history.milportal.ru

Создание и развитие британских подводных сил в 1900—1914 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья освещает создание, развитие подводных сил британского флота в 1900—1914 гг. и условия службы на первых английских подводных лодках.

Summary. The paper covers the creation and development of the submarine forces in the British Royal Navy in 1900—1914, and service conditions on board the first British subs.

ЛИХАРЕВ Дмитрий Витальевич — профессор кафедры исторического образования Дальневосточного федерального университета, доктор исторических наук

ОТ «ЗАВОДНЫХ МЫШЕЙ» ДО «ВЕСЁЛОГО РОДЖЕРА»

Создание и развитие британских подводных сил в 1900—1914 гг.

Начало ХХ века стало для британского флота временем глубоких всесторонних преобразований. Наиболее радикальные связаны с адмиралом флота (с декабря 1905 г.1) Дж.А. Фишером, руководившим королевским ВМФ на посту первого морского лорда в 1904—1910 гг. В их числе принятие на вооружение кораблей новых типов — дредноутов2 и подводных лодок.

Господствовавшая в то время идея «морской мощи» американского военно-морского теоретика, историка и геополитика контр-адмирала (с 1906 г.) А.Т. Мэхэна3 отводила главную роль в завоевании господства на море крупным надводным кораблям. Они были не только инструментами войны, но и своеобразной «визитной карточкой» государства, демонстрировавшей уровень его инженерной мысли, индустриальной мощи и финансовых возможностей. А к подлодкам в начале ХХ века большинство английских военных моряков относились скептически. Поэтому имя Дж.А. Фишера связали прежде всего с созданием дредноута. Многие современники и в последующем историки несправедливо упрекали его в пренебрежительном отношении к подлодкам и лёгким боевым кораблям. Этот стереотип оказался живучим. В трудах 1940—1970-х годов преобразованиям данных сил флота с участием Фишера уделено мало внимания.

Основными источниками сведений о развитии подводных сил британского флота накануне Первой мировой войны долгое время оставались воспоминания первых офицеров-подводников Р.Х. Бэкона, Р.Дж. Кейса и М.Ф. Суетера4. Пробелы в изучении начального этапа их истории постепенно заполняли исследования Дж.Т. Сумиды и Н.А. Ламберта5. Существенно расшил источниковую базу данной тематики сборник документов под редакцией Ламберта6, изданный в 2001 году британским Обществом военно-морской истории. Обнародование дополнительных материалов и документы Национального архива Великобритании побудили автора этих строк попытаться осветить становление британских подводных сил с использованием современной источниковой базы.

На протяжении XIX века в Британском адмиралтействе (высшем органе военно-морского управления7) сложилась устойчивая традиция не спешить внедрять технические новшества. Английские моряки предпочитали наблюдать, как другие тратят деньги на экспериментальные образцы и «набивают шишки» во время их испытаний. Промышленное и финансовое превосходство Великобритании позволяло при необходимости в короткие сроки осваивать технические новинки и обгонять конкурентов. Не стали исключением подлодки. Во второй половине ХIХ века в Британском адмиралтействе отвечали отказами на предложения начать эксперименты с субмаринами и принять их на вооружение. Но руководство британского флота внимательно следило за чужими опытами с подлодками. Английские флотские офицеры тщательно осматривали все субмарины, строившиеся на британских частных верфях по заказам других стран. Отдел военно-морской разведки регулярно получал подробные отчёты об экспериментах с подлодками за рубежом, в особенности по другую сторону Ла-Манша, поскольку англичане считали Францию, обладавшую вторым по величине военным флотом в мире, главным потенциальным противником в борьбе за господство на морях.

До 1899 года адмиралтейство придерживалось правила не предпринимать никаких шагов, которые могли спровоцировать конкурировавшие державы на совершенствование подлодок. Однако в январе 1899 года адмиралтейство получило тревожное сообщение от военно-морского атташе в Париже кэптена (англ. — captain соответствует российскому воинскому званию капитан 1 ранга8) Г. Джексона. В нём содержалось описание имитации атаки броненосца «Маджента» новейшей подлодкой «Гюстав Зеде» («Gustave Zede»)9, поразившей цель учебной торпедой. Эту информацию британский посол во Франции Э. Монсон счёл настолько важной, что 22 января 1899 года10 целиком включил сообщение Джексона в своё послание главе правительства Солсбери11. Поэтому оно легло на столы не только военно-морского начальства, но и премьер-министра. На лордов адмиралтейства это сообщение не произвело должного впечатления. И только скандал в прессе, вызванный утечкой информации, которую организовал отдел военно-морской разведки, привёл в движение неповоротливую бюрократическую машину военно-морского ведомства. В феврале 1900 года отдел военно-морской разведки получил приказ собрать сведения о французских субмаринах. Ещё через 2 месяца адмиралтейство отменило запрет на использование контактных морских мин, полагая, что они станут самым действенным средством борьбы с подлодками.

В апреле 1900 года начальник торпедных классов на учебном судне «Вернон» получил приказ заняться разработкой средств противолодочной борьбы и через некоторое время подал рапорт о том, что не может выполнить его без информации о глубине погружения подлодки, скорости её хода под водой, автономности плавания и т.д. Эти аргументы сочли справедливыми. Отвечавший за строительство и проектирование кораблей инспектор (контролёр) ВМФ и третий военно-морской лорд (член совета) адмиралтейства контр-адмирал А.К. Уилсон12 внёс предложение закупить несколько подлодок, чтобы провести с ними противолодочные эксперименты. Оно было одобрено. К французам обращаться не стали. Наиболее подходящей сочли подлодку, построенную в США по проекту инженера Дж. Холланда. Американцы запросили за неё явно завышенную цену — 34 тыс. фунтов стерлингов (строительство более крупной французской субмарины обошлось в 24—26 тыс. фунтов)13. Англичане приобрели чертежи и лицензию на строительство пяти однотипных субмарин на верфях британской фирмы «Виккерс» («Vickers, Sons & Maxim»).

Первые шаги по пути создания подводных сил британского флота вызвали поляризацию мнений в военно-морском ведомстве. Влиятельный сторонник развития нового вида морских вооружений парламентский и финансовый секретарь адмиралтейства Х. Арнольд-Форстер выступил в палате общин с обоснованием долгосрочной хорошо продуманной программы строительства подводных сил. Но большинство высших военных чинов адмиралтейства не испытывали восторга от этих перспектив14.

Самое активное противодействие планам, озвученным парламентским и финансовым секретарём адмиралтейства, оказал контр-адмирал А.К. Уилсон. Хотя именно он выступил инициатором закладки первой серии английских подлодок, эти субмарины нужны были Уилсону только для противолодочных экспериментов. В ответ на выступление Арнольд-Форстера в парламенте с обоснованием программы развития подводных сил Уилсон составил меморандум, в котором настаивал, чтобы Великобритания неукоснительно придерживалась прежней политики «не провоцировать и не поощрять» другие страны к развитию подлодок, сохранила покупку документации и постройку пяти подлодок в строжайшем секрете15. Кроме того, Уилсон заявил, что подлодки — «исключительно подлое и бесчестное», «не английское» оружие»16, «служить на них недостойно джентльмена. Если члены команды такой лодки будут взяты в плен, их следует повесить как пиратов»17. И особо отметил, что убедит адмиралтейство считать команды вражеских субмарин, захваченных в военное время, пиратами, которых согласно традиции нужно непременно карать повешением18. Но Уилсону не удалось ни убедить адмиралтейство, ни справиться с Арнольд-Форстером. В марте 1901 года контр-адмирал был назначен на другую должность19.

В том же месяце официальным наблюдателем за строительством подлодок, заказанных «Виккерсу», был назначен кэптен Р.Х. Бэкон. Предшествовавшие 10 лет он занимался проблемами конструирования и боевого применения малых торпедных кораблей. Приобретённый опыт сделал его одним из самых авторитетных специалистов торпедного дела в британском флоте. Знакомство со строившимися подлодками встревожило Бэкона. Их способность погружаться, передвигаться и маневрировать под водой не вызывала сомнений, но мореходность оставляла желать лучшего. Субмарины едва ли могли идти в открытом море даже при небольшом волнении. Бэкон немедленно забил тревогу. Однако вопреки желанию энергичного кэптена адмиралтейство не пошло на расторжение контракта с «Виккерсом» и запретило вносить улучшения в проект.

Статус Бэкона заметно повысили созданием для него должности капитан-инспектора по подлодкам, выделили отдельный кабинет в здании адмиралтейства и назначили подчинённых.

Первая английская подлодка проекта Холланда сошла со стапелей в октябре 1901 и 6 апреля 1902 года была передана военно-морскому флоту. Ещё четыре — в том же году. Размеры и возможности этих субмарин были скромны (представлены в таблице).

Поскольку флотское командование держало эксперименты с подлодками в строжайшем секрете, статус субмарин первой серии оставался неопределённым. Их не внесли в списки корабельного состава флота, не причислили ни к одному формированию и оставили без названий. Бэкон меморандумом предложил присвоить первым подлодкам названия доисторических ящеров — «Плезиозавр», «Ихтиозавр» и т.д., обосновывая это тем, что линза перископа «напоминает изумительный глаз рептилии… два фута диаметром»20. Главный инспектор флота отреагировал резолюцией: «Кэптен Бэкон предложил несколько имён для подводных лодок, но я считаю, что в целом будет более удобным оставить им номерные обозначения». Резолюция первого морского лорда гласила: «Согласен с главным инспектором. Я думаю, предпочтительно вообще не давать имена этим подводным лодкам. Во всяком случае, те, что предложены кэптеном Бэконом, выглядят слишком устрашающими»21.

В итоге первой серии из пяти подлодок присвоили буквенно-цифровые обозначения с фамилией конструктора, а следующие обозначали одной буквой английского алфавита с номерами в порядке сдачи флоту субмарин соответствующего типа.   «Холланд-2» и «Холланд-3» перевели в Портсмут. Им предстояло служить учебными для экипажей подводников. «Холланд-1» передали в распоряжение торпедных классов на «Верноне» для противолодочных экспериментов. Первая подлодка, к удивлению флотского начальства, успешно выдержала серию жестоких испытаний, включая подводный взрыв 90-килограммового заряда в 80 м от корпуса, и в ноябре 1902 года отправилась в ремонт.

Бэкон приложил немало усилий для убеждения командования в необходимости прекратить использование подлодок в качестве «заводных мышей» для отработки экипажами миноносцев способов противолодочной борьбы. Добился выделения им более удобной якорной стоянки в Портсмутской бухте, оборудования плавбазы подлодок, стоявших пришвартованными к ней в готовности к тактическим учениям, и настойчиво «выбивал» деньги для подводных сил, что было очень непросто в условиях пожиравшей военный бюджет Англо-бурской войны 1899—1902 гг.

Вскоре после её окончания британское правительство учредило Комитет имперской обороны, которому предстояло решать вопросы перспективного военного планирования и расходования военного бюджета. В него вошли ключевые министры, представители высшего армейского и флотского командования. Комитет наряду с прочим должен был обеспечить взаимодействие флота и армии. В январе 1903 года комитет начал обсуждать возможности отражения вражеского вторжения на Британские острова. Входившие в него гражданские и военные чины единодушно пришли к выводу: ключевым в организации обороны Великобритании в случае войны было предотвращение захвата противником хотя бы одного из 37 портов страны, без которого вражеская армия вторжения не могла высадить конницу, выгрузить тяжёлую артиллерию, амуницию, продовольствие и боеприпасы в количествах, необходимых для широкомасштабных боевых действий. А как только обсуждение дошло до способов обороны портов, мнения разделились. Дискуссия вылилась в длительную склоку представителей армии и флота. От её исхода зависело, какому из двух видов вооружённых сил достанется солидный куш из военного бюджета.

Армейское руководство уверяло, что следует полагаться на прибрежные минные заграждения и береговые батареи. Они задержат противника на время, необходимое для развёртывания вблизи большой полевой армии, которая сбросит в море любой вражеский десант. А представители адмиралтейства доказывали: оборона метрополии зависит от военного флота. Пока эскадры Великобритании будут господствовать в европейских водах, никакой потенциальный противник не рискнёт отправить к её берегам караван транспортов с армией вторжения. Призывали: поддерживайте боеспособность океанского флота на должном уровне, и никогда не придётся испытывать на прочность оборону британских портовых городов. Вместе с тем, видя, что их аргументы не убеждают высшее политическое руководство, военные моряки предложили более экономную альтернативу — оборону морских подступов к портовым городам с помощью подлодок. К слову, эту идею выдвинул автор сообщения о французской подлодке «Гюстав Зеде», подвигнувшего британское руководство к началу строительства подлодок, бывший военно-морской атташе во Франции кэптен Г. Джексон, переведённый в адмиралтейство на должность заместителя начальника отдела морской артиллерии.

Проект обороны с помощью подлодок в прибрежных водах, возможно, остался бы на бумаге, если бы не поддержка премьер-министра, председателя Комитета имперской обороны А. Бальфура. Он проявил живейший интерес к новому, тогда ещё экзотическому виду морских вооружений и в ноябре 1903 года обязал комитет изучить возможности использования подлодок для охраны британских военно-морских баз по всему миру.

Поняв, что получить дополнительные бюджетные средства другим способом не удастся, адмиралтейство поддержало идею Бальфура В конце 1903 года Бэкон получил приказ провести инспекцию портов Девенпорта, Ширнесса, Портсмута, Госпорта для организации там баз подлодок и оказался в подчинении адмирала Дж.А. Фишера, чуть раньше возглавившего Портсмутское командование.

Адмирал, к тому времени ставший самым известным военным моряком Великобритании, отличался удивительной для его 62-летнего возраста восприимчивостью ко всему новому, прогрессивному и готовностью реализовывать самые экстравагантные идеи. Приняв должность в Портсмуте, Фишер начал переписку с премьер-министром Бальфуром о развитии подводных сил, их влиянии на военно-морскую тактику и стратегию в будущем, убеждая высокопоставленного адресата, что подлодкам суждено сыграть ключевую роль в защите морских коммуникаций Британской империи. Судя по их переписке, Бальфур разделял эти идеи22.

В том же самом Фишер убеждал коллег. В 1904 году писал одному из них: «Нехватка подводных лодок — вот самое серьёзное из того, что угрожает Британской империи. Меня поражает, совершенно поражает, как лучшие из нас не могут осознать, что мы стоим на пороге великой революции в военно-морском вооружении и стратегии, которую произведут подводные лодки!.. существует жизненно важная, настоятельная, насущная, срочная… необходимость немедленной постройки большего количества субмарин — по крайней мере двадцати пяти в добавление к тем, что заказаны и строятся сейчас, и на сотню больше, как только это станет возможным, иначе нас застигнут врасплох, когда мы и помышлять не будем об опасности… И здесь, дорогой мой друг, вы с поразительной самонадеянностью можете сказать мне: “Полагаю, вы думаете об использовании подлодок только для обороны”. А почему бы, дорогой мой, не использовать их при наступлении?.. я не думаю, что кто-то понимает, какую колоссальную революцию они (подводные лодки) произведут на войне в качестве наступательного средства. Когда сидишь и думаешь, что может случиться в узких водах Канала (Английского канала — Ла-Манша. — Прим. авт.) или Средиземного моря… каким радикальным образом подводные лодки могут повлиять на значение Гибралтара, Порт-Саида, Лемноса23 и Мальты, волосы встают дыбом»24.

Фишер энергично защищал новорождённые подводные силы от нападок. К примеру, после гибели подлодки «А-1», случайно протараненной пароходом «Бервик Кастл» 18 марта 1904 года во время учений неподалёку от Портсмута25. По этому поводу упомянутый ранее А.К. Уилсон (в то время вице-адмирал, командовавший флотом метрополии, чуть позже, в декабре 1904 г. переименованным во флот при Ла-Манше26) громогласно объявил: подлодки не выдержали испытания, поэтому следует отказаться от их строительства. Фишеру пришлось использовать все свои властные полномочия и авторитет, чтобы доказать обратное.

Были споры и о том, каким задачам подлодок — оборонительным или наступательным и их типам — малым прибрежного действия или большим океанским следует отдать предпочтение. Первый лорд адмиралтейства (его глава, гражданский политик с функциями морского министра27) Селборн28 получил датированное 31 августа 1904 года послание заместителя командующего Средиземноморским флотом контр-адмирала Р. Кастенса29, утверждавшего, что «наилучшим способом защиты наших портов и предотвращения вторжения являются наступательные действия против военно-морских сил противника… подводные лодки должны развиваться в соответствии с этим взглядом и именно как наступательное, а не оборонительное оружие»30. Но Фишер, став 21 октября 1904 года первым морским лордом, через несколько дней преодолел сопротивление совета адмиралтейства и официально известил Комитет имперской обороны, что подлодки одобрены в качестве главного средства защиты военно-морских баз всей Британской империи. Флот выиграл борьбу с армией за дополнительный бюджет.

В первом же представленном палате общин Фишером в статусе первого морского лорда проекте бюджета на 1905—1906 гг. он обратил особое внимание на то, сколько субмарин требуется Британии для замены первых примитивных подлодок более совершенными, заявив: «Эти лодки… доказали свою надёжность… Вполне ясно, что подводные лодки значительно расширят наши оборонительные возможности по сравнению с пушками фортов, защищающих бухту»31. И добился разрешения начать реализацию широкомасштабной программы, которая стала известной как «игрушки Фишера»32.

«Естественно, также широки были идеи его окружения об усовершенствовании лодок во всех отношениях; равное внимание уделялось как оборонительным, так и наступательным возможностям, — констатировал военный историк Дж. Паркер. — Группа британских конструкторов субмарин уже работала над этой задачей. К тому времени им уже было известно, что немцы, поздно вступившие в эту гонку, намереваются опередить и Британию, и Францию. Конечно, Британия могла бы быть впереди всех, если бы не первоначальная инертность высокопоставленных чинов»33.

Взявшись интенсивно наращивать подводные силы, Фишер не собирался рассредоточивать подлодки по земному шару у берегов многочисленных колониальных владений Великобритании, а, как отметил Н.А. Ламберт, осенью 1904 года разработал концепцию «оборонных флотилий» из лёгких торпедных кораблей и подлодок для защиты морских подступов к метрополии. Первый морской лорд предсказывал, что развитие эсминцев, торпедных катеров и подлодок сделает невозможными операции больших броненосных кораблей в европейских водах. Созданием надёжной обороны побережья, основанной на использовании лёгких торпедных кораблей и субмарин, Фишер рассчитывал высвободить эскадры линейных кораблей и броненосных крейсеров для действий на дальних океанских коммуникациях.

На пути реализации концепции «оборонных флотилий» первому морскому лорду приходилось преодолевать ожесточённое сопротивление не только подчинённых, но и представителей руководства военно-морского ведомства. Проект их создания, внесённый в конце 1904 года, отверг Селборн. Но это препятствие устранил его уход с поста первого лорда адмиралтейства в марте 1905 года.

В начале того же года фирма «Виккерс» получила крупный заказ на 38 подлодок прибрежного действия типа «С». Они стали первой большой серией субмарин, построенных для британского флота по программе Фишера, вошли в состав флота в 1905—1909 гг. Три такие лодки в сопровождении шлюпа «Росарио» в 1910 году ушли своим ходом из Великобритании в Гонконг для усиления эскадры в китайских водах34. Этот поход протяжённостью более 10 тыс. морских миль стал заметным событием. Впоследствии подлодки типа «С» участвовали в боевых действиях Первой мировой войны.

При Фишере развитие подлодок поднялось на качественно более высокую ступень. В 1907 году началось строительство серии из восьми субмарин типа «D»35, предназначавшихся для продолжительного патрулирования в открытом море. Они стали первыми британскими дизель-электрическими подлодками, выгодно отличались от предшественниц двигателями, более надёжными и менее пожароопасными, чем керосиновые и бензиновые, радиостанциями и более комфортными помещениями за счёт более внушительных главных размерений36 (сравнить их с другими позволяют данные таблицы).

Наряду с множеством технических проблем создателям британских подводных сил приходилось преодолевать трудности комплектования экипажей. В конце лета 1901 года военно-морское командование объявило набор добровольцев в экипажи подводных лодок. Бэкон призвал плавсостав вступать в них, но на его призыв откликнулись лишь 6 лейтенантов, в т.ч. Ф. Арнольд-Форстер — племянник сторонника развития подводных сил, парламентского и финансового секретаря адмиралтейства. Тогда экипажи первых подлодок укомплектовали принудительно матросами из команды эскадренного броненосца «Юпитер».

Бэкон понимал, что так проблему не решить. Большинство новоиспечённых подводников стремились всеми способами уклониться от выпавшей им участи из-за тяжёлых условий службы на субмаринах. В них царила неистребимая сырость. Воздух был пропитан густым запахом топлива и машинного масла. От электромотора, лишённого защитного кожуха, летели искры, создавая постоянную угрозу взрыва паров горючего. Капитан-инспектор по подлодкам кэптен С. Холл рапортом от 19 мая 1910 года докладывал: «Неудобства службы на подлодках не могут быть преувеличены. Я имел личный опыт службы на старых миноносцах фирмы “Ярроу”, условия на которых при свежей погоде были сопряжены с большими неудобствами, но по сравнению с подводными лодками они выглядят просто роскошными. Одежда постоянно пропитана влагой, просушиться и согреться нет никакой возможности. По причине крайне скудного запаса пресной воды нет условий соблюдения личным составом чистоты и гигиены. Хотя офицеры и матросы несут вахту посменно, в подводной лодке стоит такой грохот от работающих машин, что разница между работой и отдыхом весьма условна. В довершение ко всему даже после относительно непродолжительного пребывания лодки в открытом море во внутренних помещениях возникает такой специфический запах, который сам по себе практически непереносим. Эта вонь настолько пропитывает продукты питания и всю одежду, что последующее использование одежды уже невозможно»37.

Так как в начале ХХ века британские матросы служили на контрактной основе, привлечь их на субмарины можно было только деньгами. И Бэкон добился существенных надбавок. В 1906 году на подлодке денежное довольствие матроса было примерно в 2,3 раза выше базовой ставки, в 1,9 раза больше, чем на эсминце. Моториста, соответственно, в 1,5 и 1,3 раза, главного старшины машинного отделения — в 1,5 и 1,2 раза. Доход матроса-подводника от службы составлял 62—90 проц. заработка квалифицированного рабочего, 1,15 прожиточного минимума семьи из пяти человек (супруги и трое детей). Его сослуживца-моториста — превышал эти показатели, соответственно, в 1,4—2 и в 2,6 раза. Главного старшины машинного отделения подлодки — в 1,9—2,6 и в 3,4 раза. Лейтенант-подводник с выслугой менее 4 лет получал 6,1 прожиточного минимума упомянутой семьи, в 1,9 раза больше базовой ставки, а также денежного довольствия на линкорах и эсминцах. С выслугой 4—8 лет — 7 тех же минимумов, превышавших базовую ставку в 1,8 раза, выплаты на линкорах — в 1,55 раза, на эсминцах — в 1,26 раза38.

Хотя надбавки к жалованью за службу на подлодках английские моряки называли «тяжёлыми деньгами», они принесли желаемый результат. Текучесть кадров на подлодках прекратилась. В 1906—1910 гг. офицеры и матросы-подводники начали осознавать себя неким «особым отрядом», особой службой военного флота. Совместно преодолевавшиеся тяготы службы, даже в мирное время постоянно сопряжённой с риском для жизни, способствовали их сплочению. Экипажи английских надводных кораблей начала ХХ века ежегодно обновлялись в среднем на 20 проц., а плавсостав подлодок оставался практически неизменным. Подводные силы британского флота стали своего рода закрытым элитным клубом.

До 1912 года британцы построили 5 «Холландов», 62 подлодки типов «А», «В», «С», между 1908 и 1912 гг. спустили на воду 8 типа «D»39. Этих результатов удалось добиться благодаря активной, деятельной позиции Фишера и его единомышленников — сторонников развития подводных сил. Но после ухода Фишера с поста первого морского лорда в 1910 году его преемник — упоминавшийся ранее А.K. Уилсон, самый ярый противник подлодок, выросший в звании до адмирала флота40, вернул британский ВМФ к прежней ортодоксальной морской стратегии, предусматривавшей обеспечение подавляющего превосходства британского линейного флота над флотом потенциального противника. Новому первому морскому лорду очень не нравилось превращение подводных сил в своего рода замкнутый элитный клуб, и Уилсон решил немедленно «восстановить единство морской службы», отменил денежные надбавки подводникам и добровольность комплектования экипажей. Результатом стали массовые увольнения и переводы из экипажей подлодок. Остановить развал подводных сил удалось только после возвращения прежней системы.

Наращивание числа линейных кораблей привело к осознанию положительных сторон концепции «оборонных флотилий» Фишера. Летние учения 1912 и 1913 гг. показали, что управление большими армадами линейных кораблей при тогдашних средствах связи было большой проблемой. Ещё одним убедительным аргументом стало сравнение расходов. Затраты на строительство «Дредноута» (первого корабля этого типа) составили около 1,8 млн фунтов стерлингов, а стоимость каждого из пяти супердредноутов типа «Куин Элизабет», заложенных по программе 1912 года, приблизилась к 2,7 млн. Даже при ударных темпах строительства дредноутов в Великобритании накануне Первой мировой войны на сооружение такого корабля уходило около трёх лет. И содержание полностью боеготового дредноута было дорогостоящим. Численность экипажа «Куин Элизабет» превысила 1000 матросов и офицеров. На их подготовку уходило немало времени, на денежное довольствие — значительные суммы.

Начальник оперативного отдела военного штаба адмиралтейства41 кэптен Дж. Бэллард42 путём несложных арифметических подсчётов, представленных в меморандуме от 14 июля 1913 года, продемонстрировал коллегам и ставшему в 1911 году первым лордом адмиралтейства У. Черчиллю43, что за деньги, которые уходили на строительство одного дредноута, можно построить 20 подлодок, для их укомплектования экипажами требовалось в 2 раза меньше матросов и офицеров, чем для одного дредноута. Но руководство флота не смогло преодолеть инерцию мышления и решиться на радикальную перестройку структуры ВМФ. Даже Бэллард в том же меморандуме сделал существенную оговорку: «Не следует думать, однако, что в плане общей политики деньги должны перераспределяться от строительства линкоров и других океанских кораблей на наращивание строительства подводных лодок. Оборона империи требует, чтобы высшие стандарты больших океанских кораблей поддерживались на прежнем уровне. Подводные лодки любых типов остаются пока слишком специфическим классом боевых кораблей. Они подходят для использования только в особых условиях, и нет никаких оснований считать, что в нынешней ситуации они смогут заменить линейные корабли или крейсеры»44. В итоге число линкоров и линейных крейсеров в водах метрополии с 1910 по 1913 год увеличилось в 1,5 раза — с 22 до 3345. Новым линкорам требовался многочисленный эскорт из новейших лёгких крейсеров и эсминцев.

А развитие подводных сил затормозили ошибки флотского руководства. Начало самой значительной из них положил один из сторонников больших субмарин, мнение которых окончательно возобладало после отставки Фишера, назначенный Уилсоном в конце 1910 года капитан-инспектором подлодок кэптен Р. Кейс под влиянием двух сообщений военно-морской разведки. Первое — о технологическом прорыве французов в конструкции дизельных двигателей, ставших в 3 раза мощнее аналогичных английских. Второе — об испытании итальянской фирмой «Фиат» корпуса подлодки новой конструкции, который позволил значительно увеличить скорость и пространство для механизмов, экипажа и боезапаса. Узнав об этом, Кейс рапортом предложил немедленно, до получения новых технологий итальянцев и французов заморозить строительство серии больших субмарин водоизмещением 1000 т. Адмиралтейство приостановило его в феврале 1912 года.

На предложение продать новую лодку итальянцы ответили отказом, справедливо полагая, что англичане хотят её скопировать, и стали настаивать на подписании контракта на поставку таких лодок. Адмиралтейство согласилось. А руководство фирмы «Виккерс», узнав о намерении закупать корпуса и силовые установки подлодок в Италии и Франции, заявило решительный протест. Основанием был контракт на строительство субмарин типа «Холланд», которым военно-морское ведомство сделало «Виккерс» монопольным поставщиком подлодок для британского флота. Адмиралтейство в ответ расторгло контракт с «Виккерсом». Но вскоре выяснилось, что итальянские корпуса подлодок не столь хороши, как сообщалось, а информация о французском дизеле с выдающимися характеристиками оказалась блефом.

Адмиралтейство в 1913 году предложило прежнему партнёру возобновить монопольный контракт. Но верфи «Виккерса» были загружены иностранными заказами. Строительство подлодок водоизмещением 1000 т серии «L» смогли возобновить лишь в 1916 году. Их многие специалисты считали одними из лучших субмарин того времени. Когда «L-55», погибшую 4 июня 1919 года в Финском заливе в боестолкновении с эсминцами Рабоче-крестьянского Красного флота, летом 1928 года подняли и обследовали советские специалисты, руководитель Экспедиции подводных работ особого назначения Л.Н. Мейер сделал вывод, «что поднятая лодка для нашего флота является исключительной ценностью… эта океанская лодка много лучше и много могущественнее тех, которые нами сейчас строятся»46.

Если бы не ошибки Р. Кейса и его начальников, британский флот смог бы получить эти подлодки накануне, а не перед окончанием Первой мировой войны. Кроме того, английским морякам потребовалось время, чтобы научиться применять их. «Нет такого корабля, на котором от уровня подготовки экипажа, и прежде всего офицеров, зависело бы столь многое, как на подводной лодке, — писал кэптен С. Холл Фишеру. — На линкоре, к примеру, вполне справится командир со средними способностями. Если в бой его ведёт блестящий адмирал, а в его подчинении есть отличный штурман и хорошие артиллеристы, он практически гарантированно возьмёт верх над противником. На подводной лодке ни один из этих факторов не работает — после погружения её командир должен полагаться только на себя. Подготовка офицеров имеет первостепенное значение, которое трудно переоценить. Я всегда говорил, что прибавка 2—3 узлов в скорости или любой другой существенный прогресс в материальной части уже не сыграют такой роли, как тактическая подготовка командира»47.

Расплатившись за ошибки своего начальства значительной отсрочкой получения субмарин типа «L», королевский ВМФ начал пополняться океанскими подводными кораблями другого нового проекта — типа «Е»48. Они стали самыми массовыми британскими подлодками Первой мировой войны. С 1912 по июнь 1916 года адмиралтейство заказало 57 таких субмарин, 6 из них были достроены как минные заградители49.

К началу Первой мировой войны в формирования английских подлодок входили 9 флотилий50. Значительную часть из них составляли малые, предназначенные для обороны побережья. В королевском флоте насчитывались 55 подлодок типов «А», «В», «С» и 8 типа «D». Число новых типа «Е» осенью 1914 года достигло 1551. Тактико-технические элементы52 британских подлодок, построенных в 1901—1914 гг., представлены в таблице.

Таким образом, трудности развития английских подводных сил в начале ХХ века были порождены в основном субъективными причинами. Но Великобритания наверстала отставание в подводном судостроении и благодаря умелому использованию опыта других стран, а также своей промышленной и финансовой мощи стала обладательницей самых больших подводных сил того времени. Боевой счёт британских подводников в Первой мировой войне пущенным ко дну германским крейсером «Хела» открыл в сентябре 1914 года экипаж подлодки «Е-9»53. И, припомнив язвительные слова Уилсона о том, что пленённые экипажи субмарин нужно признавать пиратами и вешать, вернулся в порт под «Весёлым Роджером». Сначала экипаж увеличивал количество пиратских флагов по числу побед, затем заменил одним, отмечая на нём символами свои боевые успехи. «Весёлый Роджер» стал традиционным флагом английских подводников, отражением побед и других важных событий боевого пути экипажей. Адмиралтейство не одобряло пиратские флаги, но не стало искоренять эту традицию подводников54. Вопреки «прорицаниям» скептиков «заводные мыши», созданные для противолодочных экспериментов, и «игрушки Фишера» за короткий срок выросли в грозные элитные силы королевского флота.

______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Fisher, Sir John, Lord Fisher of Kilverstone / Heathcote T.E. The British Admirals of the Fleet. 1734—1995. Barnsley: Leo Cooper, 2002. Интернет-ресурс:  https://3lib.net/book/5024986/f656e9?id=5024986&secret=f656e9.

2 Дредноут (англ. dreadnough — неустрашимый), тип первых линейных кораблей, пришедших на смену эскадренным броненосцам в начале XX в. Назван по первому из них — английскому линкору «Dreadnought», построенному в 1906 г. Водоизмещение 17 900 т, скорость 21 узлов (40 км/ч). Вооружение — десять 305-мм (в пяти башнях) и двадцать четыре 76-мм орудия, пять торпедных аппаратов. В России первые линкоры этого типа были заложены в 1909 г. См.: Дредноут // Военно-морской словарь        (В-МЭ). М.: Воениздат, 1990. С. 137.

3 Мэхэн // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ): https://bigenc.ru.

4 Bacon R.H. From 1900 Onwards. London, 1940; Keyes R.J. The Naval Memoirs of Sir Roger Keyes. 2 vol. London, 1934; The Keyes Papers. Selections from Private and Official Correspondence of Admiral of the Fleet Baron Keyes of Zeebrugge / Ed. by P.G. Halpern. 3 vol. London, 1979—1981; Sueter M.F. The Evolution of Submarines. Portsmouth, 1907.

5 Sumida J.T. In Defense of Naval Supremacy. Finance, Technology and Naval Policy. 1889—1914. London, 1989; Lambert N.A. Sir John Fisher Naval Revolution. Columbia: University of South Carolina Press, 1999.

6 The Submarine Service. 1900—1918 / Ed. by N.A. Lambert. London, 2001.

7 Адмиралтейство, 1) высший орган военно-морского управления некоторых государств (Франции, Нидерландов, Испании и др.) в XVII—XIX вв.; ныне — только в Великобритании; 2) государственное предприятие по строительству, ремонту и снаряжению военных кораблей. В отличие от верфи выполняло весь объём работ от заготовки материалов, изготовления деталей до подготовки корабля к плаванию (бою). В середине XIX — начале XX в. адмиралтейства постепенно заменяли казёнными и частными судостроительными и судоремонтными заводами, мастерскими военных портов. После Первой мировой войны термин «адмиралтейство» к судостроительным предприятиям не применялся. См.: Адмиралтейство // БРЭ ЭВ.

8 Captain // Англо-русский военный словарь в 2 т. 3-е изд. Т. 1. М.: Воениздат, 1987. С. 137.

9 Тарас А.Е. История подводных лодок 1624—1904. М.: ACT, Минск: Харвест, 2002. С. 147, 148. Интернет-ресурс: https://readli.net.

10 Sir Edmund Monson to Marquis of Salisbury. 22.01.1899. The National Archives, United Kingdom (NA UK). ADM 1/7422.

11 Солсбери (Salisbury) Роберт Артур Толбот Гаскойн-Сесил (Gascoyne-Cecil), 3-й маркиз (1830—1903), государственный и политический деятель Великобритании. В 1885—1886, 1886—1892, 1895—1902 гг. премьер-министр, до 1900 г. одновременно министр иностранных дел. См.: Солсбери // БРЭ ЭВ.

12 См.: Wilson, Sir Arthur / Heathcote T.E. Op. cit.

13 Isaac Rice to Admiralty Secretary. 17.09.1900. NA UK. ADM. 1/7515.

14 Van der Vatt D. Stealth at Sea: The History of the Submarine. London, 1995. P. 33, 34.

15 Memorandum and Minute by Controller. 21.01.1901. NA UK. ADM 1/7515.

16 Bacon R.H. Op. cit. P. 50, 51.

17 Паркер Дж. Безмолвная служба / Пер. с англ. М.: АСТ, Ермак; СПб.: Teira Fantastica, 2004. С. 14. Интернет-ресурс: http://militera.lib.ru.

18 Лодкин В.С. Из истории британского пиратства. Почему «Весёлый Роджер» и сегодня развевается над королевским флотом // Независимое военное обозрение. 2020. 25 июня. Интернет-ресурс: https://nvo.ng.ru.

19 См.: Wilson, Sir Arthur / Heathcote T.E. Op. cit.

20 Memorandum by Inspecting Captain of Submarines Addressed to Controller. 3.07.1902. NA UK. ADM 1/7522.

21 Ibid.

22 The Submarine Service. P. 59—70.

23 Лемнос — остров в северо-восточной части Эгейского моря, западнее пролива Дарданеллы.

24 Паркер Дж. Указ. соч. С. 45—47.

25 Telegram from Commander in Chief at Portsmouth to Admiralty. 19.03.1904. NA UK. ADM 1/7718.

26 См.: Wilson, Sir Arthur // Heathcote T.E. Op. cit.

27 См.: Admiralty Administration // The Encyclopædia Britannica. 11th edition in 29 volumes (EB). V. I. New York: Encyclopaedia Britannica, Inc., 1911. Р. 195—203. Интернет-ресурс: http://klassikaknigi.info/entsiklopediya-britannika; Адмиралтейство // БРЭ ЭВ.

28 Уильям Уолдегрейв Палмер, 2-й граф Селборн, британский государственный деятель, первый лорд адмиралтейства в 1900—1905 гг. Подробнее см.: Selborne, William Waldegrave Palmer, 2nd Earl of // EB. V. XXIV. New York: Encyclopaedia Britannica, Inc., 1911. Р. 599.

29 Second-in-Command, Mediterranean Fleet / Mackie C. Senior Royal Navy appointments. Р. 147. URL: https://www.gulabin.com.

30 Admiral Reginald Custance to Lord Selborne. 31.08.1904. The Submarine Service. P. 86.

31 Паркер Дж. Указ. соч. С. 47, 48.

32 Там же. С. 48.

33 Там же.

34 Подводные лодки: Свыше 300 подводных лодок всех стран мира / Пер. с англ. M.: ACT, 2001. Интернет-ресурс: https://www.rulit.me.

35 Тарас А.Е. Подводные лодки Великой войны. 1914—1918. Минск: Харвест, 2003. С. 69, 70. Интернет-ресурс: https://avidreaders.ru.

36 Главные размерения корабля (судна) — совокупность конструктивных, расчётных, наибольших и габаритных линейных размеров корабля (судна): длины, ширины, осадки и высоты борта. См.: Главные размерения корабля // В-МЭ. С. 107, 108.

37 Report by Inspecting Captain of Submarines on the Pay and Conditions of Submarine Personnel. 19.05.1910. NA UK. ADM 116/1122.

38 В 1906 г. ежедневное денежное довольствие матроса британского флота составляло по базовой ставке — 1 шиллинг 7 пенсов, на эсминцах — 1 шиллинг 11 пенсов и на подлодке — 3 шиллинга 7 пенсов. Моториста, соответственно, 5 шиллингов 6 пенсов, 6 и 8 шиллингов. Главного старшины машинного отделения — 7, 8 шиллингов 6 пенсов и 10 шиллингов 6 пенсов. Лейтенанта с выслугой до 4 лет по базовой ставке, а также на линкорах и эсминцах — 10, на подлодках — 19. Лейтенанта-торпедиста с выслугой до 4 лет по базовой ставке — 11, на линкорах — 13, на эсминцах — 16 шиллингов 3 пенса, на подлодках — 20 шиллингов 3 пенса. Лейтенанта с выслугой 4—8 лет, соответственно, 12, 14, 17 шиллингов 3 пенса и 21 шиллинг 9 пенсов. По подсчётам английского историка Э. Хобсбаума прожиточный минимум английской семьи (супруги и трое детей) начала ХХ в. составлял 21 шиллинг 8 пенсов в неделю. Недельная зарплата квалифицированного рабочего — 28—40 шиллингов. До перехода Великобритании на десятичную систему в 1971 г. фунт стерлингов равнялся 20 шиллингам, каждый из которых — 12 пенсам. См.: The Submarine Service. P. XIX; Hobsbawm E. Industry and Empire. London, 1978. P. 154, 161.

39 Паркер Дж. Указ. соч. С. 50, 51.

40 Wilson, Sir Arthur // Heathcote T.E. Op. cit.

41 Admiralty War Staff // Интернет-ресурс: http://dreadnoughtproject.org; Operations Division (Royal Navy) // Ibid.

42 George Alexander Ballard // Интернет-ресурс: http://dreadnoughtproject.org.

43 См.: Черчилль // БРЭ ЭВ.

44 Memorandum by Captain Ballard, DOD, Naval War Staff. 14.07.1913. NA UK. ADM. 1/8331.

45 The Submarine Service. P. XXIV.

46 Докладная записка от 15 августа 1928 г. № 15/18 руководителя ЭПРОН Л.Н. Мейера председателю ОГПУ Г.Г. Ягоде о подъёме английской подводной лодки «L-55» // ЭПРОН. Документы по истории Экспедиции подводных работ особого назначения при ОГПУ СССР (1923—1931) / Под ред. В.Я. Христофорова. М., 2015. С. 590.

47 Captain Sydney Hall to Fisher. 17.02.1914. The Submarine Service. P. 244, 245.

48 Паркер Дж. Указ. соч. С. 52.

49 Там же. С. 51, 52.

50 Балакин С.А. ВМС Великобритании 1914—1918 гг. Справочник по корабельному составу // Морская коллекция. 1995. № 4. С. 2. Интернет-ресурс: http://wunderwafe.ru/Magazine/MK/1995_04/index.htm.

51 Там же. С. 53.

52 Тактико-технические элементы (ТТЭ), данные (ТТД), характеристики (ТТХ) — совокупность характеристик образца (комплекса) военной техники, определяющих его свойства (боевые возможности). ТТД — свойства (возможности) самолётов и вертолётов; ТТХ — огнестрельного оружия, бронетанковой техники, РЛС, ЭВМ и др.; ТТЭ — надводных кораблей и подлодок. Наиболее общие ТТЭ — водоизмещение, основные размерения, скорость хода, дальность плавания, для ПЛ — предельная глубина погружения, автономность, тип и мощность энергетической установки, состав вооружения. См.: Тактико-технические данные // В-МЭ. С. 420.

53 Паркер Дж. Указ. соч. С. 53.

54 Лодкин В.С. Указ. соч.

Иллюстрации с сайтов: aif.ru; gosportheritage.co.uk; tyda.se; npg.org.uk; google-info.org; war-book.ru; peoplelife.ru; lindelof.nu; historiek.net; harwichanddovercourt.co.uk; korabli.eu; knigi-vip.ru