Судьба армейского комиссара 2 ранга Г.С. Окунева

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье на основе ранее не публиковавшихся архивных документов исследуется роль армейского комиссара 2 ранга Г.С. Окунева в строительстве Балтийского (БФ), Черноморского (ЧФ) и Тихоокеанского (ТОФ) флотов в период 1921—1937 гг.; освещаются вопросы противоборства партийных функционеров и репрессивных органов с кадровым флотским составом Морских сил РККА.

Summary. The paper relies on previously unpublished archival documents to explore the role of Army Commissar 2nd Rank G.S. Okunev in the construction of the Baltic (BF), Black Sea (BSF), and Pacific Fleets (PF) in the years 1921—1937, and highlight the issues of party functionaries and reprisal bodies countering the regular personnel of the Red Army naval forces.

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

 

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук

(г. Краснодар. E-mail: Flagman.Flota@yandex.ru).

 

«НИКТО ИЗ КРАСНОФЛОТЦЕВ НЕ ОЩУЩАЛ ЕГО КОМАНДИРСКОГО ПРЕВОСХОДСТВА…»

Судьба армейского комиссара 2 ранга Г.С. Окунева

 

Григорий Сергеевич Окунев родился 18(30) июля 1900 года в селе Новосёловка Рогачёвского уезда Могилёвской губернии в семье рабочего-столяра1. С четырнадцати лет он трудился подручным слесаря на газовом заводе, потом был сезонным рабочим, до 1917 года работал на саратовских предприятиях, принимал активное участие в революционных событиях. Перейдя на агитационную работу, Г.С. Окунев в ноябре 1917 года вступил в ряды РСДРП(б)2 и активно включился в партийную жизнь. Благодаря его ораторскому мастерству летом 1918 года Окунева избрали членом, а затем секретарём Фабрично-заводского районного комитета партии Саратова3. В этой должности Григорий Сергеевич получил первый политико-организаторский опыт, который пригодился ему в дальнейшем на различных постах в РККА.

Весной 1919 года Г.С. Окунев со сводным Саратовским коммунистическим батальоном ушёл добровольцем на фронт. Рядовым красноармейцем он участвовал в боях под Новохопёрском, Поворино, Борисоглебском, Звягинцевом, Балашовом4. После возвращения с фронта работал в Новоузенском уезде Саратовской губернии начальником политотдела военкомата, секретарём уездного комитета партии. Эту работу Григорий Сергеевич совмещал с другими обязанностями: в то время он являлся ещё членом ревкома и штаба обороны, участвовал в борьбе с бандитизмом5.

В начале весны 1921 года Г.С. Окунев был избран делегатом X съезда Российской коммунистической партии большевиков от саратовской партийной организации, вместе с другими делегатами принимал активное участие в подавлении Кронштадтского мятежа и за боевые отличия был награждён орденом Красного Знамени РСФСР № 92346.

С весны 1921 года Г.С. Окунев снова работал в Саратовском губкоме партии и был членом его президиума7. Принятое Х партийным съездом решение о возрождении и укреплении Рабоче-крестьянского Красного флота (РККФ) предполагало мобилизацию наиболее идеологически подготовленных большевиков, в числе которых оказался и Григорий Сергеевич. В конце 1921 года его направили в Севастополь, в политуправление Морских сил Чёрного моря (МСЧМ), где он сначала занимал должности инспектора, начальника агитотделения, а затем был назначен начальником агитпропа политуправления МСЧМ8. На новом для себя флотском поприще Окунев проявил незаурядные организаторские способности и талант пропагандиста, поэтому логичным стало его очередное назначение 14 июля 1923 года заместителем начальника политуправления Морских сил Чёрного моря9.

6 сентября 1924 года Г.С. Окунева направили для повышения квалификации на военно-политические курсы при Военной академии РККА10, после окончания которых 15 августа 1925 года он получил назначение на должность заместителя начальника политуправления Морских сил Балтийского моря (МСБМ)11.

В аттестации на Г.С. Окунева, подписанной в мае 1927 года начальником политуправления МСБМ П.А. Смирновым, отмечалось: «Тов. Окунев выдержанный, вполне устойчивый в партийном отношении работник.

Теоретически, в политическом отношении развит хорошо, может самостоятельно ориентироваться в обстановке и правильно нащупать линию. Дисциплинированный, инициативный, энергичный и способный парень. В партийной среде пользуется авторитетом, имеет большой опыт политической работы во флоте. На работе несколько поиздержался в отношении здоровья, бывает нервный и порывист.

Личные отношения: в процессе работы общителен, товарищеские отношения, в частной жизни несколько замкнут и менее общителен. Скромный.

Может быть вполне выдвинут на самостоятельную политическую работу начпуфлотом, целесообразнее, для укрепления опыта на самостоятельной работе, сначала на меньшем флоте (Чёрное море).

Имея в виду ещё относительную молодость и исключительную способность, было бы очень хорошо дать возможность учиться и для будущей работы получить законченное марксистское образование в Институте красной профессуры»12.

В октябре 1927 года Г.С. Окунев был назначен членом Реввоенсовета и начальником политуправления Морских сил Чёрного моря13. На новом посту Григорий Сергеевич отдавал все силы и способности восстановлению и реорганизации этого крупного оперативного объединения ВМС РККА. Он активно занимался подготовкой и воспитанием моряков МСЧМ. Делал он это в тесном взаимодействии с командующим МСЧМ В.М. Орловым, который в дальнейшем возглавил Морские силы РККА.

Деятельность политуправления МСЧМ и его руководителя Г.С. Окунева по праву получила высокую оценку Политуправления Красной армии. Как отмечалось на XII партийной конференции в 1930 году, «в лице начальника политуправления Окунева конференция горячо приветствует твёрдое, большевистское руководство партийными организациями флота»14.

В должности члена РВС и начальника ПУ МСЧМ Г.С. Окунев показывал личный пример вдумчивого отношения к командному составу. Он придерживался твёрдого мнения о необходимости в полной мере использовать старых специалистов, их ценный опыт, призывал создать вокруг них товарищескую атмосферу. Григорий Сергеевич решительно боролся с малейшими проявлениями дискредитации беспартийных командиров, добивался единства начсостава МСЧМ. Большую роль в этом деле сыграла созванная в конце 1929 года по инициативе Г.С. Окунева конференция начсостава МСЧМ. Такая конференция проводилась тогда впервые в РККА.

В январе 1931 года Г.С. Окунев был зачислен слушателем Особого курса Военно-морской академии (ВМА)15. Вместе с ним в то время учились такие видные деятели ВМС РККА, как Г.П. Киреев, Г.П. Галкин и другие. Ещё в процессе обучения в ВМА Григорий Сергеевич был назначен главным редактором центрального флотского журнала «Морской сборник». Служившие на флотах в те годы ветераны позже вспоминали, как разительно изменился формат этого авторитетного издания. На его страницах стали подниматься важные, принципиальные вопросы боевой и оперативно-тактической подготовки. В качестве авторов привлекались крупные флотские руководители и опытные моряки. Со статьями выступали начальник Морских сил РККА В.М. Орлов, начальник Морских сил Чёрного моря И.К. Кожанов, заместитель начальника ВМС РККА И.М. Лудри, члены РВС Г.П. Киреев, П.И. Курков, А.С. Гришин и другие. Вместе с тем редакция широко привлекала к участию в работе «Морского сборника» творческих работников флота. Никогда ранее этот центральный флотский журнал не был так тесно связан с профессиональным читательским сообществом16.

В марте 1933 года после окончания флотского вуза Григорий Сергеевич был назначен начальником и военным комиссаром ВМА17, а спустя два месяца — помощником начальника Морских сил РККА18. Вместе со своим старым сослуживцем (а ныне — непосредственным командиром) В.М. Орловым они составляли отличный тандем в руководстве флотом Советского Союза. За сравнительно короткий срок Г.С. Окунев внёс много нового в работу сотрудников центрального аппарата военно-морского ведомства, в жизнь партийной организации19.

В начале 1934 года в связи с широко развернувшейся работой по укреплению морских рубежей Дальнего Востока и строительству флота на Тихом океане Г.С. Окунев был переведён во Владивосток. Там он приступил к исполнению обязанностей члена Реввоенсовета и начальника политуправления Морских сил Дальнего Востока (МСДВ)20.

Прибыв на Тихий океан, Григорий Сергеевич сразу же включился в работу: стал часто посещать базы подводных лодок и торпедных катеров, укреплённые районы, причём самые удалённые, где жизнь моряков была наиболее трудной и требовала повышенного внимания. Нового начальника политуправления интересовало всё: строительство баз, батарей, казарм, дорог, жилищные условия и питание, особенно — настроение людей. Знание обстановки позволяло ему правильно расставлять коммунистов и обеспечивать партийное влияние на наиболее важных участках.

На Тихом океане Г.С. Окунев использовал свой огромный опыт в организации соревнования и ударничества, накопленный ещё в годы работы на Чёрном море. Благодаря его настойчивости дух соревнования царил везде: оно было организовано у строителей, катерников, береговых артиллеристов, лётчиков. Как всегда, впереди шли подводники. «В океан — дальше, под воду — глубже, под водою — дольше» — был их лозунг. В то время экипажи подлодок, соревнуясь между собой, в тяжёлых штормовых условиях Тихого океана устанавливали всё новые рекорды автономности плавания, перекрывали существовавшие технические нормы, показывали примеры бесстрашия и мужества. Командиры субмарин Н.П. Египко, С.Е. Чурсин, А.В. Бук, А.И. Потёмкин, И.М. Зайдулин, А.И. Матвеев, М.С. Клевенский были известны всей стране, так же, как и имена первых командиров бригад подлодок МСДВ Г.Н. Холостякова и К.О. Осипова.

По свидетельству вице-адмирала Г.Н. Холостякова, «Григорий Сергеевич был выше меня по званию. Я служил тогда рядовым подводником. Но никто из нас, краснофлотцев, никогда не ощущал его командирского превосходства. Нас привлекали в нём демократичность, отзывчивость, доброжелательность, сердечность. Армейский комиссар Окунев был, что называется, душой нашего флота. Его отличало большое личное обаяние. К нему всегда можно было прийти посоветоваться о самом личном, сокровенном, а в этом у многих из нас часто возникала нужда, ведь мы были молоды, не имели ещё достаточного жизненного опыта и к тому же большинство находилось вдали от родного дома»21.

11 января 1935 года Морские силы Дальнего Востока вместе с аналогичными оперативными объединениями ВМС РККА на Балтийском и Чёрном морях приобрели новый статус — стали Тихоокеанским флотом (ТОФ)22. Произошли изменения и в должностных обязанностях членов РВС МСДВ. Теперь Окунев стал членом военного совета Тихоокеанского флота23. 20 ноября 1935 года ВЦИК и СНК СССР утвердили его в воинском звании армейский комиссар 2 ранга24. 23 декабря 1935 года «за выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных Морских Сил Рабоче-Крестьянской Красной Армии и за успехи в боевой и политической подготовке краснофлотцев» постановлением ЦИК СССР орденом Ленина были награждены 80 военных моряков Тихоокеанского флота. Среди награждённых был и армейский комиссар 2 ранга Г.С. Окунев25.

В течение двух последующих лет член военного совета ТОФ Г.С. Окунев продолжал активно участвовать в развитии флота на Тихом океане. А тем временем политическая обстановка в стране накалялась…

Наступил роковой 1937 год. В стране начались массовые репрессии военнослужащих РККА, коснувшиеся и флотских начальников. Были арестованы многие бывшие сослуживцы Г.С. Окунева: начальник Морских сил РККА флагман флота 1 ранга В.М. Орлов, бывшие начальники ВМС РККА В.И. Зоф и Р.А. Муклевич, а также многие другие военные моряки.

4—8 апреля 1937 года во Владивостоке состоялось «Совещание актива партийных и беспартийных большевиков Тихоокеанского флота по итогам февральского пленума ЦК ВКП(б)». В работе этого совещания активное участие приняли все военнослужащие ТОФ, а также руководитель дальневосточных коммунистов И.М. Варейкис. Открывая работу форума, он заявил о выявленных органами НКВД действительных шпионах, диверсантах и вредителях в рядах военнослужащих: «…Их шпионская деятельность имеет место и на Тихоокеанском флоте»26. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-2192. Оп. 3. Д. 2777. Л. 1 об. Послужной список Окунева Григория Сергеевича, заместителя начальника Политического управления Морских сил Балтийского моря.

2 Там же. Л. 2.

3 Там же. Л. 8.

4 Там же. Л. 2 об.

5 Там же.

6 Там же. Л. 5.

7 Там же. Л. 8.

8 Там же. Л. 2 об.

9 Там же.

10 Там же.

11 Там же.

12 Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Расстрелянная элита РККА (командармы 1-го и 2-го рангов, комкоры, комдивы и им равные), 1937—1941: биографический словарь. М.: Кучково поле; Мегаполис, 2012. С. 50, 51.

13 Список начальствующего состава Военно-морских сил Рабоче-крестьянской Красной армии / Сост. Управлением кадров УВМС РККА. М., 1932. С. 603.

14 Флагманы: сборник воспоминаний и очерков. М.: Воениздат, 1991. С. 236.

15 Список начальствующего состава Военно-морских сил Рабоче-крестьянской Красной армии. С. 603.

16 Морской сборник. 2008. № 3. С. 47, 48.

17 Черушев Н.С., Черушев Ю.Н. Указ. соч. С. 50, 51.

18 Флагманы… С. 232.

19 Там же. С. 238.

20 Краснознамённый Тихоокеанский флот. М.: Воениздат, 1981. С. 116.

21 Реабилитирован посмертно. Вып. 1, 2. М.: Юридическая литература, 1989. С. 485, 486.

22 Краснознамённый Тихоокеанский флот. С. 115.

23 Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. М.: Воениздат, 1988. С. 524.

24 Морской сборник. 1936. № 1. С. 31.

25 Там же. С. 116.

26 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 9. Оп. 36. Д. 2370. Л. 8.