А.И. Берг

К 120-летию со дня рождения академика адмирал-инженера А.И. Берга

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещаются факты из биографии, а также подробности государственной, военно-научной и преподавательской деятельности адмирала-инженера А.И. Берга.

Summary. The article highlights the facts of the biography, as well as the details of state, military-research and teaching activities of Engineer-Admiral A.I. Berg.

ВОСПОМИНАНИЯ И ОЧЕРКИ

 

КАТАНОВИЧ Андрей Андреевич — профессор Научно-исследовательского центра телекоммуникационных технологий ВМФ, корабельных комплексов и средств обмена информацией и разведки (НИЦ ТТиР ВМФ), капитан 1 ранга в отставке, доктор технических наук, заслуженный работник связи РФ

(199155, Санкт-Петербург, ул. Одоевского, д. 26)

 

«НА ТРИ ЧЕТВЕРТИ ШВЕД И НА ОДНУ ЧЕТВЕРТЬ ИТАЛЬЯНЕЦ ПО РОЖДЕНИЮ, НО ЦЕЛИКОМ РУССКИЙ ПО ДУХУ»

К 120-летию со дня рождения академика адмирал-инженера А.И. Берга

 

Аксель Иванович Берг родился 10 ноября (по новому стилю) 1893 года в г. Оренбурге. Его отец, Иван Александрович Берг, генерал-лейтенант русской армии, по национальности был шведом (из так называемых финских шведов), а мать, Елизавета Камилловна, — наполовину итальянка и наполовину шведка. Так что близкие отзывались о нём так: «На три четверти швед и на одну четверть итальянец по рождению, но целиком русский по духу».

А.И. Берг
А.И. Берг

В генеральской семье Бергов тон всему их укладу задавала мать. Высокообразованная, она знала несколько иностранных языков, превосходно рисовала (окончила художественное училище Штиглица в Петербурге), играла на рояле, обладала педагогическим даром. От неё Аксель перенял способность к рисованию и любовь к музыке. С детства игравший на скрипке, он, куда бы ни занесла его судьба, всегда несколько часов в день отдавал занятию на любимом инструменте вплоть до того дня, когда потерял эту возможность в связи с травмой руки.

В 1900 году, когда ему исполнилось 6 лет, умер отец (начальник штаба бригады, расквартированной в Оренбургской губернии). Большая семья (у Акселя были 3 родные сестры, а также сводные брат и сестра от первого брака отца), оставшаяся почти без средств (сбережений не имелось, назначенная после смерти кормильца пенсия была незначительной), вынужденно переехала сначала в Выборг к сестре покойного отца, а затем к деду, Антонио Камилло Бергольди, в Петербург. Елизавета Камилловна, вскоре став жить с детьми самостоятельно, перебивалась как могла уроками по иностранным языкам и рисованию, сдачей комнат в наём. Маленького же Акселя она определила в известную столичную школу, где преподавание велось на немецком языке. Будущий «светило науки», учился не просто посредственно, но даже в одном из классов остался на второй год. Мать, мечтавшая для сына о карьере художника, всё же по совету родни в 1904 году определила Акселя в Александровский кадетский корпус (на Итальянской улице в Петербурге, ныне улица Ракова). Решающим аргументом стал «финансовый подход»: в военном заведении отпрыск генерала будет обучаться на казённый счёт. Тот же, сперва подчинившись «безысходности», со временем, проводя каникулы под Ревелем или Выборгом, так пристрастился к морской стихии, что «выбор по нужде» перерос в острое желание стать офицером флота. С этой мечтой, окончив четыре подготовительных класса Александровского кадетского корпуса и сдав в 1908 году экзамены, Аксель поступил в младший класс Морского корпуса (ныне Санкт-Петербургский военно-морской институт). Здесь, вспоминал он впоследствии, учебный процесс был поставлен лучше, чем в большинстве учебных заведений того времени. Тут, к примеру, преподавали такие выдающиеся учёные-моряки, как Ю.М. Шокальский и А.Н. Крылов. От них и других наставников юный Берг получил довольно основательные знания по математике, физике, электротехнике, проявив особый интерес к предметам, связанным с кораблевождением. Он возмечтал стать штурманом, что и осуществилось после окончания корпуса. Там же он впервые познакомился с радиотелеграфными станциями.

После завершения в 1914 году учёбы в престижном вузе Аксель в связи с начавшейся Первой мировой войной сразу же получил назначение на действующий корабль, где и начал боевую службу флотского офицера. Броненосец «Цесаревич» был старой постройки, так что совершать «дальние походы», о чём грезилось младшему штурману А.И. Бергу, не мог. Однако это не умаляло гордости за принадлежность к боевому экипажу, который выполнял всевозможные задачи главным образом у берегов Финляндии и у Аландских островов. Помимо того, несмотря на военную обстановку, Берг начал проводить первые в своей жизни научные эксперименты, касавшиеся девиации магнитных компасов корабля. Эту работу он продолжил в ещё большем объёме на подводной лодке (ПЛ) Е-8. Сюда его определили штурманом в 1916 году. Принадлежала субмарина британским морским силам, но временно по союзническому соглашению между Англией и Россией находилась в составе нашего Балтфлота (БФ). Кроме того, изучив и освоив имевшуюся на борту ПЛ радиоаппаратуру, Берг проводил опыты по использованию её для целей радионавигации, а также по приёму сигналов под водой.

Е-8, совершая боевые выходы, выслеживала вражеские цели и атаковала их, затем, преодолевая минные заграждения, уходила от преследования. В октябре 1917-го во время одного из них, особо длительного, на ней загорелся электродвигатель. Не имея возможности быстро привести лодку в надводное положение, экипаж отравился газами, но всё же сумел довести её до Гельсингфорса.

Поправлявший здоровье сперва в гельсингфорском, затем в петроградском госпиталях, А.И. Берг вместе с другими офицерами флота вскоре оказался в бурном потоке Октябрьской революции, безоговорочно став на сторону её активных участников. Исполнилось ему на ту пору 23 года. Правда, после отравления у него развилась серьёзная сердечная болезнь, и врачебная комиссия признала рвавшегося на ПЛ молодого офицера не годным для подводного плавания. Пришлось принять должность штурмана строившегося на Путиловской верфи эсминца «Капитан Белли». Необременительная служба на недействующем корабле позволила Бергу быстро поправить здоровье. В 1918 году он ещё активнее включился в революционную работу, что способствовало, по всей видимости, тому, что его, по-прежнему числившегося в экипаже эсминца, прикомандировали к штабу Балтфлота помощником флаг-капитана по оперативной части. Эта должность была сопряжена с подготовкой так называемого Ледового похода*, а затем и управлением столь ответственной и необычной операцией.

В мае 1919 года командование флота вновь привлекало Берга к службе на подводных лодках: сначала в качестве штурмана на ПЛ «Пантера», где он участвовал в боевых операциях против интервентов, а позже — командира восстанавливавшихся ПЛ «Рысь», «Воля» и «Змея». За самоотверженную работу по введению в строй последней из них ему в 1922 году присвоили своеобразное звание — «Герой труда отдельного дивизиона подлодок Балтфлота». Объяснялось это тем, что «Змея» в то время являлась самой мощной и быстроходной ПЛ на БФ. Окончилась же служба Берга на ней (1922 г.) в результате несчастного случая — тросом подъёма перископа ему оторвало фалангу пальца на левой руке с последующим общим заражением крови (сепсис). Это резко ухудшило общее состояние здоровья, и без того подорванного отравлением на британской субмарине.

Из госпиталя он вышел в конце 1922 года, получив приказ об отчислении из действующего флота. Но 29-летний флотский красный командир, полный оптимизма, решил совершенствовать свои инженерно-технические знания. Лишившись возможности продолжать службу на кораблях и лодках, он поступил на электротехнический факультет Военно-морской академии. Это был для него единственный путь, позволявший заниматься радиотехникой, которая влекла его всё сильнее, «не порывая с морем». В академии к тому времени как раз организовали отделение с соответствующей его устремлениям специализацией. Поскольку для поступления сюда требовался диплом о высшем техническом образовании, которого у Берга не имелось**, его зачислили условно с обязательством в течение года получить таковой. С этой задачей он справился, защитив в 1923 году дипломный проект и получив звание инженера-электрика Военно-морского флота. В том же году Аксель Иванович окончил и академию в числе её первых выпускников по радиоспециальности (вместе с ним их было трое). Но ещё будучи слушателем, он преподавал радиотехнику сразу в трёх учебных заведениях: на курсах старшин-телеграфистов, в Военно-инженерной академии РККА и в Военно-морском инженерном училище. Для каждого из этих учебных заведений он подготовил и издал учебные пособия по своему курсу, в том числе «Общую теорию радиотехники» (20 печатных листов). <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru