Командующий Маньчжурской армией, главнокомандующий вооружёнными силами на Дальнем Востоке генерал от инфантерии А.Н. Куропаткин

«При нападении неприятеля… участки дороги можно оставлять лишь в крайнем случае, с боя отдавая каждый стык рельсов»

Аннотация. Статья посвящена вопросам защиты Китайско-восточной железной дороги (КВЖД) как во время её строительства, так и в ходе Боксёрского восстания 1898—1901 гг. и Русско-японской войны 1904—1905 гг.

Summary. The article is dedicated to the protection of the Chinese Eastern Railway (CER) both during its construction and during the Boxer Rebellion of 1898–1901, as well as the Russian-Japanese War of 1904–1905.

Читать далее

Сибиряки на полях сражений в Русско-японской войне 1904—1905 гг.

Аннотация. В статье освещается участие уроженцев Енисейской губернии в Русско-японской войне 1904—1905 гг. Раскрыты боевой путь 7-го Красноярского и 6-го Енисейского сибирских пехотных полков, трудности, лишения и героизм воинов-сибиряков.

Summary. The article highlights the participation of the Yenisei province’s natives in the Russian-Japanese war of 1904-1905. The 7th Krasnoyarsk and the 6thYenisei Siberian infantry regiments’ operational record, the difficulties, hardships and heroism of Siberian warriors are revealed.

Читать далее

БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПОГРАНИЧНИКОВ-ЗААМУРЦЕВ В 1901—1905 гг.

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ТОВПЕКА Андрей Васильевич — начальник группы редакции газеты «Граница России — Северо-Запад», подполковник юстиции

(Санкт-Петербург. Тел.: 8-812-438-63-49)

Боевая деятельность пограничников-заамурцев

в 1901—1905 гг.

В начале ХХ века в составе Отдельного корпуса пограничной стражи (ОКПС) императорской России был сформирован особый Заамурский округ. Если роль существовавших ранее семи порубежных соединений заключалась в пресечении контрабанды, то перед новым формированием стояли несколько иные задачи. Они в первую очередь исходили из достигнутых ещё в 1896 году русско-китайских договорённостей на строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). По ней, проложенной по территории Маньчжурии, в направлении Владивостока разрешались перевозки наших войск с использованием Россией в случае военной необходимости китайских портов1. Её прокладка, а в последующем и эксплуатация принесли не только много пользы2, но и тревоги. Так, рабочие и служащие, задействованные на строительстве КВЖД, подвергались неоднократным нападениям со стороны хунхузов* (хунхуцзы; краснобородые)3. Для их охраны по принципу войск ОКПС было создано специальное вооружённое формирование — Охранная стража. С учётом складывавшейся обстановки она и была включена 19(31) января 1901 года в состав ОКПС под наименованием «Заамурский округ»4, временные штаты которого утвердили четыре месяца спустя5. Согласно им округ состоял из 55 сотен, 55 рот и 6 конно-горных батарей (по 4 орудия в каждой), объединённых в 12 отрядов (4 бригады) с общей численностью личного состава после полного укомплектования — 25 000 человек6. Имелись также: 24 учебные команды, обеспечивавшие подготовку объездчиков и стражников, артиллерийская учебная команда, где готовились нижние чины для артиллерийских батарей, артиллерийский склад7. Во главе округа стоял начальник с подчинённым ему штабом.

Основу охраны КВЖД составляли «ротные и сотенные» участки, разделённые на несколько «пятивёрстных путевых» (охранялись «путевыми заставами»). Каждая конная сотня, тоже имевшая свой охраняемый участок, выделяла от «5 до 30 всадников в распоряжение комендантов обороны искусственных сооружений (мостов, тоннелей, станций)»; остальные «всадники держались повзводно или пополусотенно конными заставами на станциях и полустанках» в районе своего «сотенного» участка. Высылались и конные парные дозоры, преимущественно в ночное время, вдоль полотна железной дороги «на протяжении всего станционного перегона». Главная же служба конных застав заключалась «в высылке не менее двух раз в неделю офицерских разъездов для освещения местности в сторону от железной дороги на два кавалерийских перехода»8.

Командование округа при этом всячески поощряло разведывательную деятельность офицеров-пограничников «в освещении местности», о чём наглядно свидетельствует параграф 4 приказа по Заамурскому округу ОКПС № 97 от 16(28) августа 1903 года «О выдаче денежной награды офицерам за рекогносцировку». «Предписываю выдать из состоящих в моём распоряжении сумм в награду штабс-ротмистру Осетинскому за проведённые им с 15 июня по 11 июля работы по разведке и поручику Пяновскому за составление общего плана района 2-й бригады, — указывалось в нём от имени генерал-лейтенанта Чичагова, — по сто рублей каждому»9.

Возглавлявшие отряды начальники при двух помощниках в штаб-офицерском звании «по конной и пешей части» пользовались правами командира армейского полка. При этом из 12 отрядов 8 считались линейными, а 4 — резервными, хотя принципиальной разницы между ними, за исключением численности, не существовало. Также отличались и бригады. Самой большой, к примеру, являлась 2-я, состоявшая из 18 рот, 18 сотен и 3 батарей. Она охраняла весьма важный участок дороги (Харбин — Каюань) и реку Сунгари (от Харбина до её впадения в Амур). Мало в чём ей уступала 4-я бригада, охранявшая дорогу от Каюаня до Порт-Артура; остальные бригады (1-я и 3-я), охранявшие западную и восточную ветвь КВЖД, были послабее.

Командиры бригад пользовались правами начальника армейской дивизии и «управляли тремя отрядами посредством штаба», возглавлявшегося штаб-офицером Генерального штаба. Также у них имелись помощники (штаб-офицеры), ведавшие хозяйственной частью10.

Формирования пограничников-заамурцев вооружались в соответствии с нормами, существовавшими в ОКПС, за счёт которого происходило и их пополнение. Так, в 1903 году за ними значились 23 576 винтовок, 1303 револьвера, 9916 шашек11; тогда же из других частей корпуса в Заамурский округ были переведены 2000 нижних чинов12.

Связь между путевыми пограничными заставами (пешие посты по 5—20 человек), а также часовыми и дежурными частей с их резервами устанавливалась «посредством телеграфа и телефона на крупных мостах и при полуказармах». На каждой «полуказарме» были установлены, кроме того, сигнальные вехи с соломенной обмоткой и «приспособлениями для быстрого воспламенения её и заведены сигнальные ракеты»; днём на флагштоке поднимался жёлтый флаг. На заставах (посты, станции, мосты, тоннели) имелись: схемы местных предметов с «обозначением расстояния до них в шагах»; «шнуровая тетрадь, припечатанная к столу», для записи времени прибытия и отправления дозоров своих и соседних застав; «табель постам и необходимое число сигнализационных фонарей и флагов», которые выдавались дозорным «при выходе их с полуказармы для досмотра полотна»13.

В 1902—1911 гг. Заамурским округом погранстражи командовал уже упоминавшийся генерал-лейтенант Н.М. Чичагов, внёсший значительный вклад в превращение объединения в полноценную боевую единицу14. Особенно большое внимание он уделял разведывательной службе, которая была поставлена в частях округа «не просто хорошо, а блестяще». Под его строгим контролем начальники бригадных штабов в первую очередь сосредоточивали «своё внимание на частях разведывательной и строевой»15.

Благодаря усилиям командования заамурцы постоянно вели рекогносцировку прилегавшей к пунктам дислокации пограничных частей и подразделений, охранявших КВЖД, местности. О том свидетельствует приказ по войскам округа № 95 от 14(26) августа 1903 года, изданный в соответствии с «секретным циркулярным предписанием» ОКПС (7 января 1903 г.). В нём генерал-лейтенант Чичагов разъяснял и требовал от своих подчинённых, чтобы «при штабах рот, сотен, а также на постах» имелись «сведения картографические и статистические, собранные чинами этих частей». При этом он акцентировал внимание на следующем: «Принимая во внимание, что означенные сведения имеют значение исключительно только для того района, в котором они собраны, и дабы не было необходимости вторично собирать уже раз добытые данные для руководства при охране линии, в дополнение означенного предписания нахожу нужным подтвердить, чтобы во всех случаях смены на линии одних частей другими уходящие части (командиры рот и сотен, постов) одновременно со сдачей участков передавали бы и все, имеющие об участке и прилегающей местности сведения картографические и статистические, о чем ввиду предстоящего перемещения многих частей по окончании лагерного сбора предписываю сделать командирам бригад и отрядов немедленное распоряжение по вверенным им частям»16. К началу Русско-японской войны 1904—1905 гг. «исключительно трудами заамурцев» каждой бригадой были составлены карты своих районов в масштабе 2 вёрст в дюйме, «снята полоса местности шириною в 120 вёрст, в обе стороны от железной дороги»17. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Алепко А. «Маньчжурская граница» Российского государства: История Заамурского округа ОКПС // Вестник границы России. 1998. № 6. С. 112, 113.

2 Более подробно см.: Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 т. Таллинн; М.: АО «Скиф-Алекс», 1994. Т. 1. С. 347.

3 Деятельность хунхузов в Маньчжурии. Раздел 1 // Военный сборник. 1908. № 1. С. 35.

4 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 560. Оп. 28. Д. 280. Л. 98.

5 Там же. Л. 95.

6 Там же.

7 Там же. Л. 21, 22.

8 Троцкий В. Заамурский округ пограничной стражи на охране железной дороги в кампанию 1904—1905 гг. // Военный сборник. 1908. № 8. C. 74, 75.

9 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 7071. Оп. 1. Д. 1. Л. 168.

10 Троцкий В. Указ. соч. С. 65, 66.

11 РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 280. Л. 27.

12 Там же. Л. 29.

13 Троцкий В. Указ. соч. // Военный сборник.1908. № 9. С. 71, 73.

14 Слабука В. Особый Заамурский… // Пограничник Северо-Востока. 2010. № 49. Л. 2, 3.

15 Троцкий В. Указ. соч. // Военный сборник.1908. № 9. С. 75.

16 ГА РФ. Ф. 7071. Оп. 1. Д. 1. Л. 163.

17 Троцкий В. Указ. соч. // Военный сборник.1908. № 8. С. 71.

* Хунхузы — участники китайских вооружённых банд, действовавших в Маньчжурии с середины XIX в. до 1949 г.