ОБМУНДИРОВАНИЕ УЛАНСКИХ ПОЛКОВ РОССИЙСКОЙ АРМИИ В ЭПОХУ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН

image_pdfimage_print

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННОГО ОБМУНДИРОВАНИЯ И СНАРЯЖЕНИЯ

ЯНЧАУСКАС Томас Витаутасович — аспирант Пензенского государственного педагогического университета имени В.Г. Белинского (г. Пенза; E-mail: rimma_yang@rambler.ru)

Обмундирование уланских полков Российской армии в эпоху Наполеоновских войн

Обмундирование уланских полков было довольно своеобразным. В его основе лежали мотивы польского национального костюма, а знаменитые шапки с квадратным верхом произошли от татарского головного убора. Мундиры шились из тёмно-синего сукна, отличались между собой цветом воротников, обшлагов, выпушек, эполет и уланских шапок, которые изначально не имели козырьков. С 1803 года уланская шапка представляла собой конфедератку высотой 2,85 вершка (12,7 см), а позднее примерно 5,51 вершков (24,5 см), с кожаным околышем и двумя кожаными козырьками — спереди и сзади (последний в случае непогоды можно было отогнуть и прикрыть затылок) и подбородным ремнём из чёрной кожи, снизу подшитого холстом и застёгивающимся на пуговицу с левой стороны. Тулья делалась из простроченного сукна, внутрь которого вставлялся бамбуковый хворост для придания жёсткости. Донце изначально обшивалось сукном, позднее — чёрной кожей, а верхние и боковые края и перегибы — гарусной (шерстяной) тесьмой, позднее шнурком. Передний козырёк, в отличие от пришивавшихся к пехотным киверам, сшивался из двух половинок, выкроенных из тонкой кожи, с картонной вставкой внутри. В 1807 году подбородный ремень заменила чешуя (ремень с прикреплёнными металлическими восемнадцатью чешуйками) у нижних чинов и цепочка на тканевой основе — у офицеров. В случае если полагался жёлтый прибор, ставилась чешуя из латуни, если белый — она лудилась оловом. С левой стороны располагалось гнездо с деревянным репейком (прообразом современной кокарды), обшитым сукном приборного цвета. В него вставлялся султан из ниспадающих петушиных перьев: у рядовых белого цвета, у унтер-офицеров — с бело-чёрно-оранжевым верхом, у офицеров — белого цвета с чёрно-оранжевым низом. Репейки унтер-офицеров разделялись на четыре серо-белых квадрата1. По воспоминаниям Надежды Дуровой, султан требовал тщательного ухода и быстро пачкался2, так что в походе султан, а иногда и репеёк обычно снимали. Зимой с шапкой-уланкой надевались наушники в виде суконных полос, застёгивавшихся на подбородке на крючках.

Офицерская шапка обшивалась над околышем галуном приборного металла, верх был из сукна, а не из кожи и обшивался крест-накрест металлическими шнурами. Репеёк обшивался канителью или маленькими круглыми блёстками (у штаб-офицеров) и имел вензель императора. До 1811 года репейки были круглой формы, которая сменилась потом на овальную. Гвардейские уланы носили на шапках спереди литое латунное изображение орла с распростёртыми крыльями. Сверху на донце у правого угла располагался деревянный костылёк, обшитый кожей, на который пристёгивалась петля шнура китиш-витиша (или витишкета)3. Состоя из хлопчатобумажных нитяных шнуров, двух кистей и пяти гомб, он, огибая воротник, крепился особым образом слева под эполетом. Китиш-витиш имел приборный цвет у рядовых; у унтер-офицеров кисти и гомбы делались из чёрно-оранжево-белой шерсти, у офицеров — из металлических нитей с примесью чёрного и оранжевого цветов. Некоторые офицеры, судя по иконографии, щеголяли друг перед другом различными способами намотки, а в Ямбургском полку сохранились воспоминания о том, что обер-офицеры, нарушая регламент, ходили с более густыми, чем полагалось штаб-офицерскими китиш-витишами4.

Сначала шапки-уланки шили в Галиции, затем их освоили и русские мастера. Гвардейский офицер Фаддей Булгарин в своих мемуарах вспоминал: «…Уланскую шапку мы носили тогда по форме, набекрень, к правой стороне, и почти вся голова была обнажена». Такой способ ношения, при котором она держалась на одном подбородном ремне, был своеобразным шиком. Часто внутрь на походе солдатами клались различные мелочи: трубки, табак, письма и т.п., а один улан, по свидетельству польского мемуариста Юзефа Залусского, даже сумел спрятать от глаз своего вахмистра живого цыплёнка, добытого не совсем легальным способом5. Когда ничего не было под рукой, чтобы зачерпнуть воды, шапку использовали как манерку. Шапки из-за своей тяжести часто терялись, и инспекторам вменялось особенно следить за этим, впрочем, как и за другими предметами обмундирования. Каждый предмет по истечению срока заменялся только при полном износе. В случае хорошей сохранности вещь оставлялась до полного износа, а улан поощрялся деньгами, исходя из её стоимости. Поэтому довольно часто встречались вещи старых образцов, если их срок носки ещё не вышел.

Сам мундир (kurtka) шился из тёмно-синего сукна, застёгивался на 13 крючков, с лацканами приборного цвета на 14 пуговицах, с выпушками по швам спинки, по фалдам, на карманных клапанах и по швам рукавов. Обшлага строились мыском. Пуговицы использовались либо латунные, либо лужёные, отлитые из олова или посеребрённые у офицеров. Изначально стоячий, скошенный спереди воротник был высотой около 2,2 вершков (10 см), но так, чтобы не достигал 1 см до ушей. С начала 1812 года был введён воротник нового образца — наглухо застёгнутый на трёх крючках высотой от 7,7 см до 8,8 см. К лету 1812 года полностью новые воротники имел лейб-гвардии Уланский полк6. Срок службы курток у большинства полков заканчивался в 1813 году, поэтому некоторые из них так и остались с воротниками старого образца. Однако на иконографии часто встречаются воротники низкие, но с расходящимися краями, что делает галстук видимым. Возможно, это связано с пошивом мундиров в Европе местными портными, которые обычно делали их по своим, прусским, традициям7. Сами воротники были либо с выпушкой, либо полностью приборного цвета. В гвардии носили двойные петлицы из жёлтого басона (шерстяная тканая тесьма) сначала с красным узором в виде квадратов вдоль краёв (похожие, но в один ряд носились и на обшлагах), а офицеры — из золотых нитей. С 1812 года вводятся петлицы нового образца с красной окантовкой.

Сзади куртки имели фалды, сначала с фальшивыми клапанами, а с 1807 года — более короткие, обложенные полосами сукна шириной в 4,4 см так называемого кирасирского типа. С 25 июля 1814 года фалды полагалось иметь старого образца — с карманными клапанами мыском с тремя пуговицами. Обшлага мыском спереди высотой около 8 см имели одну пуговицу, сбоку — ещё две застёгивающихся. Шились куртки довольно узко, по фигуре, длиной намного выше талии, рукава старались делать облегающими, с небольшим «пузырём» для локтя. Чтобы куртка при такой узости не задиралась наверх, внутри пришивался тканевый пояс с маленькой пряжкой, который и удерживал её на месте. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 С 1 января 1812 г. (все даты приводятся по ст. стилю) был введён новый образец султана из белого волоса буйвола, высотой 9,4 вершка (42 см), снизу 1 вершок (4,5 см), сверху 3,2 вершка (14,5 см). Но в некоторых полках, вероятно, длительное время использовали старый образец. См.: Космолинский П.Ф. Армейские уланы. М.: ВИК, 1985. 19 с.

2 Дурова Н.А. Записки. М., 2002. С. 379.

3 Прообразом витишкета был «vitez- kotes», что в переводе с венгерского означало «богатырский узел», т.е. аркан, который татары носили на плече для ловли лошадей. См.: David Hollins. Hungarian Hussar. 1756—1815. London, 2003. 58 с.

4 Крестовский В.В. История 14-го уланского Ямбургского полка. СПб.: тип. Второго Отделения Собственной его императорского величества канцелярии, 1876. 548 с.

5 См.: Zaluski J.-H. Souvenirs du general comte Zaluski. Les chevau-legers polonaise de la Garde dans la compagne de 1812 // Carnet de la Sabretache. 1897. 243 с.

6 Бобровский П.О. История Лейб-гвардии Уланского Ея Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны полка. Т. 1. СПб., 1903. 336 с.

7 Ульянов И.Э. И эти нас побили! // Родина. 2002. С. 44.