С.М. Соловьёв о выборе украинского народа и его защите в Русско-польской войне 1654—1667 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Авторы проанализировали освещение Русско-польской войны 1654—1667 гг. в труде выдающегося историка С.М. Соловьёва «История России с древнейших времён» и в защиту правды истории акцентировали внимание на характере и причинно-следственных связях событий, фальсифицируемых в информационной войне против России. На том, что Русское государство применило военную силу только после того, как исчерпало возможности мирно защитить права протеснявшихся в Речи Посполитой единоверцев-православных и прекратить вооружённую борьбу поляков с ними. Русские войска выступили в поход после добровольного воссоединения Малой России с Великой, когда Украина по воле своего народного большинства стала частью нашей общей, единой страны, для защиты выбора малороссов и превратили Освободительную войну украинского и белорусского народов 1648—1654 гг. против гнёта Речи Посполитой в Русско-польскую. Весомость её результатов уменьшили предательства гетманов Правобережной Украины, которые из своекорыстных устремлений раскололи украинское казачество и развернули кровавую междоусобицу, отдавали Правобережье под власть иноземных захватчиков и вместе с ними безуспешно воевали за захват Левобережной Украины. В заключение авторы провели параллель с современной трагедией Украины.

Summary. The authors analyzed the covering of the 1654—1667 Russo-Polish War in the work by outstanding historian S.M. Solovyev A History of Russia from Antiquity, and to defend the historical truth focused attention on the nature and cause-and-effect ties of events falsified in information warfare against Russia. On the facts that the Russian state did not resort to military force until every chance of peacefully protecting the rights of Orthodox Christian co-religionists oppressed by Rzecz Pospolita and of putting an end to the Poles fighting them had vanished. The Russian troops took the field after Little Russia voluntarily reunited with Great Russia, when Ukraine’s population in its majority had expressed desire to become part of our common country, to defend the choice of Little Russia dwellers, and turned the 1648—1654 War of Liberation by the Ukrainian and Belorussian peoples against oppression from Rzecz Pospolita into a Russo-Polish War. The importance of their victory was belittled by the treachery of hetmans from the Right-Bank Ukraine who, motivated by self-interest, split the Ukrainian Cossack community and unleashed a bloody internecine strife. They let foreign invaders hold sway over Right Bank country and vainly fought in their ranks to seize the Left Bank section of Ukraine. In conclusion, the authors drew a parallel with Ukraine’s current tragedy.

ИСТОРИЯ ВОЙН

ЛОСИК Александр Витальевич — заместитель главного редактора журнала для учёных «КЛИО», доктор исторических наук, профессор

ЩЕРБА Александр Николаевич — старший научный сотрудник научно-исследовательского отдела (Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, доктор исторических наук, профессор

«МАЛАЯ РОССИЯ СОЕДИНЯЕТСЯ С ВЕЛИКОЮ»

С.М. Соловьёв о выборе украинского народа и его защите в Русско-польской войне 1654—1667 гг.

После того как в 1654 году, по словам С.М. Соловьёва «Малая Россия соединяется с Великою»1, они были вынуждены отстаивать выбор украинского народа в Русско-польской войне 1654—1667 гг. Воссоединению предшествовали многолетние притеснения униатами и католиками православных — запорожских казаков (в старых русских источниках «черкасы») и части населения Речи Посполитой («литовские люди», или «белорусцы»)2. Ещё в 1624 году митрополит Киевский Иов (Борецкий) просил русского царя Михаила Фёдоровича заступиться за свою паству — «росийскаго ти племени единоутробных людей»3. С начала 1630-х годов запорожские казаки спасались от произвола польско-литовской шляхты поступлением на службу к царю и переселением с семьями в пограничные города Русского государства. В 1632 году на Корсунской раде, опасаясь гонений на православие, решили в случае прихода к власти в Речи Посполитой королевича Казимира обратиться к царю с просьбой принять их в русское подданство. Борьба против гнёта Речи Посполитой обострялась до восстаний 1591—1593, 1594—1596, 1625, 1630, 1635, 1637, 1638 гг. и при поддержке крестьян и горожан вылилась в Освободительную войну украинского и белорусского народов 1648—1654 гг. Она охватывала земли Запорожской Сечи — большую часть междуречья Южного Буга и Днепра, значительную часть Малопольской провинции Королевства Польского, преимущественно Киевское, Черниговское, Брацлавское и Подольское воеводства, в Великом княжестве Литовском — Смоленское, Минское, Берестейское и Мстиславское воеводства4.

С началом Освободительной войны глава запорожского и малороссийского казачества гетман Б.М. Хмельницкий 8 июня (здесь и далее даты по старому стилю) 1648 года направил письмо царю Алексею Михайловичу. Восемь его посольств посетили Москву в 1649—1653 гг. Наряду с другими мерами гетман предлагал принять под «государеву высокую руку» подконтрольную восставшим территорию, что означало войну Русского государства с Речью Посполитой. Но Москва долгое время оценивала Освободительную войну как внутреннее дело Речи Посполитой и пыталась примирить её с восставшими. Царь, надеясь решить проблему мирно, в 1649—1650 гг. обещал принять Запорожское войско в русское подданство, если гетман заключит договор с польским королём о выходе из состава Речи Посполитой, а также неоднократно в 1649—1650, 1652 гг. предлагал казакам в случае их поражения от польско-литовских войск выехать в Русское государство «без земли» и получить государево «жалованье немалое и места пространные и угожие»5.

28 февраля 1651 года царь впервые предложил Земскому собору обсудить просьбы Хмельницкого принять Запорожское войско в русское подданство и многочисленные нарушения Речью Посполитой одного из условий Поляновского мира, завершившего Русско-польскую (Смоленскую) войну 1632—1634 гг. Так как «междуусобье успокоить» в Речи Посполитой методами дипломатии не удавалось, в Москве обсуждались «принятие в подданство Малороссии и война польская… первая дума об этом у государя с боярами была 22 февраля 1653 года… а “соверишися государская мысль в сем деле” …марта 14»6.

После того как в начале 1653 года «полководец польский Чарнецкий ворвался в Украйну и сильно опустошил её… В апреле приехали от гетмана в Москву Кодрат Бырляй и Силуан Мужиловский с просьбою, чтоб великий государь пожаловал, для православной христианской веры велел гетмана со всем Войском Запорожским принять под свою государеву высокую руку и учинил бы им на неприятелей их поляков помощь думою и своими государевыми ратными людьми»7. В начале лета 1653 года Хмельницкий сообщил русским представителям: если царь не предоставит Запорожскому войску русского подданства, оно «по греху… и по неволе» примет турецкое. 22 июня 1653 года Хмельницкому была послана царская грамота, извещавшая, что царь «изволил» принять Запорожское войско «под свою руку». В конце июля — начале августа того же года польский король и великий князь литовский Ян II Казимир отклонили русское предложение заключить мир с восставшими казаками8, не оставив Москве иных путей защиты народа Малой России, кроме применения военной силы. Решение об этом Земский собор принял 11 октября 1653 года9. И, как писал Соловьёв, «23 октября в Успенском соборе государь объявил: “Мы… приговорили и изволили идти на недруга своего, польского короля…”»10. Это было заявление о готовности защищать братьев-единоверцев. А в поход русское войско выступило после того, как Малороссия свободно и самостоятельно сделала свой выбор, воссоединилась с Русским государством.

8 января 1654 года на Переяславской раде гетман Б.М. Хмельницкий обратился к соотечественникам: «Вот уже шесть лет живём мы без государя в беспрестанных бранях и кровопролитиях с гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить церковь божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей… и видим, что нельзя нам жить больше без царя. Для этого собрали мы Раду, явную всему народу, чтоб вы с нами выбрали себе государя из четырёх, кого хотите:… Царь турецкий — бусурман: всем вам известно, как братья наши, православные христиане, греки беду терпят и в каком живут от безбожных утеснении; крымский хан тоже бусурман, которого мы, по нужде в дружбу принявши, какие нестерпимые беды испытали! Об утеснениях от польских панов нечего и говорить: сами знаете, что лучше… пса, нежели христианина, брата нашего, почитали. А православный христианский великий государь царь восточный единого с нами благочестия… единого исповедания, едино мы тело церковное с православием Великой России, главу имея Иисуса Христа. Этот великий государь, царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной церкви в нашей Малой России, шестилетних наших молений беспрестанных не презревши, теперь милостивое своё царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислать изволил; если мы его с усердием возлюбим, то, кроме его царской высокой руки благотишайшего пристанища не обрящем; если же кто с нами не согласен, то куда хочет — вольная дорога. Тут весь народ завопил: “Волим под царя восточного православного! Лучше в своей благочестивой вере умереть, нежели ненавистнику Христову, поганину достаться!” Потом полковник переяславский (будущий гетман-предатель. — Прим. авт.) Тетеря, ходя в кругу, спрашивал на все стороны: “Все ли так соизволяете?” “Все единодушно!” — раздавался ответ. Гетман стал опять говорить: “Будь так, да господь бог наш укрепит нас под его царскою крепкою рукою!” Народ на это завопил единогласно: “Боже, утверди! Боже, укрепи! Чтоб мы вовеки все едино были”»11.

В тот же день царю присягнули Б.М. Хмельницкий, генеральный войсковой писарь (будущий гетман-предатель) И.Е. Выговский, судьи, войсковые есаулы, обозный и все полковники кроме отсутствовавших на раде. На следующий — сотники, есаулы, писари, казаки, мещане и другие в Переяславе, вскоре — значительная часть населения Киева, Нежина, Чернигова, жители 183 городов, местечек и слобод во всех 17 полках на территории Запорожского войска. Король Ян II Казимир тщетно призывал членов городских советов, православную «чернь» и Запорожское войско вернуться в подданство Речи Посполитой. Его призывы остались без последствий.

Переяславская рада в целом завершила процесс вхождения в Русское государство населения и подконтрольных восставшим против польского гнёта территорий Киевского, Черниговского и Брацлавского воеводств Речи Посполитой12. Принятие русского гражданства присягой царю, по сути, было народным голосованием за воссоединение Малой России с Великой.

Правда истории состоит в том , что Малая Россия воссоединилась с Великой свободным волеизъявлением народа Украины и на украинских условиях . Русское государство не вело войну за её якобы присоединение

Права гетмана, православной шляхты, казаков, мещан, духовенства и автономное положение территории Украины, вошедшей в Русское государство, определили «Мартовские статьи» («Статьи Богдана Хмельницкого», «Статьи войска Запорожского»), принятые на основе украинского проекта договора Запорожского войска и русского правительства под редакцией Б.М. Хмельницкого, привезённого в Москву по решению Переяславской Рады. Царь утвердил их 27 марта 1954 года13.

Таким образом, правда истории состоит в том, что Малая Россия воссоединилась с Великой свободным волеизъявлением народа Украины и на украинских условиях. Русское государство не вело войну за её якобы присоединение, а после воссоединения двух Россий включилось в Освободительную войну украинского народа, превратив её в Русско-польскую в защиту выбора Украины, ставшей по воле её народа частью нашей общей, единой державы.

Русскому государству также предстояло в противоборстве с Речью Посполитой вернуть русские города с уездами и волостями, полученные ею по завершившему Русско-польскую (Смоленскую) войну 1632—1634 гг. Поляновскому миру.

15 мая 1654 года в Вязьму «отправились воеводы передового и ертаульного14 полка; на другой день выступили воеводы большого и сторожевого полка; 18 мая выступил сам царь… Это главное войско отправилось на запад, по Смоленской дороге; Трубецкому из Брянска велено было идти в Малороссию и, соединившись там с Хмельницким, ударить на польские области; с своей стороны Хмельницкий отрядил в Белоруссию 20 000 козаков (во времена Соловьёва это слово писали через «о». — Прим. авт.)… Боярину Василью Борисовичу Шереметеву велено было двинуться из Путивля в Белгород или в Карпово»15. Численность названной Соловьёвым главным войском центральной армии, включая государев полк во главе с Алексеем Михайловичем (фактически командовал князь Я.К. Черкасский), составляла около 41 тыс. человек, каждой из двух других армий — юго-западной во главе с князем А.Н. Трубецким и северо-западной под командованием боярина В.Б. Шереметева — около 11 тыс.16

Соловьёв привёл убедительные свидетельства того, что со стороны Москвы Русско-польская война 1654—1667 гг. с первых дней была освободительной и получала широкую поддержку народа, избавляемого от гнёта Речи Посполитой. Даже поляки признавали, что Москва, «как доносили королю его воеводы, теперь воевала по новому образцу, занимала земли милостию и жалованьем царским; православная шляхта, сдавшаяся на имя царское по деревням и в Полоцке, была отправлена под Смоленск к царю за жалованьем; которая не хотела сдаваться, отпускалась беспрепятственно… не только простой народ, но и шляхта охотно присягали царю, особенно бедные люди, служивые иноземцы… “Мужики очень нам враждебны, — пишут поляки, — везде на царское имя сдаются и делают больше вреда, чем сама Москва; это зло будет и дальше распространяться; надобно опасаться чего-нибудь вроде козацкой войны”. 22 июля выехал на государево имя могилёвский шляхтич Поклонский и жалован в полковники; ему поручено было уговаривать земляков, чтоб поддавались государю и служили ему против поляков, для чего велено было тому же Поклонскому всяких служивых людей прибирать к себе в полк… На дороге пристали к ним чаусовцы с просьбою принять их под государеву руку, и Поклонский набрал из них 800 человек пехоты». Могилёв сдался, и «государь исполнил челобитье могилёвцев, чтоб жить им под магдебургским правом17 (гарантировал их права, льготы и привилегии. — Прим. авт.), носить одежду по прежнему обычаю, не ходить на войну, чтоб не выселять их в другие города; дворы их были освобождены от военного постоя, позволено было выбирать из черни шаферов для заведывания приходами и расходами городскими; обещано не допускать ляхов ни в какие должности в городе; козаки не могли жить в Могилеве, разве по делам службы; …школе быть по образцу киевских училищ. Подобные же грамоты даны были и другим покорившимся городам»18. Словом, избавляемое от власти поляков население видело в русских войсках освободителей, получало от Русского государства гарантии своих прав и вступало в русскую армию для участия в войне против Речи Посполитой.

Летом русские войска освободили Дорогобуж, Невель, крепость Белую, Полоцк, Рославль, Мстиславль, Оршу, Могилёв и другие города, 23 сентября Смоленск, запорожцы полковника И.Н. Золотаренко — Гомель, Новый Быхов, Пропойск и др.19

Действия и обеспечение войск сильно затрудняло «моровое поветрие» 1654—1657 гг. — эпидемия чумы20. «Чтоб сберечь государя и войско, поставлены были крепкие заставы по… дорогам»21.

Осенью 1654 — весной 1655 года польско-литовские войска перешли в контрнаступление в Великом княжестве Литовском. Запорожское войско во главе с Б.М. Хмельницким и русские войска В.Б. Шереметева в начале 1655 года сорвали наступление войск Речи Посполитой и Крымского ханства на Киев, «под Ахматовым (ныне село Охматов в Черкасской обл. Украины. — Прим. авт.) …в страшные морозы два дня отбивались от превосходившего их числом неприятеля и отступили к Белой Церкви, где находилось другое московское войско»22 под командованием Ф.В. Бутурлина.

24 мая царь выступил в поход из Смоленска23. Русские войска взяли Минск, Вильно, Ковно, Гродно, Велиж и др. В июле «Бутурлин и Хмельницкий выступили в поход и беспрепятственно вошли в Галицию; гетман коронный Потоцкий потерпел поражение… русские подошли ко Львову»24. В сентябре войска князя Д.А. Волконского, выйдя на судах из Киева, заняли города в бассейне реки Припять.

Даже поляки признавали , что Москва , « как доносили королю его воеводы , теперь воевала по новому образцу , занимала земли милостию и жалованьем царским »

В то время шведский король Карл X Густав в ходе Северной войны 1655—1660 гг. овладел частью Польши, Варшавой, Краковом и обещал литовским панам «возвратить им все их владения, занятые русскими»25. Русское правительство в конце 1655 года приостановило военные действия против Речи Посполитой. Стремясь не допустить усиления за её счёт Швеции и вернуть русские земли, захваченные шведами в Смутное время, в мае 1656 года оно объявило Швеции войну. В октябре, избегая войны на два фронта, русское правительство заключило с Речью Посполитой Виленское перемирие26.

Русско-шведская война позволила Речи Посполитой вернуть часть захваченных шведами земель. Она, получив передышку, отказалась признать воссоединение Украины, Белоруссии с Россией и в 1658 году нарушила перемирие с Москвой, в союзе с крымским ханом возобновила военные действия. Лишённое сил для войны на два фронта, Русское государство было вынуждено в декабре того же года заключить со Швецией Валиесарское перемирие и в 1661 году из-за последовавших неудач и ухудшения обстановки — Кардисский мир, утратив все свои завоевания в войне 1656—1658 гг.27

А на Правобережной Украине после смерти в августе 1657 года Б.М. Хмельницкого развернулась кровавая междоусобица, по сути, гражданская война. Народное название этой «мрачной эпохи в истории Малороссии… отличавшейся беспомощностью народной массы, безыдейностью и своекорыстием её руководителей»28, стало историографическим термином «Руина» (1657—1687 гг.)29. Начали её, по свидетельству Соловьёва, «не снизу, а сверху. Присоединение к Москве было делом народного большинства, и большинство это до сих пор не имело никакой причины раскаяться в своём деле. Другой взгляд был у меньшинства, находившегося наверху: для этого меньшинства, для войсковой старшины и особенно для шляхты соединение с шляхетским государством, с Польшею имело более прелести. Представителем этого меньшинства был именно шляхтич Выговский, сделавшийся теперь, по избранию меньшинства, гетманом… и давно уже устремлял свои взоры на запад, к шляхетскому государству, где сулили ему блестящее, независимое положение, сенаторство. Многие из старшин, прельщённые теми же выгодами, были на стороне Выговского. Но прямо, немедленно объявить себя против Москвы и соединиться с Польшей было нельзя: Польша была слаба, не оправилась ещё от тяжёлых ударов, нанесённых ей Москвою и Швециею, не могла она собственными силами защитить Выговского и товарищей его от мщения царского; притом же войско и народ были против подданства Польше; надобно было сначала хитрить и опереться на какой-нибудь другой союз, действительнее польского, и Выговский обратился к хану крымскому…». Его послы «явились в Крым с объявлением, что новый гетман… у московского государя в подданстве быть не хочет, хочет быть в подданстве у Магмет-Гирея… Выговский просил, чтоб по заключении союза хан шёл вместе с ним разорять Запорожье»30. И при поддержке хана положил начало междоусобной «Руине», в мае 1658 года разбил под Полтавой силы полтавского полковника М. Пушкаря, кошевого атамана Запорожской Сечи Я. Барабаша и отдал Полтаву с Миргородом на разграбление крымским татарам31. Были разорены ряд других городов, убиты и угнаны в рабство около 50 тыс. человек32. Выговский тщился отдать весь отчий край под власть Османской империи в переговорах с султаном Мехмедом IV и заключил с польским правительством в сентябре 1658 года Гадячский договор о передаче Речи Посполитой Левобережной Украины. Атаковал стоявшие на границе русские войска князя Г.Г. Ромодановского, но был бит и продолжал воевать против соотечественников-казаков, верных выбору Переяславской рады33.

Москва стремилась прекратить братоубийственную междоусобицу в Малороссии мирными средствами. Царь отправил туда князя А.Н. Трубецкого с войском, уполномочив его заключить договор на условиях, угодных Выговскому, «предложить ему начать доброе дело таким способом: ратных людей с обеих сторон развесть без крови… всякими мерами его уговаривать и государевою милостию обнадёживать». А если «станет говорить о своевольниках (противостоявшей Выговскому части Запорожского войска. — Прим. авт.), чтобы их усмирить, то отвечать: “И так много крови христианской пролилось нынешним вашим междоусобием, с обеих сторон православные христиане побиты и разорены, а бусурманы были рады; надобно с своевольниками помириться без кровопролития, а я по указу великого государя стану их к миру склонять; а если вперёд затеют бунты, то их смирять, но татар не приводить”»34. Однако до переговоров дело не дошло.

Трубецкой, осадив в апреле Конотоп, более двух месяцев не вёл активных действий, стараясь выполнить требования царя «уговаривать черкас (казаков. — Прим. авт.), чтобы они в винах своих ему государю добили челом, а государь их пожалует по-прежнему»35, и, «не хотя разлития крови Православных Христиан, привести казаков в разум с наименьшим ущербом»36. А Выговский нарастил свои силы подошедшими крымскими татарами, иностранными наёмниками и 27—28 июня 1659 года нанёс поражение войску Трубецкого.

Соловьёв ошибочно утверждал: «Цвет московской конницы… сгиб в один день; пленных досталось победителям тысяч пять; несчастных вывели в открытое место и резали как баранов: так уговорились между собой союзники — хан крымский и гетман Войска Запорожского!»37. Этими строками выдающийся историк положил начало фальсификации хода и итогов Конотопского сражения, мифу о полном разгроме русского войска. Но современные исследователи обнаружили в фондах Российского государственного архива древних актов точные росписи потерь всех полков русской армии в сражении под Конотопом — всего 4769 человек. Из них около 3500 были убиты. Число пленных вряд ли превысило одну тысячу38. Поэтому утверждения о разгроме и гибели большей части русского войска ошибочны, что подтверждает и приведённый Соловьёвым факт: после неудачи под Конотопом Трубецкой «без большого вреда от напирающего неприятеля» 10 июля привёл своё войско в Путивль39.

«Кототопское дело было явлением случайным, не могшим иметь никаких важных последствий, — писал Соловьёв. — Хан, который один давал силу Выговскому, ушёл в Крым, оставивши в Малороссии только 15 000 человек орды; войско, которое могла дать Выговскому Польша, было ничтожно: каких-нибудь 1500 человек!»40. Высланное гетманом-предателем войско из казаков и татар 22 августа «было поражено наголову московскими войсками, вышедшими из Киева»41. К тому же продолжалась вооружённая борьба между группировками казаков, вызванная начатой Выговским междоусобной «Руиной». Возглавлявший при нём польский вспомогательный отряд А. Потоцкий доносил Яну II Казимиру: «Не изволь ваша королевская милость ожидать для себя ничего доброго от здешнего края! Все здешние жители (т.е. жители западной стороны Днепра) скоро будут московскими, ибо перетянет их к себе Заднепровье (восточная сторона), а они того и хотят и только ищут случая, чтоб благовиднее достигнуть желаемого… Одно местечко воюет против другого, сын грабит отца, отец — сына… Благоразумнейшие из старшин козацких молят бога, чтоб кто-нибудь — или ваша королевская милость, или царь — взял их в крепкие руки и не допускал грубую чернь до такого своеволия»42.

И «восточная сторона перетянула». Как только Выговский удалился с татарами в Чигирин, переяславский полковник Т. Цецура «объявил себя за Москву, перебил тех немногих, которые были за Выговского, и дал знать об этом в Путивль князю Трубецкому». 30 августа киевский воевода Шереметев «писал государю, что полковники — переяславский, нежинский, черниговский, киевский и лубенский — добили челом и присягнули… Скоро все козаки отстали от Выговского, собрались около молодого Юрия Хмельницкого», который сообщил Шереметеву, что «он и всё Войско Запорожское хочет служить великому государю»43. В том же 1659 году в ходе восстания винницкого полковника И. Богуна и кошевого атамана Запорожской Сечи И.Д. Серко (Сирко) Выговский бежал в Речь Посполиту. Поляки его одарили званиями сенатора, киевского воеводы, позже по обвинению в измене осудили и расстреляли44.

Казаки в сентябре того же 1659-го, сместив Выговского, избрали гетманом Запорожского войска Ю.Б. Хмельницкого45. Выступившего из Путивля князя А.Н. Трубецкого везде в Малороссии принимали «с торжеством… при пушечной стрельбе присягали на верную службу великому государю». 1 октября в Переяславле приехавшие «от Хмельницкого и всех полковников полковник Пётр Дорошенко (будущий предатель, в 1665 г. поставленный татарами гетманом Правобережья. — Прим. авт.) и изо всех полков сотники с листами и объявили боярину, что гетман и все Войско рады быть в подданстве у великого государя». 17-го на состоявшейся там же раде «уже обеими сторонами Днепра выбран был в гетманы Юрий Хмельницкий». На ней постатейно утвердили дополненную редакцию договора Запорожского войска с русским правительством (упомянутых ранее «Мартовских статей»). Его новые статьи «говорили: гетман со всем войском всегда должен быть готов на царскую службу. Никакими ляцкими (польскими. — Прим. ред.) прелестями не прельщаться, про Московское государство никаким ссорам не верить, ссорщиков казнить смертью, о всяких ссорных делах писать к великому государю. Без государева приказа на войну никуда не ходить и никому не помогать, чтоб этим вспоможением Войско Запорожское не умалялось, а кто пойдёт самовольством, того казнить смертью». Затем «гетман, старшина и козаки заднепровских полков отправились в соборную церковь и принесли присягу»46. Но эти обязательства и клятвы в верности не спасли Запорожское войско от раскола и междоусобной «Руины».

«И так много крови христианской пролилось нынешним вашим междоусобием , с обеих сторон православные христиане побиты и разорены , а бусурманы были рады»

Боевые действия продолжались на территориях современных Украины, Белоруссии и Литвы. Речь Посполита, заключив в 1660 году мир со Швецией, смогла использовать больше сил против русских войск. Участие в войне против Русского государства Крымского ханства, поддерживавшегося мощью Османской империи, давало противнику значительный перевес. С ним связана неудача в походе из Киева В.Б. Шереметева при поддержке гетмана царского Запорожского войска Ю.Б. Хмельницкого, общая численность сил которых составляла около 30—35 тыс. человек. Им, по утверждению С.М. Соловьёва, осенью 1660 года под Чудновом47 нанесли поражение 60 тыс. крымских татар и 30-тысячные польско-литовские войска во главе с гетманом С. Потоцким. По современным данным, общая численность сил противника составляла свыше 40 тыс. Окружённые близ Чуднова русские ратники и запорожцы под командованием Шереметева предприняли ряд попыток вырваться из окружения48. Но их положение сделало безнадёжным предательство гетмана Ю.Б. Хмельницкого. Он близ местечка Слободищи на реке Гнилопять был блокирован войском Речи Посполитой и со своими казацкими силами перешёл на сторону врага, принял польско-литовское подданство и согласился отдать отчий край полякам, подписал Слободищенский трактат с Речью Посполитой, обязавшись воевать с Русским государством и не нападать на Крымское ханство. Ещё более ослабило русских бегство к врагу по призыву гетмана запорожцев из лагеря Шереметева. В нём «“от пушечной и гранатной стрельбы теснота была великая; с голоду ратные люди ели палых лошадей и мёрли; пороху и свинцу у них не стало”. В таком отчаянном положении Шереметев продержался ещё одиннадцать дней и 23 октября решился вступить в переговоры»49. По их итогам капитулировал.

Казаки Левобережья не признали Слободищенский трактат, вынудив Ю.Б. Хмельницкого бежать на правобережье, где он де-факто стал первым гетманом Правобережной Украины под властью Речи Посполитой. Это увеличило масштаб «Руины» и ожесточение гражданской войны в Малороссии. 11 ноября казаки-перебежчики, которых возглавлял предатель дела отца и выбора Малороссии, гетман-клятвопреступник, «в Корсуни… присягали королю». А «на другой стороне Днепра, в Переяславле… дядя Хмельницкого, полковник Яким Самко вместе с козаками, горожанами и духовенством клялся умирать за великого государя, за церкви божии и за веру православную, а городов малороссийских врагам не сдавать, против неприятелей стоять и отпор давать. Получив от племянника грамоту с увещанием покориться королю, Самко отвечал: “…Я не изменник… мы будем обороняться от наступающих на нас врагов, пока сил станет… хотя умру, а на прелести ваши не сдамся”. Выбранный наказным гетманом Самко в начале декабря прислал сказать в Москву о своей верности… Запорожье было также за царя»50, за единство Малой России с Великой.

В Москве «боялись, что поляки воспользуются чудновскою победою, перейдут немедленно со всеми силами на левый берег Днепра, займут всю Малороссию и двинутся к беззащитной столице царской». Но польское «воинство потребовало жалованья и, не получа его, по обычаю своему, взволновалось, отказалось повиноваться вождям». Правда, «временное облегчение для Москвы последовало только с одной стороны, с юго-запада, …а в Литве и Белоруссии не прекращались наступательные действия врагов, которым Москва при тогдашнем истощении в людях и казне не могла давать успешного отпора. При этом Малороссия не хотела понимать затруднительного положения Великой России и беспрестанно докучала просьбами о присылке войска, которого негде было взять царю»51.

В 1661 году русские войска потеряли Гродно, Могилёв, Вильно и другие города. Их борьбе против Речи Посполитой и Крымского ханства мешало соперничество в казацкой верхушке. «Тяжела становилась для царя смута малороссийская; со всех сторон доносы в измене: кому и чему верить? …к смуте политической присоединялась смута церковная, и в Киеве не было митрополита52… а политические смуты не позволяли приступать к избранию другого митрополита, поднимать вопрос, от какого патриарха зависеть ему — от константинопольского или московского»53. Но «западная сторона не могла воспользоваться смутою, соперничеством между искателями гетманства. Хмельницкий слишком ничтожен, а Польша ослаблена возмущением войска. Только татары напоминали о себе, и не одной Малороссии». В январе 1662 года вторглись в русские белгородские земли и захватили много пленных. Воевода Г.Ф. Бутурлин настиг, разбил их и отбил 20 тыс. пленников. Хан подошёл к Путивлю. Его отбросил воевода И.И. Лобанов-Ростовский. Татары уговаривали «всю Украйну, чтоб она… отдалась в покровительство хана и Порты, которые способны защищать её, тогда как Польша этого сделать не хочет и не может… и если бы не татары, то Польша давно бы уже погибла»54.

С крымско-татарскими войсками Ю.Б. Хмельницкий во главе «заднепрских» казаков около двух лет тщился подчинить себе верных выбору Переяславской рады казаков Левобережья, в октябре—декабре 1661 года, июне—июле 1662 года осаждал Переяславль и в том же июле потерпел поражение от русского войска князя Г.Г. Ромодановского. В январе 1663 года (по данным Соловьёва, в конце 1662 г.) отказался от гетманства и постригся в монахи, находился в униатском монастыре. Побывал в заточении у поляков, в плену у ногаев, крымских татар, турок, в турецко-крымско-татарских войсках участвовал в сожжении Канева, установлении турецкого контроля над правобережными городами Малороссии55.

Избранный гетманом Правобережной Украины П.И. Тетеря просил у польского короля «ратных людей, ибо если хан придёт прежде польского войска, то Украйна распрощается с королём»56, сетовал, что на Запорожское войско надежда слаба.

«В то время как западная сторона переменила гетмана, на восточной по-прежнему продолжалась борьба между искателями гетманства… ведшаяся доносами в Москву». В марте 1663 года царь отправил в Малороссию окольничего князя Д.С. Велико-Гагина (у Соловьёва — Великого-Гагина) «объявить старшине, войску, мещанам и черни, чтоб они учинили… генеральную раду для выбора совершенного гетмана всеми вольными голосами, кто им будет люб, по их стародавным войсковым правам и по переяславским статьям». 18 июня под Нежином рада стала побоищем, «запорожцы Брюховецкого кинулись на приверженцев Самка; …несколько человек было убито; победители запорожцы столкнули Гагина с его места и выкрикнули своего кошевого гетманом». Но Гагин не дал Брюховецкому «утверждения от имени царского». На новой раде приверженцы Самка «перешли на сторону Брюховецкого, провозгласили его гетманом и стали грабить возы своей старшины». После «нового избрания, против которого нельзя было ничего сказать, Гагин» отдал гетманскую булаву Брюховецкому. «Запорожцы праздновали своё торжество трёхдневным убийством: гибли неприязненные Брюховецкому полковники, и их место заступали запорожцы. Новый гетман отправил в Москву благодарственное посольство и… по-прежнему твердил об измене Самка и Золотаренка». Победители войсковым судом «приговорили побеждённых к смертной казни»57 и убили.

« Никакими ляцкими прелестями не прельщаться , про Московское государство никаким ссорам не верить , ссорщиков казнить смертью , о всяких ссорных делах писать к великому государю »

«Таким образом, и прекращение распри между искателями гетманства не обещало продолжительного спокойствия в Малороссии, — подчеркнул Соловьёв, — а между тем Польша оправилась… в Белоруссии и Литве война продолжалась очень неудачно для Москвы»58. Осенью 1663 года Ян II Казимир при поддержке казаков П.И. Тетери в походе на Левобережье занял ряд городов. В начале следующего года осадил Глухов59. Но русская армия захватила инициативу и начала теснить противника. Поляки потерпели поражение под Новгород-Северским, но добились успеха под Витебском. К середине 1664 года в Белоруссии фронт замер по линии Себеж, Витебск, Орша, Могилёв, на Украине военные действия почти прекратились60.

В сентябре 1665 года, прибыв в Москву, гетман Брюховецкий и старшины «били челом, чтоб великий государь пожаловал их, велел малороссийские города со всеми принадлежащими к ним местами принять и с них денежные и всякие доходы сбирать в свою государеву казну и послать в города своих воевод и ратных людей»61. Предложения казаков, поданные письменно («Московские статьи») были приняты, подтвердили права, привилегии казачьей старшины и усилили позиции русских властей на Украине. Царь пожаловал гетмана званием боярина и наследственным владением, многих видных казаков — дворянством и поместьями62.

А на Правобережье после того, как попытки Тетери установить свою власть над Левобережной Украиной закончились в 1665 году его бегством от недовольства казаков в Польшу, чигиринский полковник, генеральный есаул при гетмане Правобережья П.Д. Дорошенко решил «поддаться туркам, чтоб с их помощию вытеснить из Украйны и Москву, и поляков, и быть единственным гетманом на обоих берегах». По договорённости с ним татары двинулись на казацкий табор и после перестрелки вступили в переговоры, заявив: «Если возьмёте в гетманы Дорошенка, которого поставили мурзы, то не станем вас добывать, если же не возьмёте, то сейчас пошлём за ляхами (поляками. — Прим. авт.) и будем вас добывать. Козаки, делать нечего, согласились; приехал Дорошенко и начал приводить их к присяге королю и хану». Затем вместе с татарами «начал наступательное движение на браславского полковника Дрозда, верного Москве»63. Предпринял неудачные походы на Левобережье. В 1666 году безуспешно пытался захватить крепость Кременчуг64.

Польшу, вступившую при Яне II Казимире в полосу системного кризиса, в то время лишил прежних возможностей вмешательства в малороссийские дела рокош Е.С. Любомирского (1665—1666 гг.) — восстание шляхты во главе с коронным гетманом. Оно заставило возобновить переговоры с Москвой «в деревне Андрусове» близ Смоленска. По словам Соловьёва, «13 января… заключалось перемирие на 13 лет, до июня месяца 1680 года»65. Современные источники датируют заключение Андрусовского перемирия 9 февраля (30 января по старому стилю) 1667 года66. «Это перемирие с первого взгляда могло назваться очень ненадёжным… Но к удивлению, война не возобновлялась до второй половины XVIII века, и Андрусовское перемирие перешло в вечный мир с сохранением всех своих условий»67.

По оценке Соловьёва, Русско-польская война 1654—1667 гг. «по важности причин и следствий своих» соответствовала «Тридцатилетней войне и вообще религиозным борьбам, потрясавшим Среднюю и Западную Европу в XVI и XVII столетиях»68, изменила соотношение сил в Восточной Европе. «Андрусовское перемирие служит также одною из граней между древнею и новою Россиею»69.

По его условиям Речь Посполита признала вхождение в Русское государство Смоленска и всех земель к востоку от Днепра, Смоленского и Черниговского воеводств, Стародубского повета, Северской земли с городами, на 2 года — Киева с окрестностями (эти изменения отражены на карте). Но за Речью Посполитой сохранялись Правобережная Украина, Полоцк, Витебск и другие белорусские города, в которых были русские гарнизоны, а Запорожская Сечь оставалась в двойном русско-польском подчинении70. «Вечный мир» 1686 года, заключённый по инициативе Речи Посполитой в Москве, по современным источникам, 26 апреля (6 мая по новому стилю71, в труде Соловьёва — 21 апреля72), подтвердив условия Андрусовского перемирия, навсегда закрепил за Русским государством Смоленск с окрестностями, Левобережную Украину с Киевом, Запорожьем, Северщину с Черниговом и Стародубом.

«На Правобережье, оставшемся в Речи Посполитой, реставрировались старые порядки, усилился социальный и религиозный гнёт, — отметил Президент России В.В. Путин в статье “Об историческом единстве русских и украинцев”. — Левобережье, земли, взятые под защиту единого государства, напротив, стали активно развиваться. Сюда массово переселялись жители с другого берега Днепра. Они искали поддержки у людей одного языка и, конечно, одной веры»73.

Итоги Русско - польской войны 6 — 66 гг . Из кн .: Курбатов О . А . Русско - польская война 6 — гг . М .: Руниверс , . Картограф Н . В . Гончаров
Итоги Русско — польской войны 6 — 66 гг . Из кн .: Курбатов О . А . Русско — польская война 6 — гг . М .: Руниверс , . Картограф Н . В . Гончаров

Русское государство сохранило Левобережной Украине с Киевом и окрестностями автономию, прежние самоуправление, порядки, правовые нормы и вольности — права и привилегии, гарантированные договорами гетманов с русским правительством. А преданная своими гетманами Правобережная Украина переходила то под турецкое, то снова под польское господство, ущемлённая в правах иноземными владыками, несла людские и материальные потери, то лишалась автономии, то вновь получала её74.

Соловьёв в своём труде не только представил ценнейшую информацию, но и сделал ряд выводов. В их числе ответ на вопрос: могло ли Русское государство полнее отстоять выбор украинского народа — единство Малой России с Великой, не допустить разделения Украины?

« Вечный мир » 1686 года навсегда закрепил за Русским государством Смоленск с окрестностями , Левобережную Украину с Киевом , Запорожьем , Северщину с Черниговом и Стародубом

Историк констатировал: война, начатая для Малороссии, довела «Московское государство до крайнего истощения… внутри бедствия физические, истомление народа <…> Бедное государство истощило свои средства, чтобы приготовиться к войне… затем язва (чума. — Прим. авт.), шведская война, малороссийские волнения», нападения крымских татар, усиленных мощью Османской империи. «Казна истощена вконец, ратные люди бегут от голоду и холоду; попробовали прибегнуть к кредиту, но медные деньги упали в цене, и московская чернь… подняла бунт75… надобно удивляться, как бедное государство могло выдержать такой ряд ударов, ряд войн? …иностранцы удивлялись, как могло Московское государство так скоро оправляться после поражений, подобных конотопскому, чудновскому?»76.

Факты доказывают: Россия, едва оправившаяся от разорения и бедствий Смутного времени, ценой огромных лишений и напряжения своих сил отдала войне в защиту выбора Украины всё, что могла, — необходимые ей самой ресурсы и жизни множества русских ратников. На большее у неё не было ни средств, ни сил.

Наряду со всеми другими факторами (внутри- и внешнеполитическими, ограниченными возможностями Русского государства, его технико-экономической, социальной отсталостью и т.д.) на ход и исход войны повлияло состояние русского войска. Соловьёв в своём труде показал роль и значение важнейших элементов военной организации Русского государства, анализ которой авторы этих строк представили в опубликованной ранее статье, общедоступной на сайте журнала77. Дополнив его схемой, кратко упомянем, что качественное состояние русской армии определяли её старая часть — поместная (конница), а также полки Стрелецкого войска и «нового (иноземного) строя», солдат в пехоте, рейтаров, гусар и драгун в кавалерии, численность которых была слишком мала для обороны страны. Результаты боевых действий свидетельствовали о необходимости реформы армии. Эту идею в ходе войны выдвинул государственный деятель и дипломат А.Л. Ордин-Нащокин, предложив замену «старинной дворянской конницы даточными78 конными и пешими людьми»79, а также создание постоянных войск: «Надобно знающим полководцам быть по рубежу, рати держать в строеньи и от крови сдерживать, чтоб миру место было, а не разрушение, не всю войну вести»80. То есть, предложил создать регулярную армию. Но Русскому государству было не под силу содержать её. Как заметил Соловьёв, для этого «в Москве не было ещё ни средств, ни понимания»81.

Одним из главных препятствий полной реализации решения украинского народа о воссоединении Малой России с Великой стала «Руина», украинская гражданская война, развёрнутая казацкой верхушкой, суть и результаты которой отражает однокоренное украинское слово «руйнування» — разрушение, разорение, развал.

Русское государство вступило в Освободительную войну украинского и белорусского народов, превратив её в Русско-турецкую, после громогласных массовых клятв малороссов во главе с их вожаками в верности своему выбору, единству двух Россий — Великой и Малой, нашему общему государству, и в том, что они будут, не щадя себя, всеми силами отстаивать выбор народного большинства Украины, в котором у него не было «никакой причины раскаяться». Но меньшинство — казацкая верхушка рвалась к господству любой ценой, включая уничтожение соотечественников, разорение и порабощение отчего края иноземными захватчиками. И в любой роли — вассалов крымского хана и османского султана, «в виде шляхты польской под руководством сенатора Выговского или в виде дворянства московского под руководством боярина Брюховецкого… имея в виду только собственные выгоды». А «козачество требовало равенства, с ненавистью смотря на людей, которые, вышедши из его рядов, павлинились в дворянском или шляхетском звании». Города ненавидели «козаков и старшину их, одинаково для них тяжёлых» из-за разорительных поборов. Высшее духовенство «ставило себя в ложное положение… отвергая православную Москву и приклоняясь к латинской Польше, — положение, которого большинство народное не могло долго ему позволить. Так раздиралась Малороссия внутренно…»

Раскол, начатый клятвопреступником И.Е. Выговским, развернувшим междоусобную «Руину», довершил предатель дела отца Ю.Б. Хмельницкий; окончательно его оформило административно-политически — избрание гетманом Правобережной Украины П.И. Тетери. И татары без труда силой оружия заставили казаков Правобережья признать гетманом правобережного «осколка» своего ставленника П.Д. Дорошенко. Гетманы-предатели в борьбе за своё господство против выбора народного большинства Украины отдавали её на разграбление и под власть иноземных захватчиков — поляков, татар, турок и вместе с ними опустошали отчий край, проливали реки крови соотечественников — и несогласных, и своих сторонников, которых бросали в братоубийственную бойню.

Защиту Левобережья, верного выбору народного большинства, ослабляла борьба казацких старшин за власть. Гетманство избранного на Левобережной Украине в июне 1663 года И.М. Брюховецкого началось уничтожением соперников и их сторонников. А когда недовольство соотечественников вылилось в открытые выступления против него, для сохранения своей власти Брюховецкий совершил предательство, в феврале 1668 года начал мятеж против России, чтобы отдать Левобережье под владычество турецкого султана. Но казаки убили гетмана-изменника82.

Россия , едва оправившаяся от разорения и бедствий Смутного времени , ценой огромных лишений и напряжения своих сил отдала войне в защиту выбора Украины всё , что могла , — необходимые ей самой ресурсы и жизни множества русских ратников

Позиция казацкой верхушки Левобережной Украины влияла на левобережное казачество, уменьшая его вклад в защиту выбора народного большинства, «доходы малороссийские собирались на жалованье войску, козакам; но вот в Москве узнают, что доходы собираются вовсе не на жалованье козакам, которые, не получая этого жалованья, охладели к службе; из Малороссии, для которой начата была тяжёлая война, доведшая Московское государство до крайнего истощения… беспрестанно приходят требования, чтоб войска царского величества шли на помощь против ляхов, изменников западной стороны и татар. Московское государство, которое начало войну в надежде действовать против Польши дружно с двух сторон, из двух Россий, должно теперь растягивать свои силы для защиты громадной пограничной линии, тогда как этих сил недоставало и для защиты приобретённого в Белоруссии и Литве. У преемника Богданова (Богдана Хмельницкого. — Прим. авт.), у гетмана славного Войска Запорожского, было ничтожное число козаков, с которыми он не мог ничего предпринять»83.

Кроме того, верхушка Левобережной Украины дискредитировала её казачество перед Москвой, сеяла недоверие к нему: «…и старшина светская, и старшина духовная твердили московскому правительству, что измена господствует в Малороссии, что козаки шатаются, положиться на них ни в чём нельзя: при первом появлении неприятеля, ляхов, передадутся к ним»84.

«Общество малороссийское вышло слишком юно на сцену, когда история решала самые важные для него вопросы, — резюмировал Соловьёв. — Отсутствие внутренней сплочённости, разброд составных начал… и вражда… условливали слабость страны, не дозволяли ей не только независимого, но и своеобразного политического существования. Отсюда эта шатость, колебание… Почти вся вторая половина XVII века представляет смутное время для Малороссии, подобное Смутному времени Московского государства в начале века: та же шатость, та же темнота, отсутствие ясно определённых целей и отношений, дающих твёрдость человеку и обществу… Но в Московском государстве печальная эпоха была непродолжительна». А «несчастная Малороссия шаталась очень долго, шаталась и между поляками, и между турками. Уже не говоря о том, какой материальный ущерб понесла она от этого, как Заднепровье (Правобережье. — Прим авт.) было вконец опустошено и сильно досталось и восточной стороне, не говоря уже о материальном вреде, мы не можем не указать на вредное нравственное влияние, которое должно было испытать народонаселение страны от этой долгой шатости, долгой смуты; не можем не указать, как вредно должны были действовать эти явления на характер народа, расшатывая общество все более и более, ослабляя общественный смысл у народа, отучая его от общественных приёмов, отучая его ходить твёрдо, смотреть прямо в лицо окружающим явлениям, укореняя вредную привычку не верить никому и вместе верить всему и носиться в разные стороны по первому слуху. Общественное развитие было задержано; общество продолжало обнаруживать черты детства… Андрусовское перемирие не могло прекратить смуты в Малороссии»85.

Соловьёв подытожил свой вывод словами: «Последующие события XVII и даже XVIII века должны подтвердить правду сказанного»86. К ним с душевной болью за братский народ добавим: и события «Руины» XXI века — современной трагедии Украины тоже…

Казаки Левобережья ошибались в выборе вожаков и слепо доверялись гетманам-предателям, расколовшим Украину и отдавшим правобережный «осколок» под иноземное господство. И стали их соучастниками, марионетками и жертвами «Руины», братоубийственной гражданской войны против выбора украинского народа за его порабощение. Современная Украина совершила аналогичные роковые ошибки. Слепо доверилась последышам87 гетманов-предателей, которые отдали в вассальную зависимость, под полные контроль и управление Запада свою страну и, усердно реализуя западный проект превращения Украины в «анти-Россию», ввергли её в новую кровавую «Руину». Результаты этих роковых ошибок украинского народа и предательства его элитой национальных интересов ёмко охарактеризовал Президент России В.В. Путин в статье «Об историческом единстве русских и украинцев» и отразил позицию нашего народа и государства: «Россия сделала всё, чтобы остановить братоубийство… Россия открыта для диалога с Украиной и готова обсуждать самые сложные вопросы. Но нам важно понимать, что партнёр отстаивает свои национальные интересы, а не обслуживает чужие, не является орудием в чьих-то руках для борьбы с нами… Убеждён, что подлинная суверенность Украины возможна именно в партнёрстве с Россией. Наши духовные, человеческие, цивилизационные связи формировались столетиями, восходят к одним истокам, закалялись общими испытаниями, достижениями и победами. Наше родство передаётся из поколения в поколение. Оно — в сердцах, в памяти людей, живущих в современных России и Украине, в кровных узах, объединяющих миллионы наших семей. Вместе мы всегда были и будем многократно сильнее и успешнее. Ведь мы — один народ… Россия никогда не была и не будет «анти-Украиной». А какой быть Украине — решать её гражданам»88.

Эти неизменные убеждения и позиция народа России доказаны всей нашей общей многовековой историей, его неисчислимыми жертвами ради интересов народа Украины и наших общих интересов. В том числе событиями XVII века, освещёнными в статье. Чем ответит украинский народ на братские чувства и стремление России содействовать восстановлению независимости, укреплению суверенитета и реализации коренных национальных интересов Украины, покажет время…

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Соловьёв С.М. История России с древнейших времён в 18 кн. Кн. 5. М.: Мысль, 1990. С. 578.

2 Переяславская Рада 1654 // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ).

3 Там же.

4 Подробнее см.: Освободительная война украинского и белорусского народов 1648—54 // БРЭ ЭВ.

5 Там же.

6 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 5. С. 564, 565.

7 Там же.

8 Переяславская Рада 1654 // БРЭ ЭВ.

9 См. например: Русско-польские войны 17 в. // БРЭ ЭВ.

10 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 5. С. 597.

11 Там же. С. 573, 574.

12 Переяславская Рада 1654 // БРЭ ЭВ.

13 Подробнее см.: Мартовские статьи 1654 // БРЭ ЭВ.

14 Ертаул, ертоул, артаул, ертаульный полк, организационная и тактическая единица русского поместного войска XVI—XVII вв. из конницы. Место в походном порядке — 6 переходов впереди главных сил. Задачи — дальняя разведка противника и путей выдвижения войска, при расположении армии на месте — охранение. В бою (сражении) место в боевом порядке определял командующий. См.: Ертаул // Портал Минобороны РФ: https://encyclopedia.mil.ru.

15 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 5. С. 600, 601.

16 Подробнее см.: Русско-польские войны 17 в. // БРЭ ЭВ.

17 Магдебургское право — право города на самоуправление и суд, земельной собственности и освобождение от большей части феодальных повинностей. См.: Магдебургское право // БРЭ ЭВ.

18 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 5. С. 603, 604.

19 Там же. С. 604, 605.

20 Сидорчик А. «Моровое поветрие» // Аргументы и факты. 2020. 3 апреля. Интернет-ресурс: https://aif.ru.

21 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 5. С. 604, 605.

22 Там же. С. 614.

23 Там же. С. 617

24 Там же. С. 617, 618.

25 Там же. С. 623.

26 Виленское перемирие 1656 // БРЭ ЭВ.

27 Русско-шведские войны // БРЭ ЭВ.

28 Руина // Энциклопедический словарь. Издатели: Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон (ЭСБЕ). В 86 т. Т. XXVII (52). СПб.: Издат. Дело, быв. Брокгауз-Ефрон, 1899. С. С. 252.

29 «Руина» // БРЭ ЭВ; Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 1860—1914 гг. // Интернет-ресурс: https://runivers.ru.

30 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. М.: Мысль. 1991. С. 12—14.

31 Там же. С. 26—29; Выговский // БРЭ ЭВ.

32 Мясников В. Настоящими героями Конотопского сражения стали русские воины // Независимое военное обозрение. 2008. 21 марта. Интернет-ресурс: https://nvo.ng.ru.

33 См.: Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 32, 33; Выговский // БРЭ ЭВ.

34 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 48, 49.

35 Конотопское сражение // БРЭ ЭВ.

36 Мясников В. Указ. соч.

37 Соловьёв С.М. Кн. 6. С. 50.

38 Бабулин И.В. События под Конотопом летом 1659 года // Военно-исторический журнал. 2009. № 7. С. 39, 40.

39 Там же; Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 50.

40 Там же. С. 52.

41 Там же.

42 Там же. С. 52, 53.

43 Там же.

44 Выговский // БРЭ ЭВ.

45 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 53, 54.

46 Там же. С. 54—56.

47 Там же. С. 84—87.

48 См.: Русско-польские войны 17 в. // БРЭ ЭВ.

49 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 86—88.

50 Там же. С. 86, 91—93.

51 Там же. С. 95, 96.

52 Избранный киевским митрополитом в 1657 г. собором южно-русских иерархов Дионисий Балабан дал обет «быть под великой государской рукой», но изменил вместе с Выговским, выехал в Чигирин и оставался в сане лишь номинально См.: Балабан // ЭСБЕ. Т. IIa. СПб: Семёновская типо-литография (И.А. Ефрона), 1891. С. 779.

53 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 100, 101.

54 Там же. С. 90, 102.

55 Там же. 6. С. 105—107; Хмельницкий Юрий // БРЭ ЭВ.

56 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 107.

57 Там же. С. 112—114.

58 Подробнее см.: Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 107—115.

59 Русско-польские войны 17 в. // БРЭ ЭВ.

60 Русско-польская война 1654—67 // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 7. М.: Воениздат, 2003. С. 317.

61 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 140.

62 Брюховецкий // БРЭ ЭВ.

63 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 144.

64 Дорошенко // БРЭ ЭВ.

65 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 168, 173.

66 См. например: Андрусовское перемирие // БРЭ ЭВ.

67 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 180, 181.

68 Там же. С. 179.

69 Там же. С. 180, 181.

70 См.: Русско-польская война 1654—67 // ВЭ. Т. 7. С. 317; Андрусовское перемирие // БРЭ ЭВ.

71 Там же.

72 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 7. С 363.

73 Путин В.В. Об историческом единстве русских и украинцев // Официальный сайт Президента РФ. 2021. 12 июля: http://www.kremlin.ru.

74 Подробнее см.: Левобережная Украина // БРЭ ЭВ; Правобережная Украина // Там же.

75 Медный бунт 1662 г. в Москве, связанный с обесцениванием медных денег, расстройством товарно-денежных отношений и обнищанием. См.: Медный бунт 1662 // БРЭ ЭВ

76 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 182, 190, 584.

77 См.: Лосик А.В., Щерба А.Н. «Служба мечом считалась честнее службы пером» // Военно-исторический журнал. 2021. № 3. С. 13—21. Интернет-ресурс: http://history.milportal.ru.

78 Даточные люди — пожизненно военнообязанные в Русском государстве в XVI—XVII вв. Выставлялись городским и сельским населением для службы в военное время. После похода распускались по домам до нового призыва. С середины XVII в. в составе полков «нового строя». См.: Даточные люди // Портал Минобороны РФ.

79 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 47.

80 Там же. С. 47.

81 Там же. С. 46.

82 См.: Брюховецкий // БРЭ ЭВ.

83 Соловьёв С.М. Указ. соч. Кн. 6. С. 182.

84 Там же. С. 183.

85 Там же. С. 183, 184.

86 Там же. С. 184.

87 Последыш — в значении последний сторонник чего-нибудь отсталого, реакционного (презрительное). См.: Ожегов С.И. Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М: А ТЕМП, 2006. С. 568.

88 Путин В.В. Указ. соч.

Иллюстрации с сайтов: aria-art.ru; design-formula.ru; zen.yandex.ru; new.runivers.ru; budgettravel.by