Подвиг российских военных моряков во время землетрясения на Сицилии в декабре 1908 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье, основанной на материалах Российского государственного архива Военно-морского флота, излагаются события, связанные с тяжёлым испытанием для населения о. Сицилия — сильнейшим землетрясением, унёсшим свыше 200 тыс. человек. В спасении жителей непосредственное участие принимали российские военные моряки, находившиеся у берегов острова с целью проведения учений и практических плаваний.

Summary. The paper based on materials from the Russian State Archives of the Navy describes the events related to the ordeal of the people on Sicilia, the powerful earthquake that left over 200 000 persons dead. Russian naval officers and men personally took part in the rescue of the locals as they happened to be close to the island shores for exercises and navigation practice.

ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ 

ГРЕБЕНЩИКОВА Галина Александровна — заведующая лабораторией истории флота и мореплавания Санкт-Петербургского государственного Морского технического университета, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: inversiya@bk.ru). 

Подвиг российских военных моряков во время землетрясения на Сицилии в декабре 1908 года 

В одном из делопроизводств Морского генерального штаба (МГШ) хранится короткая записка без даты, на полях которой вверху справа имеются две карандашные отметки: «22 января 09 г.» и «Секретно»: «Наш Балтийский отряд принял деятельное участие в оказании помощи пострадавшему населению города Мессины. Начальник отряда, несомненно, подробно донесёт Морскому министерству о действиях отряда, я же со своей стороны считаю долгом донести об этих действиях с точки зрения того впечатления, которые они произвели в Италии»1.

После этой записки, принадлежавшей военно-морскому агенту (атташе) в Италии и Австрии капитану 2 ранга Д.В. фон Дену, следовало и его обширное донесение в МГШ. Благодаря этому офицеру в Петербурге стало известно о страшном бедствии, постигшем Сицилию, и о роли российских военных моряков в этих событиях2.

Что же произошло в тот роковой день 15(28) декабря 1908 года? Землетрясение разразилось в 5 ч 20 мин. В считанные минуты Мессина, Реджио, Калабрия и несколько населённых пунктов и деревень по берегам Мессинского пролива были полностью разрушены, бóльшая часть населения погибла, многие оказались под завалами и обрушившимися зданиями. В это время на Сицилии, в порту Аугусто, стоял на якоре Балтийский учебный отряд российских судов, начальнику которого командир порта сообщил о случившемся лишь поздно ночью.

Подготовку к заграничному плаванию Балтийский отряд судов начал в мае—июне 1908 года; задачей ставилось практическое обучение гардемарин, включая отработку учебных стрельб. Первоначально командиром отряда император Николай II назначил контр-адмирала А.А. Эбергарда с учётом того, что в 1907 году тот успешно выполнил первую, подготовительную программу обучения гардемарин, разработанную вначале «для опыта». В следующем году Морское министерство с санкции императора решило повторить заграничное плавание и направило в МИД России запрос: не возникнут ли какие-либо возражения со стороны итальянского правительства, если российские суда будут находиться в Сиракузах в течение месяца? Вскоре из посольства в Риме в Петербург пришла телеграмма: «Итальянское правительство не встречает препятствий к заходу и пребыванию нашей эскадры в итальянских водах, присовокупляя, что по качеству порта Аугусто считается лучше Сиракуз». Аугусто рекомендовали по причине имевшегося там «хорошего большого рейда, закрытого от ветров, удобного для всевозможных рейдовых учений и производства артиллерийских стрельб»3.

После согласований обоих министерств — МИД и Морского — с императором и МГШ определили следующий маршрут следования эскадры: Либава — Портсмут — Виго — Бизерта — порт Аугусто — Алжир — Гибралтар — Канарские острова — Виго — Киль — Либава. 14 июля 1908 года Николай II отдал приказ о передаче контр-адмиралу В.И. Литвинову командования отрядом. В его состав вошли линейные корабли «Цесаревич» (флагманский, командир капитан 1 ранга П. Любимов) и «Слава» (командир капитан 1 ранга Э. Кетлер), крейсера «Олег» (командир капитан 1 ранга А. Гирс) и «Богатырь» (командир капитан 1 ранга Н. Петров). Всего на их бортах находились 2458 человек, в т.ч. 176 гардемарин и юнкеров.

Отряд вышел из Кронштадта 6 сентября 1908 года. По пути следования в Либаву у маяка Стейнорта на глубине около 18 футов крейсер «Олег» приткнулся к мели. Пока проводились работы по снятию с неё, из порта Александра III к эскадре направили крейсер «Адмирал Макаров» (капитан 1 ранга В. Пономарёв), установив на него минные аппараты и прицелы, а для испытания подводных аппаратов срочно подготовили водолазную партию. Приняв часть команды с «Олега», «Адмирал Макаров» вышел из Либавы в Портсмут.

Во время стоянки на Спитхедском рейде Портсмута капитан 1 ранга В. Пономарёв и офицеры его крейсера наносили визиты начальнику английской эскадры, находившемуся на броненосце «Dreadnougth», мэру города и другим лицам, посетили Морское собрание и «всюду отмечали любезность и приветливость англичан». По пути дальнейшего следования «Адмирал Макаров» зашёл в порт Виго, салютовав крепости 21 выстрелом, на что получил в ответ такой же салют. В целом плавание до берегов Сицилии всего Балтийского отряда было благополучным.

В декабре 1908 года российские суда стояли в порту Аугусто и готовились продолжить выполнять учебную программу. Получив известие о произошедшем землетрясении, начальник отряда В.И. Литвинов приказал немедленно сниматься с якоря и следовать в Мессину. Утром 16(29) декабря «Цесаревич», «Слава» и «Адмирал Макаров» вышли из Аугусто, оставив там не успевший завершить погрузку угля крейсер «Богатырь» (через несколько часов он проследовал за остальными судами). По приходе в порт команды смогли воочию убедиться в масштабах разрушения и срочно приступили к оказанию помощи пострадавшим. Подчеркнём, что за несколько часов до появления в Мессине Балтийского отряда в пролив вошёл английский крейсер, но первыми на берегу, в зоне бедствия, оказались именно российские моряки. Они, докладывал военный атташе Д.В. фон Ден, немедленно «приступили к работам по спасению заваленных обломками, стоны которых раздавались во всех направлениях. Была организована медицинская помощь устройством на берегу перевязочных пунктов, а также свезены для раздачи голодающему населению вода и провизия. До прихода отряда в Мессине находилось лишь несколько итальянских миноносцев и малый крейсер Piemonte, перевозившие раненых и оставшихся в живых жителей в ближайшие уцелевшие места побережья. Людям нашего отряда приходилось работать совершенно самостоятельно, безо всяких указаний местного начальства, большинство которого погибло. И лишь спустя некоторое время, в то же утро, пришёл в Мессину итальянский летучий отряд судов, состоящий из трёх броненосцев типа Vittorio Emanuel, который накануне вышел из Палермо в заграничное плавание и был остановлен и возвращён приказанием, переданным по беспроволочному телеграфу»4.

Действительно, первую помощь, оказанную жителям Мессины экипажами русских кораблей, трудно переоценить: в течение суток россияне спасли около 1 тыс. человек, рисковали собственными жизнями, извлекая из-под обломков живых, перевязывали раненых и относили их к шлюпкам. При этом нельзя забывать, что в отряде находились гардемарины, т.е. почти дети, которые при спасении людей выполняли свой долг наравне с офицерами и матросами. Контр-адмирал Литвинов докладывал в Морское министерство: размеры бедствия огромны, «погибших не менее 50 000 в одной Мессине, не считая унесённых волною в море… Мессина и Реджио более не существуют… Экипажи наших судов проявили себя и в отношении человеколюбия, проявленного к раненым, которые на судах были предметом поистине трогательной заботливости со стороны офицеров, гардемарин и команды. Особенно это проявилось в отношении нижних чинов к множеству уцелевших детей самого разнообразного возраста, начиная от только что рождённых и оставшихся большей частью без родителей. Все запасы провизии с наших судов были розданы голодающему населению, офицеры и гардемарины отдали бóльшую часть своего белья на перевязочные средства, отсутствие которых особенно ощущалось в первые дни трагедии. Спасённые люди были большей частью почти без одежды, так что при высадке их с судов приходилось снабжать их хоть каким-нибудь платьем. Доктора отряда проявили удивительную неутомимость, перевязывая иногда по 1000 человек в день»5.

Уцелевших и раненых жителей на судах Балтийского отряда перевозили в Неаполь и Сиракузы, а оттуда доставляли в Мессину медикаменты, лекарства, воду и продукты. В этот город на «Адмирале Макарове» прибыли несколько итальянцев, стремившихся отыскать своих родственников, а также военно-морской атташе Германии — с целью поиска подданных своей страны. За один переход российские суда брали на борт от 400 до 600 человек, которым выдавали одежду и горячее питание. За время перехода на «Славе» умерли 10 человек, которых пришлось похоронить прямо в море, на «Адмирале Макарове» — четыре.

Тем временем в Мессину стали подходить английские корабли и итальянские военные пароходы и транспорты с войсками, а 18 декабря из Неаполя на место трагедии прибыли король Виктор-Эммануил и королева Елена. Они посетили «Цесаревич» и «Славу» и выразили глубокую благодарность начальнику отряда, командирам и офицерам за их самоотверженный и благородный труд, что в тот период имело ещё и важное политическое значение в укреплении отношений между Россией и Италией. В тот же день в Мессину пришли российские канонерские лодки «Гиляк» и «Кореец», команды которых также занимались спасением и эвакуацией пострадавших.

Иногда морякам приходилось спасать не только жизни, но и имущество населения Мессины, защищать людей от грабежа своими же согражданами, отбирать награбленное, которое сразу же передавалось уцелевшим представителям местной власти или прибывшему из других городов Неаполя начальству. Например, команда с «Адмирала Макарова» спасла и сдала итальянским властям сундук Государственного банка, в котором находилось 20 млн лир6.

По прошествии пяти дней надежды на спасение людей, находившихся столько времени под обломками, уже не оставалось, кроме того, в городе стали распространяться инфекции и такие опасные заболевания, как столбняк, чёрная оспа и скарлатина. Поэтому контр-адмирал Литвинов принял решение возвращаться в порт Аугусто, тем более что 21 декабря на рейде Мессины уже стояли восемь английских, два французских, одно германское и несколько итальянских военных и коммерческих судов.

Италия высоко оценила подвиг Балтийского учебного отряда. По словам Д.В. фон Дена, «эта оценка выразилась в хвалебных статьях всех газет, в присылке командирам судов разных адресов, в овациях, устраиваемых адмиралу и чинам отряда при появлении их на берегу, а также в словах короля, сказанных лицам его свиты и первому министру. Можно безошибочно сказать, что на этот раз на международном поприще русские моряки заняли первое место»7. К своему донесению военный агент приложил печатный приказ по Морской академии Италии от 4 января 1909 года за подписью короля, где говорилось о героических действиях русских моряков.

После возвращения в порт Аугусто начальник отряда приказал провести тщательную дезинфекцию всех судовых помещений, а накануне Рождества получил короткую телеграмму за подписью морского министра И.М. Дикова: «Берегите команды от болезней». Благодаря своевременным мерам все остались здоровы. Простояв первый день Рождества на якоре в Аугусто, 26 декабря корабли снялись с якоря и проследовали в Александрию. Литвинов решил дать командам полноценный отдых: ежедневно отпускал на берег, разрешал ездить в Каир, заходить в кафе и магазины.

Во время стоянки в Александрии Балтийский отряд чествовала итальянская колония в Египте, которая насчитывала до 4 тыс. человек. В рапорте Николаю II Литвинов докладывал: «Ко мне явилось несколько депутаций от местных и каирских клубов, были подношения адресов и серебряных кубков». В театрах города устраивались спектакли для офицеров, гардемарин и всей команды, а также рауты и балы для офицерского состава. «Одна из депутаций, явившихся ко мне на корабль, состоявшая из 60 человек, представителей самых разнообразных партий, — отмечал Литвинов, — на предложенном мною завтраке пила единодушно здоровье и благоденствие Вашего Императорского Величества и аплодировала нашему гимну»8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота. Ф. 418. Оп. 1. Д. 2866. Л. 75.

2 Там же. Л. 75—87.

3 Там же. Ф. 417. Оп. 1. Д. 3769. Л. 46.

4 Там же. Ф. 418. Оп. 1. Д. 2866. Л. 75—87

5 Там же. Л. 80 об., 81; Д. 3769. Л. 225.

6 Там же. Д. 2866. Л. 79.

7 Там же. Л. 79 об., 80.

8 Там же. Ф. 417. Оп. 1. Д. 3769. Л. 287.