Генерал В.И. Ромейко-Гурко в годы Первой мировой войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена боевому пути одного из лучших полководцев России в годы Первой мировой войны генерала от кавалерии В.И. Ромейко-Гурко. На основе  широкого круга источников (в том числе ранее не публиковавшихся архивных материалов) рассмотрены основные этапы боевой и военно-административной карьеры генерала.

Summary. The article is devoted to the combat path of one of the best military leaders in Russia during the First World War Cavalry General V.I. Romeyko-Gourko. On the basis of a wide range of sources (including previously unpublished archival materials) the main stages of the General’s combat and military-administrative career are considered.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Астраханского государственного технического университета, доктор исторических наук, кандидат юридических наук

(г. Астрахань. E-mail: stratig00@mail.ru)

«ОН ОЧЕНЬ РЕШИТЕЛЕН, ТВЁРД ХАРАКТЕРОМ И ЛИБЕРАЛЬНО НАСТРОЕН…»

 

Генерал В.И. Ромейко-Гурко на Русском фронте в 19141917 гг.

 

В.И. Гурко отличился и во время Лодзинской операции (29 октября — 6 декабря 1914 г.), проводившейся силами 1, 2, 5-й русских армий против 9-й германской и 2-й австро-венгерской армии и германского Силезского ландверного корпуса. С 9 ноября 1914 года Василий Иосифович был командиром VI армейского корпуса, в который входили 4-я и 16-я пехотные дивизии (с середины ноября — 67-я и 55-я пехотные дивизии), а также 16-я артиллерийская бригада. С 12 октября корпус находился в составе 1-й армии Северо-Западного фронта (командующий генерал от кавалерии П.-Г.К. фон Ренненкампф), выполняя задачу прикрытия правого фланга и тыла армии, действовавшей к западу от р. Вислы. 13 октября — 4 ноября корпус участвовал в наступлении на Рационж, Серпец и Рыпин, активными действиями прикрывая тыл и фланг русских войск, действовавших на левом берегу Вислы.

«21 ноября (здесь и далее в цитате даты даны по новому стилю. — Прим. авт.) я получил предписание прибыть… в расположение 1-й армии и принять командование 6-м корпусом… который был только что переброшен с правого берега реки в окрестности городка Лович, — вспоминал Василий Иосифович. — Сдав командование кавалерийской дивизией, я на следующий день отправился в путь и для быстроты пересёк всю Восточную Пруссию через Лык на автомобиле, а от города Граево поехал по железной дороге через Варшаву, имея конечной целью городок Сохачев, в котором размещался штаб 1-й армии генерала Ренненкампфа. Получив в штаб-квартире армии необходимые указания, я 26 ноября прибыл в расположение штаба 6-го армейского корпуса, как раз готовившегося напасть на германцев, которые, в свою очередь, наступали на городок Лович»1.

Именно Лович был ключевым пунктом в деле перелома боёв у Лодзи в пользу русского оружия. Британский военный агент А. Нокс отмечал: «22-го числа (по новому стилю. — Прим. авт.) 1-й резервный германский корпус неудачно пытался взять Лович»2. В.И. Гурко писал: «…я был вынужден отвлечь для обороны этого пункта значительную часть своих сил, что полностью исключало для меня всякую возможность дальнейшего продвижения вперёд. Одновременно штаб армии, учитывая важность станции Лович, отправил в этот район несколько свежих дивизий и поручил мне организовать там оборону. Фронт, занимаемый моими дивизиями, к тому времени расширился до сорока километров. Обещанные войска, целиком укомплектованные резервистами второй очереди (55-я и 67-я пехотные дивизии. — Прим. авт.), ещё до соединения со мной были яростно атакованы… Впервые оказавшись в бою, второочередные дивизии не могли выдержать натиска закалённых германских частей, пользовавшихся вдобавок поддержкой тяжёлой артиллерии, которая у нас на этом участке фронта полностью отсутствовала. В итоге мне пришлось организовывать оборону Ловича собственными силами, одновременно занимаясь приведением в порядок новоприбывших дивизий, совершенно расстроенных неприятелем. Впоследствии эти части не только выдерживали ураганный огонь врага и яростные атаки его пехоты, но, в свою очередь, побивали германцев своими контратаками. Когда стало возможно подтянуть свежие войска, мы не только укрепили своё положение под Ловичем, но оттеснили германцев достаточно далеко для того, чтобы проходящие через эту станцию железные дороги смогли продолжить работу. Во время своего первого наступления германцам удалось добраться до самых окраин маленького городка… После трёх дней бесплодных попыток захватить Лович германцы прекратили атаки… В тот момент мой корпус, состоявший из пяти сильно поредевших дивизий, занимал фронт длиной примерно в сорок пять километров»3. 55-я пехотная дивизия вынесла на своих плечах основную нагрузку обороны города.

9 ноября стал переломным днём в Лодзинских боях. Ловичский отряд, постепенно двигаясь навстречу наступавшим частям 5-й и 2-й армий, восстановил с ними связь. Получился как бы «слоёный пирог» — немецкая группировка Р. фон Шеффер-Бояделя, взявшая в полукольцо 2-ю армию, сама попала в окружение. Именно у Ловича был восстановлен единый фронт русских армий и сомкнуто кольцо окружения. В силу этого данный пункт и стал объектом пристального внимания германского командования.

15 ноября VI корпус начал наступление на местечки Собота и Белявы (штаб корпуса находился в местечке Лышковице), потеснил части 1-й германской пехотной дивизии, перешёл р. Мрогу и закрепился на новых позициях, при этом частями 67-й пехотной дивизии в Белявах были захвачены 2 пулемёта, более 100 пленных, оружие и снаряжение4. Был выполнен приказ командующего армией от 14 ноября: «Генералу Гурко овладеть районом Собота — Белявы и самым решительным образом содействовать генералу Захарову (командиру 55-й пехотной дивизией, которая с 15 ноября находилась в подчинении В.И. Гурко. — Прим. авт.) отбросить противника, находящегося перед ним, для чего теперь же ночным маршем перебросить часть сил через реку Бзуру для действия в направлении на Здуны и Мауржице. При этом необходимо иметь в виду, что удержание Ловича для армии является первостепенной задачей»5.

Отряд Гурко стал ключевым соединением 1-й армии в Ловичских боях на заключительном этапе Лодзинской операции. Ему были подчинены бригада 76-й пехотной дивизии, 2-я Туркестанская стрелковая бригада, сводная бригада 3-й сибирской дивизии, отдельная кавалерийская бригада и Колыванский пехотный полк6.

В боях 17 ноября части В.И. Гурко имели успех: сводная бригада 3-й сибирской дивизии с боем взяла Марьянку, бригада 16-й дивизии форсировала реку на участке Гавротка-Бочки (но в дальнейшем понесла большие потери), успех сопутствовал и коннице.

В последующие дни отражались энергичные контратаки противника. На 18 ноября диспозиция отряда Гурко была следующей: «1-я бригада 4-й пех. дивизии… севернее Ловича. Туркестанцы — д. Шудлов фронтом на северо-запад, три полка 55-й дивизии — на шоссе Лович — Белявы южнее деревни Бохен, 4-й полк этой дивизии — д. Гужня, 67-я дивизия и 2-я бригада 4-й дивизии — фронт Тромбы — Рулице — западная опушка леса, при этом бригада 4-й дивизии имела всего 8 орудий, так как вчера во время боя 5 орудий были подбиты, а 5 не могли быть вывезены из боя. Около 11 час. утра на фронте Древец (верста западнее Гужня) — Тромбы начался артиллерийский бой, который позже развился до фронта Бохен — Рулице. По донесению ген. Гурко от 6 час. вечера перед 1-й бригадой 4-й дивизии неприятель начал отступление мелкими партиями и при отходе был обстрелян нашей артиллерией»7.

22 ноября «на фронте ген. Гурко немцы сосредоточили свои усилия против отряда генерала Нордгейма (командир бригады 4-й пехотной дивизии. — Прим. авт.), особенно на участке против д. Недзвяды. Здесь немцы подвезли особенно много пулемётов и выставили свои батареи на близком расстоянии от наших окопов и с 11 час. утра вели непрерывный артиллерийский, пулемётный огонь. Под прикрытием этого огня пехотные части неприятеля медленно продвигались вперёд, задерживаемые в своём движении нашим огнём. Наступление немцев приостановилось лишь около 6 час. вечера, причём их цепи залегли в 800 шагах от наших. Одновременно неприятель пытался охватить правый фланг ген. Нордгейма, но был остановлен, не доходя д. Лагушев, как огнём частей генерала Нордгейма, так и 11-го Турк. полка. По последним сведениям неприятель начинает накапливаться у д. Сверыж. На остальном фронте генерала Гурко вёлся лишь артиллерийский бой»8. 23 ноября германцы повторили атаку на позиции частей Нордгейма, но вновь были отбиты (русская артиллерия вела эффективный контрбатарейный огонь).

В конце ноября на фронте VI корпуса происходили преимущественно огневые бои, началась бомбардировка Ловича тяжёлой австрийской артиллерией. 28 ноября 16-я дивизия подверглась сильной атаке, которая была отбита при поддержке резерва 67-й дивизии. 30 ноября противник атаковал на участках 4-й и 55-й пехотных дивизий.

На втором этапе боёв за Лович (1—8 декабря) войска 1-й армии получили приказ перейти в наступление. Оно разворачивалось медленно из-за сильного (прежде всего огневого) сопротивления германцев, часто переходивших в контратаки. Так, 2 декабря «4-я дивизия 6-го корпуса наступала совместно с 1-м Сиб. корпусом, но не могла продвинуться днём вперёд ввиду сильного неприятельского огня и залегла в полуверсте от наших окопов; левофланговый полк дивизии наступал от Свионце к конному броду ивыяснил присутствие немецких окопов на южном берегу Бзуры… На всём остальном фронте 6-го корпуса немцы вели ураганный огонь, стойко выдерживающийся нашими частями. Для оказания помощи частям 55-й дивизии… двинуты… два батальона 67-й дивизии»9.

Ловичский район был планомерно эвакуирован и оставлен русскими войсками, отошедшими на новые позиции. В результате тяжёлых боёв к 6 декабря численность VI армейского корпуса приближалась к 17 тыс. человек10 (40 проц. от штатной численности и 58 проц. от численности корпуса к 1 ноября).

К середине декабря корпус занял 15-км участок фронта у слияния рек Бзура и Равка. В это время войска Гурко впервые столкнулись с химическим оружием немцев: «На моём правом фланге стояла 55-я дивизия, занимавшая оборону вблизи от Боржимовицкого леса на небольшом удалении от вражеских позиций. Примерно 28 декабря (по новому стилю. — Прим. авт.) там успешно отразили несколько германских атак. После полудня траншеи дивизии, тянувшиеся приблизительно на километр вдоль леса, вновь подверглись сильному обстрелу. С приближением сумерек германцы пошли в атаку и, к изумлению начальника… дивизии, без особых трудностей заняли лес. К тому времени русские солдаты уже привыкли к ураганному огню германской артиллерии, открывавшемуся непосредственно перед атакой, и нашли способы так укрываться от обстрела, чтобы нести как можно меньше потерь. При этом подразделения располагались таким образом, что могли встретить атакующего неприятеля огнём; если же германцам сопутствовал временный успех, то наши солдаты немедленно контратаковали, не давая врагу времени прийти в себя после атаки или организовать оборону только что захваченных им траншей. На этот раз пришлось вызвать дивизионные резервы, чтобы лучше подготовить контратаку с использованием более крупных сил. Примерно в три часа пополуночи я получил донесение, что эта атака оказалась успешной и германцы из леса выбиты. Одновременно мне донесли, что наши траншеи буквально завалены трупами русских и германских солдат, ввиду чего в других местах начато рытьё новых окопов. Старые траншеи закопали, использовав их в качестве брат­ских могил… на следующее утро я получил дополнительное донесение… что в лесу обнаружены тела солдат, находящихся в бессознательном состоянии и почти не подающих признаков жизни, и что ещё примерно двести человек в подобном же состоянии отправлено в тыл… Одновременно офицеры медицинской службы доложили, что от одежды доставленных к ним в полубессознательном состоянии людей исходит отчётливый запах формалина. Уцелевшие в бою подтвердили, что во время артиллерийского обстрела тот же самый запах был намного сильнее, чему во время атаки они не придали никакого значения, думая, что так пахнет какое-то новое взрывчатое вещество. Никто не подозревал, каковы будут результаты распространения этих газов. Германские солдаты, укрывшиеся в захваченных ими русских траншеях, чтобы спастись от нашего огня, по всей видимости, также подверглись действию удушающего газа, в результате чего Боржимовицкий лес остался в наших руках, причём сами атаковавшие германцы понесли тяжёлые потери»11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Гурко В.И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914—1917. М., 2007. С. 112.

2 Нокс А. Второе наступление Гинденбурга в Польше // Военный зарубежник. 1922. № 8—9. С. 425.

3 Гурко В.И. Указ. соч. С. 113, 114.

4 Сборник документов мировой империалистической войны на Русском фронте (1914—1917 гг.). Лодзинская операция. М., 1936. С. 306.

5 Там же. С. 310.

6 Там же. С. 314.

7 Там же. С. 317.

8 Там же. С. 349.

9 Там же. С. 361.

10 Корольков Г.К. Лодзинская операция 2 ноября — 19 декабря 1914 г. М., 1934. С. 198.

11 Гурко В.И. Указ. соч. С. 117, 118.