Военная династия Драгомировых-Драгомирецких 

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье воссоздана история военной династии Драгомировых-Драгомирецких, представители нескольких поколений которой занимали видные офицерские посты в Русской Императорской армии и Вооружённых силах СССР. Оценивается роль наиболее яркого из фамильной плеяды военачальников — крупнейшего военного теоретика XIX столетия генерал-адъютанта, генерала от инфантерии М.И. Драгомирова.

Summary. The paper traces back the history of the military dynasty of the Dragomirov-Dragomirestkys whose members of several generations held prominent officer posts in the Russian Imperial Army and the Soviet Armed Forces. It estimates the role of the most outstanding person in the family galaxy of military leaders, major 19th-century military theorist Adjutant-General and General of the Infantry M.I. Dragomirov.

ИМЕНА И СУДЬБЫ

КРИНИЦКИЙ Юрий Владимирович — кандидат военных наук, профессор

ПОТЛОВ Александр Геннадьевич — воспитанник Тверского суворовского военного училища

«ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ! ВАШИ ПАТРОНЫ — ЛЮДИ: БЕРЕГИТЕ ПАТРОНЫ…»

Военная династия Драгомировых-Драгомирецких

В нашей стране есть много знаменитых династий защитников Отечества. Одну из них прославил выдающийся генерал русской армии, военный учёный и педагог Михаил Иванович Драгомиров.

Род Драгомировых-Драгомирецких начался с Ивана Драгомирецкого, проживавшего в литовском местечке Езуполь и принадлежавшего гербу Сулима, принесённому в 935 году из Германии. Ранее этот герб принадлежал графам Солимским, владевшим Браунфельсом, Минценбергом и Зонневальдом1. В 1734 году его сын, Антон Иванович Драгомирецкий, приехал из Галиции в Левобережную Украину (Малороссию). Причиной переезда было гонение со стороны униатов на православных христиан, начавшееся ещё на рубеже XVI—XVII вв. после заключения Брестской церковной унии2. Польское правительство с фанатизмом уничтожало в Галиции православную веру. Православные приходы были отданы в управление католическим епископам, православные священники подвергались всевозможным оскорблениям. Многие православные церкви были превращены в католические костёлы. Немало было случаев и насильственного обращения в католичество. Положение русских галичан становилось настолько безвыходным, что многие покидали свои дома и родину и уходили в пределы Московской Руси. Антон был православным и в полной мере ощутил на себе несправедливость, обусловленную религиозным неравенством. В 1739 году Антон Иванович Драгомирецкий принял русское подданство. Он женился на дочери украинского казака Матвея Мацкевича и поселился в селе Рябцево (Рябцово), административно входившем в состав Стародубского полка. Там же вскоре и скончался.

Его сын, Иван Антонович, рано оставшись без отца, воспитывался в семье казака Мацкевича и принял его фамилию. В 1763 году он поступил на службу в Псковский драгунский полк. В 1772 году был переведён в Астраханский полк, а в 1777 году вышел в отставку в звании капитана. Женился Иван на дворянке Елене Яковлевне Троицкой и поселился в её имении под Конотопом. В 1786 году его как капитана записали в дворянство Черниговской губернии под фамилией Драгомирецкий-Мацкевич. Здесь он служил коллежским асессором, а затем главным конотопским казначеем. В 1788 году Иван Антонович сменил свою фамилию на фамилию Драгомиров. Род Драгомировых был внесён во II часть Дворянской родословной книги Черниговской губернии.

Сегодня осталось очень мало документальных свидетельств об истоках рода Драгомировых-Драгомирецких. Но в архивах церкви Успения Пресвятыя Богородицы Рябцевского монастыря Стародубцевского уезда, а, возможно, в архивах Депутатского собрания Новгорода-Северского может находиться Присяжный лист, по которому Антон Драгомирецкий дал присягу на верность императрице Анне Иоанновне и на служение Отечеству, а также прошение его сына Ивана Антоновича Драгомирецкого «о разрешении ему именоваться по сокращённой фамилии Драгомиров»3.

Сын Ивана Антоновича Иван родился 26 сентября 1787 года. В 17 лет он становится юнкером Тверского драгунского полка и делает военную карьеру — прапорщик (1808 г.) — капитан (1823 г.) — майор (1825 г.). Участвовал в Русско-турецкой кампании, в войне против Наполеона, в Заграничных походах русской армии 1813—1814 гг. Выйдя в отставку, занимался сельским хозяйством на своём хуторе4. Иван Иванович Драгомиров был глубоко верующим человеком. Он построил церковь «40 святых Мучеников» в г. Конотопе (в настоящее время — Свято-Вознесенский храм). В ограде этой церкви он предположительно и похоронен. От брака И.И. Драгомиров имел двух дочерей и двух сыновей: Михаила и Ивана.

Далее произошло формальное раздвоение рода. Михаил Иванович принял фамилию Драгомиров. А младший сын Иван Иванович сохранил её старое написание — Драгомирецкий. Соответственно, по линии Михаила род продолжился с фамилией Драгомировы, а по линии Ивана — с фамилией Драгомирецкие. Более того, некоторым членам семьи в дальнейшем (с учётом украинской специфики языка) записали фамилию Драгомарецкие.

В церкви, построенной отцом, юный Михаил Иванович (будущий военачальник, военный теоретик и педагог) читал псалтырь. Здесь же, на церковном кладбище, он был впоследствии похоронен.

Слушая рассказы отца о подвигах русского воинства в Отечественной войне 1812 года, Михаил тоже мечтал стать офицером и встретил в этом понимание родителей. После окончания уездного училища в 1846 году отец отвёз его в столицу, где юноша поступил в Дворянский полк. Военную службу Драгомиров начал простым солдатом, потом с отличием окончил в полку курсы фельдфебелей, и его имя было занесено на мраморную полковую доску.

В 1849 году, став прапорщиком, он направляется в лейб-гвардии Семёновский полк. Служит Драгомиров в полку усердно, уже тогда уделяя большое внимание воспитанию солдат. Одновременно он усиленно изучает военные науки, отдавая всё свободное время не привычным для гвардии офицерским пирушкам, а подготовке к экзаменам в Императорскую военную академию (с 1855 г. Николаевская академия Генерального штаба). В 1854 году Драгомиров блестяще сдаёт экзамены и становится слушателем академии, которую оканчивает через два года по первому разряду с получением золотой медали и занесением его имени на мраморную доску5.

Незаурядность ума, постоянный интерес к знаниям, а также неудачи русского воинства в Крымской войне привели к тому, что Михаил Иванович стал критически оценивать организацию армии николаевского времени, где на первое место выдвигалась суровая муштра, однако недостаточное внимание уделялось боевым дисциплинам. В 1857 году М.И. Драгомиров был произведён в штабс-капитаны.

В январе 1860 года Драгомиров назначается адъюнкт-профессором тактики в Военной академии. В 1864 году получает звание полковник и должность начальника штаба 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. Одновременно с исполнением новых обязанностей он продолжает профессорскую деятельность в академии.

Честно освещая проблемы войск, Драгомиров настроил против себя многих недоброжелателей, и в 1869 году они добились перевода «неудобного» генерал-майора (звание получено в 1868 г.) в Киев начальником окружного штаба. В 1874 году генерал-майор Драгомиров возглавил 14-ю пехотную дивизию.

14-я пехотная дивизия в ходе Балканской кампании заслужила хорошую репутацию. Под командованием М.И. Драгомирова 15 июня 1877 года она форсировала Дунай и первой вступила в боевые действия6. Серьёзным испытанием стал уже сам тяжёлый марш в несколько сот вёрст в непогоду от Кишинёва до Дуная (превращённого турками в первую линию обороны), но солдаты Драгомирова выдержали его достойно и преодолели без опозданий и потерь военного имущества. При выходе на Дунай стало ясно, что форсировать его будет непросто. Османы серьёзно приготовились к отражению русских атак — по реке курсировали их военные суда, а возвышенный турецкий берег был тщательно укреплён.

По решению главнокомандующего дивизия Драгомирова с приданным ей подкреплением (17 батальонов, в т.ч. 4 понтонных, 6 сотен казаков и 64 орудия) должна была 15 июня форсировать Дунай в районе Зимницы — Систово, а после этого немедленно возвести мост для переправы главных сил. На подготовку к переправе было дано всего четыре дня, но командир дивизии сумел чрезвычайно эффективно использовать это время. Так, была отработана техника сборки понтонов в специально отрытых по их размерам ямах.

Трудная операция прошла успешно и с небольшими потерями. В дальнейшем «драгомировская» дивизия находилась в резерве командующего Ф.Ф. Радецкого. Неверно оценив обстановку, Радецкий двинул свой резерв в направлении Елены тогда, когда он был нужен на Шипкинском перевале. В итоге 14-я пехотная дивизия совершила тяжёлый 140-вёрстный марш по палящей жаре. Она успела прибыть на перевал в решающий момент и вечером 11 августа с ходу вступила в бой. Утром 12 августа Драгомиров был ранен пулей в колено навылет, что заставило генерала покинуть театр военных действий, и он превратился в зрителя дальнейших событий. Тяжёлый ход Русско-турецкой войны произвёл на него гнетущее впечатление.

В 1878 году М.И. Драгомиров был назначен начальником Николаевской академии Генерального штаба с присвоением звания генерал-адъютант. В 1897—1903 гг. он был Киевским, Волынским и Подольским генерал-губернатором. В 1901 году награждён высшим российским орденом — Св. Андрея Первозванного. В 1903 году назначен членом Государственного совета. В 1905 году Михаил Иванович отклонил предложение занять пост главнокомандующего русской армией на Дальнем Востоке во время Русско-японской войны.

Опыт, полученный на полях сражений, был грамотно осмыслен генералом в ходе его дальнейшей научной деятельности. Михаил Драгомиров стал самым ярким и известным русским военным теоретиком XIX века. Его военно-литературное наследие включает многочисленные книги, статьи, Учебник тактики, Полевой устав, различные наставления, очерки по истории некоторых войн второй половины XIX века, основательные комментарии к суворовской «Науке побеждать», основным военным идеям великого полководца.

Изучая опыт обороны Севастополя в войне 1853—1856 гг., Драгомиров обратил внимание на важность героизма и стойкости солдата. В 1856 году вышло первое его исследование «О высадках в древние и новейшие времена», посвящённое десантным операциям.

В 1858 году Драгомиров был послан военным ведомством за рубеж для изучения военного дела. Во время этой поездки он был наблюдателем при штабе Сардинской армии в А. Результатом поездки стала его работа «Очерки австро-итало-французской войны 1859 года».

С 1861 года Драгомиров активно печатается в российских военных изданиях — «Инженерный журнал», «Оружейный сборник», «Артиллерийский журнал». Михаил Иванович выступает против смотров и парадов, настаивая на приоритете практических занятий. Будучи в командировке в прусской армии, он пишет глубокое исследование «Очерки австро-прусской войны в 1866 году». В 1879 году издаёт свой главный труд — «Учебник тактики»7. В предисловии он пишет: «В предлагаемом учебнике в объёме, по возможности сжатом, сведено всё то, что нужно знать строевому офицеру в наше время по тактике». На протяжении двадцати лет Учебник тактики Драгомирова служил основным пособием для подготовки командиров.

Из сочинений Драгомирова получили широкую известность «Курсы тактики» (1872), «Опыт руководства для подготовки частей к бою» (1885—1886), «Солдатская памятка» (1890)8. Михаил Иванович подготовил вариант оригинального издания суворовской «Науки побеждать» с собственными комментариями и пояснениями, которыми он снабдил каждую крылатую фразу знаменитого генералиссимуса.

В основе научных взглядов М.И. Драгомирова лежало его полагание, что на войне идёт непрерывная борьба двух начал — Разума и Воли. Разум повинуется закону самосохранения и требует от солдата спрятаться, убежать, сдаться в плен. Но Воля может его заставить идти вперёд, рисковать жизнью и даже погибнуть, выполняя воинский долг. Таким образом, войска надо воспитывать так, чтобы всеми силами поддерживать в них этот дух самопожертвования и подавлять инстинкт самосохранения9.

Драгомиров полагал, что на войне главным фактором является человек, и никакие технические усовершенствования этого не изменят. Для генерала штык был своеобразным символом готовности солдата жертвовать собою, идти вперёд и навязать противнику свою волю.

Часто можно услышать, что он недооценивал значение огня в современном бою. Но это не вполне справедливо — в своих статьях Драгомиров неизменно повторял: «Пуля и штык не исключают, но дополняют друг друга; первая прокладывает дорогу второму, и упускать из вида ту либо другой одинаково нерационально, и рано или поздно, но неминуемо ведёт к катастрофам». Кроме того, генерал отлично понимал необходимость укрывать войска от вражеского огня за складками местности и проводить огневую подготовку перед атакой.

Едва ли не все военные теоретики второй половины XIX века осознавали проблемы, которые создало более совершенное стрелковое вооружение. Но логика Драгомирова была проста — если военная техника сделала шаг вперёд, то такой же шаг в своём развитии должен сделать и человек. С помощью материальных средств можно воевать, но выигрывать войны позволяют именно моральные силы.

Любопытно, что после 1945 года в советской военной среде появился интерес к идеям царского генерала. М.И. Калинин в работе «О моральном облике нашего народа» цитировал Драгомирова и даже писал о том, что Великая Отечественная война подтвердила его правоту. Известно, что идеи Драгомирова высоко ценил и маршал А.М. Василевский, который способствовал изданию нескольких его произведений в СССР10.

Слава Драгомирова перешагнула пределы России, и в 1880-е годы он стал едва ли не первым русским военным теоретиком, которого переводили и читали на Западе.

Михаил Иванович Драгомиров известен не только как герой Русско-турецкой кампании, успешный военачальник и теоретик в области тактики. Значительную часть своей жизни он посвятил проблемам подготовки офицерских кадров в Николаевской академии Генерального штаба. Кадеты и юнкера изучали тактику по драгомировскому учебнику, офицеры осваивали штабную науку под его руководством, и даже наследник престола, будущий император Николай II, прослушал несколько лекций маститого профессора.

В основе драгомировской системы воспитания лежали строгие моральные принципы. И эти принципы были едиными для командира и подчинённого. Их суть можно выразить шестью краткими положениями:

1. Преданность Родине до самопожертвования;

2. Дисциплинированность;

3. Вера в нерушимость (святость) приказания;

4. Храбрость (решительность, неустрашимость);

5. Решимость безропотно переносить труд и все воинские лишения;

6. Чувство взаимной выручки.

Такие черты, как преданность Родине, дисциплина и вера в нерушимость приказа, «должны и могут окончательно утвердиться в выпускниках военных училищ; при малейшем колебании в одной из этих основ молодой человек не может быть допущен до офицерского звания; пребывание такого офицера в воинской части с первых же дней может оказаться пагубным и для него самого, и для вверенных ему солдат».

С другой стороны, такие качества, как храбрость, решимость переносить тяготы и лишения военной службы, чувство взаимовыручки, «не всегда могут развиваться на школьной скамье, но офицер может и должен выработать эти качества впоследствии, находясь на военной службе».

Таким образом, по убеждению М.И. Драгомирова, не каждый окончивший училище может быть достоин офицерского звания. Поэтому лица, от которых зависит окончательное решение «достоин» или «не достоин» молодой человек производства в первый офицерский чин, «берут на себя большую нравственную ответственность за каждого произведенного в офицеры с заведомо неустойчивыми нравственными основами».

Равно как и А.В. Суворов, М.И. Драгомиров берёг подчинённых. Он был аскетичным в жизни сам и учил офицеров заботиться не о личных благах, а о солдатах: «Отдельный боец бережет патроны. Господа офицеры! Ваши патроны — люди: берегите патроны»… «Желал бы видеть поменьше заботливости о личных удобствах и побольше об удобствах масс (солдат)».

Драгомиров как последователь суворовских принципов старался раскрепостить русскую армию от господствовавшей тогда муштры и считался в известной степени «либералом» в военно-бюрократической среде. Он придавал решающее значение моральному фактору и считал, что основная роль на войне принадлежит человеку, его воле и боевым качествам, которые Драгомиров называл «нравственной упругостью». В 1904 году в войсках был введён Полевой устав, разработанный под его началом.

В 1888 году генералом М.И. Драгомировым была подготовлена книжечка под названием «Офицерская памятка». В стиле суворовской «Науки побеждать» в ней были кратко, в форме пословиц, поговорок и метких образных выражений сформулированы основные воинские правила для солдат. Вот как звучат некоторые из них.

«К каждой практической цели ведут тысячи путей и дело в том, чтобы дойти до нее, а не в том, чтобы дойти непременно известным путем».

«Армия не вооруженная сила только, но и школа воспитания народа, приготовления его к жизни общественной».

«Воспитание солдата должно стоять выше образования; воспитание выпустить нельзя даже в том случае, если бы на подготовку новобранца дан был даже один только день».

«Воспитывает не строгость, а неуклонность и непрерывность применения раз поставленного, но непременно дельного, целесообразного требования».

«Воспитывающий должен сам обладать умом, большим самообладанием, добротой, высокими нравственными воззрениями».

«Для развития в младших начальниках привычек самостоятельности, достоинства и уважения к самим себе нужно освобождение от страха ответственности: нужно помнить, что подчиненный начальник должен иметь и свое мнение и в критике его распоряжений не только не допускать громов и молний, но даже и то помнить, что всякое дело можно сделать на двадцать ладов и что наше мнение не есть лучшее потому только, что мы старше и что нам отвечать не имеют права».

«Солдат только тогда и хорош, когда он человек в полном значении этого слова».

«Ведет себя достойно пред неприятелем только тот, кто ведет себя достойно пред начальником».

«К уставу более, нежели к какому-либо другому сборнику законоположений, применима та истина, что закон критиковать можно, ибо в этом лежит залог его усовершенствований; но в то же время должно и безусловно его исполнять, пока он не отменен, это отношение рациональнее того, при котором не критикуют законов, но и не исполняют их».

«Устав для нас, а не мы для устава; время есть — делать все как положено, а нет — по здравому смыслу»11.

На военно-педагогическом поприще М.И. Драгомиров достиг успехов, которые признаны во всём мире. Во Франции его заслуги оценены высшей наградой государства — орденом Почётного легиона. На исторической родине Михаила Ивановича, в украинском Конотопе, находится его могила, установлен бюст и открыт музей. Чтут память М.И. Драгомирова и в Болгарии, где установлен памятник полководцу. Два болгарских села имеют названия Драгомирово. К сожалению, память о великом русском генерале, учёном и педагоге М.И. Драгомирове в Российской Федерации не увековечена…

Трагедия последующих поколений Драгомировых и Драгомирецких связана с Октябрьской революцией 1917 года, разделившей потомков знаменитого рода на тех, кто был «за» и «против» советского порядка.

По стопам Михаила Ивановича пошли его сыновья — Владимир, Абрам и Александр. Все они в разные годы получили блестящее образование — окончили Пажеский корпус и Академию Генштаба12. Начало военной карьеры у каждого из них было успешным.

Старший сын, Владимир Михайлович Драгомиров, был офицером лейб-гвардии Семёновского полка. Затем командовал Преображенским полком. Получил звание генерал-лейтенант, являясь командиром 16-го армейского корпуса. Георгиевский кавалер.

Средний сын, Абрам Михайлович Драгомиров, также служил офицером лейб-гвардии Семёновского полка, прошёл ступени командира 16-й кавалерийской дивизии и 9-го армейского корпуса. Генерал от кавалерии, главнокомандующий войсками Северного фронта. Георгиевский кавалер.

Младший сын, Александр Михайлович Драгомиров, дослужился до полковника лейб-гвардии 4-го стрелкового полка.

Все братья не приняли Октябрьскую революцию 1917 года и активно участвовали в Гражданской войне против Красной армии. В дальнейшем они эмигрировали за границу.

Другие представители мужского пола родовой ветви Михаила Ивановича Драгомирова (Михаил, Иван, Андрей и Александр) были военными или штатскими деятелями Российского государства и также оставили определённый след в истории. 

Но в старинной и знаменитой династии были и такие потомки, которые служили в Красной армии, а в годы Великой Отечественной войны сражались с фашистами.

Один из них — Владимир Порфирьевич Драгомирецкий — правнук Ивана Ивановича Драгомирецкого (брата Михаила Ивановича). Он родился в 1914 году. После семилетки поступил в Балашовскую лётную школу, которую окончил в 1935 году. Работал в Красноярске командиром эскадрильи Енисейской группы ГВФ, затем лётчиком-инструктором в Московском управлении Аэрофлота. Летал на самолёте Ли-2. В июне 1942 года был направлен в действующую армию. С 19 июля 1942 года воевал в составе 16-го авиационного полка дальнего действия, ставшего позднее 14-м гвардейским. Назначен командиром экипажа. Летал на американском бомбардировщике Б-25 «Митчелл». Соединение, в составе которого воевал Владимир, наносило бомбовые удары по объектам противника и проводило воздушную разведку. В марте 1944 года В.П. Драгомирецкий был назначен командиром 337-го авиационного полка дальнего действия. За войну совершил 216 боевых вылетов. В ноябре 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза13. После войны подполковник В.П. Драгомирецкий командовал бомбардировочным авиаполком, на вооружении которого находились самолёты Ту-4, созданные для доставки ядерных бомб. В 1954 году в составе дальней авиации была сформирована тяжёлая авиационная дивизия, командиром которой стал Владимир Драгомирецкий. В 1958 году генерал-майор Драгомирецкий окончил Военную академию Генштаба. С 1961 по 1969 год командовал 6-м отдельным тяжёлым бомбардировочным авиационным корпусом. В 1976 году в звании генерал-лейтенанта вышел в отставку. Умер Владимир Порфирьевич 23 августа 1979 года.

Двоюродный брат В.П. Драгомирецкого, Фёдор Павлович Драгомирецкий, в октябре 1944 года добровольно вступил в ряды Красной армии. По апрель 1945 года служил в 25-м стрелковом полку 35-й стрелковой дивизии на 2-м Украинском фронте в должности бронебойщика, а затем командира отделения ПТР. Перед окончанием войны переведён в 180-ю Киевскую Краснознаменную орденов Суворова и Кутузова стрелковую дивизию 2-го Украинского фронта, где в составе 42-го Рымникского ордена Богдана Хмельницкого стрелкового полка в должности командира взвода принимал участие в боях на пражском направлении14.

После войны окончил Инженерное училище в Ленинграде, Высшее инженерное училище, служил на офицерских должностях в инженерных частях Советской армии. После окончания Военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева преподавал и занимался научной деятельностью. Был утверждён профессором кафедры фортификации и маскировки Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых сил Российской Федерации». Член-корреспондент Академии военных наук, Заслуженный работник высшей школы РФ.

В конце апреля 1997 года на Дальнем Востоке, вблизи станции Бира, взорвался склад боеприпасов. На месте чрезвычайного происшествия развернулись спасательные работы. За проявленное мужество и высокое профессиональное мастерство при выполнении этой опасной работы большой группе офицеров ДВО были вручены государственные награды. Среди отмеченных — сапёры и танкисты, которые на оборудованных специальными приспособлениями машинах проводили траление территории большого склада и прилегавшей к нему местности. Одним из спасателей, награждённых медалью «За отвагу», был полковник Вячеслав Владимирович Драгомирецкий — наш современник и продолжатель славной фамилии.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Лукомский В.К. Малороссийский гербовник с рисунками Е. Нарбута. СПб., 1914. Лист XLVII.

2 Апанович К.О. Православие в Речи Посполитой и Османской империи в конце XVI — первой трети XVII в. // Христианское чтение. 2015. № 6. С. 61.

3 Драгомирецкий Ф.П. Тайна раздвоенной фамилии. Ч. I. Драгомирецкие — Драгомировы. М.: Авторская рукопись, 1997. С. 4.

4 Постников С.В. К вопросу о происхождении дворянского рода Драгомировых // Актуальные проблемы гуманитарных и социально-экономических наук. 2019. Т. 13. № 2. С. 58.

5 Мазур А. К 185-летию со дня рождения М.И. Драгомирова // Военное обозрение. 2015. 13 декабря.

6 Юдин С. Драгомировская дивизия перед Русско-турецкой войной 1877—1878 гг. // Российская история. 2017. № 6. С. 106.

7 Драгомиров М.И. Учебник тактики. СПб.: Типография В.С. Балашёва, 1879.

8 Он же. (1830—1905). Офицерская памятка: мысли и афоризмы генерала М.И. Драгомирова о военном деле. СПб.: Тип. воен. — кн. маг. Н.В. Васильева, 1892. 37 с.

9 Гужва Е.Г., Земцов А.Н. Военно-педагогические заветы М.И. Драгомирова // Гуманитарные проблемы военного дела. 2019. № 3(20). С. 163.

10 Василевский А.М. Дело всей жизни: воспоминания начальника Генерального штаба. М.: Родина, 2019. С. 29.

11 Драгомиров М.И. Избранные труды. Вопросы воспитания и обучения войск / Под ред. Л.Г. Бескровного. М.: Воениздат, 1956. 687 с.

12 Драгомирецкий Ф.П. Указ. соч. С. 10.

13 Присвоить звание Героя. Историко-публицистическое краеведческое издание, посвящённое 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Красноярск: Поликор, 2014. С. 74.

14 Ветераны Великой Отечественной войны — сотрудники Академии. М.: ВИА, 1990.