Формирование активной и аргументированной позиции по вопросам сохранения исторической памяти о Великой Победе

image_pdfimage_print

Аннотация. Рецензируемая монография В.Г. Кикнадзе «Как защитить свою историю? Государственная политика современной России в сфере сохранения исторической памяти и обеспечения медиабезопасности: направления, противоречия, результаты и перспективы» освещает вопросы защиты исторической памяти как важнейшего инструмента сохранения суверенитета страны в свете актуальных угроз и вызовов геополитической целостности и социальному благополучию России. Указанная работа нацелена на формирование объективной исторической оценки ключевых событий Второй мировой войны и Великой Отечественной войны советского народа 1941—1945 гг., защиту исторической правды о Великой Победе и противодействие её фальсификациям как инструменту информационно-психологической войны, ведущейся против Российской Федерации странами Запада. Значительное место в монографии уделяется проблематике экстремизма и вопросам противодействия этому социально опасному явлению.

Summary. The monograph by V.G. Kiknadze under review is named How Do We Protect Our History? The state policies of modern Russia in the area of preserving historical memory and providing media security: trends, contradictions, results and prospects. It highlights issues of protecting historical memory as a major instrument of preserving the country’s sovereignty in light of topical threats and challenges to the geopolitical integrity and social well-being of Russia. The said work aims at forming an objective historical assessment of key events in the Second World War and Great Patriotic War of the Soviet people in 1941—1945, defending the historical truth about the Great Victory and countering its falsification as a tool of informational-psychological warfare waged by the West against the Russian Federation. The monograph dwells on issues of extremism and measures of dealing with this social hazard.

КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЕННОГО ИСТОРИКА

БЕЛЬСКИЙ Виталий Юрьевич — профессор кафедры философии Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, председатель бюро Московского отделения Российского философского общества, доктор философских наук, профессор

У нас должна быть своя Правда

Формирование активной и аргументированной позиции

по вопросам сохранения исторической памяти о Великой Победе

Представленная на рецензирование монография* доктора исторических наук, доцента, члена-корреспондента РАРАН В.Г. Кикнадзе посвящена исследованию различных сторон и аспектов животрепещущей для настоящего и будущего Российского государства проблемы защиты исторической памяти как важнейшего инструмента сохранения суверенитета и обеспечения всеобъемлющей безопасности страны в свете актуальных, а сегодня уже и реальных, угроз и вызовов геополитической целостности и социальному благополучию России, характерных для современной исторической эпохи. Данная книга является продолжением, частью системного анализа автором исторических событий нашей великой истории.

Незамедлительно начатый после ослабления в результате «холодной войны» и развала СССР передел мира спровоцировал ситуацию, в которой сложившиеся к 80-м годам XX века нормы международного права, принятые по итогам Второй мировой войны и во многом закреплявшие её результаты, стали мешать тем, кто объявил себя победителем в «холодной войне». Об этом неоднократно прямо и недвусмысленно заявлял в своих выступлениях и статьях Президент Российской Федерации В.В. Путин1, указывая на то, что агрессивные, экспансионистские действия ряда мировых геополитических игроков, объединившихся под идейной и организационной гегемонией новоявленного претендента на абсолютное мировое господство в лице США в условный «коллективный Запад», нарушили баланс сил в мире и создали ситуацию, когда прежние соглашения и договора фактически перестали действовать.

В этих условиях в целях тотальной ревизии итогов Второй мировой войны и формирования «нового мирового порядка» под эгидой вашингтонского «глубинного государства» началась беспрецедентная по своим масштабам и уровню задействованных средств и ресурсов атака на историческую память как в государствах — бывших союзниках СССР по социалистическому лагерю, так и на самом советском пространстве, прежде всего в Российской Федерации. Не брезгуя никакими средствами, нахраписто и споро, откровенно по-хамски англо-саксонские последователи Геббельса, их европейские сателлиты и холуйствующие наймиты из отечественной либеральной тусовки через колено стали ломать все те представления, которые ещё совсем недавно являлись священными и не подлежали никакому сомнению и тем более ревизии. В принципе, старт этому процессу был дан ещё на излёте существования СССР, когда, уступив давлению горбачёвских прогрессоров и прибалтийских националистов, услужливо выполнявших политический заказ своих заокеанских хозяев и идейных вдохновителей, I Съезд народных депутатов СССР в мае 1989 года проголосовал за включение в повестку дня вопроса о договорах между Германией и Советским Союзом 1939 года и секретных дополнительных протоколах к ним, а II Съезд народных депутатов СССР 25 декабря 1989 года в результате повторного голосования принял постановление № 979-1 «О политической и правовой оценке Советско-германского договора о ненападении от 1939 года», ставшего своеобразной точкой перехода той роковой черты, за которой начался «парад суверенитетов», завершившийся распадом СССР.

Фальсификация и искажение истории России, иных суверенных государственных образований, возникших на постсоветском пространстве, продолжались и даже усилились в 1990-е и в период «нулевых» годов. При этом фальсификация истории Великой Отечественной войны советского народа, всей Второй мировой войны занимала в этом процессе особое место. Необходимо было вытравить из памяти и сознания людей, прежде всего молодёжи, воспоминания о том времени, когда предшествующие поколения, сплотившись вне зависимости от этнической принадлежности вокруг главных ценностей советского строя, дали отпор фашизму во всех его самых омерзительных проявлениях. Более того, на тех территориях постсоветского пространства, которые, по замыслу западных геополитических архитекторов, стали основой запущенного Вашингтонским глобалистским лобби проекта «АнтиРоссия» — в государствах Балтии и на Украине, — были инициированы процессы формирования альтернативной истории, настолько радикально искажающей и переворачивающей исторические представления с ног на голову, что фактическая реабилитация в общественном сознании идеологии и практики нацизма в указанных странах к середине — второй половине 10-х годов XXI столетия стала печальным знамением времени.

Ввиду превалирования либерального мейнстрима в официальной идеологии и политической практике постсоветской России указанные тенденции долгое время не только не замечались Российским государством, а, напротив, едва ли не поддерживались его отдельными институтами, особенно теми, которые отвечали за нравственное и идеологическое состояние общества. Это находило своё выражение в выходе на экраны многочисленных аляповатых фильмов о Великой Отечественной войне, искажавших до неузнаваемости подвиг советского народа, в билбордах с фотографиями экипажей немецких бомбардировщиков, поздравлявших россиян с Днём Победы, в оговорках телеведущих, в распространившихся с подачи таких мастеров либеральной журналистики, как Александр Минкин, обывательских представлениях из разряда: проиграли бы войну, пили бы сейчас баварское пиво. Популярен стал жанр «покаяний» «маститых ветеранов» за Победу, один из которых — сибирский писатель Виктор Астафьев заявил о бессмысленности обороны Ленинграда, а квинтэссенцией своего военного опыта сделал роман «Прокляты и убиты», написанный в популярном в перестроечные годы жанре заказной антисоветской чернухи. В текст традиционной «Минуты молчания» были включены слова об «узниках сталинских концлагерей», а тележурналист Михаил Лещинский в модном псевдоисторическом обличительном духе «исправил» снятый к 40-летию Победы документальный сериал «Стратегия Победы», напичкав его различного рода инсинуациями на тему роли И.В. Сталина и Коммунистической партии Советского Союза в войне и покромсав традиционные взвешенные трактовки событий тех трагических лет, основанные на известных к середине 1980-х годов архивных документах.

Параллельно корёжилась школьная программа истории, на основании которой в итоге данного процесса у детей формировалось представление о том, что Советский Союз наряду с гитлеровской Германией ответственен за развязывание Второй мировой войны, а основные победы над фашизмом одержали армии Соединённых Штатов Америки и Великобритании, советские же войска шли в бой под дулами пулемётов заградотрядов и отметились небывалым количеством трупов, которыми, собственно, и остановили врага.

Однако апофеозом всему стала реабилитация в апреле 1996 года Главной военной прокуратурой Российской Федерации генерал-лейтенанта войск CC, военного преступника Гельмута фон Паннвица. Как отмечает сайт «Русская семёрка»2, реабилитация фон Паннвица не юридический казус, а политический акт, который должен был соответствовать духу времени. Реабилитация Паннвица совпала с визитом весной 1996 года Президента России Б.Н. Ельцина в Германию. Этот период был отмечен крепнувшей российско-германской дружбой, и Ельцину нужно было делать шаги, подтверждавшие стремление российской общественности окончательно освободиться от «тоталитарного советского наследия», вбивавшего клин между Россией и Западом. Лучшим подарком для германского канцлера Г. Коля и стал такой вот «жест доброй воли». Последствием этого шага явилась попытка увековечивания в 1998 году памяти Паннвица и фашистских прислужников Андрея Шкуро, Петра Краснова, Султана Клыч-Гирея, Тимофея Доманова путём установки мраморной доски с их именами у Храма Всех Святых в Москве. В июне 2001 года заключение Главной военной прокуратуры о реабилитации фон Паннвица было отменено как необоснованное, а 8 мая 2007 года мраморная плита у Храма Всех Святых была разбита. Несмотря на это, попытки реабилитации и увековечивания памяти участников фашистской агрессии против СССР в годы Великой Отечественной войны продолжают иметь место в РФ и по сей день, примером чему может служить нашумевшая история с установкой и демонтажом в 2016 года в Санкт-Петербурге памятной доски верховному главнокомандующему армией Финляндии Густаву фон Маннергейму, войска под командованием которого участвовали в блокаде Ленинграда.

Катастрофические итоги этой планомерной атаки на историческую память и национальное самосознание граждан России наглядно иллюстрируют следующие печальные факты: в 2010 году согласно социологическому опросу3 четверть россиян не помнили или не знали ни одной битвы, оказавшейся решающей в Победе над фашизмом, 54 проц. не помнили, когда была развязана Вторая мировая война, в 2016 году задание на проверку знаний фактов истории Великой Отечественной войны оказалось одним из самых трудных в работе участников ЕГЭ в ходе Государственной итоговой аттестации: с ним смогли справиться только 35,2 проц. участников4.

Таким образом, напрашивается закономерный вывод, что первый этап битвы за свою историю Российское государство позорно проиграло. Следуя в фарватере капитулянтской политики позднего СССР, оно отдало на осмеяние и поругание враждебным силам, заинтересованным в переделе наследства России как державы, игравшей значительную, а в некоторые периоды, как это было в годы Великой Отечественной войны и в течение четырёх последующих десятилетий, определяющую роль в исторических событиях мирового масштаба, то, что когда-то представлялось священным и неоспоримым. Добровольно отказавшись от генерирования собственных смыслов и внятной государственно ориентированной идеологии, РФ 1990-х дала тем самым разнообразным реваншистским и ревизионистским силам из числа самых ярых недругов России надежду на близкое окончательное решение волновавшего их веками «русского вопроса».

Однако в начале 2000-х годов с избранием В.В. Путина Президентом России и формированием в структурах власти в противовес либерально ориентированным силам ярко выраженной прослойки государственно ориентированных управленцев политический курс России начал меняться, а вместе с тем стало изменяться и отношение к защите исторической памяти в её первозданном, неискажённом перестройкой и либеральным шабашем 90-х годов виде. Акценты в освещении отечественной истории начали смещаться, и одновременно активизировалась работа по защите исторической памяти, к которой, наконец, проявили надлежащий интерес официальные государственные структуры.

Своеобразным водоразделом в этом смысле стали события 2014 года, связанные с государственным переворотом на Украине и последовавшими вслед за этим патриотическим восторгом «Крымской весны» и кровавой трагедией Новороссии. Захват власти в Киеве, а впоследствии и на большей части Украины, неонацистами наглядно продемонстрировал, насколько опасны лишённые исторической памяти манкурты, скачущие на костях собственных дедов и прадедов. Перекодирование исторической памяти, а вместе с ней и этического самосознания значительной части населения одной из самых значимых в прошлом, системообразующих территорий Советского Союза, осуществлённое за сравнительно короткий срок эмиссарами заграничных центров информационно-психологической войны с Россией, стало отрезвляющим душем для той части правящей российской элиты, которая сохранила верность патриотическим идеалам и убеждениям, ясно и трезво поняла, что происходящее — это не пережитки «холодной войны», а реализация целенаправленной многовековой стратегии коллективного Запада по разрушению и порабощению России, целостность, независимость и монолитность которой вызывают зависть, ненависть и злобу при любом строе в нашей стране: будь то монархия или авторитарная диктатура, буржуазная или социалистическая демократия.

Стало очевидно, что необходима форсированная перестройка всего комплекса механизмов, обеспечивающих сохранение национального суверенитета России в сфере обращения с исторической памятью. Защита унаследованных современным российским обществом от предыдущих поколений этических ценностей и исторических завоеваний, идеологических смыслов и культурных традиций должна принять наступательный, системный и комплексный характер. Идейную и политическую подоплёку, стратегию и тактику, механизмы и технологии, достижения и проблемы этой многогранной, долговременной и многоаспектной работы раскрывает рецензируемая монография В.Г. Кикнадзе.

Структурно книга состоит из введения, двух глав и заключения. Первая глава — «Информационная безопасность в сфере распространения и пропаганды идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма» включает в себя четыре параграфа (последний разделён на два самостоятельных смысловых блока) и посвящена текущей деятельности институтов государственной власти и управления РФ по противодействию распространению и пропаганде идеологии фашизма, экстремизма, терроризма и сепаратизма. Автор совершенно справедливо делает акцент на экстремизме как опасной идеологической практике разрушения исторической памяти, на примере истории с демонтажем в столице Чехии — городе Праге памятника Маршалу Советского Союза И.С. Коневу показывая последствия игнорирования экстремистских поползновений в русле ревизии исторической памяти.

Подробно характеризуя деятельность Российского государства по противодействию экстремизму, в т.ч. и в сфере защиты исторической памяти, автор не обходит острых углов и проблемных моментов, возникающих в этой работе. Показателен приведённый в параграфе 1.4., содержащем анализ попыток реабилитации нацизма и увековечивания на территории России памяти о пособниках нацистов и их преступлений против населения, пример поверхностного подхода органов внутренних дел при проведении проверок в отношении таких медийных персон, как академик РАН Ю.С. Пивоваров, философ И.Б Чубайс, журналист и телеведущий А.Г. Невзоров, дизайнер А.А. Лебедев, по факту допущенных ими публичных высказываний, по мнению автора книги, нацеленных на фальсификацию истории и умаление Подвига советского народа в Великой Отечественной войне.

Вторая глава — «Государственная политика в области защиты исторического прошлого России» состоит из семи параграфов, два из которых — первый и третий, в свою очередь, представляют собой развёрнутые микроисследования по животрепещущим вопросам деятельности государства в сфере защиты исторической памяти и пропаганды отечественных исторических ценностей и традиций. Первый параграф — «Отечественный опыт организации информационно-идеологической работы и истоки проблем современной России» охватывает вопросы становления, развития и деградации государственной системы информационно-идеологической работы в Российской империи и Советском Союзе, а также даёт представление о современном состоянии этой работы в РФ.

Особый интерес вызывает то обстоятельство, что согласно ранее практически не упоминавшимся фактам, приводимым автором монографии в части 2.1.2 первого параграфа второй главы, наиболее интенсивное развитие указанная работа получила в Советском Союзе в годы Великой Отечественной войны. Это время, несмотря на имевшие место и в тот момент недостатки, о которых честно упоминает автор монографии, было, вероятно, точкой наивысшего развития системы информационно-идеологической работы во всём многообразии её направлений — организационном, содержательном и кадровом, её своеобразным пиком. В настоящее время, когда РФ фактически находится в состоянии войны, навязанной ей сплотившимися вокруг вашингонского «глубинного государства» западными глобалистскими элитами, опыт Великой Отечественной войны по практической организации и ведению информационно-идеологической работы, в том числе методами боевого информационно-психологического противоборства, представляется важным для изучения, переосмысления и реализации в повседневной практике информационно-идеологического противостояния проискам западных центров информационно-психологической агрессии и их наёмников и подпевал на постсоветском пространстве, в том числе медийным персонажам — представителям отечественной прозападной либеральной тусовки.

Принципиально важным с точки зрения общей методологии и идейного содержания рецензируемой монографии является содержание третьего параграфа второй главы — «История начала Второй мировой войны, её окончания победой над Японией и Освободительной миссии Советского союза как проблемные направления российской политики». Автор книги на конкретных примерах истории с официальным отказом Советского Союза от защиты собственной позиции по вопросу о Советско-германском договоре о ненападении 1939 года, дискуссии по поводу празднования Дня Победы над Японией в 1945 году и фактическим отказом отечественных масс-медиа от термина «Освободительная миссия Советского Союза во Второй мировой войне» убедительно показывает всю опасность фальсификации истории Великой Отечественной и Второй мировой войны не только для исторической памяти, но и для геополитической целостности, суверенитета и социально-экономической безопасности Российской Федерации. Содержание указанного параграфа свидетельствует о глубоком расколе в рядах отечественной политической, информационной и духовной элиты по вопросу об отношении к событиям как Второй мировой, так и Великой Отечественной войны, отсутствии единого подхода к оценке исторических результатов и геополитических последствий этих событий в официальных властных структурах.

Эти обстоятельства указывают на безотлагательную в современных условиях необходимость как существенного углубления и популяризации средствами масс-медиа работы историков по обоснованию значимости победы советского народа в Великой Отечественной войне и правомерности и неоспоримости геополитических и идеологических результатов Великой Победы, так и резкой интенсификации деятельности властных структур и интегрированных с ними общественных организаций и инициатив по сплочению общества на базе единой патриотической идеологии, в рамках которой Великая Победа воспринималась бы как опорная точка развития современной России, значимый и действенный фактор возрождения и качественного приумножения её духовно-нравственного потенциала.

Именно рассмотрению этих вопросов посвящены четвёртый, пятый, шестой и седьмой параграфы второй главы рецензируемой монографии. Автор не только анализирует состояние дел в сферах научного, информационного и образовательного обеспечения сохранения и приумножения исторической памяти о Великой Победе, но и делится собственными размышлениями о том, как видятся ему самому те или иные аспекты указанной деятельности. Заслуживает уважения взвешенность авторских оценок: не скрывая, но и не гипертрофируя существующих недостатков, он в то же время показывает и существующие положительные тенденции в работе с наследием Великой Победы.

В этом смысле заслуживают одобрения и всемерной поддержки меры по превентивному реагированию на попытки информационного воздействия на население с целью подрыва исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества, противодействию фальсификации истории и совершенствованию политики в области сохранения, защиты и углубления исторической памяти, предлагаемые автором в заключении рецензируемой монографии5. Безусловно, данные предложения, при условии их учёта и реализации, могут способствовать снижению рисков и угроз национальной безопасности Российской Федерации, сохранению сплочённости российского общества, повышению эффективности государственной и общественной деятельности6.

В целом монография В.Г. Кикнадзе оставляет впечатление зрелого, всесторонне продуманного, детально обоснованного и тщательно отшлифованного во всех отношениях научного исследования, развивающего идеи автора, изложенные в его ранних трудах7. Текст работы читается легко, авторский язык прост, чёток и ясен. Книга соответствует требованиям, предъявляемым к научным изданиям, имеет несомненную идейно-теоретическую и научно-практическую ценность, нацелена на формирование активной и аргументированной позиции по вопросам сохранения исторической памяти о Великой Победе советского народа над германским фашизмом и японским милитаризмом, может быть использована для совершенствования государственной политики, информационно-идеологической работы в сфере обеспечения стабильности и информационной безопасности Российского государства в свете актуальных вызовов и угроз государственному суверенитету, национальной безопасности и территориальной целостности России.

Примечания

1 См., напр.: Стенограмма телеобращения В.В. Путина 24 февраля 2022 года // Российская газета — Федеральный выпуск № 41(8689).

2 Почему в 1996 году Генпрокуратура РФ реабилитировала главного атамана казаков Гитлера // ЯндексДзен, Русская Семёрка, 4 октября 2021 г.

3 Кикнадзе В.Г. Как защитить свою историю? Государственная политика современной России в сфере сохранения исторической памяти и обеспечения медиабезопасности: направления, противоречия, результаты и перспективы. М.: Вече, 2022. С. 241.

4 Там же. С. 259.

5 Там же. С. 268—273.

6 Там же. С. 273.

7 Он же. Российская политика защиты исторической правды и противодействия пропаганде фашизма, экстремизма и сепаратизма. М.: Прометей, 2021. 800 с.; он же. Вторая мировая и Великая Отечественная войны в научной и научно-популярной периодике России // Вопросы истории. 2021. № 9-1. С. 4—16; он же. Великая Отечественная война 1941—1945 гг. Историческая правда о ключевых событиях и явлениях в вопросах и ответах. М.: Прометей, 2020. 198 с.; он же. Генезис права и управления в области противодействия попыткам фальсификации и искажения истории в ущерб интересам России // Вестник Академии права и управления. 2015. № 4. С. 29—36.

* Кикнадзе В.Г. Как защитить свою историю? Государственная политика современной России в сфере сохранения исторической памяти и обеспечения медиабезопасности: направления, противоречия, результаты и перспективы. М.: Вече, 2022. 304 с., ил.