Роль и место военно-морских агентов в системе военно-технического сотрудничества Российской империи с мировыми морскими державами в конце XIX — начале XX века

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на примере деятельности морских агентов в США, Великобритании и Франции показаны их роль и место в системе военно-технического сотрудничества Российской империи с ведущими экономически развитыми странами.

Summary. The paper cites the instance of marine agents’ activity in the United States, Great Britain and France to show their role and place in the system of military-technological cooperation between the Russian Empire and leading economically advanced countries.

Из истории военно-политических отношений 

ФЕДУЛОВ Сергей Валентинович — доцент кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, доктор исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: serg.val.fed.661000@yandex.ru);

КОНЕЕВ Алексей Николаевич — заведующий кафедрой истории войн и военного искусства Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», контр-адмирал запаса, кандидат военных наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: coneev2012@yandex.ru);

БАРБАНЕЛЬ Борис Аронович — академик Российской академии естественных наук (РАЕН), заслуженный изобретатель РФ, вице-президент Российского научно-технического общества судостроителей имени академика А.Н. Крылова, член редакционного совета журнала «Изобретательство», кандидат технических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: cpntokrylov@mail.ru).

 

«Избавить морских агентов от всякого дела, не имеющего непосредственной связи с их прямыми обязанностями»

Роль и место военно-морских агентов в системе военно-технического сотрудничества Российской империи с мировыми морскими державами в конце XIX — начале XX века

 

В системе военно-технического сотрудничества Российской империи с зарубежными странами в конце XIX — начале XX века важная роль отводилась военно-морским агентам. Круг решавшихся ими задач был огромный. На них возлагались не только вопросы изучения постановки морского дела в зарубежных странах, но и получение сведений о новинках во всех областях морской отрасли. Морские агенты размещали на предприятиях иностранных фирм заказы Морского министерства России и вели расчёты за их выполнение. Осуществляли военно-морскую дипломатическую деятельность. Однако они были вынуждены выполнять и специфические задачи.

О необходимости введения должности военно-морского агента в Соединённых Штатах Северной Америки (СШСА) посол России в СШСА К.В. Струве докладывал товарищу (помощнику. — Прим. авт.) министра иностранных дел Российской империи Н.М. Чихачёву 21 марта 1892 года1. Вместе с тем 10 июня 1892 года капитан 1 ранга Ф.В. Дубасов докладывал временно управляющему Морским министерством великому князю Алексею Александровичу Романову о результатах посещения в 1891 году СШСА. Он настоятельно предлагал направить в эту страну, по аналогии с другими государствами, военно-морского агента Российского императорского флота2.

Опираясь на доклады посла Российской империи в СШСА К.В. Струве и капитана 1 ранга Ф.В. Дубасова, 30 ноября 1892 года управляющий Морским министерством генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович испросил Высочайшее императорское соизволение на учреждение должности военно-морского агента в СШСА3. 21 декабря 1892 года приказом № 345 Его Императорского Величества Александра III командир Свеаборгского порта капитан 1 ранга Д.Ф. Мертваго был назначен военно-морским агентом в СШСА4.

Перед убытием в Америку Д.Ф. Мертваго получил от начальника Главного морского штаба (ГМШ) генерал-адъютанта Кремера подробнейшую инструкцию о своей будущей деятельности5. В инструкции указывалось, что военно-морской агент назначается для предоставления Морскому министерству Российской империи полных, точных и своевременных сведений о морских силах СШСА. В военно-морском учёном отделе ГМШ он должен был ознакомиться со всеми сведениями, касавшимися его работы, с характером донесений агентов в других странах, чтобы по прибытию на место знать сферу своей деятельности. В СШСА военно-морскому агенту предписывалось ознакомиться с предстоявшей работой, имевшимися средствами и только после этого приступить к сбору сведений и изучению их. ГМШ в первую очередь интересовали следующие данные:

«а) Организация, комплектование и мобилизация личного состава флота (новые постановления, правила, распоряжения);

б) Состав и обучение офицеров и нижних чинов по специальностям, организация и учебные программы морских школ и училищ;

в) Судовой состав флота, его боевые силы, программа постройки судов и система их дефектования. Мобилизация торговых судов;

г) Снабжение судов флота материалами, провизией, боезапасом, стоимость их содержания во время боевых действий (плавания). Назначение кораблей в боевом походе;

д) Портовая организация, устройство Адмиралтейства и средства, выделяемые для них;

е) Судостроительные заводы как государственные, так и частные;

ж) Оборона портов крепостями и минными заграждениями, наблюдательными пунктами и сигнальными станциями на берегу»6.

Вместе с тем военно-морской агент должен был следить за развитием военно-морской техники и сообщать обо всех заслуживающих внимания усовершенствованиях и нововведениях на флоте. Иметь подробные сведения о строившихся военных кораблях как на казённых (государственных), так и на частных верфях и по возможности лично осматривать суда во время постройки. Инструкцией начальника ГМШ также указывались конкретные необходимые данные по различным направлениям военно-морского дела. А именно: по кораблестроению, артиллерии, минному вооружению, механической части, гидрографии7.

Определяя перечень задач, начальник ГМШ давал военно-морскому агенту конкретные рекомендации по сбору сведений, их обработке, анализу и оформлению к отправке. А именно:

«1. При сообщении сведений, по возможности, указывать, откуда берутся эти материалы, так как это может облегчить их проверку и уточнение.

  1. При осмотре таких предметов или сооружений в технических особенностях, в которых военно-морской агент не вполне разбирается, необходимо, по возможности, представлять полное описание всех деталей, даже тех, которые с первого взгляда кажутся незначительными.
  2. Всегда следует иметь в виду, что наиболее важные и полные сведения, скорее всего, могут быть получены собственным наблюдением, пользуясь благоприятными обстоятельствами, и очень редко можно достигнуть тех же результатов официальными связями и разъяснениями.
  3. Лучшие сведения о результатах проведения испытаний новых образцов техники и вооружений получаются при помощи слухов в обществе и общения с не высокопоставленными офицерами в частных беседах. Мнения авторитетных лиц могут представлять интерес только при получении данных по отдельным вопросам.
  4. Сведения о кораблях, укреплениях, артиллерийскому и минному вооружению и т.п. следует дополнять чертежами, фотографическими снимками, рисунками или набросками.
  5. При анализе изобретений и усовершенствований военно-морской техники следует избегать поверхностных бесплодных сообщений, которыми переполнены иностранные журналы и с которыми разные лица обращаются к военно-морскому агенту. Донесения по этим вопросам должны делаться со строгой разборчивостью и с разъяснением всех подробностей. Лиц, обращающихся к военно-морскому агенту с различными изобретениями, он может, если признает нужным, направить в Морской технический комитет. При этом военно-морской агент должен предупредить, а в случае необходимости брать расписку от изобретателя, что с его стороны не будет требования о возмещении каких-либо убытков за непринятие данного предложения.
  6. При сборе всех сведений военно-морской агент должен поступать с крайней осторожностью, избегая всего того, что могло бы вызвать малейшие подозрения американского правительства. Приобретение сведений, сопряжённых со значительными материальными расходами, может быть сделано только с разрешения управляющего Морским министерством, относительно чего военно-морской агент должен предварительно связаться с министерством по секретной почте»8.

В инструкции начальника ГМШ военно-морскому агенту предписывались порядок и особенности его деятельности. В частности, «прибыв в страну назначения, военно-морской агент должен представиться дипломатическому представителю Российской империи в СШСА. В официальных отношениях военно-морской агент должен строго следовать указаниям посла, к которому должен обращаться по всем недоразумениям и до сведения которого должен доводить общие результаты своей деятельности, в особенности данные политического характера. Присутствовать при всех закладках, спусках кораблей, морских манёврах и вообще на всех имеющих отношение к флоту парадах и церемониях, на которые получит приглашения (эти приглашения следует добиваться неофициальным путём). Местом пребывания военно-морского агента должен быть г. Вашингтон. Для осмотра кораблей, портов и побережья ему разрешено совершать кратковременные поездки.

Военно-морской агент обязан: оказывать содействие морским офицерам России, командированным за границу по служебным вопросам; следить за печатью и немедленно доставлять в ГМШ книги, брошюры, журналы, статьи и др.

Опыт показывает, что во многих случаях сбор важных сведений достигается легче вдали от того государства, к которому они относятся, и при помощи военно-морских агентов других стран. Поэтому деятельность военно-морских агентов должна быть солидарна в служении общему делу, и каждый из них должен стараться приобретать возможные сведения по военно-морским вопросам не только того государства, в котором он находится, но и относительно других стран»9. Подобные инструкции получали российские военно-морские агенты и в других странах.

Прибыв 17 февраля 1893 года в СШСА, Д.Ф. Мертваго, разобравшись в обстановке, активно включился в работу. В ходе своей деятельности военно-морской агент выполнял все поставленные задачи, собирал и направлял морскому министру сведения: по судостроению; военно-морской технике и вооружению; броневой защите кораблей; строительству и испытаниям кораблей, заказанных в СШСА правительством Российской империи, и многое другое. Все необходимые сведения он получал как личными наблюдениями, так и агентурным путём. Например, от активно сотрудничавшего с ним капитана американского морского адмиралтейства Джекса10.

Деятельность Д.Ф. Мертваго на посту морского агента в СШСА была по достоинству оценена. В 1902 году, уже будучи начальником отдела сооружений Главного управления кораблестроения и снабжений (ГУК), генерал-майор Д.Ф. Мертваго представлял отчёты и доклады о поступивших в распоряжение морского ведомства предметах заграничного снабжения Особой комиссии при Министерстве финансов11.

Помимо своих непосредственных обязанностей военно-морские агенты выполняли задачи морского ведомства Российской империи по договорной работе с иностранными фирмами. Так, 21 апреля 1889 года морской агент в Великобритании капитан 1 ранга Н.А. Зелёный заключил контракт с английской фирмой «Джозеп и Кº» на изготовление двух кронштейнов поддержания внешних концов гребных валов, форштевня и ахтерштевня для строившегося в России броненосца «Двенадцать апостолов»12. В ходе реализации данного заказа Н.А. Зелёный оказывал большую помощь наблюдавшему за ходом выполнения контракта и лично отслеживал ход работ. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота. Ф. 417. Оп. 1. Д. 985. Л. 2.

2 Там же. Л. 5, 6.

3 Там же. Л. 7, 8.

4 Там же. Л. 10.

5 Там же. Л. 14—16.

6 Там же. Л. 14.

7 Там же. Л. 15.

8 Там же. Л. 15, 16.

9 Там же.

10 Там же. Л. 16.

11 Там же. Л. 209.

12 Лабазанов С.Г., Федулов С.В. Приобретение морским ведомством России секрета изготовления броневых плит у фирмы «Ф. Крупп» в 1898 году // Воен.-истор. журнал. 2015. № 7. С. 39.