Деятельность спецслужб Германии в Латвии накануне Великой Отечественной войны (1940—1941 гг.)

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещается деятельность германских спецслужб в Латвии накануне Великой Отечественной войны, их роль в создании антисоветского националистического подполья, а также борьба с ними НКВД и НКГБ.

Summary. The article highlights the activities of the in Latvia on the eve of the Great Patriotic War, their role in creation of the anti-Soviet nationalist underground, as well as the struggle of the NKVD and People’s Commissariat of State Security against them.

НЕИЗВЕСТНОЕ ИЗ ЖИЗНИ СПЕЦСЛУЖБ

 

КРЫСИН Михаил Юрьевич — доцент кафедры иностранных языков Пензенского государственного университета архитектуры и строительства, кандидат исторических наук

(г. Пенза. E-mail: sentinel295@mail.ru)

ЛИТВИНОВ Михаил Юрьевич — кандидат юридических наук

(Москва. E-mail: litvinoff@list.ru)

 

Деятельность спецслужб германии в Латвии накануне Великой Отечественной войны (1940—1941 гг.)

 

В конце 1930-х годов основным разведывательным органом Германии на прибалтийском направлении был разведцентр «Абверштелле Кёнигсберг» (нем.: Abwehrstelle Königsberg, сокращённо «АСТ Кёнигсберг»), созданный после Первой мировой войны под названием «Абверштелле Восточная Пруссия» (нем.: Abwehrstelle Ostpreussen) на основе кайзеровской секретной службы и переименованный после прихода к власти Гитлера. У него были филиалы («абвернебенштелле») в Восточной Пруссии и Польше. В сферу деятельности «АСТ Кёнигсберг» входили Советский Союз, Польша, Финляндия, Литва, Латвия, Эстония1.

Анализ архивных документов показывает, что германские спецслужбы вели работу в Прибалтике по трём основным направлениям: расширение агентурной сети с целью сбора разведывательной информации; подготовка потенциальных агентов влияния из числа выехавших в Германию прибалтийских политиков, бывших госслужащих, представителей интеллигенции; создание подпольных организаций для антисоветской деятельности и вооружённых выступлений после нападения Германии на СССР.

После заключения прибалтийскими странами договоров о взаимопомощи с СССР в 1939 году гитлеровцы усилили подрывную работу в Прибалтике, используя в качестве источников информации живших там этнических немцев и других жителей прогерманской ориентации.

С лета 1940 года, после поражения Франции главные усилия абвера (военной разведки и контрразведки нацистской Германии) были перенесены на восток, периферийные отделы получили приказ увеличить засылку агентуры на советскую территорию.

Германия значительно усилила агентурную разведку против СССР, возложив на неё задачи сбора информации о дислокации и численности советских войск на западной границе, расположении военных аэродромов, баз и складов, строительстве и состоянии оборонительных сооружений.

Значительный размах получила деятельность немецких разведчиков, работавших в дипломатических и торговых представительствах Германии в СССР. В этих целях активно использовались торгово-экономические связи Германии с Советским Союзом, немецкие переселенческие учреждения, созданные в Прибалтике в соответствии с советско-германскими соглашениями о репатриации немецкого населения, дипломатические учреждения.

Центральное место в разведывательной деятельности занимало германское посольство в Москве, главную роль играл военный атташат Германии в СССР. По признанию военного атташе с 1931 по 1933 и с 1935 по 1941 гг. генерала Э.-А. Кёстринга, атташат занимался широким кругом вопросов — от тактико-технических характеристик вооружений до крупных обобщений политического, военного и экономического характера2.

Абвер-1 (разведка) и Главное имперское управление безопасности (РСХА) активно использовали для разведдеятельности торгово-экономическое сотрудничество.

В период подготовки войны против СССР резидентуры немецкой разведки в прибалтийских республиках действовали под видом комиссий по репатриации и других учреждений.

Немецкие переселенческие комиссии во многих прибалтийских городах были укомплектованы бывшими работниками германских дипломатических учреждений, работавших в Латвии, Литве и Эстонии до установления советской власти, в том числе кадровыми сотрудниками разведорганов. Они могли свободно передвигаться и общаться с жителями, что способствовало подбору будущих агентов. В основном к сотрудничеству привлекались националисты, творческая и научная интеллигенция, бывшие сотрудники госаппарата и военные.

В августе 1940 года в Риге была раскрыта германская разведывательная сеть, работавшая под прикрытием акционерного общества УТАГ (нем.: Umsiedlungs Treuhand Aktiengesellschaft, UTAG), которое занималось решением имущественно-правовых претензий прибалтийских немцев, репатриировавшихся в Германию. Подробные сведения о деятельности УТАГ были получены после ареста бывшего главы национал-социалистской партии Латвии Я. Штельмахера, которого УТАГ пыталось тайно вывезти в Германию среди ящиков с мебелью. Выяснилось, что под крышей УТАГ работали германские разведчики З. Бухард, М. Прокоп, Н. Красовский и другие. Как стало ясно из показаний Штельмахера, главной задачей германской резидентуры под крышей УТАГ было создание «пятой колонны» — вооружённых антисоветских групп в тылу Красной армии3.

Представители германских спецслужб опрашивали большинство выехавших из СССР репатриантов и проводили отбор в диверсионно-разведывательные органы, прежде всего — в часть особого назначения «Бранденбург-800».

По свидетельству руководителя абвера-1 Г. Пиккенброка, практически каждый немец, посещавший СССР, перед выездом получал разведывательное задание либо после возвращения в Германию опрашивался сотрудниками разведки и контрразведки.

В марте 1941 года сотрудник комиссии по репатриации в Германию прибалтийских немцев Н. Красовский создал в Риге крупную шпионскую резидентуру, которую возглавил техник рижского завода ВЭФ Ю.В. Цеплевич. Она существовала автономно. Разведцентр рекомендовал Цеплевичу ни с какими местными националистическими группами не связываться. В задачи резидентуры входил сбор информации о частях РККА в Латвии, их боевой технике, перемещениях и т.п. С этой целью Цеплевич должен был завербовать агентов в морских портах Вентспилс и Лиепая. Для передачи сведений ему доставили две радиостанции и шифры. Радистом резидентуры был назначен агент Я. Гулбис, заведующий складом Латвийского радиокомитета. Радиоаппаратуру доставил через Рижский порт моряк германского торгового флота и агент абвера, завербовавший Я. Гулбиса. В Лиепае был создан филиал резидентуры, который возглавил техник завода «Красный металлург» В. Скудра. Ему также была передана радиостанция.

Особой активностью отличалась резидентура СД (нацистской службы безопасности) под руководством бывшего ассистента химического факультета Латвийского университета П.-Ф. Рикардса, завербованного в январе 1941 года. Под его руководством работали 18 агентов, в том числе несколько офицеров 24-го латышского территориального стрелкового корпуса РККА. Усилиями резидентуры Рикардса была создана диверсионная группа, намечены места возможной высадки немецких парашютных десантов в Рижском, Валмиерском и других уездах, созданы вооружённые отряды в Рижском, Цесисском, Елгавском, Валмиерском и Талсинском уездах. В первые дни войны они помогли немцам захватить местные учреждения власти, активно участвовали в арестах и массовых казнях советских активистов и евреев4. Рикардс в июле 1941 года был одним из руководителей еврейских погромов в Риге5.

Во втором квартале 1941 года немецкая разведка начала массовую заброску в республики Прибалтики диверсионно-разведывательных групп и агентов-одиночек. Им были поставлены задачи: создавать склады оружия, базы и площадки для приёма парашютных десантов; устанавливать ориентиры для бомбовых ударов по военным и промышленным объектам; вербовать сигнальщиков для целеуказания авиации; организовывать антисоветские выступления; совершать взрывы и поджоги, маскируя причины их возникновения.

В Латвии, как и в других регионах Советского Союза, рассматривавшихся в качестве будущего театра военных действий, нацисты использовали агентуру не только для сбора развединформации, но и для формирования «пятой колонны» из местных националистов, готовых к активным боевым действиям.

После вхождения прибалтийских республик в СССР многие члены прогерманских и националистических организаций в Латвии ушли в подполье и в конце 1940 — начале 1941 года начали создавать отряды по 5—10 человек, оборудовали в лесных массивах и отдалённых хуторах бункеры с продуктами и оружием.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Барков Л. В дебрях абвера. Таллин: Ээсти раамат, 1971. С. 26, 27.

2 См.: Безыменский Л. Особая папка «Барбаросса». М.: АПН, 1972. С. 274.

3 Веверс Я. Не зная тишины. Документальный очерк чекиста. Рига: Лиесма, 1970. С. 8, 9.

4 Там же. С. 22, 23.

5 Ezergailis A. The Holocaust in Latvia, 1941—1944: the missing center / 1st ed. Riga: The Historical Institute of Latvia, 1996. P. 130, 131.