Хороший флот предупреждает самую возможность войны

image_pdfimage_print

S.L. TASHLYKOV, A.A. KORYAKOVTSEV – «Good Navy warns the very possibility of war». Pages of the history of the domestic Navy: 50 years on active service

Аннотация. В статье исследуется исторический опыт несения советским Военно-морским флотом боевой службы в удалённых районах Мирового океана.

Summary. This article examines the historical experience of executing combat service by the Soviet Navy in remote areas of the World ocean.

Национальная безопасность

 

ТАШЛЫКОВ Сергей Леонидович — доцент кафедры военной стратегии Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга в отставке, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: stashlykov@yandex.ru)

КОРЯКОВЦЕВ Алексей Анатольевич — профессор кафедры строительства и применения ВМФ Военной академии Генерального штаба ВС РФ, капитан 1 ранга, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: rtm6711989@yandex.ru)

 

«Хороший флот предупреждает самую возможность войны»

Страницы истории отечественного ВМФ: 50 лет на боевой службе

 

После окончания Второй мировой войны противостояние двух мировых систем, переросшее в так называемую холодную войну, вынудило советское военно-политическое руководство принять меры к снижению угроз национальной безопасности, в том числе на океанских направлениях. При этом посылка воинских контингентов в районы вооружённых конфликтов была связана с конкретными обязательствами перед дружественными странами. Пригодился, можно сказать, пример Соединённых Штатов Америки, чьё военно-морское присутствие в стратегически важных районах Мирового океана стало постоянным и мобильным. Так возникла, а затем и претворилась в реальный фактор идея использования Военно-морского флота (ВМФ) для несения в интересах национальной безопасности боевой службы в морях и океанах. В этой связи уместно вспомнить высказывание одного из исследователей темы и известных публикаторов относительно значения ВМФ: «Хороший флот предупреждает самую возможность войны»1.

Основными преимуществами сил флота по сравнению с другими видами вооружённых сил являются: высокая мобильность, способность длительное время находиться в районах вероятных (или реальных) военных действий за пределами национальных границ других государств, не нарушая при этом их суверенитета и не вызывая международных осложнений. Для реализации этих преимуществ необходимо было обеспечить деятельность ВМФ СССР далеко за пределами ближних морских зон, однако в первое послевоенное десятилетие по своему составу и возможностям он оставался флотом прибрежного действия.

VIZH_07_2014-1

Тем не менее с 1950-х годов начала формироваться концепция присутствия советского ВМФ в Мировом океане. Первоначально изучались обстановка, оперативное построение, формы применения и способы действий группировок ВМС США и их союзников в Атлантическом и Тихоокеанском районах. Затем, начиная с 1956-го подводные лодки (ПЛ) Северного (СФ) и Тихоокеанского (ТОФ) флотов стали совершать одиночные походы на полную автономность в целях освоения районов боевой деятельности ВМС вероятного противника. Накопленные знания обобщались и учитывались в процессе развития теории и практики применения отечественного ВМФ. Постепенно складывался замысел оперативного применения сил флота в районах Мирового океана, отвечавший характеру советской военной доктрины и быстрорастущему потенциалу Военно-морского флота.

Начало 1960-х годов ознаменовалось усилением конфронтации между СССР и США в рамках «холодной войны». К этому времени были созданы объективные условия для перехода от одиночных дальних походов кораблей и подводных лодок к размещению группировок сил советского ВМФ в удалённых районах Мирового океана на постоянной основе. Таким образом, к середине 1960-х годов сложилась новая форма применения ВМФ СССР — боевая служба, которая и сегодня является основным видом боевой деятельности российского флота в мирное время и высшей формой поддержания его боевой готовности. Первоначально её основная цель заключалась в предотвращении внезапного нападения противника с морских направлений или ослабление до минимума ракетно-ядерных ударов ВМС США и НАТО по объектам на территории Советского Союза с возможным вооружённым столкновением. Основными задачами сил боевой службы являлись: поиск атомных ракетных ПЛ противника в районах их огневых позиций, слежение за ними в целях уничтожения в кратчайшее время после начала боевых действий; постоянное наблюдение за крупными группировками надводного флота противника в готовности уничтожить их. Советским подводным лодкам с баллистическими ракетами ставилась задача постоянно осуществлять патрулирование в заданной готовности к нанесению ударов по назначенным на территории вероятного противника объектам2.

Вместе с тем первый опыт применения группировок сил боевой службы в различных районах Мирового океана показал, что в мирное время они могут прямо или косвенно влиять на социально-политическую обстановку в прибрежных государствах, а при необходимости в кризисной ситуации оказывать конкретную поддержку странам, политика и идеология которых вписывались во внешнеполитические установки советского руководства3. Это положение нашло своё отражение в постановке дополнительных задач военно-политического характера кораблям, нёсшим боевую службу, в том числе осуществлявшим дружественные визиты и деловые заходы в порты зарубежных государств. Следовательно, цели и задачи боевой службы наряду с военно-стратегическим приобрели и военно-политическое содержание.

Выбор районов несения боевой службы осуществлялся в соответствии с её целями, задачами сил и возможностями советского ВМФ. Поскольку основная цель заключалась в предотвращении внезапного нападения вероятного противника с морских направлений, к стратегически важным районам Мирового океана, где предполагалось разместить силы советского ВМФ, были отнесены прежде всего районы постоянного нахождения (патрулирования) ударных группировок ВМС США и НАТО. Для наших ракетных ПЛ выбор районов определялся с учётом задач по поражению наиболее важных наземных объектов вероятного противника и возможностей ракетных комплексов.

Разработка теории боевой службы, являвшейся качественно новой формой применения ВМФ в мирное время, велась на основе полученного опыта океанских походов. Анализ и обобщение практики применения сил флота в удалённых районах Мирового океана ложились в основу научных исследований, что, в свою очередь, позволяло вырабатывать рекомендации, направленные на решение основных проблем организации боевой службы. К ним были отнесены: формирование группировки сил; организация тылового и технического обеспечения; определение продолжительности пребывания в море отдельных кораблей; организация непрерывного, надёжного и скрытого управления силами, решавшими поставленные задачи, и др.

Формирование группировки сил боевой службы первоначально производилось на основе решений главнокомандующего ВМФ, которые оформлялись отдельными директивами для каждого из флотов. С 1966 года была введена практика ежегодного оформления единой директивы для всех флотов. Ею предписывалось выделять определённое количество кораблей, что утверждалось соответствующими приказами по флотам. Упорядочение процесса способствовало организации плановой работы по подготовке выделявшихся сил. На флотах были разработаны графики цикличности их деятельности, в которых определялись по времени и содержанию все этапы: поход, восстановление боевой готовности корабля, послепоходовый отдых экипажа, боевая подготовка, подготовка к очередному выходу и т.д.

Наращивание сил боевой службы способствовало началу процесса сведения одиночных кораблей и отдельных отрядов в оперативно-тактические соединения. Первое такое соединение (условное наименование 14-я эскадра) было сформировано в мае 1965 года. Основу его составляли корабли, находившиеся на боевой службе в Средиземном море. С 1967-го на его основе была сформирована 5-я оперативная эскадра. Морская авиация советского ВМФ в этом регионе была представлена одной смешанной авиационной эскадрильей из разведывательных и противолодочных самолётов, базировавшихся на аэродроме Объединённой Арабской Республики (ОАР) Каир-Вест.

В последующие годы состав 5-й оперативной эскадры по надводным кораблям периодически менялся за счёт сил трёх флотов — Балтийского (БФ), Северного и Черноморского (ЧФ), подводные лодки выделялись из состава последних двух. Постоянными оставались только командование и штаб эскадры.

К январю 1968 года были сформированы 7-я оперативная эскадра на СФ и 10-я — на ТОФ. Районами их постоянного присутствия стали Баренцево, Норвежское и Южно-Китайское моря. В Индийском океане была сформирована 8-я эскадра кораблей специального назначения. Её основным предназначением являлось обеспечение выполнения космических программ. С учётом этого обстоятельства до 1974-го задачи боевой службы в этом районе решались отдельными отрядами боевых кораблей, дизельными, а с 1970-го и атомными подводными лодками из состава Тихоокеанского флота.

В 1974 году 8-я эскадра кораблей специального назначения была переформирована в 8-ю оперативную эскадру с переподчинением командующему ТОФ. В её состав были включены пл, боевые корабли и вспомогательные суда. 9 мая 1974-го корабли первого состава эскадры пересекли 95° восточной долготы и вошли в свою операционную зону, начав непрерывное несение службы в Индийском океане.

В начале 1980-х годов для обеспечения советского военно-морского присутствия в южных морях Тихого океана была сформирована 17-я оперативная эскадра с базированием в порту Камрань (Вьетнам). В неё вошли: дивизия подводных лодок; бригада надводных кораблей; дивизион судов обеспечения; смешанный авиационный полк; подразделения обеспечения. Она просуществовала до начала 1990-х годов4. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Меньшиков М.O. Из писем к ближним. М., 1991. С. 83.

2 Курсом чести и славы: ВМФ СССР / России в войнах и конфликтах второй половины XX века / Под. ред. А.А. Кольтюкова. М.: Кучково поле, 2006. С. 140.

3 Так, в июне 1967 г. группировка сил боевой службы ВМФ СССР в Средиземном море оказалась в самой гуще очередной Арабо-израильской войны, в результате которой израильские войска нанесли серьёзное поражение Египту, Сирии и Иордании. Наличие в регионе реальной военной силы позволило СССР активно влиять на ход событий, что способствовало прекращению военных действий. Будучи не в состоянии предотвратить военное поражение арабских стран, СССР сумел помочь их руководству избежать политического краха (Военное искусство в локальных войнах и вооружённых конфликтах: военно-исторический труд. М.: Воениздат, 2009. С. 223).

4 Курсом чести и славы… С. 144—147.