Планы применения армий Эстонии, Латвии, Литвы и проблемы военного сотрудничества СССР с ними в 1939—1940 гг.

Аннотация. Статья на основе архивных документов освещает военные планы Латвии, Литвы, Эстонии и проблемы военного сотрудничества СССР с ними с осени 1939 до лета 1940 года. Их анализ показывает, что под влиянием обстановки в Европе летом 1940 года военное планирование Прибалтийских государств могло быть скорректировано и нацелено против СССР.

Summary. The article is based on archival documents illuminating the military plans of Latvia, Lithuania, Estonia and problems of military cooperation of the USSR with them from autumn 1939 to summer 1940. Their analysis shows that under the influence of the situation in Europe in the summer of 1940 the military planning of the Baltic States could be adjusted and aimed against the Soviet Union.

Читать далее

Партизаны отряда «Мститель»

Сопротивление немецко-фашистским оккупантам в Литве в 1943—1944 гг.

Аннотация. В статье даётся анализ сил сопротивления немецко-фашистским оккупантам в Литве, целей и форм борьбы литовских советских партизан и подпольщиков, польских отрядов «Армии Крайовой» и литовских националистов.

Summary. The article analyzes the resistance forces against fascist invaders in Lithuania, the objectives and forms of struggle of the Lithuanian Soviet partisans, underground fighters, Polish units of the «Armia Krajowa (Home Army)» and Lithuanian nationalists.

Читать далее

Крах «легиона Плехавичюса». Из истории коллаборационизма в Литве

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

 

КРЫСИН Михаил Юрьевич — доцент кафедры иностранных языков Пензенского государственного университета архитектуры и строительства, кандидат исторических наук

(г. Пенза. E-mail: sentinel295@mail.ru)

Крах «легиона Плехавичюса»

Из истории коллаборационизма в Литве

Формированию в 1944 году Литовского территориального корпуса1, который по имени его командира именовали также «легионом Плехавичюса»2, предшествовал ряд событий. В середине октября 1943 года Литовский штаб партизанского движения (ШПД) сообщал, что немцы в дополнение к частям литовской полиции и «самообороны» (полицейских категории «С») планировали создать «специальную часть в количестве 3000 человек для борьбы с партизанским движением», которая, судя по воззванию главы литовского самоуправления генерала П. Кубилюнаса, должна была использоваться только в Литве3.

В связи с ростом партизанского движения 22—24 ноября в Каунасе по инициативе Кубилюнаса прошли заседания созданного в апреле 1943 года для поддержки мобилизации так называемого Совета представителей литовского народа с участием чиновников немецкой оккупационной администрации — так называемого генерального комиссариата «Литва», представителей общественности и литовских офицеров. Была принята резолюция о том, что для борьбы с большевизмом необходимо создание литовских национальных вооружённых сил как единого формирования, которое должно было достичь размеров корпуса4.

25 ноября 1943 года оккупационные власти по инициативе Кубилюнаса организовали митинги в Каунасе и Вильнюсе, чтобы привлечь на свою сторону литовских националистов5, ряд которых заявили о готовности поддержать мобилизацию при условии провозглашения независимости Литвы. «Циркулируют слухи, что немцы готовят какую-то комбинацию в этом направлении», — сообщил в Москву Литовский ШПД6. Вскоре из газеты литовских националистов «Nepriklausoma Lietuva» («Независимая Литва») стало известно, что представители националистов вручили немецкому коменданту Литвы генерал-майору Э. Юсту меморандум по этим вопросам7.

Немцы развернули активную кампанию запугивания населения Литвы тем, что с приходом Красной армии якобы будет учинена расправа над населением. Партизанское командование отмечало, что эта пропаганда влияла даже на ту часть населения, которая не поддерживала немцев8. Германские власти заявили о скором создании некоего «литовского воинского соединения» и начали мобилизацию призывников 1913—1926 гг. рождения. По Литве прокатилась волна облав на уклонявшихся от призыва и дезертиров9.

Идея создания Литовского территориального корпуса (ЛТК) принадлежала главе литовского самоуправления П. Кубилюнасу. Так как назначенный 2 июля 1943 года руководителем СС и полиции в Литве бригадефюрер СС, генерал-майор полиции Г. Харм оказался несговорчив, Кубилюнас обратился к обергруппенфюреру СС Ф. Еккельну, руководившему СС и полицией в рейхскомиссариате «Остланд» (на оккупированных территориях Прибалтики и Белоруссии). Тот вспоминал: «Примерно в июле 1943 года Кубилюнас… и два сопровождавших его господина из состава литовской администрации настаивали на своих политических требованиях… Это предложение я отверг как совершенно неосуществимое… и посоветовал Кубилюнасу вновь обсудить весь этот вопрос между собой и отказаться от политических требований… Я сообщил Гиммлеру о предложении литовцев, и он заявил, что они сошли с ума»10.

И всё же 1 декабря 1943 года оккупационные власти объявили о предоставлении автономии Литве, которой добивались националисты, официально отложенном до 1 апреля 1944 года. На самом деле литовское самоуправление не получило никаких полномочий. Автономия означала лишь формальное переподчинение генерального комиссариата Литвы вместо рейхскомиссара «Остланда» министерству оккупированных восточных территорий11. Но это ничего не меняло, так как в соответствии с договорённостью главы министерства А. Розенберга с рейхсфюрером СС и шефом германской полиции Г. Гиммлером о разделе сфер ответственности в Прибалтике полномочия, связанные с мобилизацией рабочей силы, созданием воинских частей и правами местных самоуправлений, принадлежали Гиммлеру и его представителям — руководителям СС и полиции.

Инициатива создания карательного соединения исходила от группы литовских офицеров12, за которыми стояло литовское самоуправление во главе с Кубилюнасом. По словам Еккельна, в феврале 1944 года Кубилюнас прибыл в Ригу с генерал-лейтенантом бывшей литовской армии П. Плехавичюсом: «На этот раз он предлагал сформировать одну литовскую дивизию. Никаких политических требований он не предъявлял. Командиром дивизии должен был стать Плехавичус, так как… в Литве якобы каждый знает Плехавичуса как ярого врага большевиков, и его обращение с призывом добровольно вступать в литовскую дивизию, безусловно, будет иметь успех. Они сказали, что настроение в Литве в связи с неблагоприятным для Германии оборотом войны очень ухудшилось, и многие рассчитывают на возвращение Красной армии. Сформированная дивизия поэтому должна будет остаться в стране для обороны Литвы… Я предложил сначала сформировать 10 батальонов с общим количеством в 6000 человек, чтобы… как можно скорее очистить от партизан южные и восточные районы Литвы. Плехавичус принял это предложение. Я немедленно дал соответствующий приказ генерал-майору полиции Харму…»13.

13 февраля 1944 года было подписано соглашение о создании Литовского территориального корпуса (в немецком варианте — Litauische Sonderverbaende — литовских особых отрядов) в составе 20 батальонов и нескольких военных комендатур в волостях под руководством штаба из литовских офицеров, подчинённого немецким учреждениям. В документе оговаривалось, что ЛТК будет использован для «борьбы с бандитизмом», в основном на территории Литвы, мобилизация в ЛТК будет проводиться на добровольной основе, германские власти обещали после его формирования прекратить принудительный вывоз литовских рабочих из Литвы в Германию14. <…>

 

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Lietuvos Vietine Rinktine (LVR). Другой вариант перевода — «Местная дружина Литвы» — использован в книге: Станкерас П. Литовские полицейские батальоны. 1941—1945 гг. М.: Вече, 2009.

2 Littlejohn D. Foreign Legions of the Third Reich (in 4 volumes). Vol. 4. San Jose, California: Bender Publishing, 1987. P. 220.

3 Разведсводка № 12 Литовского штаба партизанского движения (далее — ШПД) от 17 октября 1943 г. См.: Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 69. Оп. 1. Д. 1006. Л. 44.

4 I Laisve. 1943. 27 Gruodžio; Разведсводка № 1 Литовского ШПД от 4 января 1943 г. См.: РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1009. Л. 4.

5 Разведсводка № 16 Литовского ШПД от 1 декабря 1943 г. См.: РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1006. Л. 60, 61.

6 Сводка Литовского ШПД от 28 ноября 1943 г. См.: там же. Л. 61.

7 Сводка Литовского ШПД от 3 декабря 1943 г. См.: там же. Л. 63.

8 Разведдонесение Литовского ШПД от 8 декабря 1943 г. См.: там же. Л. 69.

9 Там же. Л. 64.

10 Собственноручные показания Еккельна от 1 октября 1945 г. / Прибалтика. Под знаком свастики (1941—1945): Сборник документов / Сост. В.К. Былинин, М.Ю. Крысин, Г.Э. Кучков, В.П. Ямпольский. М.: Объединённая редакция МВД России; Военная книга; Кучково поле, 2009. С. 27.

11 Разведсводка Литовского ШПД от 8 декабря 1943 г. См.: РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 1006. Л. 64.

12 Myllyniemi S. Die Neuordnung der baltischen Lander 1941—1944. Zum Nationalsozialistischen Inhalt der deutschen Besatzungspolitik. Helsinki, 1973. S. 277.

13 Собственноручные показания Еккельна… С. 28.

14 Станкерас П. Указ. соч. С. 230, 231.