского похода в Западную Украину (директива № 0138), признавал: «Опыт боёв показал, что во многих частях имелись многочисленные и позорные случаи паники»11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 34980. Оп. 1. Д. 1463. Л. 180.

2 Идеологическая работа в Вооружённых силах СССР: историко-теоретический очерк. М.: Воениздат, 1983. С. 155.

3 РГВА. Ф. 35083. Оп. 1. Д. 109. Л. 194—196.

4 Там же. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 188. Л. 77, 78.

5 Там же. Л. 8.

6 Там же. Л. 91.

7 Там же.

8 Там же. Ф. 35086. Оп. 1. Д. 214. Л. 908.

9 Там же. Ф. 35084. Оп. 1. Д. 193. Л. 111, 205.

10 Там же. Ф. 9. Оп. 29. Д. 507. Л. 96, 97.

11 Там же. Ф. 35086. Оп. 1. Д. 147. Л. 37.