Военные Комиссариаты: история создания и развития. 1918—2018 гг.

Аннотация. В статье на основе архивных источников, материалов и документов центральных и местных органов военного управления, исторической и специальной литературы проанализирован процесс становления и развития военных комиссариатов России, Советского Союза и Российской Федерации в 1918—2018 гг. В тесной взаимосвязи со строительством Вооружённых сил показаны изменения, происходившие в структуре военных комиссариатов, их роль и место в общей системе органов, осуществляющих деятельность по обеспечению безопасности нашего государства.

Summary. On the basis of archival sources, materials and documents of central and local bodies of military control, historical and special literature, the article analyses the process of formation and development of military commissariats of Russia, the Soviet Union and the Russian Federation in 1918-2018. In close interconnection with the Armed Forces’ development, the article shows the changes that had taken place in the structure of military commissariats, their role and place in the general system of bodies carrying out activities to ensure the security of our state.

Читать далее

РЕГУЛЯРНЫЕ ПОЛКИ РУССКОЙ АРМИИ В СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА

Полковая летопись

Дмитриев Андрей Владимирович — доцент Новосибирского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Новосибирск-90. E-mail: khaldeus@academ.org)

РЕГУЛЯРНЫЕ ПОЛКИ РУССКОЙ АРМИИ В СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА: ДИСЛОКАЦИЯ, КОМПЛЕКТОВАНИЕ И ЛИЧНЫЙ СОСТАВ

Проблемы военного строительства и государственной политики в отношении российских вооружённых сил на протяжении XVIII столетия до сих пор остаются одним из наименее изученных в отечественной исторической науке сюжетов. Даже в ставшем классическим обобщающем труде Л.Г. Бескровного1, равно как и в работах современных исследователей2, эта проблематика характеризуется лишь в общих чертах, как правило, с точки зрения тех организационных и материально-технических изменений, которые претерпевала русская армия в целом. Конечно, отдельные аспекты, связанные с данной тематикой (государственная политика в отношении армии и флота, кадровый состав офицерского корпуса и др.), уже становились предметом изучения3, но при этом рассматривались только общие тенденции и не затрагивалось положение дел в отдельных регионах. Вопросы же размещения на территории Сибири до середины XVIII века сначала гарнизонных, а затем и полевых воинских частей до сих пор почти не изучались. О дислокации регулярных полков на восточной окраине Российской империи упоминал ещё П.А. Словцов, на приведённые им данные ссылались в конце XIX столетия авторы работ по истории сибирского казачества4. В ряде публикаций советских историков также содержались упоминания о сибирских частях регулярной армии, делавшиеся, правда, в русле изучения проблем заселения и освоения Сибири, государственной политики в регионе, крепостного строительства, взаимоотношений с соседними государствами и народами5.

Часть информации по рассматриваемому сюжету можно найти в работах по истории казачества Сибири и по «восточному направлению» внешней политики Российской империи XVIII века6. Имеются и целый ряд статей, посвящённых различным подразделениям армейских частей в тех или иных сибирских городах7, и исследования конкретных параметров военно-оборонительной организации — строительства укреплённых линий, специального формирования воинских контингентов в отдельных регионах8. Однако во всех этих работах практически нет данных о комплектовании и личном составе интересующих нас воинских частей. Лишь в публикациях С.В. Андрейчука эти параметры проанализированы применительно к армейским полкам, дислоцированным в Сибири на протяжении второй половины XVIII столетия9. В связи с этим данная статья — попытка восстановить историю сибирских воинских частей указанного периода, охарактеризовав их дислокацию, принципы комплектования и личный состав. Для этого были использованы источники, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА. Ф. 490. Коллекция офицерских сказок; Ф. 20. Воинская экспедиция канцелярии Военной коллегии), а также отдельные документы, опубликованные в Полном собрании законов Российской империи, Сборнике исторических материалов, изданном Г.Н. Потаниным, и в журнале «Сенатский архив»10.

До 1725 года на территории Сибири находилось только одно подразделение русской регулярной армии — Сибирский гарнизонный драгунский полк, расквартированный по острогам и слободам Тобольского уезда11. С введением в 1719—1722 гг. подушной подати для сбора средств на содержание армии и флота все полевые и гарнизонные части были распределены по губерниям страны «на вечные квартиры». По расписанию Петра I в 1720 году на Сибирскую губернию пришлись три гарнизонных пехотных полка — Санкт-Петербургский, Московский и Тобольский12. Однако приказ отбыть в Сибирь на постоянные квартиры они получили лишь в 1724 году.

В феврале 1727-го Санкт-Петербургский полк получил название 2-го Сибирского, а Московский — Терского. А в ноябре согласно указу императора Петра II данные части подобно другим полкам русской армии были названы по местам своего расквартирования: бывший Санкт-Петербургский полк стал Тобольским, бывший Московский — Енисейским13. Тобольский же полк переименовали в Якутский и отправили в Забайкалье для несения службы на границе с Китаем14.

7 сентября 1736 года* Кабинет министров утвердил решение об учреждении в Сибири одного драгунского полка и пехотного батальона (за подписями канцлера А.И. Остермана и князя А.М. Черкасского)15. К 1739 году завершился набор среди сибирских казаков на службу в Новоучреждённый драгунский полк и Новоучреждённый пехотный батальон16, развёрнутые для прикрытия южных границ русских владений в Западной Сибири от набегов из степи.

С 1744 года началась переброска на территорию Сибири полевых пехотных и драгунских полков. В конце августа сибирский губернатор А.М. Сухарев получил от комендантов верхне-иртышских крепостей известия о намерении правителя Джунгарского ханства Галдан-Цэрэна «иттить войною на Усть-Каменогорскую, Семиполатную и Ямышевскую крепости и на Колывано-Воскресенской завод»17. Это стало неожиданностью для Петербурга, в результате немедленно был принят ряд соответствующих решений. Уже 2 октября 1744 года Военная коллегия получила из Сената несколько собственноручно подписанных императрицей Елизаветой указов, в которых содержалось требование немедленно отправить в Западную Сибирь пять полевых полков: три драгунских и два пехотных. Для этой цели были избраны Луцкий, Олонецкий и Вологодский драгунские, а также Ширванский и Нотебургский пехотные полки. До перевода в Сибирь все эти полки располагались в разных губерниях Европейской России. Непосредственно перед отправкой на восток в 1744 году их дислокация была следующей: оба пехотных полка — в крепости Св. Анны, Луцкий и Вологодский драгунские полки — в Казанской губернии, Олонецкий — в Нижегородской.

Принял командование как над перебрасывавшимися в Сибирь полевыми, так и над уже расквартированными там гарнизонными полками генерал-майор Христиан Киндерман (Christian Kindermann). Саксонец по происхождению, он поступил на русскую службу ещё в годы царствования Петра Великого и, последовательно пройдя все ступени карьерной лестницы, дослужился к началу 1740-х годов до генеральского звания18. Ещё до его отъезда в Сибирь туда же направился бригадир Иван Юрлов, который должен был начальствовать над всеми сибирскими частями до прибытия командующего19. Получив от Военной коллегии подробную инструкцию, генерал-майор Киндерман выехал из Москвы 22 ноября20.

По приказу Киндермана Олонецкий полк 24 декабря выступил из Екатеринбурга к Тюмени, а за ним должны были следовать и два других полка21. Когда в начале февраля 1745 года вслед за драгунскими из Центральной России прибыли оба пехотных полка, Киндерман, следуя полученному указу, «для их далняго походу и отдохновения» расположил Нотебургский полк в Тюмени, а Ширванский — в Екатеринбурге22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в.: Очерки. М., 1958.

2 Леонов О.Г., Ульянов И.Э. Русская пехота, 1698—1801: Боевая летопись, организация, обмундирование, вооружение, снаряжение. М., 1995; Татарников К.В. Русская полевая армия 1700—1730: Обмундирование и снаряжение. М., 2008.

3 Петрухинцев Н.Н. Царствование Анны Иоанновны: формирование внутриполитического курса и судьбы армии и флота 1730—1735 гг. СПб., 2001; Кипнис Б.Г. О социальном составе и боевом опыте офицерского и унтер-офицерского корпуса российской армии в XVIII столетии // Экономические и социально-политические проблемы отечественной истории. СПб., 1992. С. 44—62; Калашников Г.В. Офицерский корпус русской армии в 1725—1745 гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. СПб., 1999; он же. Учёт офицерских кадров русской армии в 1700—1745 гг. // Клио. 2000. № 3(12). С. 116—124.

4 Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири: В 2 кн. СПб., 1886. См. например: Путинцев Н.Г. Хронологический перечень событий из истории Сибирского казачьего войска со времени водворения западносибирских казаков на занимаемой ими ныне территории. Омск, 1891.

5 Покшишевский В.В. Заселение Сибири (историко-географические очерки). Иркутск, 1951; Горбань Н.В. Из истории строительства крепостей на юге Западной Сибири. Новоишимская линия крепостей // Вопросы географии. М., 1953. Вып. 31. С. 206—227; Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635—1758). М., 1964; Рафиенко Л.С. Компетенция сибирского губернатора в XVIII в. // Русское население Поморья и Сибири (период феодализма): Сб. статей. М., 1973. С. 364—380; Колесников А.Д. Русское население Западной Сибири в XVIII— начале XIX вв. Омск, 1973; Аполлова Н.Г. Хозяйственное освоение Прииртышья в конце XVI — первой половине XIX в. М., 1976; Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII — первой половине XIX в. М., 1983.

6 Зуев А.С. Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII — первой половине XIX вв. Новосибирск, 1994; Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири XVIII — первой четверти XIX вв. Барнаул, 1996; Быконя Г.Ф. Казачество и другое служебное население Восточной Сибири в XVIII — начале XIX века (демографо-сословный аспект). Красноярск, 2007; Моисеев В.А. Россия и Джунгарское ханство в XVIII в. (Очерки внешнеполитических отношений). Барнаул, 1998; Центральная Азия в составе Российской империи. М., 2008; Бекмаханова Н.Е. Присоединение Казахстана // Российская империя: от истоков до начала XIX в. Очерки социально-политической и экономической истории. М., 2011. С. 245—257.

7 Менщиков В.В. Воинские ресурсы Южного Зауралья в середине XVIII в. // Земля Курганская. Курган, 1994. Вып. 7. С. 79—81; Кауфман А.О. Артиллерия Кузнецка XVII — первой половины XVIII вв. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 5—11; он же. Артиллерия укреплённых пунктов Кузнецкого уезда в первой половине XVIII в. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2006. Вып. 8. С. 38—45; Кузнецов Н.А. Войсковые части, квартировавшие в Кузнецке в XVII—XIX вв. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 108—139.

8 Огурцов А.Ю. Иртышская пограничная линия // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 1999. Вып. 3. С. 19—35; он же. Кузнецкая линия // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2007. Вып. 9. С. 40—67; Малолетко А.А., Малолетко А.М. Воинство Алтайского горного округа (1726—1917). Томск, 2001; Пережогин А.А. Военизированная система управления Колывано-Воскресенского (Алтайского) горного округа (1747—1871 гг.). Барнаул, 2005; Муратова С.Р. На страже рубежей Сибири: Строительство Сибирских укреплённых линий. Тобольск, 2007; Зуев А.С. Присоединение Чукотки к России (вторая половина XVII — XVIII в.). Новосибирск, 2009; он же. Регулярные формирования российской армии в Сибири в XVIII — начале XIX в. // Первые Ермаковские чтения «Сибирь: вчера, сегодня, завтра»: Материалы регион. науч. конф. (Новосибирск, 21 декабря 2008 г.). Новосибирск, 2009. С. 13—15.

9 Андрейчук С.В. Сибирский корпус в системе военной безопасности на юге Западной Сибири (1745—1808 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Барнаул, 2010; он же. Становление Сибирского корпуса: структура, численный состав и принципы дислокации (1745—1771 гг.) // Воен.-истор. журнал. 2011. № 3. С. 38—42.

10 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собр. 1. СПб., 1830. Т. 9, 10; Потанин Г.Н. Материалы для истории Сибири. М., 1867; Сенатский архив. СПб., 1893. Вып. 6.

11 О предыстории этого полка см.: Дмитриев А.В. Войска «нового строя» в Сибири во второй половине XVII века. Новосибирск, 2008. С. 185—198.

12 Рабинович М.Д. Полки Петровской армии, 1698—1725. Краткий справочник. М., 1977. С. 70, 72.

13 Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. СПб., 1899. Ч. 2. С. 78, 89.

14 Быконя Г.Ф. Казачество… С. 152—154.

15 Изданные на основе принятого решения сенатские указы см.: ПСЗ РИ. Т. 9. № 7051. С. 924, 925; Т. 10. № 7261. С. 155, 156.

16 Этот набор описан в ряде публикаций, см.: Огурцов А.Ю. Штатная реформа 1736—1737 гг. и служилые казаки Западной Сибири // Казаки Урала и Сибири в XVII—XX вв.: Сб. научных трудов. Екатеринбург, 1993. С. 69—79; Зуев А.С. Штатная реформа сибирского казачества 1737 г. // Вестник Новосиб. гос. ун-та. Серия: История, филология. Новосибирск, 2007. Т. 6. Вып. 1: История. С. 22—27.

17 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 20. Оп. 1. Д. 280. Ч. 5. Л. 5.

18 Предположение о принадлежности Киндермана к остзейскому дворянству не кажется нам достаточно обоснованным. Его сыновья, служившие в Вологодском драгунском полку, по формулярным спискам определялись как «саксонской нации шляхтичи». См. например: РГВИА. Ф. 490. Оп. 1. Д. 314. Л. 3 об., 4, 72 об., 73.

19 Сенатский архив. СПб., 1893. Вып. 6: Журналы и определения Правительствующего Сената 1744—1746 гг. С. 199, 228.

20 РГВИА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 280. Ч. 8. Л. 32, 47.

21 Там же. Л. 145 об., 146; Д. 283. Ч. 1. Л. 25 об., 26.

22 Сенатский архив. Вып. 6. С. 299; РГВИА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 283. Ч. 2. Л. 138 об., 139.

* Здесь и далее все даты даны по старому стилю.

КАДРЫ ДЛЯ «БОГА ВОЙНЫ» В 1941—1945 гг.

Воинское обучение и воспитание

Чернухин Виктор Андреевич — старший научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, полковник в отставке, кандидат исторических наук, профессор (197046, г. Санкт-Петербург, Александровский парк, д. 7)

Кадры для «Бога войны» в 1941—1945 гг.

С началом Великой Отечественной войны и мобилизационным развёртыванием Вооружённых Сил резко возросла потребность артиллерии в командных кадрах. Её определяла необходимость формирования и доукомплектования не только артиллерийских частей Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), но и многочисленных частей и подразделений войсковой артиллерии, а также бронетанковых, механизированных и кавалерийских соединений, пополнения артиллерийских штабов и органов артиллерийского снабжения, укомплектования формировавшихся фронтов, армий и общевойсковых соединений. Эту потребность увеличивали понесённые потери.

Только за первые 6 месяцев войны управлению кадров Главного управления начальника артиллерии Красной армии1 (далее — управление кадров артиллерии) пришлось обеспечивать артиллеристами формировавшиеся 3 аппарата оперативных управлений, 13 полевых управлений фронтов, 54 армейских полевых управления. Для этого было направлено более 4000 офицеров, преимущественно старших и высших (табл. 1).

В начале войны была особенно остра потребность в старших офицерах. Смелое выдвижение стало единственно правильным решением проблемы изыскания офицерских кадров для замещения руководящих должностей. Некоторое количество офицеров было призвано из запаса. В дальнейшем на руководящие должности выдвигались главным образом получившие боевой опыт на фронтах Великой Отечественной войны генералы и офицеры с положительными боевыми характеристиками.

С июля 1941 года начали формироваться батареи, а затем дивизионы, полки и бригады реактивной артиллерии (гвардейские миномётные части — ГМЧ). Их комплектованием офицерским составом занимался отдел кадров штаба командующего ГМЧ, первое время офицерский состав поступал исключительно из артиллерии. С конца 1942 года офицеров стали готовить в специальных училищах, подведомственных военному совету ГМЧ.

Значительное количество (2309) офицеров управление кадров артиллерии направило на укомплектование командно-начальствующим составом существовавших с довоенного времени и вновь созданных артиллерийских военно-учебных заведений. До января 1943 года были сформированы 4 артиллерийских и 2 миномётных училища. Кроме того, на один дивизион были увеличены штаты в 6 артиллерийских, одном миномётном и двух артиллерийско-технических училищах. При 10 запасных артиллерийских бригадах были созданы курсы младших лейтенантов, при 7 артиллерийских базах — курсы воентехников, при Ленинградском и Тамбовском артиллерийско-технических училищах — курсы по подготовке начальников артиллерийского снабжения полков2.

Основную массу пополнения офицерского состава готовили в артиллерийских училищах, частично на курсах младших лейтенантов при фронтах, округах, запасных артиллерийских бригадах. Училища и краткосрочные курсы подготовили 117 756 офицеров, в том числе 98 493 (83 проц.) командира взвода и 19 263 (17 проц.) техника. Более половины (56,9 проц.) всех подготовленных командиров взводов выпустили училища противотанковой и дивизионной артиллерии3.

Управление кадров с началом войны провело большой объём мероприятий по перестановке и выдвижению командных кадров на вышестоящие должности. При этом, несмотря на то, что на комплектование частей, формировавшихся в то время, направлялось большое количество офицеров запаса, не допускалось, чтобы командные должности в частях укомплектовывались только ими. Основные должности, как правило, замещались кадровыми офицерами. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Должность начальника артиллерии Красной армии восстановлена 19 июля 1941 г., тогда же образовано Главное управление начальника артиллерии Красной армии. Приказом Народного комиссара обороны СССР № 364 от 18 ноября 1942 г. начальники артиллерии Красной армии, фронта, армии, корпуса переименованы в командующих артиллерией.

2 Там же. Л. 107.

3 Там же. Л. 108.