«СССР С ПОРАЗИТЕЛЬНОЙ СКОРОСТЬЮ ПРИСПОСОБИЛСЯ К НОВЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ…»

Московская битва в интерпретации cовременных англоязычных историков

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье проводится анализ издававшейся в последние десятилетия в англоязычных странах (Великобритания, США, Австралия, Канада) научной литературы, посвящённой Московской битве 1941—1942 гг. Если в российской историографии Великой Отечественной и Второй мировой войн к «ревизионистам» относят тех, кто принижает значение советских Вооружённых сил в победе, в западной историографии «ревизионистами» («новаторами») считаются исследователи, которые, наоборот, отмечают преимущества Красной армии, героизм советских солдат, а также отводят сражениям на Восточном фронте решающую роль. По мнению автора, большинство современных британских историков солидарны с тенденциями, господствовавшими в западной историографии второй половины XX века. Американские, австралийские и канадские исследователи, наоборот, чаще всего выступают за переосмысление устоявшихся тенденций с «ревизионистских» позиций.

Summary. The paper analyzes academic works published over the last few decades in English-speaking countries (Great Britain, the US, Australia, Canada) on the 1941—1942 Battle of Moscow. Whereas the Russian historiography of the Great Patriotic and Second World Wars calls revisionist those who belittle the role of the Soviet Armed Forces in victory, Western historiography considers revisionists (innovators) the researchers who, conversely, point out the advantages of the Red Army, the heroism of Soviet soldiers, and also call decisive the battles at the Eastern Front. According to the author, most contemporary British historians side with the tendencies that dominated Western historiography in the second half of the 20th century. US, Australian and Canadian researchers, on the other hand, tend to advocate reconsidering the established trends from the revisionist position, as it were.

ПРОТИВ ЛЖИ И ФАЛЬСИФИКАЦИЙ

СУЗДАЛЬЦЕВ Илья Алексеевич — учитель истории в школе № 1381 (г. Москва), кандидат исторических наук

«СССР С ПОРАЗИТЕЛЬНОЙ СКОРОСТЬЮ ПРИСПОСОБИЛСЯ К НОВЫМ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ…»

Московская битва в интерпретации cовременных англоязычных историков

Битва под Москвой считается одним из решающих сражений в Великой Отечественной войне. Среди англоязычных историков, изучавших Великую Отечественную войну (на Западе её принято называть «советско-германской», или «войной на Востоке»1), рассмотрение событий Московской битвы всегда было одной из актуальных задач2. До начала масштабного открытия российских архивов англоязычную историографию отличала односторонность в освещении истории Великой Отечественной войны, ей была свойственна главным образом тенденция повторения немецких оценок хода, основных событий и результатов боевых действий3, принижения значения роли СССР в победе союзных войск4.

В 1980-е годы стали появляться гораздо более объективные исследования5. Среди них, например, работы британского историка Дж. Эриксона, которые отличает тщательное изучение советских мемуаров, что значительно расширило сведения о Красной армии, однако в этих трудах всё ещё присутствует мнение о том, что главная причина победы РККА — это численное превосходство6. Окончание холодной войны и открытие отечественных архивов обусловили публикацию научных работ, в которых стала пересматриваться роль Восточного фронта во Второй мировой войне. В своей книге «Почему победили союзники» профессор Эксетерского университета (Великобритания) Р. Овери утверждает, что вклад СССР в победу гораздо более значителен по сравнению с союзниками7. Американский историк У. О’Нил отмечает, что без участия в войне Советского Союза нацистская Германия, вероятнее всего, не потерпела бы поражение8. Американские историки У. Мюррей и А. Миллет пишут, что из всех союзников именно СССР на протяжении всей войны развивал боевую мощь, необходимую для уничтожения нацистской Германии9.

В 1990-е и в начале 2000-х годов во многом благодаря работам американского военного историка Д. Гланца в англоязычной историографии значительно изменилось восприятие Великой Отечественной войны10. В частности, он обвиняет ряд западных историков в «маскировке» советского вклада в победу11, при этом отмечая, что многие советские исследования обходят или игнорируют те факты и события, которые государственная идеология считала неудобными12. Преподаватель Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) Д. Шталь также считает, что многие западные историки принижают вклад Советского Союза в победу13. Британский историк К. Лоу отмечает, что СССР участвовал в гораздо большем количестве боевых действий, чем союзники14. Профессор Университетского колледжа Корка (Ирландия) Дж. Робертс и член Британской академии П. Кеннеди считают, что основные сражения Второй мировой войны произошли на Восточном фронте15.

Непосредственно Московской битве посвящены опубликованные в 1984 и 1993 гг. монографии американских историков Б. Фьюгейта и А. Ситона, основные тезисы которых заключаются в следующем: главная ошибка Гитлера — война на два фронта; его неумелое командование, в том числе во время Московской битвы, ограничило военный потенциал Третьего рейха; погода значительно повлияла на тактические планы немцев. Помимо этого, по мнению Фьюгейта и Ситона, успеху Красной армии значительно способствовала необъятность Советского Союза с его неразвитой системой дорог16.

Современная англоязычная историография Великой Отечественной войны в целом и Московской битвы в частности представлена как работами, написанными в соответствии с концептуальными установками времён холодной войны, так и исследованиями, авторы которых предпринимают попытки изучить историю войны с разных сторон и с привлечением разных типов источников.

Исследования, опубликованные в новейшее время, но содержащие выводы, схожие с принятыми в историографии периода холодной войны, свойственны главным образом британским историкам. В частности, Б. Тэйлор отмечал, что губительное вмешательство в армейское командование Гитлера, а также суровая русская погода объединились, чтобы способствовать победе Советского Союза в Московской битве17. Дж. Джакс также называл одним из факторов погоду. Помимо этого советская промышленность выжила, по его мнению, во многом благодаря ленд-лизу18. Как и предыдущие историки, Д. Вествуд и К. Мерридейл указывают на проблемы с погодой, остановившие вермахт в 1941 году: «Осенью грязью стало забиваться всё, начиная от стволов оружия, заканчивая гусеницам танка. С наступлением зимы замёрзло оружие, двигатели, а главное — люди и лошади»19; «Из-за октябрьских дождей Вермахт был утоплен по колено в тяжёлой серо-коричневой грязи»20.

Американский историк Дж. Мегаржи объясняет поражение вермахта проблемами в логистике — к сентябрю лишь 34 проц. танков группы армий «Центр» были боеспособны, железные дороги доставляли гораздо меньше техники, чем было нужно армии; к концу сентября дефицит автотранспортных средств достиг примерно 22 проц.; в вопросе погоды историк вполне разумно отмечает, что Красная армия столкнулась с теми же условиями, поэтому не вполне очевидно считать её фактором, значительно способствовавшим срыву плана «Барбаросса»21.

Профессор Университета Глазго (Великобритания) Э. Модсли высказывает точку зрения, схожую с позицией Б. Тэйлора, о том, что Гитлер, решив в июле сосредоточить свои основные танковые силы в группе армий «Север» против Ленинграда и в группе армий «Юг» против Киева, совершил серьёзную тактическую ошибку22. Он соглашается с Д. Вествудом в том, что план «Барбаросса» содержал фатальные недостатки23 — линия фронта группы армий «Центр» была слишком растянута, необходимые резервы отсутствовали; а также с большинством указанных выше историков в том, что боеспособность вермахта была значительно подорвана распутицей; война на два фронта против Великобритании и России значительно ослабила Германию; в свою очередь, ленд-лиз внёс определённый вклад в победу Красной армии под Москвой. Также Модсли считает, что вермахт был серьёзно ослаблен в результате переброски частей люфтваффе для защиты итальянской армии от британских ВВС в Средиземном море24. Идею о том, что переброска частей люфтваффе на Средиземное море значительно ослабила вермахт, поддерживает коллега Э. Модсли по Университету Глазго Ф. О’Брайен, который пишет, что в декабре 1941 года на Средиземном море было приблизительно на 100 самолётов больше, чем на Восточном фронте25.

В 2015 году была опубликована «Кембриджская история Второй мировой войны», на страницах которой присутствуют статьи историков, по-разному оценивающих Великую Отечественную войну и Московскую битву. Профессор Канзасского университета (США) Б. Меннинг и профессор Колледжа генерального штаба США Дж. Хаус соглашаются с большинством британских коллег в вопросах логистики и ленд-лиза, который, по их мнению, сократил советско-немецкую войну на месяцы, если не на годы26. Ф. О’Брайен добавляет, что переброска немецкой армии в Советский Союз осложнялась тем, что железные дороги были шире, чем в странах Западной Европы, их модернизация занимала очень много времени27. Профессор истории Университета Калгари (Канада) Дж. Феррис повторяет тезисы «классических» западных трудов по истории Великой Отечественной войны, считая, что главные причины поражения Германии в Московской битве — это ошибки немецкого командования, недооценка сил Красной армии, а также особая некомпетентность Гитлера28.

Английский историк Н. Корниш, основатель «Ассоциации Восточного фронта», так же, как и ряд вышеупомянутых исследователей (Дж. Джакс, Э. Модсли, Б. Меннинг, Дж. Хаус), одним из главных факторов победы Красной армии в Московской битве считает ленд-лиз, отмечая, что более 30 проц. бронетехники, развёрнутой в Москве и вокруг неё в декабре 1941 года, было британского производства29.

Представленная выше когорта историков, как правило, в своих работах опирается на положения публикаций своих соотечественников прошлого века либо на произведения, относящиеся к литературно-публицистическим, но не являющиеся научными, которые начали публиковаться в Советском Союзе в конце 80-х годов XX века: «Ледокол» В. Суворова, «Бочка и обручи, или Когда началась Великая Отечественная война?» М. Солонина и др. Однако подобная концепция была поддержана и профессиональными историками, например, В.А. Невежиным, И.В. Павловой, К.М. Александровым30.

Тем не менее данные работы по отношению к отечественной историографической традиции находятся в явном меньшинстве. Давно опубликованы фундаментальные исследования по Великой Отечественной и Второй мировой войнам31. Использование обширной источниковой базы позволило авторам исследований гораздо глубже, чем это делалось ранее, изучить события войны. В 2015 году было опубликовано 12-томное издание «Великая Отечественная война 1941—1945 годов», издаются монографии, в которых развенчивается концепция Суворова32, целый ряд историков, например В.Г. Кикнадзе, в своих исследованиях противостоят попыткам «умалить вклад России (СССР) в Победе над германским фашизмом (нацизмом)»33 «посредством принижения исторической роли России как гаранта стабильности в Евразийском регионе, ограничить её влияние на глобальные процессы»34. По нашему мнению, риторика указанных выше работ англоязычных историков во многом схожа с данной задачей, и отрадно, что большинство исследователей не принимают их выводы за чистую монету и критически относятся к утверждениям о том, что главные факторы победы Красной армии заключаются в обстоятельствах непреодолимой силы для вермахта, проблемах внутри немецкой армии либо ключевой роли наших союзников, оказавших техническую и материальную помощь.

Авторам ряда современных публикаций на английском языке свойственны пересмотр некоторых указанных их соотечественниками оценок и более глубокий анализ фактов, однако в отличие от группы историков, представленных ниже, в этих работах ещё присутствуют некоторые тенденциозные оценки, ограничивающие их объективность. Преподаватель Университета Калгари (Канада) А. Хилл, сосредоточивший в своей статье внимание на ленд-лизе, помимо уже озвученного выше вывода о массовом использовании британской и американской военной техники в Московской битве пишет также о том, что британским танкам «Матильда» и «Валентайн» требовалась серьёзная модификация для использования на Восточном фронте: «…пневматические трансмиссии не выдерживали температур и требовали замены механическими альтернативами; гусеницы были узкими и подходили только для летних условий»35. Он же в монографии, изданной в 2017 году отмечает, что Красная армия лучше смогла адаптироваться к реальным условиям боевых действий, а Т-34 уже в октябре 1941 года продемонстрировали свое абсолютное превосходство над немецкими Panzer; одним из недостатков он считает партизанское движение, которое было плохо организованным, слабо поддерживалось сельским населением36. Позже его мнение относительно партизанских отрядов значительно изменится, видимо, вследствие более глубокой проработки вопроса: в монографии, датированной 2019 годом, он пишет, что к партизанам присоединились большое количество мужчин разного возраста, а также значительное число молодых женщин, оставшихся на оккупированной территории37.

Канадский и американский историки М. Олив и Р. Эдвардс сосредотачивают своё внимание на недостатках немецкой армии, упоминая отсутствие резервов, изношенность танков, орудий и другой техники, физическое и моральное истощение войск. При этом в работе не остаётся без внимания яростное сопротивление Красной армии38, но без уточнения, в чём именно оно заключалось. Преподаватель Университета Западной Австралии М. Еделе, с одной стороны, приходит к выводам о том, что сражения на Восточном фронте были решающими во Второй мировой войне, что именно здесь хребет вермахта был сломан. С другой стороны, историк так же, как и его британский коллега Э. Бивор, отмечает, что на протяжении войны Красная армия оставалась необычайной «смесью» современного и средневекового39, во время наступательных боёв начала 1942 года командиры часто по-прежнему допускали серьёзные ошибки40.

Преподаватель Университета Нового Южного Уэльса (Австралия) Д. Шталь посвятил несколько работ изучению Московской битвы. В статье, опубликованной в 2012 году, он повторяет ряд выводов, свойственных ранней послевоенной историографии, о недооценке соперника и проблем с логистикой, но также не обходит стороной тот факт, что разведка Красной армии была одним из ключевых факторов победы в Московской битве41. В монографии, увидевшей свет в 2013 году, Шталь также приходит к уже известным в историографии выводам об осенней распутице, пыли и грязи, остановившей танковые силы Ф. фон Бока; упоминает о колее советских железных дорог, которая была шире, чем в странах Западной Европы; о том, что осенью 1941 года большое количество немецких самолётов было переброшено на Средиземное море; об увеличении протяжённости фронта уже к началу октября. В то же время Шталь отмечает, что советская кадровая система позволяла постоянно отправлять на фронт новые силы, что полностью перечёркивало предположения немецкой разведки42. В исследовании «Московская битва» (2015 г.) взгляды Шталя ещё более эволюционировали в сторону объективного изучения роли СССР во Второй мировой войне, что выразилось в главных идеях работы: боевые действия в Северной Африке и Европе были второстепенными по сравнению с войной на Востоке; даже второй фронт во Франции был далёк от того, чтобы стать решающим поворотным моментом; советская пропаганда уже в 1941 году была очень эффективной43. Канадский историк М. Карли, написавший рецензию на книгу Шталя, от себя добавляет, что будущие агрессоры либо не читают историю, либо думают, что знают её лучше44. В публикации 2018 года Шталь пишет, что помимо вермахта Красной армии в 1941 году пришлось столкнуться с 700 тыс. солдат, мобилизованных на Восточный фронт союзниками Германии45.

Профессор Канзасского университета (США) Д. Стоун, как и многие военные англоязычные историки, в качестве одной из главных причин поражения вермахта в 1941 году называет грязь и дожди, однако, по его мнению, Германия проиграла ещё и в производственной войне: «СССР с поразительной скоростью приспособился к новым обстоятельствам: большая часть промышленности была эвакуирована, и очень быстро возобновилось производство оружия и техники»46. Э. Модсли в отличие от своей монографии, изданной в 2011 году, в 2015 году уже не называет погоду основной причиной неудач немецкой армии. Решающими факторами, по его мнению, были советские резервы и яростное сопротивление советских солдат. Помимо этого он отмечает присутствие Сталина в столице, полководческий талант Жукова; при этом Модсли повторяет тезис из своей предыдущей работы о том, что «победе СССР под Москвой в значительной степени способствовал перевод большого количества немецких самолётов в Средиземное море»47. Военные историки из США Дж. Рэйди и Ч. Шарп, во многом обобщая результаты предыдущих исследований, отмечают, что исход Битвы под Москвой определили несколько факторов, самыми существенными из которых были следующие: некомпетентное планирование и плохая логистика, а также отсутствие чётких и достижимых целей немцев, с одной стороны, и эффективная оборона советских войск — с другой48.

Некоторые современные англоязычные историки выступают за полный пересмотр оценок сражений на Восточном фронте и, в частности, Московской битвы. Причём современные исследования, в которых присутствует подобный подход, чаще всего принадлежат перу американских авторов. Например, вышеупомянутый Д. Гланц высказывает точку зрения, что в начале декабря главным образом отчаянное сопротивление Красной армии лишило вермахт триумфальной кульминации после шести месяцев постоянных побед; также он упоминает важность советских кадровых резервов49.

Профессоры Университета Юты Р. Смелзер и Э. Дэвис считают, что именно о советское оружие действительно сломалась немецкая армия, не менее 80 проц. которой воевало на Восточном фронте. Их исследование посвящено изучению общественного мнения американцев о Красной армии в годы войны. Например, американская пресса («Time», «Look», «Life») писала, что благодаря Г.К. Жукову Красная армия превратилась в отлаженную машину, что позволило ей противостоять немецким войскам под Москвой в 1941 году. Читатели были впечатлены, отмечают историки, тем, что советские солдаты в отличие от своих царских предшественников умели читать и писать. На страницах журнала «Тайм» в 1943 году отмечалось, что достижения У. Черчилля и Ф. Рузвельта в 1942 году неизбежно бледнеют в сравнении с тем, чего добился И.В. Сталин. Жаль, резюмируют в заключение Смелзер и Дэвис, что сейчас в сознании американцев существуют другие образы Великой Отечественной войны, в которых советские солдаты перестали быть храбрыми воинами, которые отдали миллионы жизней для победы над врагом; холодная война ослепила американцев и породила миф о Восточном фронте50.

По мнению профессора истории Университета Вирджинии У. Хичкока, самым важным элементом немецкой неудачи была удивительная способность Красной армии оправляться от ужасающих потерь с июня по декабрь и продолжать не только сражаться, но и переходить в наступление; во многом этому способствовало большое количество резервов, а также быстрая эвакуация и перестройка тысяч заводов и фабрик51. Р. Киршубель отмечает, что как отставной офицер армии США он не боится указать на львиную долю заслуги СССР в уничтожении гитлеровского Третьего рейха, указывая на героизм и мастерство воинов Красной армии. В основной части исследования историк пишет, что пока Германия боролась с относительно небольшими либо более слабыми государствами, фактор неожиданности работал; против СССР эта тактика оказалось неудачной; дождь и грязь не были чем-то новым для немецких солдат52.

Дж. Рэди и Ч. Шарп считают утверждение о том, что «Генерал Грязь» удерживал немецкие подразделения вдали от Москвы, обычным немецким оправданием. Немецкое наступление на Москву они называют самым драматическим моментом в истории Второй мировой войны, так как произошло это в то время, когда в Красной армии не было основных резервов, однако быстрая подготовка кадров уже к зиме во многом решила эту проблему53. Профессор Университета Северной Каролины Г. Вайнберг высказывает мнение, что уже к концу июля — началу августа стало ясно, что основная немецкая кампания провалилась: в отличие от царской России Советский Союз сумел мобилизовать свои человеческие и материальные ресурсы для продолжения войны; немецкая разведка сильно недооценила советские возможности54.

Таким образом, современная англоязычная историография Московской битвы 1941—1942 гг. представлена достаточно значительным количеством исследований, что говорит о сохранении интереса к изучению данной темы. Главным образом это исследования учёных из Великобритании и США. Также среди современных исследований выделяются работы историков из Австралии и Канады. Национальные историографии других англоязычных государств (Ирландия, Новая Зеландия, ЮАР и др.) мало занимаются рассматриваемыми в статье вопросами, значимых исследований по данной теме в XXI веке опубликовано не было. Если в отечественной историографии Великой Отечественной и Второй мировой войн к «ревизионистам» относят тех, кто принижает значение советских Вооружённых сил в победе, в западной историографии «ревизионистами» («новаторами») считаются исследователи, которые, наоборот, отмечают преимущества Красной армии, героизм советских солдат, а также отводят сражениям на Восточном фронте решающую роль55. Считать «ревизионистами» и тех, и тех вполне логично, так как представители обоих направлений осуществляют пересмотр существующих тенденций.

Англоязычных историков, которые остаются на позициях западной историографии времён холодной войны, принято считать традиционалистами. Безусловно, принадлежность рассматриваемых в статье учёных к двум указанным историографическим направлениям достаточно условная, однако их ключевые расхождения по основным вопросам позволили нам сделать вывод, что большинство британских историков солидарны с тенденциями, господствовавшими в западной историографии второй половины XX века. Следовательно, их допустимо отнести к представителям традиционалистского направления. Американские, австралийские и канадские исследователи, наоборот, чаще всего выступают за переосмысление устоявшихся тенденций с «ревизионистских» позиций.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Глухарев Н.Н. К вопросу о месте советско-германского фронта Второй мировой войны в англо-американской историографии // Локус: люди, общество, культуры, смыслы. 2015. № 4. С. 60.

2 Plocher H. The German Air Force versus Russia, 1941. New York: Arno Press, 1965; Plocher H. Luftwaffe versus Russia, 1941. New York: Arno Press, 1968; Turney A.W. Disaster at Moscow: von Bock’s Campaigns, 1941—1942. Albuquerque: University of New Mexico Press, 1970; Seaton A. The Battle for Moscow, 1941—1942. London: Rupert Hart-Davis, 1971; Leach B. German Strategy against Russia, 1939—1941. Oxford: Clarendon Press, 1973; Reinhardt K. Moscow: The Turning Point? The Failure of Hitler’s Strategy in the Winter of 1941—42. Oxford: Berg Publishers, 1992; Erickson J., Dilks D. Barbarossa: The Axis and the Allies. Edinburgh: Edinburgh University Press, 1994; Lak M. «Contemporary Historiography on the Eastern Front in World War II». Journal of Slavic Military Studies. 2015. № 28(3). P. 567—587.

3 Seaton A. The Russo-German War 1941—45. London: Arthur Barker, 1971; Ziemke E., Bauer M. Moscow to Stalingrad: Decision in the East. Washington, DC: Center of Military History, 1987; Ziemke E. Stalingrad to Berlin: The German Defeat in the East. Washington, DC: Center of Military History, 1987.

4 Lederrey E. Germany’s Defeat in the East: The Soviet Armies at War, 1941—1945. London: The War Office, 1955; Blau G. The Campaign Against Russia (1940—1942). Washington, DC: Department of the Army, 1955; Seth R. Operation Barbarossa: The Battle for Moscow. London: World Distributors, 1964; Carell P. Hitler’s War on Russia. London: Transworld, 1964; Clark A. Barbarossa: The Russian-German Conflict, 1941—1945. New York: Hutchinson, 1965; Seaton A. The Russo-German War, 1941—1945. Novato: Presidio Press, 1971; Keegan J. Barbarossa: Invasion of Russia, 1941. New York: Ballantine, 1971.

5 Bartov O. The Eastern Front, 1941—1945: German Troops and the Barbarisation of Warfare. London: Palgrave Macmillan, 1985; Mulligan T. The Politics of Illusion and Empire: German Occupation Policy in the Soviet Union, 1942—1943. New York: Praeger, 1988; Schulte T. The German Army and Nazi Policies in Occupied Russia. Oxford: Oxford University Press, 1989.

6 Erickson J. The Road to Berlin. London: Weidenfeld and Nicholson, 1983. P. 5—20.

7 Overy R. Why the Allies Won. London: Pimlico, 1995. P. 98.

8 O’Neill W. World War II. A Student Companion. New York: Oxford University Press, 1999. P. 7.

9 Murray W., Millett A. A War to be Won: Fighting the Second World War. Cambridge: Belknap Press, 2000. P. 410, 483.

10 Glantz D. Soviet military operational art: in pursuit of deep battle. London; Portland, Oregon: F. Cass, 1991; Glantz D. The Military Strategy of the Soviet Union: A History. London; Portland, Oregon: F. Cass, 1992; Glantz D., House J. When Titan’s Clashed: How the Red Army Stopped Hitler. Lawrence: University Press of Kansas, 1995; Glantz D. Stumbling Colossus: The Red Army on the Eve of World War. Lawrence: University Press of Kansas, 1998.

11 Glantz D. Colossus Reborn: The Red Army at War, 1941—1943. Kansas: Univ. Press of Kansas, 2005. P. XV.

12 Glantz D. Introduction // Steve Myers, Hugh Foster, Keith E. Bonn. Slaughterhouse: The handbook of the Eastern Front. Bedford: Aberjona, 2004. P. 3.

13 Stahel D. Operation Barbarossa and Germany’s Defeat in the East. Cambridge: Cambridge University Press, 2009. P. 21.

14 Lowe K. Inferno: The Devastation of Hamburg, 1943. London: Penguin Books Ltd, 2007. P. 323.

15 Roberts G. Stalin’s Victory? The Soviet Union and World War II // History Ireland. 2008. Vol. 16. P. 42; Kennedy P. Engineers of Victory: The Problem Solvers Who Turned the Tide in the Second World War. London: Penguin Books Ltd, 2013. P. 183.

16 Fugate B. Operation Barbarossa: Strategy and Tactics on the Eastern Front, 1941. Novato: Presidio Press, 1984. P. 312—315; Seaton A. The Battle for Moscow. New York: Sarpedon, 1993. P. 263—270.

17 Taylor B. Barbarossa to Berlin. A Chronology of the Campaigns on the Eastern Front 1941 to 1945. Volume 1: The Long Drive East 22 June 1941 to 18 November 1942. Staplehurst: Spellmount, 2003. P. 133.

18 Jukes G. The Second World War. Volume 5: The Eastern Front 1941—1945. New York & London: Routledge, 2003. P. 30, 31, 84.

19 Westwood D. German Infantryman. Volume 2: Eastern Front 1941—43. Oxford: Osprey Publishing, 2003. P. 60.

20 Merridale C. Ivan’s War. The Red Army 1939—1945. London: Faber and Faber, 2005. P. 96.

21 Megargee G. War of Annihilation: Combat and Genocide on the Eastern Front, 1941. Lanham: Rowman & Littlefield, 2006. P. 88, 91, 100, 103.

22 Mawdsley E. December 1941: twelve days that began a world war. New Haven; London: Yale univ. press, 2011. P. 34.

23 Mawdsley E. Thunder in the East: The Nazi-Soviet War, 1941—1945. London: Hodder Arnold, 2005. P. 53.

24 Mawdsley E. December 1941: twelve days that began a world war. P. 32, 36, 37, 150, 286.

25 O’Brien P. How the War was Won? Air–Sea Power and Allied Victory in World War II. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 193, 194.

26 Menning B., House J. Soviet strategy // The Cambridge History of the Second World War. Volume I. Fighting the War. Edited by John Ferris and Evan Mawdsley. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 235, 237.

27 O’Brien P. Logistics by land and air // Ibid. P. 612.

28 Ferris J. Intelligence // Ibid. P. 658.

29 Cornish N. Hitler versus Stalin: The Eastern Front 1941—1942: Barbarossa to Moscow. Barnsley: Pen and Sword, 2016. P. 106.

30 Невежин В.А. Синдром наступательной войны. Советская пропаганда в преддверии «священных боёв» 1939—1941. М.: АИРО-XX, 1997; Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2001; Александров К.М. Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А.А. Власова 1944—1945. М.: Посев, 2001.

31 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 в 6 т. М.: Военное издательство Военного министерства Союза ССР, 1960—1965; История второй мировой войны 1939—1945 в 12 т. М., 1973—1982.

32 Городецкий Г. Миф «Ледокола». Накануне войны. М: Прогресс-Академия, 1995; Помогайбо А.А. Псевдоисторик Суворов и загадки Второй мировой войны. М.: Вече, 2002.

33 Кикнадзе В.Г. Великая Отечественная война 1941—1945 гг.: историческая правда о ключевых событиях и явлениях в вопросах и ответах. М.: Прометей, 2020. С. 8; подробнее см.: он же. Российская политика защиты исторической правды и противодействия пропаганде фашизма, экстремизма и сепаратизма: монография. М.: Прометей, 2021; он же. Как защитить свою историю? Государственная политика современной России в сфере сохранения исторической памяти и обеспечения медиабезопасности: направления, противоречия, результаты и перспективы. М.: Вече, 2022.

34 Он же. Великая Отечественная война 1941—1945 гг.: историческая правда о ключевых событиях и явлениях в вопросах и ответах. С. 8.

35 Hill A. British «Lend-Lease» Tanks and the Battle for Moscow, November — December 1941 — A Research Note // Journal of Slavic Military Studies. 2006. № 19. P. 289, 291.

36 Hill A. The Red Army and the Second World War. Cambridge: Cambridge University Press, 2017. P. 4, 253, 276.

37 Hill A. Soviet Partisan Versus German Security Soldier. Oxford: Osprey Publishing, 2019. P. 19.

38 Olive M., Edwards R.J. Operation Barbarossa, 1941. Mechanicsburg: Stackpole Books, 2012. P. 7.

39 Beevor A. The Fall of Berlin 1945. New York: Penguin, 2002. P. 28.

40 Edele M. Militaries Compared: Wehrmacht and Red Army, 1941—1945 // A Companion to World War II. Volume I. Edited by Thomas W. Zeiler, with Daniel M. DuBois. Hoboken: Blackwell Publishing, 2013. P. 169, 173, 174.

41 Stahel D. Radicalizing Warfare: The German Command and the Failure of Operation Barbarossa // Nazi Policy on The Eastern Front, 1941. Total War, Genocide and Radicalization. Edited by Alex J. Kay, Jeff Rutherford and David Stahel. Rochester: University of Rochester Press, 2012. P. 23, 31, 38.

42 Stahel D. Operation Typhoon. Hitler’s March on Moscow, October 1941. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. P. 4, 19, 20, 22, 40, 45, 68.

43 Stahel D. The Battle for Moscow. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 1-2, 273.

44 Carley M. The Battle for Moscow // Europe-Asia Studies. 2017. №69. P. 1127.

45 Stahel D. Introduction // Joining Hitler’s Crusade. European Nations and the Invasion of the Soviet Union, 1941. Edited by David Stahel. Cambridge: Cambridge University Press, 2018. P. 11.

46 Stone D. Operations on the Eastern Front, 1941—1945 // The Cambridge History of the Second World War. Volume I. Fighting the War. Edited by John Ferris and Evan Mawdsley. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 339, 341.

47 Mawdsley E. Thunder in the East: The Nazi-Soviet War, 1941—1945. London: Bloomsbury Academic, 2015. P. 78, 80.

48 Рэйди Д. Дальше ни шагу: сражение за Наро-Фоминск 20—31 октября и 1—3 декабря 1941 года. Ч. 2 // Вестник Тюменского государственного университета. Гуманитарные исследования. Humanitates. 2021. Т. 7. № 1(25). С. 160.

49 Glantz D. An Annotated Chronology of the War on the Eastern Front // Steve Myers, Hugh Foster, Keith E. Bonn. Slaughterhouse: The handbook of the Eastern Front. Bedford: Aberjona, 2004. P. 21, 22.

50 Smelser R., Davies E.J. The Myth of the Eastern Front: The Nazi-Soviet War in American Popular Culture. Cambridge: Cambridge University Press, 2008. P. 1, 2, 12, 13, 19, 248, 249.

51 Hitchcock W.I. The Bitter Road to Freedom: A New History of the Liberation of Europe. New York: Simon & Schuster, 2008. P. 251.

52 Kirchubel R. Hitler’s Panzer Armies on the Eastern Front. Barnsley: Pen and Sword Books, 2009. P. VI-VII, 2, 79.

53 Radey J., Sharp C. The Defense of Moscow 1941: The Northern Flank. Barnsley: Pen & Sword Books, 2012. P. 30, 237.

54 Weinberg G. German strategy, 1939–1945 // The Cambridge History of the Second World War. Volume I. Fighting the War. Edited by John Ferris and Evan Mawdsley. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 120.

55 Glantz D. Foreword // Radey J., Sharp C. The Defense of Moscow 1941: The Northern Flank. Barnsley: Pen & Sword Books, 2012. P. 7; Kay A.J., Rutherford J., Stahel D. Introduction // Nazi Policy on The Eastern Front, 1941. Total War, Genocide and Radicalization. Edited by Alex J. Kay, Jeff Rutherford and David Stahel. Rochester: University of Rochester Press, 2012. P. 5; O’Brien P. How the War was Won? Air–Sea Power and Allied Victory in World War II. Cambridge: Cambridge University Press, 2015. P. 7, 8.

Иллюстрации из источников: pinterest.ru; fi.pinterest.com; bazell.tourister.ru; kudamoscow.ru; timhayward.wordpress.com; bmpd.livejournal.com; amazon.com