Работа эвакогоспиталей в Ставрополе в период Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается функционирование эвакогоспиталей в г. Ставрополе в период Великой Отечественной войны.

Summary. The paper covers the practice of evacuation hospitals work in the city of Stavropol during the Great Patriotic War.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг. 

КАРТАШЕВ Игорь Владимирович — научный сотрудник центра изучения истории медицины и общественного здоровья Ставропольского государственного медицинского университета

(г. Ставрополь. E-mail: kartashev_iv@mail.ru).

 

Работа эвакогоспиталей в Ставрополе в период Великой Отечественной войны

 

С первых дней нападения гитлеровской Германии на Советский Союз возникла острая необходимость создания обширной госпитальной сети, что было обусловлено существенными потерями Красной армии в тот период. Спасение жизни раненых и больных бойцов и командиров, скорейшее их возвращение в строй зависели не только от самоотверженной работы военных медиков непосредственно в полевых условиях, но и от эффективности функционирования военных госпиталей в тыловых районах.

Поэтапное лечение раненых и их эвакуация в тыл по назначению, неразрывно связанные в один процесс, предполагали слаженную работу различных подразделений и служб и требовали мобилизации значительных материальных и людских ресурсов. Изучение опыта этой работы обогащает наши знания о войне, позволяет всесторонне оценить возможности современной системы здравоохранения в экстремальных условиях.

Работа военных госпиталей на территории Ставропольского (до 12 января 1943 г. — Орджоникидзевского) края неоднократно освещалась исследователями. Так, Н.Д. Судавцов1, С.И. Линец2 подробно описывают функционирование госпиталей на территории курортного региона. Краткие сведения о наличии госпиталей в Ставропольском гарнизоне привёл в своей монографии А.В. Карташёв3. Ссылаясь на его работу, С.В. Януш и Г.Г. Деревянко приводят лишь ряд новых незначительных фактов о работе эвакогоспиталей г. Ставрополя4. Кроме того, упоминание располагавшихся в краевом центре госпиталей встречается в публикациях биографического характера. Например, в ряде материалов, посвящённых судьбе главного врача Ставропольской психиатрической больницы А.Я. Доршта, указывается его работа в должности начальника эвакогоспиталя № 3800. В статье о профессоре М.С. Макарове приводятся сведения о его работе в эвакогоспитале № 1626 в качестве начальника хирургического отделения5.

Анализ упомянутой литературы по данному вопросу позволяет сделать вывод о том, что сведения носят разрозненный, а зачастую и противоречивый характер. Целью настоящей статьи является систематизация информации о работе эвакогоспиталей, находившихся на территории города Ставрополя во время Великой Отечественной войны, рассмотрение их перечня, мест дислокации и периода функционирования, уточнение судьбы самих госпиталей, находившихся в них раненых и больных красноармейцев, а также отдельных их сотрудников на основе опубликованных и ранее не использованных исторических источников.

Система мобилизационного развёртывания, снабжения, управления, медицинской реабилитации раненых и больных бойцов и командиров Красной армии начала формироваться в СССР ещё до Великой Отечественной войны. Боевые действия 1938—1940 гг. (приграничные бои у оз. Хасан, вооружённый конфликт на р. Халхин-Гол, Советско-финляндская война) потребовали от Санитарного управления РККА развёртывания мощной сети прифронтовых эвакуационных госпиталей. Развёртывание эвакогоспиталей (ЭГ), подчинённых на местном уровне эвакуационному пункту (МЭП), предполагало призыв приписанного к госпиталю личного состава, освобождение и приспособление зданий, передачу с мобилизационных складов табельного имущества. Хозяйственное обеспечение эвакогоспиталей, финансирование труда технического персонала госпиталей относилось к компетенции городских и районных советов, а сами они в период Советско-финляндской войны и в начальный период Великой Отечественной войны считались формированиями городских отделов здравоохранения. В 1939—1940 гг. были развёрнуты эвакогоспитали на Дальнем Востоке, в Восточной Сибири и Забайкалье, а затем и в других районах страны6.

Так, в Ворошиловске (ныне Ставрополь) во время Советско-финляндской войны был развёрнут эвакогоспиталь № 1626, размещённый в здании зооветеринарного института, и проведена мобилизация личного состава. Будучи мобилизованным в период с 1 марта по 1 июля 1940 года ставропольский хирург М.С. Макаров служил в этом госпитале в качестве начальника хирургического отделения. Следующая мобилизация для Михаила Сергеевича состоялась ровно через год. Позже он вспоминал, что работать приходилось на особенно тяжёлом контингенте больных (ранения позвоночника, суставов, газовая гангрена и т.д.), систематически выполняя обязанности консультанта в отделениях, где не было квалифицированных хирургов7.

Практически сразу после нападения Германии на СССР согласно мобилизационному плану краевым отделом здравоохранения согласно спецификации 1941 года в Ворошиловске началось развёртывание двух госпиталей. В эвакогоспитале № 1626, как и в довоенный период развёрнутом в помещении зооветеринарного института, были организованы 1200 коек. Распределение коечного фонда в госпитале было следующим: хирургических коек — 290, травматологических — 760, полостных — 100, глазных — 50. В эвакогоспитале № 1627, развёрнутом в помещении средней школы № 6, были организованы 300 терапевтических коек8.

В целях укомплектования госпиталей необходимым персоналом уже 23 июня 1941 года городской отдел здравоохранения обязал районные отделы здравоохранения и главных врачей больниц в срок до 25 июня 1941 года дополнительно передать в распоряжение начальника госпиталя № 1626 В.В. Боржуховского 88 человек, начальника госпиталя № 1627 И.К. Титрова — 22 человека личного состава9.

На должности начальников госпиталей были выдвинуты врачи с опытом организаторской деятельности, прошедшие испытание Первой мировой и Гражданской войнами.

Начальник ЭГ № 1626 Виктор Валерьевич Боржуховский родился в 1892 году в дер. Зуевка Ростовской области. В 1912 году окончил гимназию в г. Днепропетровске, в 1919 году — медицинский факультет Харьковского университета. В 1919—1920 гг. служил старшим врачом 40-го кавалерийского полка 13-й армии Южного фронта. В 1920—1928 гг. работал помощником заведующего, а затем заведующим военно-санитарным подотделом губздрава в г. Брянске Орловской области, заведовал Брянским губернским диспансером для туберкулёзных больных. С октября 1928 года заведовал рентгенологическим отделением, а в 1933—1938 гг. был главным врачом Ставропольской городской больницы. В 1938—1940 гг. руководил работой рентген-секции краевого отдела здравоохранения. С марта 1940 года был начальником развёрнутого в городе эвакогоспиталя № 1626 на 1200 коек, после расформирования которого в июле 1940 года вернулся на прежнюю работу. С 23 июня 1941 по февраль 1942 года — начальник ЭГ № 162610.

Начальник ЭГ № 1627 Иван Керопович Титров родился в 1891 году в Ставрополе. В 1909 году окончил Ставропольскую мужскую гимназию, в 1914 году — Московский университет. Во время Первой мировой войны в течение трёх с половиной лет служил на Кавказском фронте младшим ординатором 432-го госпиталя, в период Гражданской войны — ординатором Военно-заразного госпиталя в Ставрополе, затем старшим врачом 70-го кавалерийского полка 12-й кавалерийской дивизии. После демобилизации в 1922 году долгое время работал в Ставропольском венерологическом институте (с 1931 г. — диспансере) в должности ординатора, а затем заведующего. Был одним из инициаторов создания Дома одинокой женщины, переименованного впоследствии в Трудовой женский профилакторий, бессменным председателем которого состоял до 1933 года. Параллельно с этим с 1924 года работал преподавателем, а с 1933 года — заведующим учебной частью Ставропольского медицинского техникума11.

По состоянию на 5 июля 1941 года эвакогоспиталь № 1626 имел полный штат врачей (51 человек) и среднего персонала (158 человек), неполный штат санитаров (156 из 186 человек) и начсостава (20 из 23 человек). Был закончен ремонт главного корпуса, в нерабочем состоянии находилась канализация кухни и одного из отделений. Госпиталь был полностью обеспечен кроватями и мягким инвентарём, за исключением постельного имущества для обслуживающего персонала на 150 коек. Из приписного имущества не была доставлена часть кухонного инвентаря (мясорубки, бочки, котлы, ледник, развозки и др.) и часть запасов (мука, рис и др.). Отсутствовали наряды на отдельные виды продуктов (молочные, яйца, овощи и др.).

Эвакогоспиталь № 1627 был полностью укомплектован врачами, средним медперсоналом, санитарами, начсоставом (кроме одного работника), обеспечен твёрдым и мягким инвентарём, имел подготовленное здание, за исключением недостроенных помещений вещевого склада и ледника. В обоих госпиталях в период их развёртывания наблюдалась нехватка медикаментов, реактивов, стеклотары и перевязочного материала. Так, глицерина химического имелось в наличии 69 кг (при потребности 89,7 кг), дентина искусственного — 50 (потребность — 100 кг), кальция хлористого кристаллического — 3,223 кг (потребность — 15 кг), кокаина солянокислого — 0,150 кг (потребность — 0,675 кг). В этой связи крайкомом ВКП(б) было дано указание крайздравотделу обеспечить оба госпиталя недостающим имуществом и медикаментами12.

О непосредственной работе ЭГ № 1626 в тот период позднее вспоминал доктор М.С. Макаров. Раненых в госпиталь доставляли эшелонами по железной дороге с различных фронтов, из разных военно-санитарных учреждений, чаще всего после оказания им помощи медсанбатами. Как правило, первая помощь была достаточно квалифицированной, хотя бывали и исключения. Дни приёма эшелонов были самыми напряжёнными. В первую очередь персоналом госпиталя выполнялись экстренные и срочные вмешательства, направленные на то, чтобы остановить у раненого кровотечение или предотвратить его. После этого проводились плановые операции, осуществлялось текущее лечение раненых и больных. В хирургическом отделении находились больные с анаэробной инфекцией, с повреждениями опорно-двигательного аппарата, с переломами костей конечностей, повреждениями магистральных сосудов и ожогами. Особо тяжело протекало лечение раненых с огнестрельными повреждениями суставов, которое в случае развития воспалительных процессов и при отсутствии антибиотиков было крайне затруднено13.

По воспоминаниям военного хирурга полковника медицинской службы А.Б. Русакова, бывшего к моменту начала войны студентом Днепропетровского медицинского института и эвакуированного вместе с вузом в Ворошиловск, ЭГ № 1626 был самым крупным и оснащённым в городе. Обслуживали его более 400 специально подготовленных врачей, медсестёр и санитарок. Поступив на работу в госпиталь, студент мединститута получил небольшой, но стабильный заработок, а главное — практические навыки работы по специальности. Работа его не ограничивалась только плановыми ночными дежурствами, график которых предполагал выход на службу через двое суток на третьи. Проводя в госпитале почти всё свободное время, он помогал на перевязках, кормил раненых и ухаживал за ними, получая необходимые теоретические и практические навыки14.

Помимо первоначально запланированных к развёртыванию эвакогоспиталей в соответствии с указаниями СНК СССР и постановлениями крайисполкома началась организация дополнительных госпиталей как на территории края, так и непосредственно в самом Ворошиловске. Так, уже 30 июня 1941 года в помещении средней школы № 10 был развёрнут эвакогоспиталь № 100915.

Развёртывание других госпиталей чаще всего также осуществлялось в зданиях учебных заведений. Одной из основных сложностей было то, что в большинстве случаев под вновь создававшиеся госпитали отводились помещения, первоначально не приспособленные для лечения раненых и требовавшие дополнительного переоборудования. Второй существенной проблемой являлась нехватка или полное отсутствие твёрдого инвентаря (кровати, столы, стулья, тумбочки), мягкого инвентаря (матрацы, одеяла, подушки, постельное бельё) и посуды. В этой связи 20 августа 1941 года Ворошиловский горисполком утвердил сметы расходов на переоборудование школ под госпитали. В частности, средней школе № 8 выделялось 46,56 тыс. рублей на переоборудование здания и 62,72 тыс. рублей на надворные постройки (склад амуниции и склад продовольствия), средней школе № 9 — 94,43 тыс. рублей, средней школе № 11 — 170 тыс. рублей16.

На базе средней школы № 8 был сформирован эвакогоспиталь № 1811, на базе средней школы № 9 — эвакогоспиталь № 1961, на базе школы-интерната — эвакогоспиталь № 1962. Официальной датой их формирования считается 5 сентября 1941 года17. Несколькими днями позднее, 8 сентября 1941 года на базе средней школы № 3 был сформирован эвакогоспиталь № 3800, в котором работали многие сотрудники Ворошиловской психиатрической больницы. Для обеспечения твёрдым инвентарём и посудой 13 сентября 1941 года горисполком принял решение привлечь в помощь ЭГ № 1811 одну организацию, ЭГ № 1961 — пять, ЭГ № 1962 — 16, ЭГ № 3800 — 17 организаций18. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

_____________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Судавцов Н.Д. Кавказские Минеральные Воды — крупнейшая госпитальная база Великой Отечественной войны // Ставрополье: правда военных лет: Великая Отечественная война в документах и исследованиях. Ставрополь, 2005. С. 573—587.

2 Линец С.И. Формирование госпитальной базы в городах-курортах Кавказских Минеральных Вод в первый год Великой Отечественной войны // Былые годы. 2009. № 3. С. 54—63.

3 Карташёв А.В. Ставропольский гарнизон: 230 лет на защите южных рубежей России. М.: Илекса, 2007. С. 89, 90, 367.

4 Януш С.В., Деревянко Г.Г. Госпитальная база в городе Ставрополе в годы Великой Отечественной войны // Исторический опыт медицины Ставрополья: материалы межвузовской научной конференции. Ставрополь: Изд-во СтГМУ, 2014. С. 199.

5 Карташёв А.В., Воротников А.А. К биографии профессора М.С. Макарова // История медицины. 2016. Т. 3. № 2. С. 159—171.

6 Кусков С.А. Забытые госпитали: организация военного здравоохранения на Урале в период Советско-финской войны // ХХ век и Россия: общество, реформы, революции. Самара: Самарская областная универсальная научная библиотека, 2016. С. 57—61.

7 Жизнь и творчество профессора М.С. Макарова в документах и воспоминаниях: сборник исторических материалов / Под ред. А.В. Карташёва. Ставрополь: Изд-во СтГМУ, 2016. С. 8, 9.

8 Государственный архив новейшей истории Ставропольского края (ГАНИ СК). Ф. 1. Оп. 2. Д. 70. Л. 68.

9 Государственный архив Ставропольского края (ГА СК). Ф. Р-1686. Оп. 5. Д. 24. Л. 5.

10 Там же. Ф. Р-1852. Оп. 17. Д. 12523. Л. 1.

11 Там же. Ф. Р-1652. Оп. 15. Д. 1989. Л. 1—3.

12 ГАНИ СК. Ф. 1. Оп. 2. Д. 70. Л. 68, 69.

13 Жизнь и творчество профессора М.С. Макарова в документах и воспоминаниях…. С. 67, 68.

14 Склярова Е.К., Гутиева М.А., Карташёв А.В., Камалова О.Н. Вузы Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны. Ростов-н/Д, 2016. С. 57, 58.

15 Ставропольский государственный музей-заповедник (СГМЗ). Ф. 98. Д. 83. Л. 1.

16 ГА СК. Ф. Р-1686. Оп. 5. Д. 23. Л. 1.

17 СГМЗ. Ф. 98. Д. 83. Л. 1.

18 ГА СК. Ф. Р-1686. Оп. 5. Д. 23. Л. 6, 7.