Инструмент «мягкой силы» в реализации отечественной репатриационной политики 1944 — начала 1950-х годов: конфликт интересов государств-союзников

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается история институирования репатриационной политики СССР в период с окончания Великой Отечественной войны до начала 1950-х годов. Репатриация советских граждан и приравненных к ним лиц проходила на фоне ярко обозначившихся на завершающем этапе Второй мировой войны геополитических и системных противоречий между странами Запада и СССР. Государства-союзники активно применяли инструмент «мягкой силы» как концепт, демонстрировавший идеи организации послевоенного миропорядка и национально-государственного развития. Активно использовались в этом контексте правовые, пропагандистские средства, диаспоральные институты, внутригосударственные специальные объединения, международные организации.

Summary. The paper traces the history of instituting Soviet repatriation policies between the end of the Great Patriotic War and the early 1950s. Repatriation of Soviet nationals and similar persons proceeded against the background of geopolitical and system contradictions between the West and the Soviet Union that had grown increasingly conspicuous. Our allies were actively using the soft power instrument as a concept displaying the ideas of postwar world order organization. In this context, the actively used means ranged from legal, propaganda, and ethnic community institutions to intra-state special associations, and international organizations.

Из истории военно-политических отношений

ГАЛАС Марина Леонидовна — главный научный сотрудник федерального государственного образовательного бюджетного учреждения высшего образования «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации», доктор исторических наук, профессор (Москва. E-mail: MLGalas@fa.ru).

 Инструмент «мягкой силы» в реализации отечественной репатриационной политики 1944 — начала 1950-х годов: конфликт интересов государств-союзников

Институирование репатриационной политики в период с 1944 до начала 1950-х годов выражалось в создании системы законов и подзаконных актов союзных государств. Так, в целях урегулирования процедуры репатриации Союз ССР, Соединённые Штаты Америки, Великобритания 11 февраля 1945 года в ходе Ялтинской конференции заключили соглашение о защите, содержании, репатриации граждан союзных государств на территории, освобождённой от фашистской оккупации. Репатриируемым должна была предоставляться гуманитарная помощь.

В эту систему нормативного регулирования репатриации входили приказы и директивы Народного комиссариата внутренних дел (с марта 1946 г. — Министерства внутренних дел) Союза ССР1. Важную роль в этом процессе сыграло Управление Уполномоченного Совета народных комиссаров (с марта 1946 г. — Совета министров) Союза ССР по делам репатриации граждан СССР (далее — Управление). Деятельность Управления основывалась на законодательстве СССР, нормативных актах союзных государств и стран пребывания советских граждан, военнопленных, интернированных и перемещённых лиц, беженцев, международных соглашениях.

Военнопленные, бывшие служащие Русской армии, белоэмигранты, а также лица, прежде проживавшие на территории Советского государства (в их числе эстонцы, латыши, литовцы, поляки, западные украинцы и белорусы, проживавшие на территориях, присоединённых к СССР в 1939—1940 гг.), направлялись в проверочно-фильтрационные лагеря на основании директивы Народного комиссариата внутренних дел СССР № 53/3714 от 7 мая 1945 года. Соединённые Штаты Америки, Великобритания, Французская Республика рассматривали жителей присоединённых к СССР западных территорий, равно и российских постреволюционных (т.н. «старых») эмигрантов и нисходящей их линии, советских невозвращенцев как «бесподданных» с правом свободы перемещения и выбора места жительства с предоставлением паспорта той страны, которую эти категории эмигрантов выбрали для проживания.

Советские компетентные органы не только проводили репатриационные мероприятия административного характера, но и обеспечивали граждан СССР и причисленных к ним лиц, военнопленных и перемещённых продовольствием, медицинской помощью, одеждой, правовой защитой и консульскими услугами, помогали в урегулировании трудовых отношений, финансовых вопросов. Важной функцией Управления была деятельность по информационному обеспечению репатриационных и сопутствовавших им социальных мероприятий и пропаганде возвращения в СССР эмигрантов, военнопленных, перемещённых, беженцев, других категорий лиц, подлежавших репатриации. Показательно, что на основании постановления Совета народных комиссаров (СНК) СССР от 4 октября 1944 года при институте Уполномоченного СНК СССР по делам репатриации граждан СССР было учреждено Управление агитации и пропаганды. Новая структура должна была проводить политическую и культурную работу среди подлежавших репатриации лиц. Управление агитации и пропаганды распространяло периодические издания, листовки, плакаты, художественную и популярную литературу. Отдел политического просвещения этого управления занимался организацией художественных и тематических выставок, демонстрацией кинофильмов, иных мероприятий.

В Управлении агитации и пропаганды рассматривались рапорты военнопленных, коллективные и персональные обращения беженцев, интернированных по вопросам нарушения прав человека, совершения правонарушений и преступлений в странах пребывания, а также по фактам ненадлежащего содержания репатриационных лагерей, организованных во исполнение международных соглашений СССР с союзными государствами и побеждёнными странами фашистского блока2. Например, советские граждане (военнопленные, бывшие узники концентрационных лагерей, участники движения Сопротивления), содержавшиеся в лагерях Великобритании (Отли-Воркс, Бароу Хаус, др.), жаловались на крайне тяжёлые условия, осложнённые совместным содержанием их с военнопленными фашистами, назначенными администрацией руководителями самоуправляемых лагерных структур. Среди документов Управления агитации и пропаганды подобных жалоб от советских граждан, находившихся в репатриационных лагерях на территории Италии, Египта, других стран, немало.

В период апрель—август 1945 года институт Уполномоченного СНК Союза ССР по репатриации советских граждан в Западной Европе проверил положение дел с репатриантами в зоне 12-й армейской группы, 1, 3, 9, 15-й армий Соединённых Штатов Америки, дислоцированных в Центральной Германии. Были освобождены около 800 тыс. пленных граждан СССР, изнурённых голодом, отсутствием одежды и обуви.

Симптоматично, что в концентрационных лагерях Третьего рейха советские военнопленные и гражданские узники содержались в принципиально разных условиях. Красноречив пример лагеря Stalag XVIIIA, располагавшегося недалеко от г. Вольфсберг в Австрии. Советские военнопленные содержались изолированно в бесчеловечных условиях. Граждане Великобритании, Австралии, Канады, Франции и колоний обеспечивались продовольствием и одеждой, относительно добротными бараками, имели свою футбольную команду, театр.

Система двойного административного управления репатриационным процессом эффективно действовала во Франции. Советские нормативные акты согласовывались с законодательством Французской Республики. Специализированные французские репатриационные структуры выстраивали свою деятельность сообразно межгосударственным соглашениям, политической линии СССР. Так, генеральным штабом военного министерства Французской Республики 25 января 1945 года во исполнение двустороннего соглашения для начальников репатриационных лагерей была составлена инструкция о мерах в отношении граждан СССР, ограничившая перечень лиц, подлежавших репатриации, только теми советскими гражданами, которые покинули страну происхождения с 22 июня 1941 года ввиду военной опасности. Процедура подтверждения гражданства в военной миссии или консульстве СССР для последующей репатриации должна была проходить исключительно на добровольной основе. Также при соблюдении принципа добровольности в лагерях репатриации граждане СССР могли трудиться в составе рабочих команд, сформированных по согласованию с репатриационными структурами СССР французскими службами занятости и биржами труда, но без заключения трудового контракта. Такая форма трудоустройства не допускала получения вида на жительство во Франции. В интересах ограничения притока иностранных трудовых ресурсов установленное для советских граждан правило получило развитие в законодательстве3.

Последующая инструкция о мерах в отношении граждан СССР от 12 февраля 1945 года, разработанная министерством по делам военнопленных и беженцев совместно с генеральным штабом и отделом по освобождению военнопленных военного министерства Франции, расширила круг репатриантов, закрепив формулу о репатриации граждан СССР, вывезенных с территории страны происхождения вынужденно в связи с военными событиями. Соответственно, подпадали под статус репатриантов военнопленные и беженцы Первой мировой войны, постреволюционные эмигранты, невозвращенцы. Военной миссии и представителям Уполномоченного СНК СССР разрешалось проводить инспектирование репатриационных лагерей для граждан СССР, процедуру установления личности. Советские граждане, находившиеся в репатриационных лагерях, получили статус жертв войны. Инструкция от 12 февраля 1945 года утвердила равную оплату труда граждан СССР и французов за одинаковую работу, а также идентичную уголовную, административную и гражданскую юридическую ответственность, процессуальные правила. Вместе с тем административные структуры Франции отказали представителям Уполномоченного Совмина СССР в принуждении «бесподданных», эмигрантов постреволюционного времени и их нисходящей линии, невозвращенцев к репатриации при условии легитимности их проживания на территории Франции, подтверждённого документами на право постоянного жительства, выданными префектурами департаментов4. В проведении данной ограничительной линии в отношении советской репатриационной политики для вышеперечисленных категорий лиц, причисленных руководством СССР к советским гражданам, помогала Администрация Организации Объединённых Наций по оказанию чрезвычайной помощи и восстановлению (United Nations Relief and Rehabilitation Administration (UNRRA))5. UNRRA распространила свою юрисдикцию на многие лагеря репатриируемых, находившиеся на территории Германии, подконтрольной союзным войскам. «Бесподданные», «отказники», невозвращенцы, российские постреволюционные мигранты, не заинтересованные в возвращении в СССР, стремились попасть под административный контроль Великобритании, где действовал принцип non refoulement (невысылки).

Ограничительные меры по репатриации «бесподданных», постреволюционных эмигрантов, невозвращенцев препятствовали возвращению государственных преступников — коллаборационистов, служивших в вооружённых силах Третьего рейха, Русской освободительной армии Комитета освобождения народов России, организованной штабом войск СС. Граждане СССР, имевшие в СССР родственников, побеседовав со специалистами представительства Управления Уполномоченного СНК (Совмина) СССР по делам репатриации граждан СССР на территории Западной Европы, соглашались возвратиться на родину. Следует отметить, что тактика убеждения была эффективна применительно к интеллигенции и высококвалифицированным специалистам.

С другой стороны, опасения быть подвергнутыми репрессиям на родине были довольно распространены, и невозвращенцы, постреволюционные эмигранты, имевшие квартиры, дома, самоорганизовывались для противодействия репатриации, контроля проезда к своим домам, предупреждения проникновения в места их компактного проживания незнакомых людей, чтобы в случае опасности принудительной репатриации покинуть своевременно дома и квартиры. В случае встречи с офицерами репатриационной службы или Военной миссии они имитировали гражданство других государств. Репатриационные структуры СССР практиковали и метод внезапности в проведении репатриационных процедур. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Галас М.Л. «Чужие среди своих»… Репатриационная политика России (СССР) в 1920—1940-е гг. М.: 2011. С. 283—287.

2 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 9526. Оп. 1. Д. 4. Л. 30—36.

3 Ордонанс от 2 ноября 1945 г. № 45-2658 «О въезде и пребывании иностранцев». Декрет от 18 марта 1946 г. № 46-448. Декрет от 31 декабря 1947 г. № 47-2410.

4 ГА РФ. Ф. 9526 сч. Оп. 6. Д. 241. Л. 234—237.

5 Организация создана в 1943 г. в целях помощи восстановлению территорий, освобождённых от оккупации государств оси Берлин — Рим — Токио. UNRRA объединила 52 государства, которые вносили в уставный фонд организации 2 проц. от национального дохода. Организация проводила деятельность по обеспечению пострадавших от военных действий стран продовольствием, медикаментами, занималась восстановлением коммунальной инфраструктуры, сельского хозяйства и промышленности. Благодаря деятельности UNRRA примерно 7 млн вынужденно перемещённым, беженцам, пленным и пр. удалось возвратиться в страны происхождения.

Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счёт бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета