Памятная доска на улице имени командира первой атомной подводной лодки «К-3» «Ленинский комсомол», Героя Советского Союза контр-адмирала Л.Г. Осипенко. г.Обнинск.

«Открывший новую эпоху подводных плаваний…». К 100-летнему юбилею контр-адмирала Л.Г. Осипенко

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлены биографические данные командира первой атомной подводной лодки «К-3» «Ленинский комсомол», Героя Советского Союза контр-адмирала Л.Г. Осипенко; оценивается его вклад в создание системы подготовки экипажей ПЛА на базе Обнинского учебного центра ВМФ.

Summary. The paper looks at the biography of the Commander of the «Leninsky Komsomol», the first K-3 nuclear submarine, Hero of the Soviet Union, Rear Admiral L.G. Osipenko; it assesses his contribution to the system of training nuclear submarine crews at the Obninsk naval training center.

 

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

ВОЛОЖИНСКИЙ Михаил Ольгертович — начальник учебного центра ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», капитан 1 ранга

ИГНАТЕНКОВ Павел Викторович — начальник цикла управления атомной подводной лодкой (обеспечения безопасности плавания) учебного центра ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», капитан 1 ранга

 

«ОТКРЫВШИЙ НОВУЮ ЭПОХУ ПОДВОДНЫХ ПЛАВАНИЙ…»

К 100-летнему юбилею контр-адмирала Л.Г. Осипенко

 

Контр-адмирал Л.Г. Осипенко
Контр-адмирал Л.Г. Осипенко

11 мая 2020 года в наукограде Обнинск отпраздновали столетний юбилей почётного гражданина города, командира первой атомной подводной лодки, Героя Советского Союза контр-адмирала Леонида Гавриловича Осипенко. По причине секретности его имя долгое время не афишировалось широкой общественности, а ведь именно этот морской офицер внёс огромную лепту в создание и развитие отечественного атомного подводного флота. «Как Гагарин будто специально родился для первого космического корабля, так и Осипенко — для корабля, открывшего новую эпоху подводных плаваний», — писал о нём главный конструктор первой советской ПЛА «К-3» В.Н. Перегудов1.

Будущий подводник № 1 атомного флота нашей страны родился в рабочем посёлке Криндачёвка (ныне г. Красный Луч Луганской Народной Республики). Отца Леонид потерял рано, и в поисках лучшей жизни его семья переехала в Краснодар, а затем к родственникам в Грозный. После окончания школы в 1937 году Леонид Осипенко мечтал о военно-морской карьере. Но поскольку в аттестате о среднем образовании присутствовали несколько «троек», военкомат «завернул» его документы. Леонид успешно сдал вступительные экзамены в Новочеркасском индустриальном институте и стал студентом маркшейдерского отделения горного факультета. Однако уже в августе 1938 года он был вызван в Ростовский обком комсомола, где ему сообщили: «Решением ЦК ВЛКСМ проходит набор в Военно-морской флот для среднего военного персонала. Желаете вы или нет?»2. Студент сразу же дал своё согласие и в начале сентября стал курсантом второго курса специального набора Военно-морского училища имени Фрунзе в Ленинграде. После окончания училища в 1941 году лейтенант Осипенко изъявил желание служить на подводных лодках и после прохождения курсов подготовки офицеров-подводников был назначен на Черноморский флот.

Выпускник Военно-морского училища имени Фрунзе лейтенант Л.Г. Осипенко. 1941 г.
Выпускник Военно-морского училища имени Фрунзе лейтенант Л.Г. Осипенко. 1941 г.

С декабря 1941 года до конца Великой Отечественной войны Леонид Гаврилович воевал на подводных лодках «Щ-201», «Щ-202» и «Щ-203» в должности командира артиллерийско-торпедной боевой части. Участвовал в 10 боевых походах и потоплении четырёх транспортов противника, был награждён орденами Красного Знамени и Отечественной войны 1-й степени, медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

В послевоенный период старший лейтенант Осипенко решил продолжить службу на флоте. В 1946 году (после обучения в командирских классах) его назначили помощником командира «Щ-207», а в 1949 году — старшим помощником командира подводной лодки «Н-39» Черноморского флота. С 1950 по 1955 год Леонид Гаврилович служил на Тихоокеанском флоте и последовательно занимал должности командира подводных лодок: малой «М-11», средней «Щ-120» (в Приморье, в Советской Гавани) и большой «Б-12» (на Камчатке, в бухте Крашенинникова).

Помощник командира «Щ-207» капитан-лейтенант Л.Г. Осипенко (в центре). Поти, 1947 г.
Помощник командира «Щ-207» капитан-лейтенант Л.Г. Осипенко (в центре). Поти, 1947 г.

Старшая дочь офицера-подводника Татьяна Леонидовна вспоминала: «Свои задачи как военного моряка и защитника Родины отец всегда выполнял тщательно, инициативно, а иногда и “хулиганил”. На Камчатке ходила легенда о том, как он всплыл рядом с японскими рыбаками, которые зашли в наши территориальные воды, изрядно их напугав наведённой пушкой. Уже учась в институте, я его спросила: “А ядерное оружие применил бы, если бы приказали?”. Он ответил не задумываясь: “Да”. Я долго не могла с таким ответом согласиться (мы все тогда были пацифистами и противниками атомной бомбы). Он потом объяснял мне, что американская пропаганда лжёт, а мой жизненный опыт слишком маленький и “розовый”»3.

В 1955 году одному из лучших офицеров-подводников ТОФ командиру большой подводной лодки «Б-12» капитану 2 ранга Осипенко приказывают вместе с семьей пройти медицинскую комиссию и направляют в управление кадров ВМФ. Только в Москве он узнаёт, что будет командовать первой советской атомной подводной лодкой. Субмарина ещё находилась на верфи, а перед её будущим командиром уже стояли задачи сформировать и подготовить экипаж небывалого корабля, продумать и отработать его организацию.

То, что к эксплуатации ядерных реакторов на подводных лодках может быть допущен только специально обученный персонал, осознавали и в Правительстве СССР, и в Главном командовании ВМФ. С октября 1954 года подготовка подводников была организована в 100 км от Москвы, в закрытом городке Обнинске, на базе лаборатории «В» Министерства внутренних дел СССР и первой в мире атомной электростанции. В качестве студентов были командиры кораблей, их помощники и заместители по политической части, командиры электромеханических боевых частей, вахтенные инженеры-механики, офицеры — операторы ядерных реакторов, начальники химических служб и корабельные врачи двух строившихся атомных подводных лодок.

Командир большой подводной лодки «Б-12» капитан 2 ранга Л.Г. Осипенко (второй справа). Камчатка, 1953—1955 гг.
Командир большой подводной лодки «Б-12» капитан 2 ранга Л.Г. Осипенко (второй справа). Камчатка, 1953—1955 гг.

25 августа 1955 года Л.Г. Осипенко впервые прибыл в Обнинск. Учёба шла напряжённо и очень интересно. Естественно, всё было окутано завесой строжайшей секретности. Экипажу (включая матросов срочной службы) была выдана гражданская одежда. В общественных местах было запрещено обращаться друг к другу по званиям и должностям.

В марте 1956 года для испытаний техники и подготовки подводников был впервые запущен энергетический стенд 27/ВМ — прототип атомной энергетической установки подводной лодки, включавший полностью оборудованные и работоспособные реакторный и турбинный отсеки.

В июле 1956 года подготовка специалистов атомных подводных лодок перешла в ведение Военно-морского флота, а в Обнинске был создан учебный центр ВМФ.

Один из членов первого экипажа атомной подводной лодки «К-3» (в будущем контр-адмирал) Леонард Борисович Никитин так описывал своего командира: «Я вижу его таким, каким увидел в солнечный майский день 1957 года, — простой, коренастый, даже немного мешковатый русский человек с крепко посаженной головой. Широкий лоб мыслителя, умные проницательные глаза, излучающие доброжелательность, понимание и искренность, выдавали в нём незаурядную личность. Интуиция, проницательность, врождённый опыт человека из народа и опыт активного участника Великой Отечественной войны 1941—1945 годов — подводника сформировали в нём удивительную и уникальную способность неформального отношения к подчинённым, располагающую сразу и навсегда к доверию и искренности, способность определить объём и уровень общения на основе индивидуальных качеств каждого члена экипажа, которые он выявлял с первых минут знакомства с большой точностью…

У Леонида Гавриловича Осипенко было одно хорошее качество, врождённая или воспитанная тактичность, которое, к сожалению, теряется у многих, достигающих руководящих и командных высот. Он умел слушать и слышать других и понимать душой и сердцем, о чём говорят»4.

Л.Г. Осипенко всегда заботился о своих подчинённых. К примеру, за основу штатно-должностного расписания первой атомной подводной лодки был взят штат лёгкого крейсера. Леонид Гаврилович обратил внимание, что оклад командира значительно отличается в большую сторону от окладов старшего помощника, командира электромеханической боевой части и заместителя командира по политической части. Понимая огромную роль данных должностных лиц на ПЛА, он добился увеличения их окладов за счёт уменьшения оклада командира подводной лодки. В общих чертах предложенная им тарифно-должностная сетка легла в основу тарифных сеток для экипажей всех последующих атомных кораблей советского ВМФ.

Капитан 1 ранга Л.Г. Осипенко (средний в нижнем ряду) с офицерами двух первых атомных подводных лодок. Обнинск, 1957 г.
Капитан 1 ранга Л.Г. Осипенко (средний в нижнем ряду) с офицерами двух первых атомных подводных лодок. Обнинск, 1957 г.

Тяжёлый и ответственный период для Л.Г. Осипенко был связан с достройкой, испытаниями и приёмом с завода в Северодвинске первенца отечественного атомного подводного кораблестроения ПЛА «К-3» (позже получившей наименование «Ленинский комсомол»). Вопреки установленному порядку решением главнокомандующего военно-морской флаг на ней был поднят 1 июля 1958 года, до начала государственных испытаний. При подъёме флага присутствовали главком ВМФ адмирал С.Г. Горшков и академик А.П. Александров. В своих воспоминаниях Осипенко так описывал это событие: «Гордость моя беспредельна. Ведь окончен целый этап не только моей личной жизни, но и подводного флота нашего государства. Это событие значительное, государственное. Первый подъём Военно-морского флага на нашей подводной лодке проходил по времени поздно, и через 2 минуты наступал момент общего спуска флага на всех кораблях. Вот-вот над водной гладью прозвучит об этом сигнал. Неужели новый крейсерский флаг, который был только что поднят и развевается над подводной лодкой, будет всего одну минуту, и его придётся спустить? Что делать, обращаюсь к Главкому? Главком — врождённый моряк, человек строгий, педантичный, но даёт мне команду: “Флаг не спускать, спустите с наступлением темноты”. Вот это здорово! Без всякого сомнения, Главнокомандующий взял да и решил порадовать всех моряков не только лодки, базы, но и всего Северного флота. Поступился старой традицией и создал новую традицию, традицию атомного советского подводного флота»5.

Начальник учебного центра ВМФ Л.Г. Осипенко вручает награды подводникам — победителям социалистического соревнования. Обнинск, 1961 г.
Начальник учебного центра ВМФ Л.Г. Осипенко вручает награды подводникам — победителям социалистического соревнования. Обнинск, 1961 г.

Государственные испытания начались 3 июля и закончились 17 декабря 1958 года подписанием приёмного акта. Подводная лодка была передана в опытную эксплуатацию под гарантию устранения выявленных недостатков. Новый, сложный корабль требовал к себе особого внимания и полной самоотдачи. Об этом периоде Осипенко писал: «Я понял, что без детального знания нюансов использования технических средств главной энергетической установки не обойтись. Традиционно командиры кораблей уделяют большое внимание оружию, штурманскому делу, управлению кораблём и личному составу, но на современных подводных лодках, оснащённых самыми совершенными энергетическими средствами, средствами автоматики, радиолокации, вычислительной техники, этого недостаточно. Теперь объём знаний командира возрос в десятки раз. Об этом всегда должен помнить любой офицер современного корабля, независимо от занимаемой должности, будь то командир группы, командир боевой части или командир корабля»6.

23 июля 1959 года за проявленное мужество и отвагу при испытании специальной техники экипаж первой атомной подводной лодки «К-3» «Ленинский комсомол» был награждён орденами и медалями. Капитану 1 ранга Л.Г. Осипенко было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Леонид Гаврилович стал первым подводником, который был удостоен этого высокого звания после окончания Великой Отечественной войны.

Но нагрузки последних лет не прошли без последствий. В 39 лет Леонид Гаврилович стал жаловаться на головные боли, были случаи потери сознания. Трудно передать, насколько ему было тяжело расставаться с подводной лодкой и родным экипажем. Много лет спустя его спросили: «Какой период его жизни — война, Дальний Восток, испытания первой атомной подводной лодки, руководство учебным центром — был самым значительным?» Л.Г. Осипенко ответил:

— О чём говорить, конечно, «К-3». Ни одну женщину я не любил так, как её7.

В это время в Конгрессе США обсуждался вопрос о создании атомного флота в СССР. Адмирал Риковер заявил, что в Советском Союзе, очевидно, очень скоро смогут построить атомный флот, но не сумеют обеспечить подготовку личного состава и решить вопросы его базирования. В Главном командовании ВМФ также осознавали необходимость усиления учебного центра в Обнинске специалистами, имевшими опыт эксплуатации ПЛА. Списанному с плавсостава Л.Г. Осипенко была предложена должность начальника учебного центра.

По прибытии в Обнинск Леониду Гавриловичу пришлось переодеться, как говорят на флоте, в «зелёную» форму одежды. Вплоть до второй половины 1980-х годов все преподаватели и инструкторы носили обмундирование МВД. Не обходилось и без курьёзов. Прилетавшие на обучение с Севера и Дальнего Востока экипажи на подмосковных складах также переодевались в форму внутренних войск, но оставляли чёрные военно-морские ботинки, а горожане по обуви легко отличали подводников. Капитан 1 ранга, а позже контр-адмирал Осипенко до конца службы мог носить морской китель только в особых случаях, но всегда заявлял, что «флотская форма красива, удобна, исторически оправдана и вообще во всех смыслах лучше»8.

Контр-адмирал Л.Г. Осипенко на торжественном построении личного состава учебного центра
Контр-адмирал Л.Г. Осипенко на торжественном построении личного состава учебного центра

За время руководства учебным центром Леонид Гаврилович добился перевода в Обнинск самых опытных специалистов-подводников, наладил тесные связи с флотами, проектными организациями и предприятиями промышленности, обеспечил поступление всей необходимой документации по существовавшим и строившимся подводным лодкам. С 1964 года в учебном центре стали обучаться экипажи ПЛА в полном составе, помимо ядерной энергетики была организована подготовка в вопросах управления кораблём, использования оружия и технических средств всех боевых частей и служб. Такая система позволяла готовить экипаж комплексно на ранней стадии его формирования.

Особое внимание Л.Г. Осипенко уделял практической подготовке подводников. Под его руководством были спроектированы, построены и внедрены в учебный процесс первые в ВМФ электронные тренажёры. Усилиями начальника, преподавателей и инструкторов экипажам создавались условия, близкие к реально существовавшим на подводной лодке в нормальных и аварийных ситуациях, при плавании и применении оружия. Понимая, что успешное обучение плавсостава во многом зависит от квалификации педагогов, он ввёл собственную систему совершенствования профессионального уровня преподавателей, которая включала:

— систематические командировки в отделы эксплуатации центральных управлений ВМФ с целью изучения отчётных документов по опыту эксплуатации кораблей;

— участие в комиссиях по испытаниям и приёмке опытных образцов техники;

— не реже одного раза в три года участие в работе государственных комиссий по проведению испытаний и приёмке подводных лодок от промышленности, либо стажировка в соединениях в течение 20—30 дней, либо работа в составе комиссий центральных органов управления ВМФ по проверке уровня подготовки соединений флотов;

— практически ежегодные командировки в конструкторские бюро по изучению изменений конструкторской и эксплуатационной документации;

— систематическое участие в работе государственных экзаменационных комиссий по защите дипломных проектов выпускников высших военно-морских училищ;

— участие в НИР, проводившихся различными научно-исследовательскими организациями и институтами ВМФ.

Л.Г. Осипенко всё свое время и силы отдавал учебному центру. В шесть утра он обычно уже был на службе, в выходные дни его часто можно было застать в кабинете. Был очень требователен к подчинённым, но при этом всегда справедливо разрешал возникавшие конфликты. Как вспоминали его сослуживцы, «Леонид Гаврилович, не спеша, руки за спину, спозаранку “прогуливался” по вверенной территории. Командирским взглядом всё замечал, контролировал, как прибывают на службу военнослужащие, с кем-то по-товарищески беседовал, кому-то делал замечания. Часто результатом этих “прогулок” был вызов “на ковёр” провинившихся или тех, кто что-то недосмотрел». Благодаря его настойчивости с начала 70-х годов в Обнинск стали поступать тренажёры промышленного производства, имитировавшие реальную технику, установленную на подводных лодках новых проектов. В 1974 году помимо подготовки вновь сформированных экипажей была организована периодическая межпоходовая подготовка. Это потребовало разработки новых программ и значительно увеличило нагрузку на учебный центр.

Контр-адмирал Л.Г. Осипенко в своём рабочем кабинете. Обнинск, 1973 г.
Контр-адмирал Л.Г. Осипенко в своём рабочем кабинете. Обнинск, 1973 г.

В конце 70-х годов на основании указаний главнокомандующего ВМФ контр-адмирал Осипенко руководил научно-исследовательской работой, целью которой были анализ, выработка предложений по повышению эффективности системы обучения, комплектования кадров и боевой подготовки экипажей ПЛА. Исследования проводились в соединениях подводных лодок, в Военно-политической и Военно-морской академиях, Высших специальных офицерских классах, в военно-морских училищах, учебных центрах ВМФ, штабах Северного и Тихоокеанского флотов. В выполнении НИР участвовали представители 30 организаций ВМФ. С 1976 по 1979 год в ходе НИР были выполнены и обобщены более 400 исследований, которые легли в основу практических рекомендаций по оптимизации общей структуры системы подготовки ВМФ; комплектованию и введению новых военно-учётных специальностей; оптимизации подготовки каждого корабельного специалиста, боевой части, дивизиона, службы, корабельного боевого расчёта, главного командного пункта, командира и экипажа в целом; созданию руководящих документов; улучшению организации обеспечения звеньев системы подготовки учебно-тренировочной техникой; оптимизации звеньев подготовки; направлению дальнейших исследований, проведению новых НИР и ОКР.

Многие заслуженные адмиралы и офицеры флота, вспоминая Леонида Гавриловича, рассказывали о его особом отношении к командирам подводных лодок, 24 из которых при жизни контр-адмирала стали Героями Советского Союза и Российской Федерации. Среди его учеников были будущие главнокомандующие ВМФ, начальники Главного штаба, командующие флотами и флотилиями, командиры эскадр и соединений флота и их заместители.

Мемориальная плита Л.Г. Осипенко на Аллее Героев в г. Красный Луч
Мемориальная плита Л.Г. Осипенко на Аллее Героев в г. Красный Луч

В 1980 году постановлением Центрального комитета КПСС и Совета министров Союза ССР за создание «комплекса технических средств специального назначения» Л.Г. Осипенко была присуждена Государственная премия. В том же году по состоянию здоровья Леонид Гаврилович вышел в отставку и проживал до самой смерти (1997 г.) в ставшем для него родным Обнинске. Он постоянно интересовался жизнью учебного центра ВМФ, которым руководил более 20 лет.

Указом Президента Российской Федерации № 13 от 10 января 1998 года учебному центру было присвоено имя Леонида Гавриловича Осипенко, что стало достойной оценкой его вклада в укрепление обороноспособности нашей страны. Решением Обнинского городского собрания заслуженный подводник стал «почётным гражданином» города Обнинск. В его честь названы банка (район моря с малой глубиной) в Баренцевом море, улицы в Обнинске и Мурманске, школы в Обнинске и Заозерске (где базировалась легендарная «К-3»).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Первый командир: сборник статей о Л.Г. Осипенко / Под ред. Р.С. Свиридова. Обнинск: Искра Плюс, 2002. С. 62.

2 Осипенко Л.Г. Подводники: записки командира первой атомной подводной лодки. Волгоград: Офсет, 1997. С. 13.

3 Осипенко (Останина) Т.Л. Вспоминая отца. С. 3.

4 Никитин Л.Б. Новый тип моряка-подводника // Первый командир. С. 52.

5 Осипенко Л.Г. Указ соч. С. 133.

6 Там же. С. 143.

7 Жильцов Л.М. Проводы командира // Первый командир. С. 25.

8 Осипенко (Останина) Т.Л. Указ. соч. С. 1.