От нагинаты до пулемёта.

image_pdfimage_print

АНИСИМОВА Мария Анатольевна — научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи

(Санкт-Петербург. E-mail: anisimova.mar2010@yandex.ru)

От нагинаты до пулемёта

Из истории формирования коллекции японского вооружения в военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в период xviiixx вв.

В собрании Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге находится значительное количество японского оружия, которое поступало в хранилища на протяжении длительного времени.

Оружие Японии, как и оружие других стран, является важным памятником материальной и духовной культуры, бесценным свидетелем событий прошлого. Мастерство же японских оружейников, передававшееся из поколения в поколение, поражает своим совершенством. Например, японские мечи, их клинки, детали оправы зачастую являются подлинными произведениями искусства.

Длительное время, вплоть до открытия Японии для иностранцев в середине XIX века, её оружие оставалось почти неизвестным в других странах. Только со второй половины XIX века предметы японского вооружения наряду с прочими предметами декоративно-прикладного искусства появляются на Западе, где формируются многочисленные частные и музейные коллекции.

Первые предметы вооружения Японии в российских музеях согласно каталогу 1742 года появились в Петровской кунсткамере, где числились «японский меч, у которого ручка и ножны украшены золотом, и четыре японские отравленные стрелы»1.

В Артиллерийском музее начало коллекции японского оружия было положено в 1794 году, когда по повелению императрицы Екатерины II в Достопамятный зал (как тогда именовался Артиллерийский музей) был передан подарок японского правительства первому русскому посольству (1792—1793) во главе с Адамом Лаксманом. В 1792 году императрицей в Японию было отправлено первое полуофициальное посольство с целью установления торговых отношений с этой страной. Предлогом для экспедиции стало возвращение на родину трёх японских моряков, спасённых с потерпевшего крушение у Алеутских островов судна. Японским правительством за спасение и возвращение подданных экспедиции Лаксмана были преподнесены в подарок три японские «сабли».

Согласно записи от 17 июля 1793 года, сделанной в судовом журнале одним из членов экипажа бригантины «Екатерина», на которой прибыло посольство, дело происходило следующим образом: «Ввечеру в квартиру нашу принесли посланныя с дарами императорский ящик, по вскрытии оного состояли дары в трёх больших саблях, хорошо выработанных, в деревянных футлярах, и сверху надеты гладкой голубого цвета фанзы двойныя чехлы и при концах завязаны шёлковыми тесьмами, оныя у них употребляются при церемониях, врезываются в длинные древки и бывают носимы от служителей за господами»2.

По прибытию в Россию подарки вместе с отчётом экспедиции были представлены Екатерине II и затем по её повелению были переданы на вечное хранение в Достопамятный зал Санкт-Петербургского арсенала. Об этом поступлении в июле 1794 года имеется запись в книге учёта музея: «…полученные в награждение от японского императора между прочими вещами, употребляемые в церемониях одними знатными японскими вельможами, сабель японских в деревянных липовых футлярах без прибору с шёлковыми белыми чехлами три»3. Это были клинки наподобие сабельных, в простой деревянной оправе, состоявшей из рукояти и чехла, надевавшегося на клинок. Как показало недавно проведённое в музее исследование, клинки принадлежали древковому оружию, носившему в Японии название нагината4.

С XII по XVI век, в период постоянных войн нагината была одним из основных видов оружия самураев. Позже, в более спокойный и мирный период правления сёгунов Токугава (1603—1868 гг.), использовалась как оружие церемониальное и для вооружения воинов, сопровождавших правителей провинций (дайме) в их путешествиях5. На хвостовике одной из этих нагинат (муз. инв. № 0126/331) вырезана подпись мастера (Кунимаса).

Вторым по счету пополнением японской коллекции музея было поступление трофеев экспедиции лейтенанта Н.А. Хвостова и мичмана Г.И. Давыдова (1806—1807) на Курильские острова. Эта экспедиция стала результатом неудачной попытки установления русско-японских торговых отношений в начале XIX века. В 1803 году второе российское посольство, возглавлявшееся чрезвычайным послом, учредителем Российско-Американской компании, действительным статским советником графом Н.П. Резановым, не смогло добиться от Японии открытия портов для торговли в связи с проводившейся страной политикой изоляции. Обстоятельства отказа японцев показались Резанову настолько оскорбительными, что у графа возник план силой принудить их открыть порты для торговли с Россией. Резановым были даны секретные инструкции морским офицерам, находившимся на службе Российско-Американской компании, — командиру фрегата «Юнона» лейтенанту Николаю Александровичу Хвостову и командиру тендера «Авось» мичману Гавриилу Ивановичу Давыдову: побывать на южных Курильских островах, которые Россия считала своей территорией, «проверить, не проникли ли туда японцы, и прогнать, если они туда проникли, ликвидировать японские фактории, основанные не ранее 1796 года, принять коренных жителей под покровительство России… что найдёте в магазинах, как то: пшено, соль, товары и рыбу… взять всё с собою… магазины сжечь»6. Поручение было успешно выполнено — в заливе Анива на Южном Сахалине Хвостовым и Давыдовым был поднят русский флаг, на островах Итуруп и Кунашир сожжены японские склады и разгромлен японский гарнизон, затем совершено нападение на четыре японских торговых корабля. После этого губернатору княжества Мацумаэ, находившегося на о. Хоккайдо, было направлено послание, в котором было заявлено о том, что Курильские острова и Сахалин являются владениями России. Но вскоре граф Резанов скончался, по возращении действия Хвостова и Давыдова правительством были осуждены, сами офицеры арестованы, а грузы конфискованы. Часть привезенных ими из экспедиции предметов попала в российские музеи, в том числе и в Достопамятный зал.

Одним из таких предметов был самурайский доспех, переданный в музей в 1810 году по распоряжению государя из Государственной военной коллегии артиллерийской экспедиции. Согласно прилагавшейся описи доспех состоял из «шишака (шлема), маски, нагрудника с наспинником, передника, пары кольчуг на руки, пары кольчуг на ноги». С ним вместе передавались также: «сабля, лук, колчан с закрышкой и в нём 11 стрел, султан чёрный, который ставится на древко»7. Подробное описание этого доспеха есть в каталоге Артиллерийского музея, составленном его заведующим Н.Е. Бранденбургом в 1882 году: «Манекен японского воина. При нём: “…шапка чёрная из политуры (имеется в виду — покрытая лаком. — М.А.) и с султаном из перьев, маска чёрная из политуры на нижнюю часть лица с волосяными усами, при ней нашейник, предохранительное из чёрной политуры вооружение, состоящее из нагрудника с передником, наспинника с задними полами, двух наплечников, двух нарукавников из бумажной золотистой материи, покрытой проволочной сеткой с политурными чешуйками, и двух поножников из красной материи, покрытой проволочной сеткой и политурными чешуйками». Кроме того, к нему прилагались: «сабля с деревянной рукоятью и голубыми бархатными ножнами на шнуровой перевязи, в ножнах гнёзда для помещения небольшой двурогой железной вилки и ножа; лук, обтянутый чёрной политурой с красными перехватами, колчан из чёрной политуры с пятью в нём стрелами». В примечании указано: «Описанное вооружение вывезено лейтенантом Хвостовым (состоявшим на службе в Российско-Американской компании) и поступило в музей в 1810 году, в каковое время изготовлен и манекен для упоминаемого вооружения»8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ксенофонтова Р.А. Из истории собирания японских коллекций Кунсткамеры (XVIII — начало XIX в.). Культура народов зарубежной Азии и Океании. Сборник Музея антропологии и этнографии. № XXV. Л., 1969. С. 281.

2 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 994. Оп. 2. Д. 1620. Л. 3 об., 15.

3 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (АВИМАИВиВС). Ф. 2. Оп. Арсенальная. Д. 1183. Л. 3.

4 Рудакова Л.П., Анисимова М.А. Подарок японского императора Екатерине Великой (из коллекций Достопамятного зала Санкт-Петербургского арсенала) // Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохранённое. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 250-летию Достопамятного зала. СПб., 2006.

5 Тернбулл С. Самураи. История военной аристократии. М., 2005. С. 171.

6 Российско-американская компания и изучение тихоокеанского севера 1799—1815. Сборник документов. М., 1994. С. 153.

7 АВИМАИВиВС. Ф. 3. Оп. Арсенальная. Д. 2208. Л. 1.

8 Там же. Ф. 22. Оп. 111. Д. 4. «Опись артиллерийского музея». Ч. II. Кн. 1. 1882. Л. 313.