Встреча британских и советских солдат в Германии.

Великобритания и СССР в мае 1945 года: союзники или враги? Военно-политические аспекты советско-британского взаимодействия

image_pdfimage_print

Аннотация. Автор на основе документов российских, британских и американских архивов и других источников проанализировал советско-английское взаимодействие в первой декаде мая 1945 года, особенности которого во многом определялись антисоветскими устремлениями Великобритании. В статье освещены попытки использования американских и немецких войск в британских интересах, сложности, с которыми сталкивались советские войска, стремясь не спровоцировать новую войну и обеспечить интересы СССР на международной арене, урегулирование советским командованием военного противостояния Болгарии и Югославии с британскими войсками в Италии и Австрии.

Summary. The author relies on documents in Russian, British, US archives and other sources to analyze Soviet-British interaction in May 1945 whose peculiarities were largely shaped by anti-Soviet sentiment in Great Britain. The paper highlights attempts at using US and German troops in Britain’s interests, and the problems confronted by the Soviet troops determined to avoid provoking a new war and ensure the interests of the USSR on the international arena, as well as the Soviet command settling the Bulgaria-Yugoslavia military standoff with the British troops in Italy and Austria.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ТЕРЕНТЬЕВ Вячеслав Олегович — доцент кафедры отечественной истории, политологии и социологии Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: terehv@mail.ru).

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ И СССР В МАЕ 1945 ГОДА: СОЮЗНИКИ ИЛИ ВРАГИ?

Военно-политические аспекты советско-британского взаимодействия

Конец апреля — начало мая 1945 года — последние дни агонии Третьего рейха, заключительный этап Второй мировой войны в Европе, время встреч союзников. Подробности и особенности этих встреч за исключением знаменитой в Торгау малоизвестны и почти не изучены. Актуальность их исследования повышает информационная война против России, один из фронтов которой — фальсификация истории Второй мировой войны. Рассмотрим взаимоотношения британских и советских войск в начале мае 1945 года, в те дни, когда по распоряжению У. Черчилля британские стратеги разрабатывали план операции «Немыслимое» — войны против СССР1.

Прежде всего, обратим внимание на то, как определяли рубежи встреч войск союзников и нарушались ли договорные позиции. Архивные документы позволили выяснить, где и как встречались советские и британские части, уточнить общую политическую атмосферу и готовность войск продолжать военные действия, а также коснуться традиционного вопроса: могли ли англо-американские войска в 1945 году дойти до Берлина?

Советская историография констатирует: несмотря на требования У. Черчилля, верховный главнокомандующий экспедиционными силами союзников в Европе генерал армии Д. Эйзенхауэр приказал англо-американским войскам остановиться во избежание ненужных потерь2. Зарубежные историки и современные журналисты сожалеют об этом решении, утверждая, будто американцы легко достигли бы Берлина и заняли более весомые политические позиции по отношению к СССР3. Германскую армию генерала А. Венка рассматривают исключительно как антисоветскую силу, забывая об упорном сопротивлении её соединений американским войскам. Это мнение легко опровергнуть анализом действий немецких, советских и американских войск.

В середине апреля войска США были остановлены на Эльбе не столько приказами своего командования, сколько упорным сопротивлением германских войск (оборона Магдебурга, борьба за плацдармы)4. До 22 апреля подобных приказов не было, имелись лишь распоряжения Эйзенхауэра рекомендательного характера, которые не везде строго выполнялись. После подхода сил 2-го эшелона в 20-х числах апреля необходимость таких приказов отпала по причине прорыва советскими войсками обороны вермахта и их стремительного движения к Берлину. Тем не менее ряд американских соединений продолжили активные действия на восточном берегу Эльбы, выйдя на восток за рубежи встречи с советскими войсками. Позже американцам пришлось отводить свои войска назад. Прорыв войск США к Берлину в середине апреля был маловероятен ещё и потому, что их коммуникации были растянуты, а на флангах находились крупные силы противника (12-я армия, остатки 11-й армии, с которыми при советской пассивности могла действовать и 4-я танковая армия), тогда ещё сражавшиеся с союзниками. Они могли окружить немногие вырвавшиеся вперёд соединения американцев (2-ю, 3-ю танковые, 83-ю пехотную дивизии)5.

На Эльбе 30-я пехотная дивизия США послушно остановилась на западном берегу реки в ожидании советских войск, лишь изредка проверяя восточный берег патрулями и разведкой, а 83-я пехотная неудержимо рвалась с плацдарма у населённого пункта Барби на восток. В результате 30-я дождалась встречи с войсками 1-го Белорусского фронта 5 мая, а 2-я вышла к советским войскам ещё 29 апреля. Разведывательная группа американской 9-й пехотной дивизии 27 апреля вышла к Виттенбергу, где несколько дней с крупными силами вермахта сражались бойцы 121-й гвардейской дивизии Красной армии. Встреча главных сил состоялось 30 апреля в Праттау6. Таковы были американские действия на Эльбе.

А какова была позиция Британии по отношению к СССР и Германии весной 1945 года и как она повлияла на действия при встрече войск?

Первоначально вопрос о зонах оккупации и рубеже встречи войск был урегулирован в форме Протокола соглашения между правительствами СССР, США и Великобритании о зонах оккупации Германии и управлении большим Берлином, принятого в Европейской консультативной комиссии 12 сентября 1944 года. Граница между британской и советской зонами оккупации должна была проходить «от пункта на берегу Любекского залива, где сходятся границы Шлезвиг-Гольштейна и Мекленбурга, по западной границе Мекленбурга до границы провинции Ганновер, затем по восточной границе Ганновера до границы Брауншвейга, затем по западной границе прусской провинции Саксония»7.

13 сентября 1944 года на 2-й Квебекской конференции лидеров Великобритании и США союзники обсуждали возможность действий союзных войск в направлении Рим — Триест — Вена и оккупации Австрии8. Черчилль предлагал прорвать немецкую оборону в Италии, высадить десант на полуострове Истрия и развивать наступление на север, чтобы овладеть Веной до прихода советских войск. Причиной стало стремление Великобритании утвердить своё влияние на Балканах и опасение того, что советские войска опередят союзников быстрым продвижением в Румынии9. Из-за устремлений Черчилля конкретных решений по взаимодействию войск в Австрии и на Балканах союзники не продумали.

Вскоре британский премьер поставил задачу главнокомандующему союзными силами в районе Средиземного моря фельдмаршалу Г. Александеру ускоренными темпами наступать на Истрию и войти с юга в Вену. Армии Александера провели несколько решительных операций, понесли значительные потери, но прорвать Готскую линию немцев в Северной Италии не смогли. В марте 1945 года окончились неудачей попытки сепаратных переговоров в Цюрихе между представителями США, Великобритании и генерал-полковником Г. фон Фитингофом, командующим немецкими войсками на Юго-Западе об их капитуляции в Италии10.

Вдохновлённый быстрым наступлением англо-американских войск в Западной Европе в марте—апреле 1945 года, Черчилль стремился использовать его в политических целях. В начале апреля он писал Рузвельту о необходимости соединиться с русскими армиями как можно дальше на востоке. С этой целью Черчилль пытался склонить преемника Рузвельта Г. Трумэна и Д. Эйзенхауэра занять Берлин и Прагу до вступления туда советских войск, продвинуться как можно дальше на восток за согласованные пределы зон оккупации Германии, чтобы использовать военное присутствие в советской зоне в качестве рычага давления на И.В. Сталина. В послании Трумэну от 18 апреля Черчилль предложил не спешить с выводом американских войск из советской зоны и передать этот вопрос в ведение будущей Союзной контрольной комиссии по Германии, не отводить англо-американские войска с занятых ими позиций до тех пор, пока Великобритания не получит удовлетворения по польской проблеме, наиболее острым вопросам советской оккупации Германии, а также по положению в странах Восточной и Балканской Европы11.

По мнению Черчилля, «во-первых, Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира; во-вторых, надо немедленно создать новый фронт против её стремительного продвижения; в-третьих, этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на восток; в-четвёртых, главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин; в-пятых, освобождение Чехословакии и вступление американских войск в Прагу имеют важнейшее значение; в-шестых, Вена и вся Австрия должны управляться западными державами, по крайней мере на равной основе с русскими Советами; в-седьмых, необходимо обуздать агрессивные претензии маршала Тито в отношении Италии»12.

Вопрос об оккупационных зонах Германии союзники вновь согласовали на Ялтинской конференции13. Соответствующие документы и карты были отправлены для ознакомления на фронт14. Однако границы оккупационных зон относились к послевоенному обустройству мира и не могли служить чёткой линией встречи войск во время войны. Генерал Д. Эйзенхауэр и командующий 12-й группой армий генерал О. Брэдли пришли к выводу, что линией встречи огромных масс войск лучше всего могут служить река Эльба и её приток Мульде15. 22 апреля Эйзенхауэр сообщил в Москву И.В. Сталину об этом своём предложении. 24 апреля советское Верховное Главнокомандование согласилось на установление линии встречи войск вдоль Эльбы и Мульде16.

А Черчилль требовал от командующего британскими войсками в Европе фельдмаршала Б.Л. Монтгомери (он же командовал группой армий в подчинении Эйзенхауэра), чтобы тот максимально продвигался на восток, невзирая на договорённости. Во исполнение полученных инструкций Монтгомери в беседах с Эйзенхауэром усиленно подчёркивал необходимость не позволить советским войскам войти в Вену, Прагу и Берлин раньше западных союзников. Эйзенхауэр не согласился. Вместе с Брэдли он оценил возможные потери США в случае прорыва от Эльбы к Берлину в 100 тыс. человек. Американское командование сочло эту цену за престиж слишком высокой17. Но Черчилль убеждал Трумэна: «Мы должны твёрдо удерживать позиции, которых добились или добиваются наши армии в Югославии, Австрии, Чехословакии, на главном, центральном американском фронте и на английском фронте, простирающемся до Любека, включая Данию»18. В случае возможной конфронтации с СССР британский премьер собирался активно использовать сдавшиеся германские войска19.

В то же время военное командование трёх стран без оглядки на политические баталии начало проводить в жизнь принятые и оформленные решения. Директивой Ставки Верховного Главнокомандования № 11073 от 20 апреля 1945 года по соглашению с командованием англо-американских войск были установлены знаки и сигналы для взаимного опознавания союзных войск20. Директивой начальника Генерального штаба РККА № 10850 от 22 апреля 1945 года между советскими и англо-американскими ВВС была установлена бомборазграничительная линия, прошедшая через Варнемюнде, Росток, Гюстров, Киритц, Бранденбург, Виттенберг, Эльбу до Мельник-Прага. Западнее указанной линии ведение боевых действий советской авиацией запрещалось21. С 3 мая вследствие продвижения советских войск бомборазграничительная линия была изменена: Висмар — Шверин — Дёмиц, далее по Эльбе до Тангермюнде22.

16 апреля войска 1-го Белорусского, 1-го Украинского фронтов и 20 апреля — 2-го Белорусского фронта перешли в наступление в Берлинской операции. 25 апреля в 13.30 и 15.30 в районе города Торгау состоялись первые встречи советских передовых отрядов 58-й гвардейской стрелковой дивизии и американской разведки23.

Английские войска 18 апреля овладели крупным промышленным центром и морским портом Германии городом Гамбург24. По договорённостям глав союзных государств города Висмар и Шверин находились в советской зоне ответственности. Тем не менее Черчилль требовал от Монтгомери максимального продвижения на восток. Прорабатывались планы воздушно-десантной операции по захвату Берлина британскими войсками25.

В ходе весьма жёсткого противостояния с Черчиллем и Монтгомери Эйзенхауэр принял решение о проведении операции в Шлезвиге, Гольштейне и Мекленбурге с частичным заходом в советскую зону. 30 апреля 1945 года он направил в Москву подробную информацию о планах наступления союзных войск и намечаемых им линиях встречи на севере и юге Германии. Сообщил, что в центре рубеж встречи пройдёт по рекам Эльба и Мульде, как и было условлено ранее, а на севере англо-американские войска предпримут наступление за Эльбу с целью выхода на рубеж Висмар, Шверин, Дёмиц. Точное начертание демаркационной линии предлагал установить на месте решением командиров советских и американо-английских войск. В качестве удобной линии для разграничения в Австрии Эйзенхауэр указывал участок железной дороги восточнее Линца и далее по долине реки Энс. Советское командование согласилось с этими предложениями26.

30 апреля войска 2-й британской армии форсировали реку Эльба в районе Блекеде (55 км юго-восточнее Гамбурга) и начали наступление к Балтийскому морю27. 1 мая британцы, продолжая наступление, продвигались на Шверин и Любек28.

В современных британских школах и вузах события встречи союзников преподносят искажённо. Описывают, как бравый десантный генерал Д. Хилл якобы разрушил мифические «планы советского командования по захвату Дании», остановив в Висмаре советский танковый корпус, стремившийся к Копенгагену, угрозой применения артиллерии и авиации. А командующий британскими войсками в Европе фельдмаршал Б.Л. Монтгомери и командующий 2-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский прибыли туда 8 мая только для того, чтобы разрешить конфликт и прекратить противостояние британских парашютистов и советских танкистов. Подобная трактовка событий встречается и в некоторых военно-исторических исследованиях29.

В реальности вечером 2 мая в Висмаре встретились части британской 6-й воздушно-десантной дивизии и советского 3-го гвардейского танкового корпуса30. После встречи командиров была установлена нейтральная зона по восточной окраине Висмара. При встрече войск никаких недоразумений и происшествий не произошло. По договорённости с британцами советская танковая бригада могла расположиться на окраине Висмара, но решением комбрига была отведена на несколько километров восточнее31. 3 мая 1945 года на участке Висмар — Шверин против легковооружённой 6-й воздушно-десантной дивизии развернулись четыре советские стрелковые дивизии, танковая бригада и части усиления 70-й армии. Естественно, отвод войск на оговорённые рубежи был отнюдь не результатом угрозы британского командира, а демонстрацией отсутствия территориальных устремлений советского руководства, выходящих за рамки договорённостей.

Любопытно, что 3 мая передовые отряды армии США продвинулись далеко на восток от установленного рубежа, но после встречи с советскими войсками американские части были без возражений отведены к Шверину32. Все встречи с американскими войсками проходили в атмосфере дружелюбия, радости по поводу приближения окончания войны, симпатии к СССР, нескрываемого восхищения американцев И.В. Сталиным и взаимного уважения, что отражено в советских и американских донесениях33. А отношение американцев к Великобритании, английским войскам и к их роли в разгроме немцев было сдержанным, холодным34.

7 мая в Висмаре состоялся торжественный приём фельдмаршалом Монтгомери командующего 2-м Белорусским фронтом Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского по случаю капитуляции немецких войск и встречи союзников. 10 мая состоялся ответный визит35. Таким образом, открытой конфронтации в отношении советских и британских войск, занявших позиции друг против друга, не выявлено. Но с первых же дней взаимодействия на англо-советском участке начались провокации, напоминавшие ситуацию на западных границах СССР весной 1941 года. После встречи войск британское командование значительно усилило группировку в своей зоне оккупации на основании директив и распоряжений Монтгомери, действовавшего в рамках стратегии Черчилля по переводу войны в антисоветское русло36.

В Любеке были сосредоточены 10 тыс. поляков бывшей «армии Андерса» (польского генерала В. Андерса) — польских войск в составе британской армии. Русские изменники, в том числе активно воевавшие на стороне Гитлера, через представителя польского эмигрантского лондонского правительства «превращались в поляков» и убывали в Великобританию и США вопреки договорённости с СССР37. Распространялись слухи о предстоявшем столкновении Великобритании и СССР. В зоне Шверина было сконцентрировано большое количество тщательно замаскированной британской техники. На линии Висмар — Шверин англичане и немцы по ночам вели активные оборонительные работы. Промышленные предприятия военного значения были восстановлены и работали на Британию. Немецкие войска не были разоружены и проживали в казармах38. «Для поддержания порядка» в своей зоне оккупации английские власти использовали эсэсовскую бригаду «Великая Германия»39. А русские военнопленные находились в прежних лагерях под жёсткой охраной немцев. 8 мая 1945 года они попытались выйти из лагерей. Англичане и немцы открыли огонь на поражение, убив 6 русских40. Такие случаи были не единичными. Только 8—9 мая немецкие отряды на английской территории расстреляли около 500 советских девушек и женщин41.

Войска Красной армии находились в 10—30 км восточнее линии соприкосновения, выставив лишь контрольно-пропускные посты и боевое охранение.

Таким образом, на севере Германии британские войска были готовы к продолжению войны.

17 мая, когда капитуляция на Восточном фронте была завершена, разоружение германских войск и отвод их из Дании только начинались. В Норвегии англо-американское командование приступило к разоружению нацистских войск лишь в середине июля42.

В начале мая 1945 года, несмотря на проникновение британских войск в советскую зону оккупации в Северной Германии, предусмотренную коалиционными договорами, Красная армия уступила ключевые пункты, вместе с тем быстро подтянув значительные силы на случай конфликта. Особенностью северного участка стало то, что линия встречи там была заранее оговорена по предложению Эйзенхауэра. На южном участке советско-германского фронта всё было несколько иначе.

К тому времени там назревал так называемый Триестский кризис. В конце апреля — начале мая Черчилль активно склонял Трумэна к военному противодействию югославским силам И.Б. Тито. Но Трумэн хотел избежать боевых действий американских войск против югославов в целях балканской политики Великобритании, а также стремился вовлечь СССР в войну с Японией, чтобы уменьшить потери США на Тихом океане. Поэтому американские войска в назревавшем кризисе были пассивны.

29 апреля в штабе главнокомандующего союзными силами в районе Средиземного моря фельдмаршала Г. Александера представители германского командования в Италии подписали документ о безоговорочной капитуляции, который вступил в силу 2 мая с 12 часов43. Британские войска без сопротивления устремились в Австрию навстречу американским и советским. Основная задача британских передовых отрядов была — занять максимальную территорию Австрии для предотвращения дальнейшего продвижения советских войск в Европу.

30 апреля югославская 4-я армия с боями подошла к Триесту. Словенские партизаны на реке Изонцо западнее города 1 мая встретились с англо-американскими войсками, наступавшими из Северной Италии. 2 мая 1945 года Триест был освобождён частями югославской армии, словенско-итальянской милицией и гражданским населением. Вместе с югославскими партизанами там активно действовала советская 1-я партизанская бригада под командованием А.И. Дьяченко44.

Британские войска по приказу Александера, действовавшего в рамках распоряжений Черчилля, ворвались в Триест, выставили патрули и создали военную администрацию города. Британские и югославские войска были готовы к схватке.

Попытка советского командования определить с Александером линию встречи войск не вызвала отклика союзников. Германские войска и коллаборационисты продолжали ожесточённое сопротивление. Немецкую группу армий «Австрия» генерала Л. Рендулича глава правительства Германии К. Дёниц рассчитывал сдать американцам. Прибыв 5 мая по распоряжению Дёница в ставку Эйзенхауэра, генерал-адмирал Г. Фридебург официально поставил перед союзным командованием вопрос о частичной капитуляции немецких войск южного района. Ему объявили, что будет принята только общая безоговорочная капитуляция на всех фронтах45.

7 мая в штабе Эйзенхауэра в Реймсе был подписан ещё один акт о капитуляции, касавшийся всех немецких вооружённых сил46.

По настоянию Сталина о предварительном характере документа, подписанного в Реймсе, церемония подписания была проведена в Карлсхорсте (юго-восточная часть Берлина) в ночь с 8 на 9 мая (0 ч 43 мин. по московскому времени) 1945 года генерал-фельдмаршалом В. Кейтелем, генерал-адмиралом фон Г. Фридебургом и генерал-полковником Г. Штумпфом, которые от имени Верховного командования вооружённых сил Германии подписали акт о безоговорочной капитуляции.

В 15.00 8 мая 1945 года премьер-министр Великобритании У. Черчилль объявил британским войскам о завершении войны в Европе и прекращении военных действий в 00.01 9 мая. Однако на юго-западном участке советско-германского фронта гитлеровцы отказались сложить оружие. Командующие группами армий «Центр» и «Австрия» добивались капитуляции только перед американцами и надеялись выиграть необходимое для этого время47. В 5.00 9 мая Красная армия перешла в наступление.

Утром передовой отряд 57-й армии под руководством командующего встретился с союзниками в 20 км западнее Граца48. На встречу прибыл командир британского 5-го корпуса генерал Ч. Китле49.

На следующий день части британской 6-й танковой дивизии получили приказ продвигаться как можно дальше на восток, на юг и, если возможно, добраться до Граца, хотя он находился под контролем 3-го Украинского фронта. Но, по британским данным, отступавшие немецкие колонны фактически блокировали дорогу, из-за чего бронеавтомобили и танки не смогли своевременно достичь Граца50. 10, 11 и 12 мая у Войтсберга и Юденбурга западнее Граца состоялись встречи советских и английских войск51. Там были определены разделительные линии. В целом действия советского командования в Граце и Юденбурге носили более активный и решительный характер, чем в Висмаре и Шверине52.

А юго-восточнее Вольфсберга британцы и болгары были на грани военного столкновения из-за 15-го казачьего корпуса вермахта. После длительных переговоров и решения о последующей передаче казаков советской стороне болгарская дивизия пропустила их в британскую зону53. 13 мая на конференции командующих советскими, болгарскими и британскими войсками была окончательно определена линия разграничения54. Конфликт был погашен.

На следующий день ещё более острая ситуация сложилась на югославском участке, где к британцам выходила хорватская дивизия СС55. После переговоров советское командование убедило югославское руководство избежать открытого военного противоборства с британскими частями.

Недовольный Черчилль в телеграмме британскому министру иностранных дел А. Идену резко высказался о колебаниях командующего войсками в Италии: «Жаль, что Александер позволил себе такую слабость. Нельзя, конечно, ожидать, чтобы уставшие войска взялись за новую задачу с “энтузиазмом”, но, как показывает наш опыт в Афинах, после первых выстрелов они скоро разогреваются»56. Этой фразой премьер напомнил о подавлении английскими войсками вооружённых отрядов ЭЛАС (Народно-освободительной армии Греции) в декабре 1944 года.

Черчилль преувеличивал антисоветские настроения в Великобритании и её армии. Фельдмаршал Монтгомери писал в своих воспоминаниях, что английский народ «никогда не позволил бы послать себя в бой против русских в 1945 г.», и признал: «Русские были героями во время германской войны, и, если бы британское правительство захотело воевать против них в 1945 г., оно попало бы в трудное положение у себя дома»57.

14 мая Трумэн предупредил Черчилля: «Для меня невозможно втянуть свою страну в ещё одну войну, если только части Тито не нападут первыми». Одновременно президент дал указания своим военным быть готовыми к использованию силы, если дело дойдёт до вооружённого столкновения. Пять американских дивизий генерала Д. Паттона выделялись для переброски в район Триеста, корабли Средиземноморского флота и части армейской авиации были приведены в боевую готовность58.

К 20 мая 1945 года, когда советские войска были остановлены и частично отведены от демаркационной линии, британские соединения, наоборот, были развёрнуты и активно вели разведку59.

28—30 мая после нескольких встреч английское военное командование передало 15-й казачий корпус вермахта комиссии Красной армии в районе Юденбурга60. В результате заблаговременных намёков и предупреждений многие немцы и несколько казачьих командиров успели сбежать61.

На южном (австрийском) участке встречи советские войска действовали несколько иначе, чем на северном. В Австрии войска 3-го Украинского фронта овладели главной британской целью — Грацем значительно раньше союзников, после чего аккуратно, но уверенно продвинулись на запад.

Несмотря на сообщения о радостной и мирной встрече союзников, можно утверждать: подобное происходило только в американской зоне наступления. Американские войска тоже выдвигались в советскую договорную зону, но эти выдвижения были сродни спортивному интересу, и встречи действительно были радостными. А британские военные документы дают представление о целенаправленных действиях английских войск на грани провокаций в советской договорной зоне. Стиль журналов боевых действий, мемуары британцев указывают на высокомерное и уничижительное отношение к болгарам и югославам, дружелюбное и покровительственное отношение к немецким войскам, вынужденно равное к советским (с признанием их способности к наведению порядка в анархии и беззаконии последних дней Рейха). Документы британских частей спокойно и деловито отражают готовность британцев сражаться с «коммунистами» и «советами», а не восторг по поводу окончания войны, которым пропитаны майские документы Красной армии.

Таким образом, анализ разнообразных источников о взаимодействии советских и союзных войск накануне и после Дня Победы позволяет сделать следующие выводы.

Британские войска в Европе в мае 1945 года составляли лишь 3 проц. сил Эйзенхауэра, рубежи их встречи с советскими войсками — 30 км на севере и 50 км на юге из 1260 км фронта. На всех остальных участках находились американцы. Из 286 состоявшихся встреч частей и подразделений союзников советско-британских было лишь 7.

Войны с СССР жаждали некоторые британские генералы, многие офицеры, и практически никто из сержантов и рядовых. У американцев удельный вес «ястребов» был на порядок ниже. Взаимоотношения между солдатами и офицерами Великобритании и США были натянутыми, недружелюбными.

Британские войска не были способны дойти до Берлина и не представляли угрозы для СССР.

Нарушение политических договорённостей в угоду противостоянию мифическому «желанию» Сталина захватить Данию и Австрию допускала только Британия. Советские войска не нарушали демаркационные и разграничительные линии.

Конфронтацию в антигитлеровской коалиции в последние дни войны в Европе предотвратил Д. Эйзенхауэр. Он выстоял в противостоянии с У. Черчиллем, желавшим руками американцев и немцев оттеснить советские войска и нанести поражение Советскому Союзу как «рассаднику коммунизма». Эйзенхауэр сумел убедить президента Г. Трумэна и американских генералов в том, что жизнь американских солдат гораздо важнее политических амбиций, одновременная война с Японией и Россией может принести США большие потери, а союзническая помощь СССР на Дальнем Востоке поможет сохранить жизнь большого числа американских солдат.

Советское военное командование последовательно придерживалось установленных линий разграничения союзных войск, форм и методов взаимодействия с ними. В Германии, где были чётко определены рубежи и участки, 2-й Белорусский фронт Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского уступил британцам ряд важных позиций, избегая конфронтации. В Австрии, где благодаря усилиям Черчилля не были чётко установлены рубежи взаимодействия, там, где назревал конфликт с югославами и болгарами, войска 3-го Украинского фронта Маршала Советского Союза Ф.И. Толбухина показали высокие манёвренные возможности, отодвинув предполагавшийся британским премьером рубеж встречи далеко на запад. Несмотря на бездействие немецких войск, ни британским разведчикам, ни танкистам не удалось перехватить инициативу у советских войск. Действия соединений 3-го Украинского фронта, поддержка ими болгарских и югославских войск существенно ослабили британские военные аргументы в дальнейшем политическом диалоге и сорвали планы Черчилля по продвижению влияния Великобритании на Балканы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ржешевский О.А. Секретные военные планы У. Черчилля против СССР в мае 1945 г. // Новая и новейшая история. 1999. № 3. С.98—123.

2 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления в 2 т. Т. 2. М.: Олма-Пресс, 2002. С. 258, 289, 381; Эрман Д. Большая стратегия. Октябрь 1944 — август 1945. М.: Издательство иностранной литературы (ИИЛ), 1958. С. 150.

3 Берец С. Союзники. Несостоявшийся триумф // Интернет-ресурс: http://news.bbc.co.uk/; Фуллер Д.Ф.Ч. Вторая мировая война 1939—1945 гг. Стратегический и тактический обзор. М.: Иностранная литература, 1956. С. 240—275.

4 Терентьев В.О. Штурм Виттенберга в апреле 1945 // Наука и образование: сохраняя прошлое, создаём будущее: сборник статей VIII Международной научно-практической конференции (15 марта 2017 г., г. Пенза). Пенза: МЦНС «Наука и Просвещение», 2017. С. 18—22; он же. Последние дни III рейха: военные действия на Магдебургском направлении в апреле — мае 1945 года // Наука, образование и инновации: сборник статей Международной научно-практической конференции (5 марта 2017 г., г. Волгоград) в 3 ч. Ч. 3. Уфа: Аэтерна, 2017. С. 133—137.

5 Погью Ф.С. Верховное командование. М.: Воениздат, 1959. С. 459; Шервуд Р. Рузвельт и Гопкинс глазами очевидца. Т. 2. М.: ИИЛ, 1958. С. 609.

6 Терентьев В.О. Штурм Виттенберга… С. 18—22; он же. Последние дни III рейха: военные действия на Магдебургском направлении… С. 133—137.

7 Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4—5). Битва за Берлин (Красная армия в поверженной Германии). М.: Терра, 1995. С. 315.

8 Уткин А.Н. Мировая холодная война. М.: Эксмо, 2005. С. 82.

9 Churchill W. The Second World War. Vol. IV. London, 1954. Р. 133, 134.

10 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. в 6 т. Т. 5. Победоносное окончание войны с фашистской Германией. Поражение империалистической Японии. М.: Воениздат, 1963. С. 190.

11 Печатнов В.О. На излёте «Великого альянса»: Сталин, Трумэн и Черчилль в конце Второй мировой войны (по новым документам) // Новая и Новейшая история. 2013. № 3. С. 3—22.

12 Churchill W. Op. cit. Vol. VI. London, 1954. Р. 400.

13 Шутой В.Е. Встреча на Эльбе // Вопросы истории. 1965. 1965. С. 18—30.

14 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. Т. 5. С. 248.

15 Брэдли О.Н. Записки солдата. М.: ИИЛ, 1957. С. 570—576.

16 Эрман Д. Большая стратегия. Октябрь 1944 — август 1945. М.: ИИЛ, 1958. С. 157.

17 Исраэлян В.Д. Дипломатия в годы войны 1941—1945. М.: Международные отношения, 1985. С. 380.

18 Churchill W. Op. cit. Vol. VI. Р. 437.

19 Исраэлян В.Д. Указ соч. С. 406.

20 Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15. С. 336.

21 Там же. С. 338.

22 Там же. С. 351.

23 Там же. С. 341.

24 Library of Congress. Geography and Map Division. Washington, D.C. 20540-4650 dcu. Allied Forces. Army Group, 12th. Engineer Section — United States. Army. Army Group, 1st. Headquarters.

25 Меморандум AG 381-1 GCT-AGM от 25 апреля 1945 // Интернет-ресурс: http://www.ibiblio.org.

26 История Второй мировой войны 1939—1945 гг. в 12 т. Т. 10. Завершение разгрома фашистской Германии. М.: Воениздат, 1979. С. 259.

27 Золотарёв В.А. Второй фронт против Третьего рейха. СПб.: Полигон, 2005. С. 347, 348.

28 Там же. С. 349.

29 Trueman C.N. «Operation Eclipse» // The History Learning Site. 2015. 18 May. Интернет-ресурс: http://www.historylearningsite.co.uk.

30 Терентьев В.О. Военное взаимодействие СССР и Британии весной 1945 года. Встреча у Висмара // Война и мир в Отечественной и мировой истории: материалы международной научной конференции в 2 т. Санкт-Петербург, 27 марта 2020. Т. 1. СПб.: ФГБОУВО «СПбГУПТД», 2020. С. 605—616.

31 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 3067. Оп. 1. Д. 24. Л. 74, 75; National Archives, Kew, London. WO 171/4814; WO 171/4157, 4158.

32 ЦАМО РФ. Ф. 1006. Оп. 1. Д. 40. Л. 186, 187; Ф. 989. Оп. 1. Д. 111. Л. 146; Ф. 427. Оп. 11105. Д. 386. Л. 85, 90; Ф. 404. Оп. 9711. Д. 608. Л. 2.

33 Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4-5). С. 356—361.

34 Там же. С. 367.

35 ЦАМО РФ. Ф. 46. Оп. 2394. Д. 1416. Л. 223—225; Русский архив: Великая Отечественная: Т. 15 (4-5). С. 353.

36 Montgomery B. The Memoirs of Field-Marshal the Viscount Montgomery of Alamein. London, 1958.

37 ЦАМО РФ. Ф. 237. Оп. 2430. Д. 75. Л. 225, 226.

38 Там же. Л. 186—196.

39 Schultz J. Die letztendreißig Tage. Stuttgart, 1951. S. 106.

40 ЦАМО РФ. Ф. 237. Оп. 2430. Д. 75. Л. 186—196.

41 Там же. Л. 209, 210.

42 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. Т. 5. С. 356.

43 Там же. С. 264.

44 Там же. С. 218.

45 Там же. С. 361.

46 Лиддел Гарт Б.Г. Вторая мировая война. М.: АСТ; СПб.: TerraFantastica, 1999. С. 711.

47 История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945 гг. Т. 5. С. 353.

48 ЦАМО РФ. Ф. 413. Оп. 10372. Д. 616. Л. 263.

49 Там же. Ф. 1237. Оп. 1. Д. 40. Л. 62, 63; Ф. 6623. Оп. 203884. Д. 3. Л. 308.

50 National Archives, Kew, London. WO 170/4465.

51 ЦАМО РФ. Ф. 243. Оп. 2900. Д. 2034. Л. 85—109; National Archives, Kew, London. WO 170/4465.

52 Терентьев В.О. Взаимодействие советских и британских войск в Австрии весной 1945 года // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. Серия: «Гуманитарные и социальные науки». 2020. №5. С. 46—58.

53 National Archives, Kew, London. WO 170/4465; WO 170/5019.

54 WO 170/5045; WO 170/4465.

55 WO 170/4465.

56 Печатнов В.О. Указ. соч. С. 3—22.

57 Montgomery B. Op. cit. Р. 380, 381.

58 Печатнов В.О. Указ. соч. С. 3—22.

59 ЦАМО РФ. Ф. 413. Оп. 10372. Д. 767. Л. 25.

60 Там же. Ф. 243. Оп. 2900. Д. 2034. Л. 202.

61 Толстой Н.Д. Жертвы Ялты. М.: Русский путь, 1996. Интернет-ресурс: https://www.litmir.me.

Фото с сайтов: https://waralbum.ru; https://tverigrad.ru; http://test.waralbum.ru; https://vkimo.com