Российские истребительные авиачасти в Первой мировой войне

Аннотация. В рецензии даётся краткий анализ новой книги по истории российской авиации в период Первой мировой войны.

Summary. The review gives a brief analysis of the new book on the history of the Russian aviation during the First World War.

Читать далее

БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ, БОРЬБА В ВОЗДУХЕ

ИСТОРИЯ ВОЙН

АВЕРЧЕНКО Сергей Викторович — заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», подполковник запаса, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: aviator1ww@mail.ru)

БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ, БОРЬБА В ВОЗДУХЕ.

ЧАСТЬ 1 — ПОДГОТОВКА

В 2011 году мы отмечаем 95-летие Брусиловского прорыва — наступления Юго-Западного фронта русской армии летом 1916 года, в ходе которого противоборствующими сторонами довольно широко применялась авиация, прежде всего с целью воздушной разведки. В предлагаемой вниманию читателей статье, охватывающей период с 1 апреля по 21 мая 1916 года, т.е. период подготовки к наступлению, на основе документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) и опубликованных отечественных и иностранных исследований, рассказывается о боях между австро-венгерскими и русским лётчиками во время воздушных разведок, их победах и поражениях. Следует отметить, что представленная работа отражает освоение темы автором на данный момент, в последующем, по мере дальнейшего её изучения, некоторые цифры могут измениться.

1 апреля 1916 года1 в Ставке Верховного Главнокомандования (ВГК) был рассмотрен проект наступления русских армий на всём Восточном фронте. Несмотря на то что Юго-Западному фронту (ЮЗФ) была поставлена вспомогательная задача, основные боевые действия развернулись именно на его участке. Достаточно важная часть в планах командования отводилась и действиям авиации. В распоряжении командующего всех четырёх армий (8 А, 11 А, 7 А, 9 А) Юго-Западного фронта находилось по одному армейскому авиационному отряду и по 2—4 корпусных (као). Эти отряды оснащались в основном двухместными самолётами-разведчиками «Вуазен», «Фарман», «Анаде» и «Моран» нескольких модификаций. В некоторых отрядах имелись трофейные самолёты немецкого и австрийского производства. Кроме того, в оперативном подчинении командующего 7-й армией находился 1-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» (2 аппарата: II и XIII). Большинство самолётов армейских авиаотрядов и некоторая часть разведчиков из корпусных авиаотрядов к весне 1916 года были оснащены пулемётами у наблюдателя для ведения оборонительного огня. Истребительная авиация имелась только в 7-й армии. 15 апреля 1916 года на аэродром у дер. Яблонов прибыл только что сформированный 7-й истребительный авиационный отряд (иао) под командованием подпоручика И.А. Орлова2. Отряд имел на вооружении двухместные истребители отечественного производства «Сикорский-16» и «Моска-Быстрицкий». На истребителе конструкции И.И. Сикорского стоял синхронных пулемёт, стрелявший через винт, а на «Моске» пулемёт был установлен под углом вверх и стрелял над винтом. На следующий день отряд приступил к боевым полётам. В мае отряд перевооружился на одноместные истребители «Ньюпор-11» и двухместные «Ньюпор-10».

Целью русской авиации в подготовительный период являлось обеспечение командования точными разведывательными данными о противнике. Соответственно, главная задача «авиации всего фронта состояла в том, чтобы сфотографировать укреплённую линию неприятеля»3. Для проведения крупномасштабного обследования будущего театра операции были привлечены все наличествующие силы авиации фронта, включающей до 100 разнотипных самолётов4.

Противник знал о готовящемся наступлении и со своей стороны также проводил усиленную воздушную разведку. Точное количество германских авиационных отрядов, противостоящих авиационной группировке русского Юго-Западного фронта и самолётов в них, пока установить не удалось. Автору известны четыре германских авиаотряда, находившиеся в апреле 1916 года в полосе русского Юго-Западного фронта (группа армий Линзингена и Южная армия). Это 45-й и 54-й полевые (F.Fl.Abt. 45 и F.Fl.Abt. 54), 220-й и 230-й артиллерийские авиаотряды (A.Fl.Abt. 220 и A.Fl.Abt. 230)5 по 6 самолётов в каждом. Чтобы максимально ограничить боевую работу русских лётчиков в полосе предстоящего наступления, немцы в апреле 1916 года сформировали также 3 истребительных авиационных отделения Kampfeinsitzerstaffels (Kests) в составе 2—6 одноместных истребителей «Fokker E. III», вооружённых синхронными пулемётами: два отделения базировались в районе Ковеля (Kest Byten и Kest Osiekrow) и одно в районе Владимира-Волынского (Kest Nowy-Zaharow). Истребительные отделения придавались разведывательным авиаотрядам и совершали заградительные полёты в прифронтовой полосе6. Разведывательные германские авиаотряды в основном имели двухместные самолёты «Albatros C. I», «Rumpler C. I» и «Aviatik B. II». Австро-венгерские армии, противостоявшие русским на Юго-Западном фронте (1, 2, 4 и 7-я), в апреле 1916 года располагали 11 авиационными ротами (Flik 1, 3, 5, 9, 10, 11, 13, 14, 18, 20 и 22) по 6 самолётов в каждой. К началу русского наступления (22 мая) к ним прибавились ещё 3 авиароты (Flik 25, 26, 27)7. Австро-венгерские воздушные разведчики летали на двухместных аппаратах «Hansa-Brandenburg C. I», «Oeffag C. I» и «Lloyd C. II». В апреле—мае в австро-венгерские авиароты на Восточном фронте поступили несколько одноместных истребителей «Fokker А. III», вооружённых синхронными пулемётами «Шварцлозе М 7/12»8. Таким образом, почти все германские и австрийские самолёты-разведчики к весне 1916 года были оснащены одним или двумя пулемётами. По количеству наличных самолётов в апреле—мае 1916 года силы противников достигли примерного равенства — около 100 аппаратов с каждой стороны.

В таких условиях на Юго-Западном фронте в апреле 1916 года началась борьба в воздухе. Каждая из сторон стремилась как можно больше узнать о противнике и не дать сделать того же ему. Интенсивное использование авиации обеими сторонами влекло за собой частые боестолкновения в воздухе. Даже двухместные самолёты-разведчики, замечая во время полёта вражеские аппараты, обычно атаковали их, так как прекрасно понимали цену разведданных, добываемых противником. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.

2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 6053. Оп. 1. Д. 2. Л. 24.

3 Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910—1917 гг. СПб.: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 451.

4 Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914–1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае – июне 1916 г. М., 1941. С. 97.

5 По материалам автора, Б.Ю. Степанова (Санкт-Петербург) и А. Блума (США).

6 Подробнее см.: Аверченко С.В., Лашков А.Ю. Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года // Воен.-истор. журнал. 2011. № 6. С. 13, 14.

7 Подсчитано С.В. Аверченко по: Grosz P.M., Haddow G., Schiemer P. Austro-Hungarian Army Aircraft of World War One. Flying Machines Press, Mountain View, California, USA. 1993. P. 541—552.

8 Grosz P.M. Fokker E. III (Windsok datafile № 15). Albatros production, Berkhamsted, Great Britain. 1989. P. 16, 17.

НА АЭРОДРОМ НЕ ВОЗВРАТИЛСЯ

КОРОВИН Владимир Викторович — профессор кафедры конституционного права Юго-Западного государственного университета, доктор исторических наук, доцент (г. Курск. E-mail: Vlavikor@yandex.ru)

«На аэродром не возвратился»

К 70-летию начала Великой Отечественной войны

Трагичной, как и у сотен тысяч его современников, вступивших в смертельную схватку с врагом в первые дни войны, была судьба лейтенанта Виктора Клыкова. За воздушный таран, совершённый в июле 1941 года, командование представило его к званию Героя Советского Союза, но обстоятельства сложились так, что Золотой Звезды (посмертно) он был удостоен лишь в 1998 году.

Виктор Павлович Клыков родился 15 января 1917 года в городе Рыльске Курской губернии в рабочей семье. В 1926 году поступил в школу первой ступени, затем учился в семилетке — ныне средняя школа № 1, носящая имя прославленного уроженца Рыльска купца и землепроходца Г.И. Шелихова. В 1933 году он поступил в Рыльский сельскохозяйственный техникум, после окончания которого получил направление на работу на Ивановскую селекционную станцию Ахтырского района Харьковской области. Однако мирную профессию агронома молодой специалист осваивал не дольше месяца: в августе 1937 года по специальному набору он был призван в РККА и стал курсантом 9-й военной школы лётчиков и лётчиков-наблюдателей Харьковского военного округа. Проучившись здесь чуть больше года, Клыков поступил в Чугуевское военное авиационное училище, где 23 февраля 1939 года принял военную присягу. Виктор упорно постигал азы лётного мастерства. За период обучения он освоил четыре типа самолётов, совершив 523 вылета с общим налётом 90 часов. Интересно ознакомиться с его выпускной аттестацией, составленной лётчиком-инструктором лейтенантом Лихолетом: «Предан партии Ленина — Сталина и социалистической Родине. Политически и морально устойчив. Бдителен. Умеет хранить военную тайну и хранит её. Политически развит отлично. Принимает активное участие в работе партийной и комсомольской организации. Деловым и политическим авторитетом пользуется. Дисциплинирован отлично. Программу лётную усваивает медленно, но прочно. Летает отлично. В усложнившейся обстановке решение принимает быстрое и правильное. Летает смело и уверенно. Требователен к себе. Строевая и физическая подготовка отличная. Материальную часть мотора и самолёта знает отлично, эксплуатирует её грамотно. Вполне достоин присвоения военного звания лейтенанта с использованием в истребительной авиации…»1.

С такой аттестацией молодой лейтенант был направлен в 19-й Краснознамённый истребительный авиационный полк (иап), входивший в состав 7-го истребительного авиационного корпуса противоздушной обороны. Полк был сформирован в марте 1938 года в местечке Горелово Красносельского района Ленинградской области, где и базировался до начала войны. Многие военнослужащие имели опыт участия в боевых действиях. Например, командовавший полком капитан А.Г. Ткаченко, участник Советско-финляндской войны, был удостоен 19 мая 1940 года звания Героя Советского Союза. В июле 1941 года 19 иап перевооружился на самолёты МиГ-3 и ЛАГГ-3. В составе пяти истребительных эскадрилий, объединявших 85 экипажей, полк участвовал в Великой Отечественной войне, защищая небо над Ленинградом2.

В воздушных боях на ленинградском направлении лётчиками полка были сбиты 63 и повреждены 13 самолётов противника, ещё до 40 боевых машин удалось уничтожить штурмовыми действиями на аэродромах врага. Личный состав совершал ежедневно до 5—6 самолётовылетов, хотя давалось это ценой величайшего напряжения и неоправданных потерь. Впоследствии, обобщая опыт военного времени, командование вполне критически оценивало эффективность первых воздушных боёв: «Абсолютно отсутствовали хорошо отработанные тактические приёмы, особенно плохо организовано взаимодействие в группе. Эти недостатки в вопросах тактики и лётно-технических данных самолётов привели к большим потерям и сравнительно небольшим успехам. В проведённых 415 воздушных боях сбито 76 самолётов противника при своих потерях 36 лётчиков и 57 самолётов. Успехи объясняются только патриотизмом лётного состава…»3. Одним из примеров мужества и патриотизма стал подвиг лейтенанта В.П. Клыкова, имевшего к тому времени 28 боевых вылетов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Личное дело (ЛД). 1975849. Л. 11.

2 Там же. Ф. 463. Оп. 518805. Д. 1. Л. 2, 3, 5 об.

3 Там же. Оп. 256280. Д. 1. Л. 4.