АЭРОДРОМНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ВОЕННОЙ АВИАЦИИ РОССИИ В 1910—1914 гг.

Аннотация. В статье исследуются вопросы зарождения и развития аэродромно-технического обеспечения военной авиации России в период от появления первых авиационных школ и частей в 1910 году до начала Первой мировой войны.

Summary. The article examines the questions of origin and development of airfield-technical support of military aviation of Russia in the period from appearance of the first aviation schools and units in 1910 until the First World War.

Читать далее

БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ, БОРЬБА В ВОЗДУХЕ

ИСТОРИЯ ВОЙН

АВЕРЧЕНКО Сергей Викторович — заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», подполковник запаса, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: aviator1ww@mail.ru)

БРУСИЛОВСКИЙ ПРОРЫВ, БОРЬБА В ВОЗДУХЕ.

ЧАСТЬ 1 — ПОДГОТОВКА

В 2011 году мы отмечаем 95-летие Брусиловского прорыва — наступления Юго-Западного фронта русской армии летом 1916 года, в ходе которого противоборствующими сторонами довольно широко применялась авиация, прежде всего с целью воздушной разведки. В предлагаемой вниманию читателей статье, охватывающей период с 1 апреля по 21 мая 1916 года, т.е. период подготовки к наступлению, на основе документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) и опубликованных отечественных и иностранных исследований, рассказывается о боях между австро-венгерскими и русским лётчиками во время воздушных разведок, их победах и поражениях. Следует отметить, что представленная работа отражает освоение темы автором на данный момент, в последующем, по мере дальнейшего её изучения, некоторые цифры могут измениться.

1 апреля 1916 года1 в Ставке Верховного Главнокомандования (ВГК) был рассмотрен проект наступления русских армий на всём Восточном фронте. Несмотря на то что Юго-Западному фронту (ЮЗФ) была поставлена вспомогательная задача, основные боевые действия развернулись именно на его участке. Достаточно важная часть в планах командования отводилась и действиям авиации. В распоряжении командующего всех четырёх армий (8 А, 11 А, 7 А, 9 А) Юго-Западного фронта находилось по одному армейскому авиационному отряду и по 2—4 корпусных (као). Эти отряды оснащались в основном двухместными самолётами-разведчиками «Вуазен», «Фарман», «Анаде» и «Моран» нескольких модификаций. В некоторых отрядах имелись трофейные самолёты немецкого и австрийского производства. Кроме того, в оперативном подчинении командующего 7-й армией находился 1-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» (2 аппарата: II и XIII). Большинство самолётов армейских авиаотрядов и некоторая часть разведчиков из корпусных авиаотрядов к весне 1916 года были оснащены пулемётами у наблюдателя для ведения оборонительного огня. Истребительная авиация имелась только в 7-й армии. 15 апреля 1916 года на аэродром у дер. Яблонов прибыл только что сформированный 7-й истребительный авиационный отряд (иао) под командованием подпоручика И.А. Орлова2. Отряд имел на вооружении двухместные истребители отечественного производства «Сикорский-16» и «Моска-Быстрицкий». На истребителе конструкции И.И. Сикорского стоял синхронных пулемёт, стрелявший через винт, а на «Моске» пулемёт был установлен под углом вверх и стрелял над винтом. На следующий день отряд приступил к боевым полётам. В мае отряд перевооружился на одноместные истребители «Ньюпор-11» и двухместные «Ньюпор-10».

Целью русской авиации в подготовительный период являлось обеспечение командования точными разведывательными данными о противнике. Соответственно, главная задача «авиации всего фронта состояла в том, чтобы сфотографировать укреплённую линию неприятеля»3. Для проведения крупномасштабного обследования будущего театра операции были привлечены все наличествующие силы авиации фронта, включающей до 100 разнотипных самолётов4.

Противник знал о готовящемся наступлении и со своей стороны также проводил усиленную воздушную разведку. Точное количество германских авиационных отрядов, противостоящих авиационной группировке русского Юго-Западного фронта и самолётов в них, пока установить не удалось. Автору известны четыре германских авиаотряда, находившиеся в апреле 1916 года в полосе русского Юго-Западного фронта (группа армий Линзингена и Южная армия). Это 45-й и 54-й полевые (F.Fl.Abt. 45 и F.Fl.Abt. 54), 220-й и 230-й артиллерийские авиаотряды (A.Fl.Abt. 220 и A.Fl.Abt. 230)5 по 6 самолётов в каждом. Чтобы максимально ограничить боевую работу русских лётчиков в полосе предстоящего наступления, немцы в апреле 1916 года сформировали также 3 истребительных авиационных отделения Kampfeinsitzerstaffels (Kests) в составе 2—6 одноместных истребителей «Fokker E. III», вооружённых синхронными пулемётами: два отделения базировались в районе Ковеля (Kest Byten и Kest Osiekrow) и одно в районе Владимира-Волынского (Kest Nowy-Zaharow). Истребительные отделения придавались разведывательным авиаотрядам и совершали заградительные полёты в прифронтовой полосе6. Разведывательные германские авиаотряды в основном имели двухместные самолёты «Albatros C. I», «Rumpler C. I» и «Aviatik B. II». Австро-венгерские армии, противостоявшие русским на Юго-Западном фронте (1, 2, 4 и 7-я), в апреле 1916 года располагали 11 авиационными ротами (Flik 1, 3, 5, 9, 10, 11, 13, 14, 18, 20 и 22) по 6 самолётов в каждой. К началу русского наступления (22 мая) к ним прибавились ещё 3 авиароты (Flik 25, 26, 27)7. Австро-венгерские воздушные разведчики летали на двухместных аппаратах «Hansa-Brandenburg C. I», «Oeffag C. I» и «Lloyd C. II». В апреле—мае в австро-венгерские авиароты на Восточном фронте поступили несколько одноместных истребителей «Fokker А. III», вооружённых синхронными пулемётами «Шварцлозе М 7/12»8. Таким образом, почти все германские и австрийские самолёты-разведчики к весне 1916 года были оснащены одним или двумя пулемётами. По количеству наличных самолётов в апреле—мае 1916 года силы противников достигли примерного равенства — около 100 аппаратов с каждой стороны.

В таких условиях на Юго-Западном фронте в апреле 1916 года началась борьба в воздухе. Каждая из сторон стремилась как можно больше узнать о противнике и не дать сделать того же ему. Интенсивное использование авиации обеими сторонами влекло за собой частые боестолкновения в воздухе. Даже двухместные самолёты-разведчики, замечая во время полёта вражеские аппараты, обычно атаковали их, так как прекрасно понимали цену разведданных, добываемых противником. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.

2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 6053. Оп. 1. Д. 2. Л. 24.

3 Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910—1917 гг. СПб.: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 451.

4 Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914–1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае – июне 1916 г. М., 1941. С. 97.

5 По материалам автора, Б.Ю. Степанова (Санкт-Петербург) и А. Блума (США).

6 Подробнее см.: Аверченко С.В., Лашков А.Ю. Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года // Воен.-истор. журнал. 2011. № 6. С. 13, 14.

7 Подсчитано С.В. Аверченко по: Grosz P.M., Haddow G., Schiemer P. Austro-Hungarian Army Aircraft of World War One. Flying Machines Press, Mountain View, California, USA. 1993. P. 541—552.

8 Grosz P.M. Fokker E. III (Windsok datafile № 15). Albatros production, Berkhamsted, Great Britain. 1989. P. 16, 17.