План наступательной операции советских войск под Сталинградом, получившей кодовое наименование «Уран»

Разгром 3-й румынской армии в ходе операции «Уран»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматриваются события 19—24 ноября 1942 г., когда в ходе операции «Уран» под Сталинградом была окружена и капитулировала 3-я румынская армия.

Summary. The article discusses the events of 19–24 November 1942, when during operation “Uranus” near Stalingrad the 3rd Romanian Army was encircled and forced to surrender.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

 

МАЛЮТИНА Татьяна Петровна — доцент кафедры истории Отечества и философии Воронежского государственного аграрного университета имени императора Петра I, кандидат исторических наук

(г. Воронеж. E-mail: chal.04@mail.ru)

 

ПЕРВЫЕ «КОТЛЫ» СТАЛИНГРАДА

 

Разгром 3-й румынской армии в ходе операции «Уран»

 

19 ноября 1942 года началась контрнаступательная операция советских войск под Сталинградом, получившая кодовое наименование «Уран». По плану советского Верховного главнокомандования Юго-Западный и Сталинградский фронты охватывающими ударами с севера и юга в общем направлении на Калач, Советский должны были прорвать линию вражеской обороны, разгромить части, прикрывавшие фланги ударной группировки немецких войск, окружить главные силы противника в районе Сталинграда и в последующем уничтожить их.

План наступательной операции советских войск под Сталинградом, получившей кодовое наименование «Уран»
План наступательной операции советских
войск под Сталинградом, получившей кодовое
наименование «Уран»

Направления основных ударов были избраны таким образом, что приходились по войскам сателлитов Германии. Советские военачальники справедливо считали, что боеспособность армий стран-союзников уступает немецким1. Так, о румынах, анализируя оперативную обстановку, складывавшуюся под Сталинградом, генерал армии Г.К. Жуков говорил, что они вооружены слабее немцев. Имеющееся у румын небольшое количество танков — это устаревшие трофейные чешские машины. Основное орудие артиллерии — 37-мм противотанковая пушка. Обучены румыны по французским уставам и наставлениям, поэтому тактика их действий отличается от немецкой отнюдь не в лучшую сторону2.

В полосе наступления Юго-Западного фронта (командующий генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин) основной удар советских войск был нацелен на прорыв обороны 3-й румынской армии (командующий генерал Петре Думитреску). Её перебросили под Сталинград в сентябре 1942 года. Она обороняла фронт по Дону между населёнными пунктами Вёшенская и Клетская. 3-я румынская армия имела в своем составе 8 пехотных, 2 кавалерийские и 1 танковую дивизии. В оперативном отношении подчинялась командованию немецкой группы армий «Б»3.

На восточном участке фронта 3-й румынской армии располагался 4-й армейский корпус (в составе 1-й кавалерийской и 13-й пехотной дивизий), он занимал оборонительную линию в 33 км. В центре обороны находился 5-й армейский корпус (6-я и 5-я пехотные дивизии), оборонявший 37-километровую полосу. Его позиции с запада смыкались с фронтом 2-го армейского корпуса (14-я и 9-я пехотные дивизии), который занимал оборону на 35-километровом участке. Далее располагался 1-й армейский корпус (в составе 11-й и 7-й пехотных дивизий) в полосе обороны 39 км4.

Для ликвидации возможных прорывов во втором эшелоне находились сначала 7-я кавалерийская и 15-я пехотная румынские дивизии, затем командование группы армий «Б» выдвинуло в качестве подвижного резерва в тыловом районе 3-й румынской армии 48-й танковый корпус, состоявший из 22-й немецкой и 1-й румынской танковых дивизий5.

Прорыв обороны румынских войск Н.Ф. Ватутин решил осуществить силами 5-й танковой (командующий генерал-майор П.Л. Романенко) и 21-й (командующий генерал-майор И.М. Чистяков) армий.

21-я армия наступала на левом крыле ударной группировки Юго-Западного фронта. Её войскам противостояли 5-й армейский корпус и 13-я пехотная дивизия 4-го армейского корпуса румын. Генерал-майор И.М. Чистяков в мемуарах отмечал, что в начале ноября 1942 года командующий фронтом определил в предстоявшей наступательной операции для войск 21-й армии два этапа: «Первый — окружение и уничтожение румынской группировки противника. Второй — завершение окружения вражеской группировки, прорвавшейся к Сталинграду»6. А 5-я танковая армия должна была, прорвав оборону румынских войск, быстро продвигаться по тылам противника в направлении на Калач.

В оборонительный период, предшествовавший операции «Уран», соединения Юго-Западного фронта провели ряд частных операций с целью улучшения своего оперативного положения и подготовки выгодных условий для перехода в наступление. Особенно важное значение имели плацдармы, захваченные на западном берегу р. Дон в районах населённых пунктов Серафимович и Клетская. Их глубина колебалась от 500 м до 16 км. Однако Дон, который уже форсировали передовые подразделения, предстояло скрытно преодолеть главным силам советских войск. При этом надо учесть, что западный берег реки возвышался над восточным местами до 60—80 м.

В мемуарах И.М. Чистяков вспоминал: «Пройдя всю войну и форсировав немало рек, я могу сказать, что войскам нашей армии никогда не приходилось так тяжело переправляться через водную преграду, как через Дон в ноябре и декабре 1942 года. Поздней осенью нельзя организовать переправу ни по-летнему, то есть мостами и паромами, ни по-зимнему, так как река ещё не замёрзла полностью. Лёд не мог выдержать не только технику, но и человека. Чтобы построить мост через Дон, ширина которого достигала ста двадцати метров, или провести паром, приходилось вырубать лёд. В некоторых же местах, наоборот, намораживали лёд, то есть клали сучья, солому, заливали их водой, лёд утолщался, и по нему тогда переправляли машины»7.

Местность в полосе наступления была открытой, за исключением заросших лесочком берегов Дона, что осложняло маскировку советских частей. Армейское руководство шло на серьёзный риск, плотно сосредотачивая войска и технику в лесистой части плацдармов в последние дни перед наступлением. Ведь любой вражеский снаряд, мина, бомба, упавшие в этом районе, обязательно поразили бы какую-то цель. Но маскировка себя оправдала. Пленённый в ночь с 22 на 23 ноября 1942 года командир 5-й румынской дивизии генерал Мазарини подтвердил: «Сосредоточение такой крупной массы войск на сравнительно узком участке фронта было произведено в полном неведении румынского командования, хотя и имелись сведения о готовящемся наступлении»8.

Оборона 3-й румынской армии представляла собой систему укреплённых пунктов и узлов сопротивления на господствовавших высотах, зачастую соединявшихся сплошной траншеей с разветвлявшимися ходами сообщения. Перед передним краем главной полосы обороны имелись противопехотные и противотанковые минные поля и проволочные заграждения. Особое внимание румыны уделили минированию выходов из оврагов и лощин. Вторая позиция главной полосы обороны была оборудована на удалении в 3—5 км от переднего края. Она состояла из одной—двух линий прерывчатых траншей и занималась дивизионными и частично полковыми резервами. В октябре 1942 года противник начал оборудование оборонительной линии на удалении 14—16 км от главной полосы. Однако в инженерном отношении к началу наступления советских войск она представляла собой отдельные окопы и не была занята румынскими солдатами.

19 ноября 1942 года в 7 ч 30 мин залпом реактивных установок — «катюш» началась артиллерийская подготовка. Ведя огонь по заранее разведанным целям, артиллерия наносила тяжёлые потери противнику. 3500 орудий и миномётов разрушали и подавляли огневую систему румынских войск на переднем крае и в глубине обороны. «Один час 20 минут продолжалась канонада. Трудно было различить, из каких орудий вёлся огонь. Это было “великое зарево”, ставшее началом окончательного разгрома фашистских оккупантов, ворвавшихся на нашу родную землю», — так характеризовал артподготовку командир 54-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковник М.М. Данилов9.

Под прикрытием артиллерии советская пехота вышла на рубеж атаки в 150—200 м от переднего края вражеской обороны и с 8.30 до 8.50 утра вела залповый огонь из всех видов оружия по огневым точкам и расположению войск противника. Ему был нанесён значительный ущерб, несмотря на то, что туман затруднял видимость и сорвал использование советской авиации. Находившийся в то утро на участке 65-й армии командующий Донским фронтом генерал-полковник К.К. Рокоссовский писал: «Постепенно прояснялось. Туман рассеивался, и уже кое-где поле боя стало просматриваться. В бинокль слежу за штурмом меловых высот в районе Клетской. Видно, как наши бойцы карабкаются по круче и атакуют врага. Гитлеровцы отбиваются отчаянно, но не выдерживают. Наша пехота сбрасывает их с высот. Главная полоса вражеской обороны начала давать трещины»10.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Лелюшенко Д.Д. Москва — Сталинград — Берлин — Прага. Записки командарма. М.: Воениздат, 1987. С. 159.

2 Иванов С.П. Штаб армейский, штаб фронтовой. М.: Воениздат, 1990. С. 425.

3 Левит И.Э. Участие фашистской Румынии в войне против СССР. Истоки, планы, реализация (1.IX.1939 — 19.XI.1942). Кишинёв, 1981. С. 219, 220.

4 Филоненко С.И. Гибель румынских армий под Сталинградом // Центральное Черноземье России в годы Великой Отечественной войны: Межвуз. сб. науч. трудов. Воронеж, 2000. С. 55.

5 Левит И.Э. Крах политики агрессии диктатуры Антонеску (19.XI.1942. — 23.VIII.1944). Кишинёв, 1983. С. 14.

6 Чистяков И.М. Служим Отчизне. М.: Воениздат, 1985. С. 82, 83.

7 Там же. С. 84, 85.

8 Левит И.Э. Крах политики агрессии… С. 13.

9 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 1169. Оп. 1. Д. 23. Л. 2.

10 Рокоссовский К.К. Тиски сомкнулись // Сталинград: уроки истории. Воспоминания участников битвы. М., 1980. С. 126.