Развитие организационно-технической структуры и способов боевого применения узлов связи пунктов управления оперативно-стратегических и оперативных объединений в 1945—1980 годы

Аннотация. В статье представлены результаты анализа развития организационно-технической структуры и способов боевого применения узлов связи пунктов управления фронта и армии в 1945—1980-е годы.

Summary. The article presents the analytical results of the organizational-technical structure’s development and combat applications of signal communication centres of front and army control bodies in the 1945-1980s.

Читать далее

Чехословацкие события 1968 года глазами советского сержанта

Очерки и воспоминания

Синельщиков Юрий Петрович — доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Московского городского педагогического университета, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ (Москва. E-mail: sinelschikov@mail.ru)

Чехословацкие события 1968 года глазами Советского сержанта

Чехословацкие события 1968 года и сегодня, спустя четыре с лишним десятилетия, продолжают приковывать к себе внимание как чешских, так и российских журналистов и историков. Хотелось бы и мне, их рядовому участнику, поделиться своими наблюдениями и оценками, которые могут заинтересовать нынешних читателей.

В ту пору я, сержант Советской армии, служил в должности начальника радиостанции в составе 647-го отдельного батальона связи 35-й мотострелковой дивизии 20-й гвардейской армии, дислоцировавшейся в Германской Демократической Республике. Информацию о происходивших событиях я мог получать не только из советских источников (радиотелеграммы, переговоры руководства дивизии по радиотелефону, участие в совещаниях комсомольского актива дивизии и т.д.), но и слушая, чего греха таить, западные «голоса». Однако не хочу сейчас останавливаться на всём этом, нередко противоречивом, информационном потоке, тем более что правовые оценки вмешательства войск организации Варшавского договора (ОВД) в дела суверенной Чехословакии уже давно даны российским руководством и зафиксированы международными документами1. Я хотел бы рассказать только о том, что видел сам, чему был свидетелем.

В начале апреля 1968 года состоялось дивизионное собрание партийного и комсомольского актива, на котором нам сообщили, что 35-я мотострелковая дивизия уже в мае может быть размещена в Чехословакии на постоянной основе. Действительно, 15 мая 1968 года дивизию сосредоточили на юге ГДР, у чехословацкой границы. Туда же прибыли и другие соединения 20-й армии. Говорили, что дивизия перебрасывается в ЧССР для проведения учений, но этому уже мало кто верил.

Спустя три дня солдатам объявили о предстоявшей переброске дивизии в Прагу, что обосновывалось необходимостью борьбы с контрреволюцией, о чём якобы просят чехословацкие рабочие и крестьяне. В этой связи зачитывалось письмо рабочих одного из заводов Праги, кажется, завода им. Готвальда («Авто-Прага»), в котором прямо высказывалась просьба об оказании народу Чехословакии такой интернациональной помощи2.

Началась идеологическая и тактическая подготовка солдат и офицеров. Нас знакомили с историей Чехословакии и национальными особенностями этой страны, обучали тактике городского боя, правилам организации радио- и телефонной связи в условиях города и в горной местности. Перед личным составом выступали офицеры, имевшие опыт военных действий в венгерских событиях 1956 года. Собственно, эти люди рассказывали не столько о положительном опыте, сколько о многочисленных ошибках, которые допустило наше командование в той операции. Как выяснилось, советские войска в то время готовились не к боевым действиям, а к митингам с участием местного населения. Наши солдаты вошли в Венгрию без боеприпасов, поэтому в первые дни полегли несколько сот военнослужащих, расстрелянных венгерскими боевиками. С учётом этого опыта теперь нас вооружили, что называется, «до зубов». Каждый солдат имел не менее двух снаряжённых магазинов к автомату АКМ плюс гранаты. У меня в автомобиле, на котором базировалась радиостанция, постоянно находился ящик гранат Ф-1.

На корпуса танков и другой техники белой краской наносились две полосы крест-накрест шириной 10—15 см. Это делалось для того, чтобы отличать, в том числе с воздуха, советскую технику от подобной же чехословацкой.

Ввод войск начался в ночь с 20 на 21 августа 1968 года. В 23 часа в соответствии с планом стратегической операции «Дунай» я передал в радиосеть условный сигнал, и части нашей дивизии двинулись к границе. Впереди шли отдельный танковый батальон и на мотоциклах рота дорожных регулировщиков. Марш в условиях горно-лесистой местности оказался непростым, однако техника двигалась в соответствии с графиком.

Утром 21 августа все части 35-й дивизии уже находились в Праге. Действуя совместно с внутренними войсками МВД СССР, они взяли под охрану здания ЦК КПЧ, центральной военной комендатуры советских войск, пражского телецентра, советского торгпредства и военного атташе, управления госбезопасности г. Праги, посольств ПНР, ВНР, США и др. С военной стороны операция по вводу войск в ЧССР, как отмечали позднее как советские, так и западные специалисты, была проведена чётко, быстро и эффективно3.

Авто- и бронетехника размещалась в городе. При этом на площадях танки устанавливались таким образом, чтобы в каждую улицу «смотрел» ствол танкового орудия. Люди постоянно находились внутри автомобилей, танков и бронетранспортёров, питались сухим пайком. Вскоре встал вопрос о туалетах. В качестве таковых использовались кусты, аллеи, парки, овражки и т.д. Иногда, к нашему стыду, приходилось справлять нужду на глазах у горожан. Конечно, всё это не добавляло нам авторитета.

Присутствие большого числа танков и бронетранспортёров нарушало нормальную жизнь города. К тому же стоявшая на улицах техника оказалась уязвимой. Было по крайней мере два случая поджога наших машин. Танк Т-55 подожгли таким образом: девушка ударом кирки пробила запасную бочку с соляркой, а юноша поднёс к отверстию факел. Если бы дело дошло до реальных боёв, мы не досчитались бы многих боевых машин.

23 августа технику стали перемещать в городские парки. Большинство подразделений нашего батальона связи находились в Парке им. Фучика. Впрочем, в основном радиомашины размещались там, где это требовалось командиру того или иного подразделения.

Если мне не изменяет память, с этого дня в Праге тут и там стали раздаваться автоматные очереди. Люди гибли с обеих сторон. Я лично стал очевидцем, когда с чердака здания Исторического музея в Праге по нашим солдатам был открыт автоматический огонь. Перестрелка продолжалась около двух часов. Подавить огневую точку удалось только при помощи танкового орудия.

Наши военнослужащие ежедневно находили новые тайные склады оружия в помещениях самых разных организаций, предприятий и учреждений. На вопросы, откуда оружие и для чего, чехи обычно отвечали, что оно принадлежит народной милиции. Однако вряд ли милиция располагала противотанковыми гранатами, тяжёлыми пулемётами, гранатомётами, пластической взрывчаткой и т.п. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Платошкин Н.Н. «Пражская весна» — мифы и факты // Воен.-истор. журнал. 2010. № 8. С. 25—29.

2 Чехословацкие события 1968 года глазами КГБ и МВД СССР. Сборник документов / Сост. А.А. Зданович, В.Ф. Лашкул, Ю.Н. Моруков, Ю.Х. Тотров. М.: Объединенная редакция МВД России, Общество изучения истории отечественных спецслужб, 2010. С. 5, 6 и др.

3 Там же. С. 82.