ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ ГАРНИЗОН В ДНИ РЕВОЛЮЦИОННЫХ СОБЫТИЙ

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

Трошин Дмитрий Юрьевич — аспирант кафедры новейшей истории России исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета (Санкт-Петербург. E-mail: demon-spb2007@yandex.ru)

Царскосельский гарнизон в дни революционных событий

В публикациях, посвящённых различным аспектам революционных событий 1917 года, часто упоминаются воинские части, дислоцировавшиеся в Царском Селе, где находилась резиденция последнего российского царя Николая II. Однако долгое время историография этого вопроса характеризовалась некритическим подходом к источниковой базе. Только в 1960—1980-е годы впервые на основе значительного комплекса архивных документов были проанализированы количественные и качественные особенности как этих частей, так и гарнизона столицы в целом, обстоятельно изучена психология солдатских масс, их политические настроения и степень вовлечённости в революционный процесс1. На обозначенных проблемах и сосредоточил своё исследовательское внимание автор данной статьи.

К началу Первой мировой войны (1914—1918 гг.) гарнизон Царского Села состоял из двух кавалерийских (лейб-гвардии Кирасирского и Гусарского) и трёх стрелковых (лейб-гвардии 1, 2 и 4-го) полков, которые совместно с лейб-гвардии 3-м стрелковым полком, квартировавшим на Вознесенском проспекте в Санкт-Петербурге, составляли Царскосельскую стрелковую бригаду2. Кроме того, в городе размещалась Офицерская артиллерийская школа, где повышали квалификацию артиллерийские офицеры. Ряд перечисленных воинских частей носили имя «Его Величества», поскольку их шефом состоял сам император Николай II. Он, как отмечают исследователи, знал в лицо многих офицеров и солдат, иногда мог задержаться в Офицерском собрании «за разговором» на всю ночь3. Вместе с царской семьей в город прибывали части (конвой, сводный пехотный и железнодорожный полки) собственной его величества охраны, подчинённые дворцовому коменданту. Согласно путеводителю по Царскому Селу, изданному в 1911 году, общая численность воинских частей Царскосельского гарнизона, исключая «государеву стражу», составляла 6790 нижних чинов и офицеров4, а уже в 1913-м она выросла до 8935 человек5.

С началом боевых действий в местах дислокации воинских частей, ушедших на фронт, с целью подготовки пополнения были образованы запасные подразделения (батальоны, дивизионы, команды, сотни и др.). Так, к 1 января 1917 года в Царском Селе квартировали запасные батальоны четырёх гвардейских стрелковых полков, дивизион 1-й запасной тяжёлой артиллерийской бригады (с тракторной школой), а за северной околицей города (с. Кузьмино) разместилась 343-я новгородская пешая дружина государственного ополчения6. Кроме того, части охраны императорской семьи были усилены специальным авиационным отрядом и зенитными частями, а также прибывшим в середине февраля с фронта Гвардейским морским экипажем. Для международных сообщений в годы войны на окраине Царского Села была построена мощная радиостанция.

В историографии вопрос о численности Царскосельского гарнизона является наиболее дискуссионным. В мемуарной литературе и периодической печати того времени его численность определялась в 40 000 нижних чинов и офицеров7. Впоследствии исследователи попытались определить численность гарнизона, опираясь на архивные источники. В одной из публикаций, к примеру, можно прочитать, что она на 1 февраля 1917 года составляла 69 800 человек8. Автор в своих подсчётах опирался на сводки Петроградского окружного интендантского управления, которые должны были охватывать все воинские части и учреждения, так как интендантство занималось их непосредственным снабжением. Но эти данные не учитывали различие между списочным и наличным составом, и, сравнивая их с другими, поступавшими непосредственно от воинских частей в штаб Петроградского военного округа, можно установить, что они были сильно завышены. В результате, отмечают некоторые исследователи, в сводках интендантского управления фигурировали откомандированные, а больные и раненые могли быть сосчитаны дважды «как частями, так и лазаретами»9. Следует обратить внимание и на разную систему подсчётов в различных исследованиях: в одних состав гарнизона определяется общим количеством человек, в других — лишь числом «людей в погонах» — нижних чинов10 и офицеров.

Преобладающую часть гарнизона, как уже отмечалось, составляли запасные батальоны четырёх гвардейских полков11. По сведениям начальника гарнизона и коменданта Царского Села генерала Н.В. Осипова, в запасном тяжёлом артиллерийском дивизионе и тракторной школе при нём, на основе которых для фронта формировались отдельные тяжёлые батареи, насчитывалось около 10 000 артиллеристов12. Количество ратников государственного ополчения, проходивших службу в 343-й новгородской пешей дружине, не превышало тысячи человек13. Ещё один источник, на основе которого можно определить приблизительную численность Царскосельского гарнизона к началу 1917-го, — это ведомость о городском народонаселении, составлявшаяся Царскосельской городской полицией. В ней значилось, что к концу 1916 года в Царском Селе насчитывалось 28 504 военнослужащих; из них пехотинцев — 20 747, кавалеристов — 644, артиллеристов — 6668, флотских — 21, инженеров — 155, лечившихся в местном лазарете — 269 человек14. Суммируя разрозненные данные, можно утверждать: к моменту февральско-мартовских дней 1917 года численность Царскосельского гарнизона составляла около (возможно даже и свыше) 30 000 нижних чинов и офицеров всевозможных запасных частей, в то время как весь Петроградский гарнизон к этому моменту насчитывал не менее 300 тыс. (из них 180 тыс. размещались непосредственно в столице)15.

После Февральской революции состав и численность Царскосельского гарнизона претерпели изменения. Большинство частей, осуществлявших до революции охрану царской семьи, оказавшейся под арестом, были расформированы (конвой, сводный пехотный и железнодорожный полки) или выведены из Царского Села (например, отдельная бронированная батарея для стрельбы по воздушному флоту). В освободившихся казармах расположились новые воинские части. Так, летом 1917-го на царскосельский аэродром были переведены Кронштадтский и Петроградский авиационные отряды, а в помещениях сводного пехотного полка расположился созданный Временным правительством стрелковый полк увечных воинов16.

В течение всего 1917 года происходил также процесс ослабления наиболее революционизированных частей, костяк которых составляли стрелки восставших запасных батальонов гвардейских полков и примкнувшие к ним артиллеристы. Верное союзническим обязательствам и продолжившее войну Временное правительство, несмотря на данное обещание не выводить из столицы и не переформировывать части Петроградского и всех пригородных гарнизонов, принимавших участие в революции, приступило к формированию маршевых рот для пополнения фронтовых частей. Согласно «Сводке о штатном, списочном и наличном числе чинов 4-й гвардейской резервной бригады», подготовленной для отправки в штаб Петроградского военного округа, численность Царскосельского гарнизона к 1 мая 1917 года составляла 22 775 солдат и офицеров по списку и 17 981 налицо17; к 1 июня в частях той же бригады уже значилось соответственно 21 137 и 14 295 солдат и офицеров18, к 1 июля — 18 681 и 11 47319. Из числа прошедших курс обучения более 8 недель и готовых к отправке с маршевыми ротами к середине июня было около 5000 человек (к 29 июня их осталось чуть более 2000)20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например: Соболев Г.Л. Революционное сознание рабочих и солдат Петрограда в 1917 г.: Период двоевластия. Л.: Наука, 1973; он же. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. Л.: Наука, 1985; Розенталь И.С. Гарнизоны пригородов Петрограда в Февральской революции // Революционное движение в русской армии в 1917 году. М., 1981. С. 154—162; Черняев В.Ю. Февральская революция в императорской резиденции Петергоф // Русское прошлое. СПб.: Свелен, 1993. Вып. 4. С. 5—19.

2 В 1913 г. началось строительство казарм для лейб-гвардии 3-го стрелкового полка в Царском Селе, которое завершилось к 1916 г. Тогда же в них была переведена часть запасного батальона, получившего название «царскосельского эшелона» гвардии 3-го стрелкового полка.

3 Рогулин Н.Г. Царское Село — императорская военная резиденция // Царскосельские полки. СПб.: Серебряный век, 2009. С. 20—47.

4 См.: Вильчковский С.Н. Царское Село. СПб.: Товарищество Р. Голике и А. Вильборг, 1911. С. 256.

5 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1328 (Управление Дворцового коменданта). Оп. 1. Д. 735. Л. 30 об., 31.

6 Дислоцировались различные формирования согласно квартирному расписанию частей, войск, управлений, учреждений и заведений, подчинённых главному начальнику Петроградского военного округа.

7 См., например: Галушкин Н.В. Собственный его императорского величества конвой / Под ред. П.Н. Стрелянова (Калабухова). М.: Рейттаръ, 2004. С. 249; Бывший солдат 1-го стрелкового полка. Февральские дни в Царском Селе: Отрывки из воспоминаний участника // Красная летопись. 1928. № 1. С. 172; Фрид С. Революционные дни в Царском Селе // Биржевые ведомости: Вечерний выпуск. 1917. 14(27) марта.

8 Кочаков Б.М. Состав Петроградского гарнизона в 1917 г. // Учёные записки ЛГУ. Вып. 24 (№ 205). Л.: Серебряный век, 1956. C. 61.

9 См., например: Соболев Г.Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. С. 8.

10 Понятие «нижний чин» в Российской императорской армии, которым назывались военнослужащие от рядового до унтер-офицера включительно, употреблялось до принятия приказа военного министра Временного правительства А.И. Гучкова № 114 от 5 марта 1917 г.

11 При определении численности Царскосельского гарнизона к началу 1917 г. необходимо иметь в виду, что по своему внутреннему устройству запасные подразделения количественно и качественно отличались от фронтовых. Кроме того, в запасном батальоне имелись различные специальные команды: учебные, готовившие унтер-офицеров для рот пополнения, куда попадали наиболее ревностные к службе солдаты, пулемётные, конные, связи, разведки, санитарная.

12 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 1343 (Штаб Петроградского военного округа). Оп. 10. Д. 1791. Л. 81.

13 Там же.

14 РГИА. Ф. 1328. Оп.1. Д. 738. Л. 35, 36.

15 Соболев Г.Л. Петроградский гарнизон в борьбе за победу Октября. С. 8, 9.

16 РГВИА. Ф. 1343. Оп. 10. Д. 1889. Л. 176, 183.

17 Там же. Ф. 16256 (Управление 4-й гвардейской запасной бригады). Оп. 1. Д. 26. Л. 10.

18 Там же. Л. 51.

19 Там же. Л. 157.

20 Там же. Л. 96, 131.

Малолетние кадеты российской императорской армии. История Александровского кадетского корпуса для малолетних

АБРАМОВ Евгений Петрович — доктор исторических наук, доцент (191055, Санкт-Петербург, Дворцовая площадь, д. 10)

Малолетние кадеты российской императорской армии

История Александровского кадетского корпуса для малолетних

Александровский кадетский корпус, который находился в Царском Селе, был основан в 1829 году императором Николаем I. Предназначался он для обучения и воспитания малолетних сирот и сыновей заслуженных военных дворянского происхождения, а также их подготовки к поступлению в столичные кадетские корпуса1. Как свидетельствует исторический источник более чем вековой давности, этот уникальный центр военно-патриотического воспитания соизволила «принять под особое своё покровительство… во всём, что относится… обучения и нравственности воспитанников» императрица Александра Фёдоровна2. Выбор месторасположения корпуса был сделан очень удачно. Ведь Царское Село благодаря своим замечательным, всемирно известным историко-художественным и воинским памятникам способствовало развитию чувства национальной гордости у мальчишек и создавало благоприятные условия для организации учебно-воспитательного процесса. Кроме того, здесь дислоцировались гвардейские, образцовые и учебные воинские части Царскосельского гарнизона, командование которых всегда было готово оказать корпусному начальству помощь и содействие.

Разместился корпус в здании упразднённого в том же году Благородного пансиона императорского Царскосельского лицея3 выпустившего из своих стен немало известных военачальников и военных деятелей. В числе других бывших лицеистов значатся генерал от инфантерии и генерал-лейтенант артиллерии братья Голицыны, генерал-адъютант, генерал от инфантерии Фролов, генерал-адъютант, генерал от кавалерии Безак4, боевой офицер, награждённый несколькими орденами, Пушкин (брат поэта)5. За 15 лет (11 выпусков) своего существования Благородный пансион направил на военную службу 78, а на гражданскую — 66 человек6. Он по праву считался одним из лучших учебных заведений России того времени. По утверждению князя Н.С. Голицына, его сотоварищи «провели [здесь] лучшие лета своей жизни — лета отрочества и юношества, приобрели неоценённые блага высшего умственного и нравственного образования и приготовились с пользою и честию служить отечеству и обществу»7.

Открытие Александровского кадетского корпуса для малолетних состоялось 6 июля 1830 года8. Но ещё накануне вечером всех прибывших к новому месту воспитанников (не старше 10 лет), выделенных из 1-го, 2-го, Павловского и Морского кадетских корпусов, разместили в здании Царскосельского лицея. На следующий день в назначенное время они уже выстроились на плацу перед зданием корпуса в ожидании высоких покровителей — императора Николая I и его супруги императрицы Александры Фёдоровны. Они прибыли около полудня в сопровождении прусского принца Карла и шведского наследного принца Оскара. Поздоровавшись с воспитанниками, царская чета со свитой и последовавшим за ними по команде строем кадет направились в корпусную церковь. После совершения там молебна «с водосвятием» состоялся обход спален, классов, залов, хозяйственных помещений и столовой, где уже находились кадеты. Все присутствующие, в том числе и император с императрицей, сели за столы и приступили к совместной трапезе9.

Тогда же, 6 июля корпус посетили командующий гвардейским корпусом, член Совета военно-учебных заведений генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Павлович и главнокомандующий войсками на Кавказском театре военных действий генерал-фельдмаршал граф И.Ф. Паскевич-Эриванский.

В день открытия корпуса были объявлены имена его директора (бывший выпускник Артиллерийского и инженерного кадетского корпуса генерал-майор Клингенберг), помощника директора (генерал-майор Шмидт), инспектора классов (полковник Эллерман). Получили также соответствующие назначения священник протоирей Барсов, учителя русского языка (Морозов, Хорошилов, Верзин), французского (Рот, Жаксон), немецкого (Норман) и английского (Петц), географии (Троицкий), рисования (Кокорев), арифметики (Щеглов, Кох). Кроме указанных должностных лиц, «при корпусе состояли» смотритель здания, доктор, провизор, эконом вместе с помощником и 16 дам-надзирательниц.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Скрягин С.А. Морская рота Александровского малолетнего кадетского корпуса в Царском Селе. СПб., 1890. С. 3.

2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 347. Оп. 1. Д. 15. Л. 1.

3 Скрягин С.А. Указ. соч. С. 4.

4 Голицын Н.С. Благородный пансион Царскосельского лицея (1814—1829 гг.). СПб., 1869. С. 392—401.

5 Февчук Л. Семья Пушкина в портретах и документальных фотографиях // Белые ночи. Л., 1975. С. 383—386.

6 История высшего военно-морского инженерного училища (г. Пушкин) / Под ред. Ю.М. Халиуллина. СПб., 1998. С. 344, 345.

7 Голицын Н.С. Указ. соч. С. 230, 231.

8 РГВИА. Ф. 347. Оп. 1. Д. 28. Л. 4.

9 Там же. Д. 22 (полностью).

ИЗ ГЕНЕАЛОГИИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА В.О. КАППЕЛЯ

Фамильный архив

БРИНЮК Надежда Юрьевна — соискатель Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина

(196605, Санкт-Петербург, г. Пушкин, Петербургское шоссе, д. 10)

Из генеалогии генерал-лейтенанта В.О. Каппеля

В городе Пушкине, на углу Малой и Набережной улиц, сохранилась небольшая православная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Построенная в византийском стиле, церковь примыкает к зданию, в котором некогда располагалась Царскосельская Николаевская императорская мужская гимназия. На мемориальных досках выгравированы имена выдающихся граждан России, преподававших или воспитывавшихся в этом учебном заведении в конце XIX — начале XX века. Однако на них не упомянуто имя человека, жизнь которого связана не с гимназией, а с церковью Рождества Пресвятой Богородицы. Именно здесь 21 мая* 1883 года был крещён будущий офицер русской армии, участник Гражданской войны Владимир Оскарович Каппель1. В одной из публикаций «Военно-исторического журнала»** мы рассказывали о том, как после смерти генерал-лейтенанта Каппеля 25(26) января 1920 года сложилась судьба его близких. В настоящей статье вы узнаете об истории его рода.

Долгое время родиной Каппеля называли город Белёв Тульской губернии, основываясь на запомнившихся сослуживцам рассказах самого Владимира Оскаровича о проведённых здесь детских годах. Затем выяснилось, что в послужном списке Каппеля местом его рождения значится Санкт-Петербургская губерния, что позволило предположить, что он появился на свет в российской столице. Но лишь сегодня, когда стал известен ряд документов (дело Департамента герольдии Сената о причислении Бориса и Владимира Каппеля к московскому дворянству, а также метрическая книга церкви Рождества Пресвятой Богородицы), можно с полной достоверностью констатировать, что местом рождения Каппеля является знаменитая императорская резиденция Царское Село.

Вероятно, здесь обосновался, выйдя в резерв армии, его дед по материнской линии генерал-майор Пётр Иванович Постольский. Отец Каппеля, Оскар Павлович (Оскар-Фридрих-Герман), весной 1883 года ожидал перевода из Владимирского управления жандармского корпуса, где служил недолгое время, в другое место и, возможно, пребывая в состоянии неопределённости, решил отправить беременную жену с двухлетним сыном Борисом к её родителям. В их доме 16 апреля 1883 года и родился второй сын супругов Капелей — Владимир.

Прежде чем перейти в жандармский корпус, Оскар Павлович Каппель 17 лет отслужил в российской армии. В 1864 году в возрасте двадцати одного года он поступил рядовым канониром в 20-ю батарею Сибирского казачьего войска. Судьба занесла его в Среднюю Азию, где ему довелось участвовать в боевых действиях под командованием генерал-майоров М.Г. Черняева и Д.И. Романовского. Молодой солдат проявил свою храбрость в бою при урочище Мурза-Рабат 29 ноября 1866 года, за что «был награждён солдатским Георгиевским крестом 4-й степени (№ 23513)»2. Постепенно Оскара Каппеля повышали в чинах, и в конце 1870-х годов он стал штабс-капитаном. В это время он находился на службе в управлении воинского начальника Оренбургского военного округа, обязанности которого исполнял Пётр Иванович Постольский. В Оренбурге О.П. Каппель познакомился с его дочерью Еленой и вступил с ней в брак. 23 февраля 1881 года здесь же родился их первенец Борис. Елена Петровна исповедовала православие, а Оскар Павлович до конца жизни оставался лютеранином. Согласно российскому законодательству, дети, рождённые в смешанном браке, должны были креститься в православную веру.

В корпус жандармов Оскар Каппель перешёл в 1881 году и был назначен адъютантом Киевского (позднее Владимирского) губернского жандармского управления. С 1884 года он служил помощником начальника жандармского управления Белёвского уезда Тульской губернии, в 1886-м был произведён в ротмистры3. В эти годы семья жила в городе Белёве, где 15 февраля 1885 года родилась младшая дочь Вера. До наших дней в городе сохранился небольшой двухэтажный дом, в котором жила семья Каппелей. 17 января 1889-го, находясь на службе, Оскар Павлович скоропостижно скончался в возрасте неполных 46 лет.

О.П. Каппель являлся одним из потомков небогатого рода лифляндских дворян. Род его был вписан в первую часть дворянских родословных книг Ковенской губернии, а с 1868 года, по рассмотрении в Департаменте герольдии Сената прошения его отца, в ту же часть родословных книг Московской губернии. История рода вела своё начало от 1685 года, когда дворянин Ковенской губернии Иван Павлович Каппель вступил во владение населённым крепостными крестьянами имением Мойге (Мойги), доставшимся ему после смерти отца — Павла Каппеля4. Родовое имение находилось в Вилькомирском уезде Ковенской губернии Литовского княжества. В документах Литовско-Виленского губернского дворянского депутатского собрания от 18 декабря 1819 года, рассматривавшего «родопроисхождение фамилии благородных Каппелiов»5, упоминается, что Павел Каппель некогда владел землями и в Лифляндском княжестве. По-видимому, он переехал из Лифляндии на жительство в Литву и продал одно из своих прибалтийских имений. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 35. Д. 10547. Л. 4 об.; Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.). Ф. 19. Оп. 125. Д. 687. Л. 179 об., 180; Оп. 126. Д. 1008. Л. 43 об.—44.

2 Гагкуев Р.Г. Генерал Каппель // Каппель и каппелевцы. 2-е изд., испр. и доп. М.: НП «Посев», 2007. С. 13.

3 Там же. С. 15.

4 РГИА. Ф. 1343. Оп. 23. Д. 1196. Л. 9, 9 об.

5 Там же. Л. 27.

* Все даты приведены по старому стилю.

** Харитонова Е.Д. Судьба семьи русского офицера Владимира Каппеля // Воен.-истор. журнал. 2007. № 1. С. 45—48.