Значение обороны Севастополя в первом периоде Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматривается влияние Севастопольской оборонительной операции на общий ход сражений Великой Отечественной войны на её начальном этапе в 1941—1942 гг. Оценивается её вклад в осуществление крымских десантов в указанный период и последствия этих действий для обороны города. Затрагиваются вопросы, связанные с обстановкой на южном участке советско-германского фронта и в Черноморском регионе после оставления советскими войсками Севастополя в 1942 году.

Summary. The paper looks at the effect of the Sevastopol defensive operation on the general course of battles in the Great Patriotic War at the initial stage in 1941—1942. It assesses the contribution of the former in effecting Crimea landing operations in the said period and the consequences of those actions for the defense of the city. It touches upon the issues related to the situation at the southern section of the Soviet-German front and in the Black Sea area after the Soviet troops left Sevastopol in 1942.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

НИКОНОРОВ Григорий Александрович — доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Военной академии войсковой противовоздушной обороны Вооружённых сил Российской Федерации имени Маршала Советского Союза А.М. Василевского, подполковник запаса, кандидат философских наук, доцент

(г. Смоленск. E-mail: NikonorovGr@yandex.ru);

СИДОРЧУК Евгений Александрович — аспирант Государственного университета управления (Москва. E-mail: zerlo739@mail.ru). 

Значение обороны Севастополя в первом периоде Великой Отечественной войны 

Севастопольская оборонительная операция 1941—1942 гг. освещена в исторической науке достаточно полно, однако остаются не до конца изученными некоторые вопросы, которые сопровождали данное историческое событие. Во-первых, недостаточно проанализирована роль обороны Севастополя, который выстоял в двух штурмах осенью 1941 года, что способствовало задержке мощной немецко-румынской группировки в Крыму в то самое время, когда вермахту недоставало людских ресурсов на других участках советско-германского фронта1. Во-вторых, пока крайне мало уделено внимания значению крымских десантов 1941—1942 гг. в обороне Севастополя2.

Оборона Севастополя 1941—1942 гг. находится в наше время несколько в тени более значительных военных операций: Битвы под Москвой, Сталинградского и Курского сражений, но это не значит, что руководство страны уделяло ей гораздо меньше внимания. «Ставка Верховного Главнокомандования и Генеральный штаб, не ограничиваясь изданием директив, детально занимались положением дел в Севастополе не только в связи с общим положением на фронте, но и с учётом обстановки на его южном фланге»3. То есть высшее военное руководство понимало, что оборона Севастополя являлось «цементирующим фактором» военной обстановки не только в Крыму, но и во всём южном регионе. Особенно это стало ясным после решения об оставлении Одессы, эвакуации Приморской армии и перехода её частей и соединений в Крым, когда осенью 1941 года главным местом сражений в Черноморском регионе стал Севастополь4.

Решение эвакуировать войска из Одессы в сентябре 1941 года с перебазированием войсковой группировки в Крым далось советскому руководству нелегко, т.к. город мог обороняться ещё значительное время — обстановка не была критической, особенно с поддержкой Черноморского флота5. Но противник угрожал Крымскому фронту со стороны Перекопа и мог перерезать линии снабжения Севастополь — Одесса.

Можно сказать, что оставление Одессы было заранее проработанным и чётко детализированным планом, который затем грамотно реализовали. В журналах боевых действий соединений и частей со ссылкой на распоряжения ВГК отмечалось, что «в целях осуществления военной стратегии… войска Одесского оборонительного района и Приморской армии в начале 2 пятидневки октября 1941 года приступили к плановой эвакуации своих войск и материальной части из города Одессы»6. То есть был сделан вывод о нецелесообразности обороны Одессы и принято решение о привлечении людских и материальных ресурсов, потери которых в летне—осенней кампании 1941 года были очень значительны, для обороны Крымского полуострова и главной базы Черноморского флота — Севастополя.

Таким образом, на Южном фронте был создан мощный рубеж обороны за счёт сухопутных ресурсов Приморской армии и сил Черноморского флота с главной задачей — снабжение и всесторонняя поддержка Севастополя. Его оборона, в свою очередь, стала тем фактором, который позволил отвлекать значительные силы противника с других участков советско-германского фронта.

Развёртывание нашей наступательной операции по освобождению Ростова-на-Дону совпало по времени со вторым наступлением немцев на Севастополь, для проведения которого они перебросили под город около семи дивизий, снятых с других участков Южного фронта. Это обстоятельство, несомненно, помогло нашим войскам осуществить разгром немцев под Ростовом.

Немецкое командование не могло отказаться от штурма Севастополя, т.к. оно не без оснований полагало, что Красная армия, перешедшая в наступление под Ростовом и на других участках Южного фронта, начнёт активные действия и в Крыму7. Можно предполагать, что немецкая сторона не только опасалась затяжных упорных боёв за овладение базой Черноморского флота, но и рассматривала возможность контрудара советских войск с севастопольского плацдарма.

Уже после войны немецкие исследователи отмечали тот факт, что «…пока город оставался в руках русских, немцы не могли осуществлять морем снабжение своего южного фланга, который после продвижения в Ростов откатился к реке Миус»8. То есть помимо отвлечения сухопутных войск Севастополь препятствовал и снабжению войск противника морским путем.

В дальнейшем, в ходе продвижения немецких войск на южном направлении значение обороны Севастополя возрастало. В конце 1941 — начале 1942 года помимо отвлечения значительных немецких сил на штурм города и препятствования снабжению «фактор севастопольской обороны» позволял сорвать десантирование крупных сил противника на Кавказское побережье.

Советские военные историки констатировали, что «удержание Севастополя имело для нас колоссальное значение, т.к. срывало все планы немецкого командования в отношении высадки морского десанта на Кавказском побережье, в тылу наших войск, оборонявших подступы к Северному Кавказу»9. Всё это привело к более чем полугодовому «топтанию и исчерпанию» немецких сил под Севастополем, в то самое время, когда эти людские и материальные ресурсы были остро необходимы на других участках фронта. Например, взятые в плен в конце 1941 года немецкие военнослужащие из состава 24-й и 50-й пехотных дивизий в ходе допросов показывали, что «в ротах большой некомплект..»10.

Последний штурм Севастополя немецко-румынская группировка предприняла только 7 июня 1942 года. Таким образом, можно сказать, что к моменту окончания боёв за город оборона Севастополя по максимуму позволила задержать и сковать крупные силы врага на южном фронте, а кроме того, связать линии его коммуникаций и снабжения. Не следует забывать также и о том, что военное производство в городе было налажено, и многое из необходимой продукции для сражавшихся советских войск производилось на месте11. Это значит, что оборона Севастополя была ещё и самодостаточна в плане военного производства по ряду продукции и позволяла советскому руководству направлять материальные ресурсы на другие участки фронта.

Нельзя обойти вниманием значение и роль крымских десантов в контексте обороны Севастополя 1941—1942 гг. В случае успешного проведения десантных операций речь могла идти не просто о снятии блокады с города, но и о ведущей роли Севастополя как плацдарма освобождения всего Крыма. Это отмечали советские военные историки ещё в 1943 году, указывая, что «Севастополь как главная база Черноморского флота мог служить и плацдармом, опираясь на который, в любой момент могла развернуться десантная операция Красной армии, предпринятая с целью очищения Крыма от немецких оккупантов»12. Но при этом «германское командование стремилось как можно скорее ликвидировать эту опасность путём захвата Севастополя»13. В свою очередь, немецкие военные считали, что крымские десанты значительно затянули взятие Севастополя. Командующий ВМС ФРГ Фридрих Руге высказывал такую точку зрения относительно крупнейшего из них — керченского десанта: «Этот русский плацдарм вынудил немцев отвлечь для его ликвидации много войск, и поэтому штурм Севастополя пришлось отложить на шесть месяцев»14. Всё это позволяет сказать, что оборона Севастополя в контексте крымских десантов сыграла важную роль так же, как крымские десанты в обороне главной базы Черноморского флота.

В целом десантные операции являлись одними из самых драматических событий войны. Ряд исследователей отмечали, что «..их нельзя было прекратить, как неудачное наступление, или сделать прочными и неуязвимыми, как глубоко эшелонированную оборону»15.

Николай Герасимович Кузнецов, командовавший советским Военно-морским флотом в годы войны, наиболее полно охарактеризовал специфику морских десантов: «Десантные операции следует планировать, заглядывая довольно далеко вперёд, ведь после высадки нужно ожидать быстрой и решительной реакции противника. В первую очередь это относится к любой наземной операции. При высадке же десанта с моря дело обстоит ещё сложнее. Тылом в этом случае, как в Феодосии, оказывается море, и отступить при необходимости значительно сложнее, чем, допустим, отойти “на исходные рубежи” на суше. Опасность понести большие потери в случае вынужденного отступления тем больше, чем дальше расположен от своих баз или войск занятый десантом город или участок берега»16. Именно такая ситуация и произошла с феодосийской частью десанта.

Что касается крымских десантов, то их проведение и результаты явились подтверждением трагизма десантных операций начального периода войны. Этот факт подтвердил американский военный историк Дэвид Гланц. Он отметил, что «одиннадцатая армия немецкого генерала Эриха фон Манштейна, действовавшая в Крыму, дополнила нанесённый Советам ущерб, отразила слабое советское наступление, начатое войсками Крымского фронта, а затем сбросила остатки этого фронта в море»17. Особенно чувствительны были потери, понесённые советской стороной, так как «при этом погибло или попало в плен ещё 150 000 солдат Красной Армии»18. И действительно, судьба крымских десантов была трагична. Правда, советская сторона не была так прямолинейна и предпочитала более размытые формулировки: «Наши войска на Керченском полуострове и в Севастополе в мае 1942 года оказались в очень тяжёлом положении»19. Уже современные отечественные исследователи приводят более точные, но не столь масштабные цифры, — 41 935 человек20.

Основным крымским десантом являлся керченско-феодосийский, осуществлявшийся с 25 декабря 1941 по 2 января 1942 года. Роль вспомогательных десантов играли высадки в Евпатории, Алуште и Судаке. Необходимо более детально рассмотреть эти события, т.к. они значительно повлияли непосредственно на оборону Севастополя.

Основная задача десанта в Керчи заключалась в создании плацдарма на территории Керченского полуострова и освобождении совместно с Севастопольским оборонительным районом Крыма. Советская группировка в Керчи должна была наступать в направлении Карасубазар — Симферополь. К концу декабря 1941 года второй штурм города немецкими войсками выдохся, а после высадки керченско-феодосийского десанта немецкие войска были срочно переброшены из-под Севастополя на восток Крыма.

Этот факт отмечается одним из руководителей обороны полковником Е.И. Жидиловым: «Натиск гитлеровцев слабеет. Вскоре они вовсе прекращают атаки. На всём нашем фронте наступает относительное затишье. Объясняется это не только огромными потерями, которые понесли гитлеровцы во время своего бесплодного наступления. Важнейшую роль сыграла высадка советских войск в Крыму, знаменитая Керченско-Феодосийская операция, нагнавшая ужас на гитлеровцев и заставившая их отвлечь значительные силы от Севастополя на образовавшийся новый фронт»21.

В дальнейшем сложилась ситуация, в которой войска Севастопольского оборонительного района собирались перейти в наступление для поддержки керченского десанта с целью сковать оставшиеся немецкие войска под Севастополем и не позволить перебросить их на восток Крыма. Так, заместитель командующего Приморской армией П.А. Моргунов свидетельствовал: «Вскоре командующий Севастопольским оборонительным районом получил телеграмму Военного совета Кавказского фронта, в которой сообщалось об освобождении частями 51-й и 44-й армий Керчи и Феодосии и приказывалось Приморской армии с утра 31 декабря перейти в наступление с целью расширить плацдарм, сковать противника и не допустить переброски его резервов из-под Севастополя к Феодосии и на Керченский полуостров»22. То есть с советской победой на керченском направлении можно было начать наступление с территории Севастопольского оборонительного района и Керченского полуострова в целях освобождения Крыма. Но этого не произошло. Наоборот, керченский десант после длительной борьбы был уничтожен в мае 1942 года. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Оборона Севастополя: оперативно-тактический очерк. М.: Изд-во Народного комиссариата обороны, 1943. С. 3.

2 Гланц Д.М. Советское военное чудо 1941—1943: возрождение Красной Армии. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 52.

3 Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М.: Голос, 2000. С. 76.

4 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 1740. Оп. 1. Д. 1. Журнал боевых действий 421 стрелковой дивизии. Л. 23.

5 Кузнецов Н.Г. Указ. соч. С. 65.

6 ЦАМО РФ. Ф. 3532. Оп. 1. Д. 5. Журнал боевых действий 2 кавалерийской дивизии. Л. 31.

7 Оборона Севастополя… С. 3.

8 Руге Ф. Военно-морской флот Третьего рейха. 1939—1945. М.: Центрполиграф, 2003. С. 230.

9 Оборона Севастополя… С. 3.

10 ЦАМО РФ. Ф. 1100. Оп. 1. Д. 50. 25 стрелковая дивизия. Материалы опроса военных. Л. 12.

11 Борисов Б.А. Подвиг Севастополя. Симферополь: Крым, 1970. С. 104.

12 Оборона Севастополя… С. 3.

13 Там же.

14 Руге Ф. Указ. соч. С. 230.

15 Юновидов А.С. Десанты 1941 года. М.: Яуза; Эксмо, 2009. С. 6.

16 Кузнецов Н.Г. Указ. соч. С. 96.

17 Гланц Д.М. Указ. соч. С. 43.

18 Там же.

19 Кузнецов Н.Г. Указ. соч. С. 98.

20 Россия и СССР в войнах XX века: статистическое исследование. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 277.

21 Жидилов Е.И. Мы отстаивали Севастополь. М.: Воениздат, 1963. С. 256.

22 Моргунов П.А. Героический Севастополь. М.: Наука, 1979. С. 230.