Создание и работа Военно-технического бюро при Комитете обороны СНК СССР в предвоенные годы

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о создании, организационной структуре, кадровом составе и задачах Военно-технического бюро (ВТБ), а также о роли разведывательных органов СССР в реализации принимавшихся ВТБ решений.

Summary. The article describes the creation, organizational structure, personnel structure and tasks of the Military Technical Bureau (MTB), as well as the role of the USSR intelligence agencies in implementing the decisions adopted by the  MTB.

Экономика и вооружённые силы

 

Васильев Владимир Васильевич — кандидат исторических наук, доцент

 

СОЗДАНИЕ И РАБОТА ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОГО БЮРО ПРИ КОМИТЕТЕ ОБОРОНЫ СНК СССР В ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ

 

На протяжении 1920 — начала 1930-х годов в ходе взаимодействия центрального органа военной разведки, главных (центральных) управлений Народного комиссариата по военным и морским делам (НКВМ) СССР с научно-техническими и промышленными организациями Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) сложилась определённая практика по изучению и внедрению в производство западных ноу-хау, добывавшихся силами советских спецслужб. Однако, как свидетельствуют некоторые недавно обнаруженные архивные документы, проблемы оставались1. Перевооружение Красной армии, оснащение её новыми образцами военной техники и вооружения требовало создания такого центрального органа, в котором сходились бы нити руководства всей военно-технической работой. Таким органом стало созданное 22 марта 1936 года Военно-технического бюро (ВТБ) при Комиссии (Комитете) обороны при Совете народных комиссаров СССР2. Документ о его создании носил совершенно секретный характер. Таким образом, в структуре советского правительства появился «закрытый» военно-технический орган с весьма широкими полномочиями, позволявшими ему координировать деятельность промышленных (военно-промышленных) наркоматов, НКО СССР, Наркомата внутренних дел (НКВД) СССР и разведывательных структур в решении всего комплекса задач, связанных с развитием оборонных отраслей промышленности и производством военной техники и вооружения.

Руководителем ВТБ был назначен председатель СНК СССР В.М. Молотов. Характерно, что о деятельности ВТБ многие годы практически ничего не было известно. Даже в крупной работе Н.С. Симонова, специалиста в области истории отечественного военно-промышленного комплекса (ВПК), ВТБ при Комитете обороны СНК СССР упоминается лишь в перечне источников3. Ещё менее освещённой оставалась та профессиональная сфера ВТБ, которая напрямую касалась деятельности советских разведывательных органов — Иностранного отдела (ИНО) ГУГБ НКВД4 и Разведывательного управления РККА (с 1939 г. — 5-го управления РККА, с 1940 г. — РУ Генштаба Красной армии (КА)). Только с конца 1990-х годов, когда Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) рассекретил большое количество документов, касающихся деятельности высших органов власти и государственного управления СССР, появилась возможность исследовать деятельность ВТБ в контексте создания отечественного ВПК. Прежде всего, необходимо, на наш взгляд, показать кадровый состав ВТБ, поскольку именно это в те годы определяло статус и место нового органа в иерархии властных структур СССР.

О том, что ВТБ, несмотря на своё сугубо техническое название, обладало всей полнотой власти в своей сфере, говорит то, что в его состав входили практически все высшие — на тот период — руководители государства, а именно: председатель СНК СССР и председатель СТО СССР В.М. Молотов; генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И.В. Сталин; нарком обороны Маршал Советского Союза К.Е. Ворошилов; нарком тяжёлой промышленности Г.К. Орджоникидзе (с заменой позже М.Л. Рухимовичем); нарком внешней торговли А.П. Розенгольц; 1-й заместитель наркома тяжёлой промышленности Г.Л. Пятаков, 1-й заместитель наркома обороны Маршал Советского Союза М.Н. Тухачевский; начальник Иностранного отдела ГУГБ НКВД СССР комиссар госбезопасности 2 ранга А.А. Слуцкий и начальник Разведывательного управления РККА комкор С.П. Урицкий5. Состав ВТБ не был постоянным, в него периодически включались другие должностные лица. Так, уже спустя месяц в состав ВТБ ввели наркома внутренних дел Г.Г. Ягоду и начальника Автобронетанкового управления РККА И.А. Халепского. Ещё через год М.Н. Тухачевский и И.А. Халепский от обязанностей членов ВТБ были освобождены, а вместо них введены нарком тяжёлой промышленности В.И. Межлаук, нарком внутренних дел Н.И. Ежов и начальник Генерального штаба РККА А.И. Егоров. 8 апреля 1938 года был определён следующий состав ВТБ: В.М. Молотов (председатель), И.В. Сталин, К.Е. Ворошилов, нарком тяжёлой промышленности Л.М. Каганович, нарком оборонной промышленности М.М. Каганович и нарком внутренних дел Н.И. Ежов6. Учитывая, что все члены ВТБ, за исключением М.М. Кагановича, одновременно являлись членам Комитета обороны при СНК СССР7, принимавшиеся ВТБ решения фактически имели статус постановлений Комитета обороны8.

Периодическая ротация членов ВТБ обусловливалась, главным образом, проходившими в стране политическими процессами, сопровождавшимися, как известно, массовыми репрессиями. В итоге к 22 января 1939 года в его составе из числа упомянутых выше членов остались лишь Сталин, Молотов и Ворошилов. Этим же можно объяснить и то, что руководители разведывательных органов, также подвергавшиеся перманентным чисткам, входили в состав ВТБ фактически лишь до апреля 1938 года. Заметим, их не включили и в состав образованного 13 марта 1938 года Главного военного совета (ГВС) РККА (с 26 июля 1940 г. — ГВС КА). Лишь 9 июня 1939 года в состав ГВС был введён начальник 5-го управления РККА — заместитель наркома обороны СССР комдив И.И. Проскуров. Правда, пробыл он там недолго: 24 июля 1940 года он был выведен из ГВС, а вскоре снят с должности9.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что включение в состав ВТБ руководителей разведорганов свидетельствовало о повышенном внимании военно-политического руководства к их роли в решении оборонных задач. Об этом, кстати, говорит выписка из протокола заседания ВТБ от 28 мая 1936 года: «Утвердить список предметов, подлежащих закупке в Америке, представленный т.т. [товарищами] Орджоникидзе и Ворошиловым… Принятие этого задания отнюдь не исключает интенсивнейшей работы разведорганов, направленной к более дешёвому добыванию тех же материалов»10. Уместно заметить, что по каналам военной разведки в середине 1930-х годов поступило весьма значительное количество всевозможных иностранных военных образцов, узлов, агрегатов, приборов, рабочих чертежей, описаний и прочей технической документации. Об этом свидетельствует, например, служебное письмо начальника РУ РККА комкора С.П. Урицкого, направленное 26 апреля 1936 года В.М. Молотову, в котором, в частности, подчёркивалось: «Разведывательное Управление РККА за последние два года передало для реализации в соответствующие управления НКО и в промышленность 145 технических материалов, из коих 103 получили положительную оценку…»11. Надо полагать, что добывание, чаще всего нелегальное, подобных материалов за рубежом обходилось дешевле отечественных разработок, которые к тому же из-за недостатка квалифицированных специалистов и соответствующего оборудования не только велись крайне медленно, но и не отвечали современному на тот период научно-техническому уровню. Так что привлечение военной и внешней разведок к решению государственных задач в области обороны следует рассматривать как вполне обычную практику и одну из тенденций военно-технической политики, которую проводило руководство Советского Союза. Одним из инициаторов и проводников этой политики был сам И.В. Сталин. Например, по воспоминаниям известного советского авиаконструктора А.А. Архангельского, И.В. Сталин однажды сказал А.Н. Туполеву: «Товарищ Туполев, мы приняли решение скопировать американский бомбардировщик В-29, подробности узнаете у Шахурина»12. И хотя эти слова были сказаны значительно позднее рассматриваемых событий, суть вопроса не меняется.

Говоря об организационной структуре ВТБ, следует сказать о его секретариате. В марте 1936 года на должность секретаря бюро был назначен комбриг С.В. Петренко-Лунёв13,его 8 апреля 1938 года сменил Ю.Н. Карпов. Профессиональную судьбу Карпова установить не удалось, известно лишь, что после него обязанности секретаря ВТБ какое-то время исполнял некто А.Е. Акимов, который 11 июня 1938 года сдал дела военинженеру 1 ранга И.П. Осипенко14. Работая в этой должность вплоть до начала Великой Отечественной войны, он координировал взаимосвязи между разведорганами, промышленными и силовыми наркоматами, непосредственно участвовал в служебной переписке с начальником РУ РККА (РУ Генштаба КА), начальниками 3-го (военно-технического), информационного отделов и отдела военно-технической и экономической информации (ВТЭИ) центрального органа военной разведки, а также с наркомами центральных и самостоятельных отраслевых наркоматов промышленности и руководителями подчинённых им организаций и учреждений. Одним из последних документов, отправленных И.П. Осипенко в адрес начальника отдела ВТЭИ РУ Генштаба КА Г.П. Пугачёва, является официальное заключение за № 544/ТБ от 21 мая 1941 года на полученные от военной разведки материалы по автоматической винтовке «Пело» калибра 7,92-мм образца 1938 года финляндского производства15.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 37967. Оп. 1. Д. 656. Л. 8—24, 59—66, 83—88, 137, 138, 244—251.

2 Комиссия обороны при СНК СССР была создана 24 декабря 1930 г. в соответствии с постановлением СНК СССР вместо упразднённого Распорядительного заседания СТО при СНК СССР. В её состав вошли И.В. Сталин, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов, Г.К. Орджоникидзе и В.В. Куйбышев. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 27 апреля 1937 г. Комиссия обороны была упразднена, вместо неё создан Комитет обороны при СНК СССР в составе семи членов и четырёх кандидатов в члены Комитета обороны, его председателем был назначен В.М. Молотов.

3 Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920—1950-е годы: темпы экономического роста, структура, организация производства и управления. М.: РОССПЭН, 1996. С. 41.

4 Наркомат внутренних дел (НКВД) СССР был учреждён постановлением ЦИК СССР от 10 июля 1934 г., в составе него приказом НКВД от 11 июля 1934 г. № 1 было создано Главное управление государственной безопасности. Иностранный отдел ГУГБ, занимавшийся внешней разведкой, согласно приказам НКВД от 25 декабря 1936 г. № 00411, от 9 июня 1938 г. № 00362 и от 29 сентября 1938 г. № 00641 стал именоваться, соответственно, 7-м отделом ГУГБ НКВД СССР, 5-м отделом 1-го УГБ НКВД СССР и 5-м отделом ГУГБ НКВД СССР. Однако в документах тех лет, в том числе в конфиденциальной переписке, он зачастую именовался как ИНО НКВД.

5 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 8433. Оп. 3. Д. 1. Л. 1.

6 Там же. Л. 10.

7 Главный военный совет РККА. 13 марта 1938 г. — 20 июня 1941 г.: Документы и материалы / Сост. П.Н. Бобылёв. М.: РОССПЭН, 2004. С. 31.

8 Впрочем, так было не всегда. Например, в апреле 1941 г. из прежнего состава Комитета обороны остались лишь Сталин и Ворошилов, которые, по-видимому, тогда уже не являлись членами ВТБ. См.: Ковалёв Н., Кочетов В., Мельчин С. [и др.]. Из архивов партии // Известия ЦК КПСС. 1990. № 2. С. 203.

9 Из числа других руководителей военной разведки, принимавших участие в качестве приглашённых в заседаниях ГВС РККА (КА), следует назвать и.о. начальника РУ Штаба РККА А.Г. Орлова, начальника политического отдела РУ Штаба РККА И.И. Ильичёва и начальника РУ Генштаба КА Ф.И. Голикова. При этом вопросы взаимодействия военной разведки и оборонной промышленности на заседаниях ГВС не рассматривались. См.: Главный военный совет РККА. 13 марта 1938 г. — 20 июня 1941 г.: Документы и материалы / Отв. сост. П.Н. Бобылёв. М.: РОССПЭН, 2004. С. 4, 15, 154, 249, 257, 266, 316, 317, 322.

10 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 1. Д. 81. Л. 1.

11 Там же. Д. 80. Л. 49.

12 Цит. по: Чертопруд С.В. Научно-техническая разведка от Ленина до Горбачёва. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 152.

13 Петренко-Лунёв Сергей Васильевич (1890—1937) — советский военачальник, сотрудник военной разведки. Комкор. Окончил Военную академию РККА (1925). Владел немецким, венгерским, французским, итальянским и румынским языками. В военной разведке с 1925 г. Военный атташе при полпредстве СССР в Германии (июнь 1925 — июнь 1928 г.). Заместитель начальника, начальник Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), начальник мобилизационно-технической инспекции Главного артиллерийского управления РККА (1928—1934). Военный атташе при полпредстве СССР в Италии (апрель 1934 — март 1936 г.). Секретарь ВТБ при Комиссии (Комитете) обороны СНК СССР (март 1936 — май 1937 г.). Арестован 28 мая 1937 г. Приговорён к расстрелу 9 декабря 1937 г. Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению в участии в антисоветской террористической организации и в шпионской деятельности и в тот же день расстрелян. Реабилитирован 21 июля 1956 г.

14 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 3. Д. 10. Л. 7.

15 Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО) РФ. Ф. 23. Оп. 7255. Д. 1. Л. 88.