Великая освободительная война. Операции на море

Аннотация. В статье на основе архивных документов и опубликованных в XIX веке материалов показаны операции малочисленного неброненосного Черноморского флота против превосходившего в силах противника в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. В целом моряки добились успешных результатов на театре военных действий по нарушению коммуникаций врага, применению минно-торпедного оружия, защите акваторий портов.

Summary. The article, based on archival documents and materials published in the 19th century, shows the operations of the small, unarmoured Black Sea Fleet against the superior enemy forces during the Russian-Turkish War of 1877-1878. In general, the seamen achieved successful results in violating the enemy’s communications, using mine-torpedo weapons, protecting water areas of ports.

Читать далее

Подготовка Краснознамённого Балтийского флота в начале 1941 года к возможной войне

Петров Павел Владимирович — кандидат исторических наук (Санкт-Петербург. E-mail: kbf1939@rambler.ru)

Подготовка краснознамённого балтийского флота в начале 1941 года к возможной войне

Краснознамённый Балтийский флот (КБФ; БФ) играл стратегическую роль в системе обороны территории СССР с моря на северо-западном направлении. Важнейшим элементом его подготовки к возможной войне являлось оперативное планирование, которое определяло цели и задачи БФ в случае ведения боевых действий. С этой целью заместитель наркома ВМФ и начальник Главного морского штаба (ГМШ) адмирал И.С. Исаков утвердил 27 января 1941 года тезисы доклада по предполагаемому базированию флота. В документе перечислялись следующие задачи, которые могли возникнуть перед БФ в случае войны: 1) уничтожение корабельных сил противника при попытке захватить побережье, недопущение их прорыва в Финский и Рижский заливы; 2) содействие Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА; КА) в захвате вражеского побережья и разгроме неприятельского флота; 3) действия на чужих коммуникациях с целью недопущения перевозок по Балтийскому морю; 4) обеспечение безопасности своих водных путей; 5) содействие продвижению фланга сухопутных войск по шхерному побережью Финского залива1.

Месяц спустя нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов в обстоятельной директиве (№ 14846 от 26 февраля 1941 г.) отметил, что в антисоветскую агрессивную коалицию могут войти Германия, Италия, Венгрия, Финляндия, Румыния, Швеция и Япония. Исходя из этого, он поставил перед командованием флотов и флотилий «боевые задачи в рамках общего плана войны». В частности, БФ должен был «не допустить морских десантов немцев на побережье Латвийской и Эстонской ССР и на острова Моонзундского архипелага», «совместно с ВВС КА нанести поражение германскому флоту при его попытке пройти в Финский залив», «не допустить прорыва кораблей противника в Рижский залив», «содействовать сухопутным войскам на побережье Финского залива и на п-ове Ханко, обеспечивая их фланги и уничтожая береговую оборону финнов», «уничтожить боевой флот Финляндии и Швеции (при выступлении последней против СССР)», «обеспечить в первые дни войны переброску двух стрелковых дивизий с северного побережья Эстонской ССР на п-ов Ханко, а также крупного десанта на Аландские о-ва», «прервать морские коммуникации Финляндии и Швеции в Балтийском море и Ботническом заливе»2. Согласно директиве флотам также требовалось к 15 апреля разработать оперативные планы как основу их действий в начальный период войны.

Содержание перечисленных Н.Г. Кузнецовым задач перекликалось с теми, которые вошли в «Соображения об основах стратегического развёртывания Вооружённых Сил Советского Союза на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 годы» (от 18 сентября 1940 г.)3 и в директиву командующему войсками Ленинградского военного округа (ЛВО) (от 25 ноября 1940 г.)4., но они были куда как масштабнее значившихся в «Общем плане действий КБФ» на 1940 год5. В частности, если в последнем говорилось лишь о «недопущении» прорыва германских кораблей в Финский залив6, то в последующих документах от Балтфлота требовалось непременно нанести поражение немецким ВМС ещё при их попытке войти в наши воды. Кроме того, добавилась задача по «недопущению» проникновения немецкого флота в Рижский залив. Наконец, возникла дополнительная задача по уничтожению финского и шведского военно-морских флотов. Это свидетельствовало об очередном усложнении оперативного плана без учёта реальности и возможностей. Не будет преувеличением сказать, что и высшее руководство РККА, и командование ВМФ подходило к составлению оперативных планов для военно-морских объединений формально, «арифметическим» путём, то есть лишь суммируя боевые задачи из разных уже имевшихся документов. При этом одна нереальная задача нагромождалась на другую, ей подобную. Когда же возникла необходимость в практическом осуществлении намеченного, то сразу же проявилась очевидность невозможности воплощения «абстрактных построений». Словом, порочность подобной практики стала понятной только летом 1941 года, в ходе боевых действий. Весной же (5 апреля) нарком утвердил представленные военным советом БФ оперативный план и план прикрытия. При их разработке балтийцы исходили из того, что основным операционным направлением в случае войны станет южная часть Балтийского моря и Финский залив, что противник в состоянии овладеть островами Моонзундского архипелага, городами Ригой и Таллином. Кроме того, учитывая выгодное, «нависающее» положение Финляндии над побережьем Эстонии, военный совет БФ полагал, что противник может развернуть активные боевые действия на морской коммуникации Кронштадт — Таллин — Ханко.

Возможность захвата островов Моонзунда и прорыва немецких ВМС в Финский залив вызывала особую озабоченность командования Балтфлота, поэтому оно подчёркивало, что на первые 10—12 дней войны противостояние этому и является главнейшей задачей. Её выполнение мыслилось путём организации разведки, корабельных дозоров и наблюдения за морем, систематическим нанесением морской авиацией бомбовых ударов по войскам вражеского десанта, кораблям и транспортным средствам в пунктах их сосредоточения7. Создание целого ряда минно-артиллерийских позиций (центральной в устье Финского залива, тыловых в Ирбенском проливе, Соэлозунде, в р-не Либавы и на рубеже Нарген — Порккала-удд) должно было обеспечить необходимые условия для боя с флотом противника. В дальнейшем же, следуя планам, БФ предстояло захватить остров Оланд, высадив на него 2 стрелковые дивизии (сд), осуществить постановку с подводных минных заградителей минных банок на подходах к портам и военно-морским базам (ВМБ) противника для затруднения его действий, выставить мины на внутренних фарватерах морской авиацией8.

В рамках подготовки операции на центральной минно-артиллерийской позиции начальник штаба БФ контр-адмирал Ю.А. Пантелеев направил 11 января 1941 года начальнику ГМШ адмиралу И.С. Исакову «местный» документ — «Наставление на оборону устья Финского залива»9. Основной задачей, вытекавшей из него, являлось недопущение «прорыва противника в Финский залив, для чего совместными ударами надводных, подводных, воздушных сил и сил береговой обороны — уничтожить ЛК [линкоры], КР [крейсеры], ТР [транспорты] противника при попытке форсирования ими главного оборонительного рубежа в устье Финского залива»10. Также штабом Балтфлота были разработаны (начало марта 1941 г.)11 отдельные наставления для ведения боя отрядом лёгких сил и частями северной и южной сковывающих групп на центральной минно-артиллерийской позиции12.

В случае обнаружения основной группировки германских ВМС в среднем и северном районах Балтийского моря первоначальное противоборство с ней предполагалось вести частью сил флота во взаимодействии с авиацией Прибалтийского особого военного округа (ПрибОВО). Для полного уничтожения корабельных группировок, в первую очередь линкоров, крейсеров и транспортов с десантом, главный удар по ней рекомендовалось наносить своими основными силами с опорой на минно-артиллерийские позиции. Но если они ещё не будут созданы, а противник попытается высадить десант, то главный удар следовало наносить совместно с войсками ПрибОВО непосредственно в пунктах высадки13.

С целью упреждения противника в его действиях на море военный совет БФ полагал необходимым провести (до объявления войны или с началом боевых действий) перевозку сд из Таллина на п-ов Ханко, а также постановку минных заграждений первой очереди (в устье Финского залива, в Ирбенском проливе, у Лиепаи и Ханко). К этому же времени подводные минные заградители должны были находиться на подходах к ВМБ и портам противника, а усиленные дозоры подлодок и надводных кораблей — к своим14.

Оборудование центральной минной позиции, состоявшей из трёх линий, планировалось осуществить на акватории протяженностью в 24 мили. Для её надёжного прикрытия на западном направлении предполагалось выставить мины на нескольких линиях, причём готовность 8 из них, считавшихся первоочередными, определялась сроком в 9 дней. Характерно, что мины для третьей очереди ещё даже не поступили от промышленности15, что свидетельствовало о скудности флотских спецсредств, не позволявшей выполнить минно-заградительные операции в полном объёме. Это неприятное обстоятельство выяснилось для руководства в ходе оперативной проверки ГМШ (февраль 1941 г.). Она показала, что планы основных минных постановок БФ совершенно не были обеспечены имевшимся на флоте минным запасом. Недостаточной оказалась и боевая подготовка корабельных экипажей16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 166. Л. 155.

2 Цит. по: Золотарев В.А., Козлов И.А. Три столетия Российского флота, 1914—1941. М.; СПб., 2004. С. 497; Золотарев В.А., Шломин В.С. Как создавалась военно-морская мощь Советского Союза: В 2 кн. М.; СПб., 2004. Кн. 1. С. 37, 38; Платонов А.В. Трагедии Финского залива. М.; СПб., 2005. С. 14, 15.

3 1941 год / Сост. Л.Е. Решин и др.: В 2 кн. М., 1998. Кн. 1. С. 236—253.

4 Там же. С. 418—423.

5 РГА ВМФ. Ф. Р-92. Оп. 2. Д. 660. Л. 1—24.

6 Там же. Л. 7.

7 См.: Военно-Морской Флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. 2-е изд., испр. и доп. Балтийский флот. СПб., 2006. Т. III. С. 24; Платонов А.В. Указ. соч. С. 15, 16.

8 Военно-Морской Флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. III. С. 24.

9 РГА ВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 167. Л. 233—260 («Наставление на оборону устья Финского залива» было утверждено военным советом БФ 10 января 1941 г.).

10 Там же. Л. 234.

11 Центральный военно-морской архив (ЦВМА). Ф. 161. Оп. 6. Д. 56. Л. 1—9.

12 Там же. Д. 55. Л. 1—19.

13 Военно-Морской Флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Т. III. С. 24, 25.

14 Там же. С. 25.

15 Там же.

16 РГА ВМФ. Ф. Р-1877. Оп. 1. Д. 166. Л. 32—36.